Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Обрядовое представление «пространства смерти»




Путь, который сам по себе является метафорой испытания умершего, в случае благополучного совершения приводит на тот свет, онный свет (Печора), в забытной рай (влад.), сны забудущие (олон.). В семантической связи с этими терминами находится вырий (вирай) укр., черниг., полт., харьк., полес. теплычина (ю.-зап.)[37]. «14 сентября птицы и гадюки уходят в Вырий. Змеи лезут в Вырий по деревьям. Кукушка —ключница Вирая» [Календарь 1894,311], ср. постоянную связь кукушки со смертью в плачах и приметах, а также мифологическую метафору зима~смерть.

Здесь мы сталкиваемся с рядом противоречивых свидетельств о расположении «того» света Териоморфное представление области смерти, обычное в загадках («Все видала, всего много едала» [Худяков 1861,109]; птица, клюющая «ягодки спеленьки, зреленьки, недаспеленьки» [там же, 108]), для погребального обряда несущественно. Этот мотив можно проследить только в рассказах об «обмирании»: «Пудвели мяне к ями. -Глянь сюда! И там адны ребры. Мине вребры пихнули» (пинек. [Булгаковский 1890,190]).

По данным обряда можно заключить, что онный свет расположен:

1.Под землей, около могилы. С этим связан обряд «кормления могил», зарывание вещей в землю; запрет на плачи — «а то глубже уйдут».

2. В высотах. Такие действия, как печение «лесенок», вывешивание веревок на могильных деревьях, имеют целью помочь душе взойти на небо. Формула прощания со «святыми дзядами»: «Ляцице ж цяперь до сябе... А лепий, ляцице до неба» [Шейн 1890,597].

3. В пространстве избы: в печи, в печной трубе и др. Для обрядовых действий актуально (независимо от дальнейшего распределения пространств жизни и смерти) создание в новом пространстве дома для умершего. Эту функцию выполняет прежде всего гроб и могила (подробнее см. главы 2 и 5).

С представлением о смерти — загробном мире и состоянии умершего — устойчиво связан мотив сна: см. в плачах «просонье вековешное», «сны забудущие», перк. успение 'кончина'. Обряд противопоставляет смерти-сну ритуальное бдение (две или три ночи при покойном) — ср. др.-рус. бъдынъ; «Детям нельзя спать, нужно разбудить их при выносе» (блр. [Никифоровский 1897,290]). С бдением соотносится стояние (сохранение вертикального положения): при выносе поднимают скот; поминальную трапезу (или часть ее) справляют стоя.

Второй день после погребения имеет широко распространенную терминологию «пробуждения»: блг. розбуд, полес. побужати покойника и др.

Магические действия против бессонницы осуществляют обращение к смерти: например, следует поглядеть в погреб или деготь [Бурцев 1902,3]. В связи с погребом можно вспомнить его разнообразную отмеченность в обрядовой реальности и в поверьях. Так, поэтическое именование смерти в северных плачах — погреба глубокие. Ср. также старый обычай хоронить некрещеных детей в подполье дома, в голбце (знаменательно, что тем же словом голбец называются древние севернорусские надгробные сооружения в форме дома). В традиционных толкованиях сон о погребе (о заглядывании или спуске в погреб) предвещает смерть.




Близок погребу в этом значении колодец. Вот записанный в Полесье рецепт от бессонницы: «Як ночници, то трэба до сходу сонца подывытися в колодяз на свою тинъ, побачить свою тинь в води» (волын. [ Атлас, 147])[38].О колодце как одном из входов в загробный мир (в ряду с такими входами, как печь, дерево, талая вода и др.) и о тени (или отражении) как о двойнике человека, его душе еще будем говорить в дальнейшем.

В связи с метафорой смерть-сон чрезвычайно интересно обращение к традиционным колыбельным. Связь фольклорной колыбельной с символикой смерти несомненна; несомненна и универсальность этой связи в человеческой культуре. Магическая исходная прагматика колыбельной — усыпление ребенка, т. е. отправление его в «иной мир» или вызывание гостей из этого мира к его колыбели. Славянские колыбельные знают обширный круг таких «гостей», которых приглашают «ночевать» и убаюкать (или утащить) ребенка: это кот, волк («серенький волчок» в русских колыбельных, две волчицы — в южнославянских), птицы («гули»: ср. птиц, прилетающих «за душой» в поверьях и духовных стихах) и более конкретно — утка (ср. загадку о смерти: «Сидит утка на тату-плату») и др. Все эти персонажи славянской колыбельной принадлежат к семантической сфере смерти и присутствие их в обряде всегда значимо.



Итак, жизнь и смерть противопоставлены как бдение и сон - и соответственно, как день/ночь, свет/тьма, солнце/луна (солнце светит живым, луна мертвым — ср. изображения на сербских стелах).

Смерть как разделение души и тела. Тело в его отношении к смерти (ноги, руки, глаза, ногти, волосы, навья кость и др.). Представления о душе. Душа, дух, пара, тень, мерка, двойник

Мы говорили о погребальном обряде как обряде перехода Необходимо выяснить, как, собственно, представляет обряд человека, совершающего этот переход: какая часть его существа уходит в мир «дедов» или «душ» — и какая должна быть предана земле, уничтожена. Речь идет о смертном и бессмертном в человеческом существе как это представляется в традиционной славянской картине мира. Одна из функций обряда состоит в окончательном разделении этих частей, души и тела, которое начинается с «выхода» души из тела (см, далее об особых актах, призванных помочь этому выходу в случае «трудной смерти»). В древнейших формах обряда мы встречаем действия, которые можно определить как «убийство тела умершего», уничтожение смертной части человека В позднейшем обряде такого рода обрядовое уничтожение — точнее, порча тела (перерубанне и т. п.) — распространяется только на «нечистых», «ходячих» покойников.

Традиционные представления о теле очень сложны. Мы коснемся только некоторых из них, существенных для обряда. В теле как смертной половине человека, сохранение которой после кончины вредоносно и опасно для живых (ср. характерный термин «заложного» — блг. плътеник), обрядовые действия и поверья выделяют некоторые части как «бессмертные» — или, что то же, уже при жизни принадлежащие смерти. Это прежде всего касается костей, волос, ногтей, зубов. Особенно отмечены обрядовыми действиями ногти. По отсутствию ногтей узнается вампир; во время обмирания душа уходит под ноготь; ногти собираются и полагаются в гроб. «Мертвые встанут после трубы Михаила, выгребаясь из могил ногтями, собранными при жизни» (орл [Трунов 1869, 41]); «Ногти нельзя бросать небрежно, бросать в печь. Следует класть остриженные ногти за пазуху: когда на том свете заставят собирать срезанные при жизни ногти — найдешь их при себе» (витеб. (Никифоровекий 1897, 78J); «Волосы и ногти берегут в особом месте, так как на том свете в каждом волоске потребуют отчет. Некоторые тотчас сжигают их» (сев. [Бурцев 1902, II, 163]). Обширный материал поверий, связанных с ногтями и волосами (см. [Успенский 1982,110]). Что касается зубов и костей, их связь с загробным миром отражает медицинская магия: заговоры от зубной боли, как известно, апеллируют к «мертвому телу» (и к месяцу); мотивация многих поминальных действий — «от ломоты костей», «не то будут кости ломить».

Обрядовые действия выделяют также пятки (ноги) и мизинец руки, обычно левой. «Колдунам подрезают пятки и туда набивают щетины», сарат. [Зеленин 1914-1916,1252]; пяток (или ног) покойного касаются, чтобы не бояться (чтобы забыть) (с-рус); в «жартах з трупом» бьют по пяткам и щекочут; в «забавах при вмэрци» участников игр бьют по пяткам (например, игра «коваль») (ясел. [Гнатюк 1912, 210 и др.]); пятки отрезают, чтобы «не повампирился» [Пирински край, 416; Доб-руджа 1974,290]. Тема пяток и ног, видимо, связана с мотивом пути и хождения[39].

С семантикой пути-ног связаны обрядовые предписания погребальной обуви. Один из ее терминов босовички (костр. [Смирнов 1920, 104]) как будто подтверждает мнение А. Фишера о том, что изначально славяне хоронили умерших босыми (объяснение этому можно косвенным образом увидеть в «железных башмаках» волшебной сказки, не износив которых герой не достигает цели)[40]. Ср. запрет ходить босыми при мертвеце [там же, 8]. Известен, однако, и противоположный обычай: в гроб кладут еще и запасную пару обуви [там же, 12]; а также компромиссный: бедных кладут в чулках, богатых — в черевичках (курск. [Гнатюк 1912,411]). «Смягченный» вариант босоты—обувь без подков, «чтоб тихо ходить» (снят, [там же, 329]). В некоторых современных вариантах обряда обувь должна быть особой — «бареточки» (влад. [Завойко 1914,93]), в других — обычной и даже соответствующей сезону: «Зимой смекают валенки положить, летом тапочки» (арханг., запись Т. А. Тюриной)[41].

Руки-ноги. Обрядовые установления выделяют руки и пальцы (особенно мизинец). «У опиря душа в левом мизинце» (снят. [Гнатюк 1912, 300], за палец тянут, чтобы «вочи заслипиць» (закрыть глаза); мизинцем умершего сводят «червоные пятна» (родимые) (гом. [Се-дакова 1983, 25]), лечат зубную боль. Ср. интерпретацию В. Я, Проппа: «Отрубление пальца — знак смерти» [Пропп 1946, 78]. См. широко распространенный славянский обычай перевязывать (связывать) руки и ноги покойника (красными) лентами. Символика рук и ног, акцентированная обрядовыми действиями, вероятно, универсальна: «Рука человека — начало его, а конец — пята его» (3 Ездры, 6,10]. Возможно, с этой символикой связаны гипертрофированные руки человеческих изображений на архаических славянских стелах (см. [Белецкая 1978,179][42].

Также обрядовыми актами и терминологией («вóчи промывáцъ», «вóчи заслипúцъ» и др.) выделены глаза. Известны древнейшие славянские стелы с изображением глаз или глаз, превращающихся в листья растений [Толстой 1985, 86]. Глаза в этом случае, как и рука (см. выше) — метафора всего человека. О символике глаз и зрения, выраженной также и в том, что самое частое наказание за неурочное прядение, тканье, шитье, плетение, витье — слепота [Успенский 1982, 176-177], см. ниже.

С такими «нетленными» частями тела, как ногти и волосы, связана и навья кость. Аналогичные славянским представления о навьей кости известны балтийской традиции. Навья кость (калуж., ворон.), нáвить кость (курск.), навья косточка (смол.), новская кость (ряз.), иначе нáростенъ (чернит.), мертвая кость, сухая кость, могильная кость (костр.) может обозначать: косточку плюсны; подкожный жировой шарик, опухоль, затвердение, нарост на коже. Ее свойство — не гнить в могиле и не обладать чувствительностью в живом теле. Она появляется в результате нарушения запретов, связанных с похоронами и поминками: если лазить через ограду во вторник Фоминой недели (поминальной) [Зеленин 1914-1916, 577]; если работать в Новской вторник [Семенов 1898, 231]; если в окно посмотреть на мертвеца, а потом взяться рукой за какую-либо часть тела [Абрамов 1905, 549]; если перейти дорогу похоронной процессии [Гнатюк 1912,413]. Излечивается она также путем контакта с «загробьем»: могильной землей с могилы тезки [Смирнов 1920,24]. Ср. невидимую кость, заключенную в кошке, которая делает человека невидимкой (Бурцев 1902, 73), и по-другому воплощающую мотив видимости-невидимости: кость, черезкоторую можно увидеть дедовна поминках(полес- [ПА-74]).

Оппозиция видимого/невидимого, важнейшая для славянских представлений жизни/смерти, существенна для определения души, духа. пара, сянки — бессмертного начала в человеке по славянским поверьям. Душа, как и души — 'умершие', прежде всего невидима Она может скидываться, припадать в какое-то существо (из круга животных, птиц и насекомых с хтонической символикой): в коня, в синюю утку, в зеленую муху, в бабочку, в птицу или какой-то род птиц особенно[43], в мышь (см. запись автора в Полесье, как при глубоком сне учеловека из горла выбегает мышь [Седакова 1983, 256]), в лум, кривое дерево, нагнувшееся над водой [Богатырев 1919,279], в скрипучее дерево [Никифоровекий 1897,131]. Но в теле живого человека она скрыта: см. укр. косов. сукровище — 'душа' [Гнатюк 1912,253]. Этимологическая семантика славянского кровь (кры, *kru-) 'скрытое', указывает на возможность отождествления души и крови (или нахождения ее внутри крови, совпадающее с библейской традицией) именно по признаку тайного, невидимого, скрытого. Ср. польск: jesli dusza jest, to krew zyva [Moszynski 1967,599].

Славянские поверья, впрочем, помещают душу и в другие места: в сердце, в голову (ср. обряд прокалывания сердца и отрубания головы у упырей), в зрачок, в печень, в душник (ямочку на горле), «под правую мышку» и др[44]. Сами именования дух, душа, пар указывают на отождествление «духовного начала» с дыханием. Душа покидает тело с последним вздохом — или же с последней слезой: «дыхне два раза, слёзки выкоцять з очей», гом. [Седакова 1983, 261]. Отождествление «выхода души» с «выкатыванием слезы» (ср. олонецкий плач: «Выкатилось зреньице да смотреньице / Из белых ясных очей» [Малиновский 1909, 43], говорит о представлении души как зрительной силы (см. ниже мотив слепоты). В связи с «душой»-дыханьем и «душой»-слезой см. обрядовые акты кидания земли на могилу, подышав на нее (блг. ), или же бросание туда «слезных платков» (с -рус).

Сложен вопрос о единственности или множественности представления души у славян. Довольно часто встречаются парные названия для невидимой части человека: душа и дух («Одним духом живут разбойники, душа их уже вызвана в ад», купян. [Иванов 1900]); душа и пара («Бо як не прыйдешь на Купала, так выйде з тебе душа и пара»), душа и сянка (при глубоком сне сянка уходит, блг. [Мариноз 1981, 322): душа и ангел умершего (до 40-го дня ангел умершего остается в доме [Бурцев 1902, П. 136]). Одно из этих двух начал может отсутствовать у определенных существ: у нечестивых (как в приведенном выше примере); у женщин (у женщин только голик [Moszynski 1929, II299] «у бабы не душа, а пар» [Куликовский 1890,49]);у некрещеных, у скота. В противоположность иерархии «духа» а «души» в церковной доктрине, народные представления высшим принципом считают душу: именно ее недостает «неполноценным» живым существам. Дух. дыхание имеет значениеприблизительно жизненной силы: «Уяго саусим духу нима», т. е. он близок к смерти [Демидович 1896,2,135].

Сложно выяснить отношения души и тени (блг. сянка, укр. тiнь блр. мара тень умершего' [Moszynski 1967, П, 586]). По своей семантике тень близка отражению (см. магические действия с отражением, запреты видеть свое отражение в том или ином случае: например, повсеместно распространенный обычай завешивать зеркала в доме умершего сразу же после смерти)[45].

Славянский материал дает возможность говорить о росте человека (т.е. мерке, снятой с него) как варианте тени и отражения: см. многочисленные обрядовые действия с меркой, направленные на ее уничтожение или, наоборот, сохранение для магического потребления, например, в пчеловодстве и др.; интересен западноукраинский материал, где мерку воплощает свеча в рост покойного, карп, сточок (подробнее см. словарную статью «Гроб») см. также в необрядовую магическую медицину, связанную с меркой: «во время припадка падучей (которая имеет название божье)тулье к. — ср. божя 'смерть') бального измеряют ниткой. В сырой земле копают могилу на полтора аршина Разрывают на больном рубаху и вместе с этой ниткой хоронят» [Бурцев 1911,26].

Можно, как нам кажется, предложить объяснение этих двух душ как низшей (тень, рост, отражение, дух) и высшей (душа); соответственно, одной, близкой к телу и являющейся как бы его образом, обобщением, жизненным принципом — и другой, относящейся к сфере «бессмертного» или «смерти». «Первая» душа, тень, двойник, мерка, уничтожается в ходе обряда, как и тело. Оставшись в области живых, она превращается в воплощение самой смерти. Или иначе, она должна последовать за душой (ср.: после второго захоронения уходят и душа и сянка [Маринов 1981,321]). Трудно умирающий человек раздваивается (блг. комр. разполовява се). Интересен термин пара 'душа' (другие значения: 'пар', "влажный воздух'; 'слово' — «ни пары з уст» [Даль]; 'призрак, ходящий по кладбищу, белый туман, который ударит того, кто его встретит', полес [ПА-76]). Как дух, душа, термин этот, связанный со значением 'воздух', "дыхание'[46], позволяет предположить и другую, если не научную, то народную этимологию, связывающую его с омонимом пара 'двойка, чет'. В таком случае в паре оказалось бы отраженным представление души как двойника, несомненное в случае тени и отражения. В. Я. Пропп описал представление смерти в архаическом сознании как похищения, причем «похититель души — одна из душ мертвеца» [Пропп 1946,229].

Сербские исследователи сообщают о древней идее двух душ, доброй и злой, для каждой из которых создается посмертный дом на могиле: для доброй — в головах, для злой — меньший в ногах (или же: для доброй — справа, для злой — слева) [Дудич. 1995,97-98].

Как бы то ни было, неопределенность представлений о душе и ее составе в позднейших славянских поверьях не позволяет настаивать на какой-то одной окончательной интерпретации. Можно отметить только дурное значение удвоенности души или жизненной силы: из них следует посмертное хождение — ср. такие термины заложных, как укр. горл, дводушник, двудомных, атакже представление об опасности тех, у кого два чуловiчка (два зрачка) в глазах (= две души) закарп. [Богатырев 1971, 712], o двужильных (людяхили лошадях, которые после смерти тянут за собой других).

Семантика двух (точнее, двух на месте одного) вообще связана в поверьях со смертью; см. запреты, неисполнение которых грозит смертью: нельзя мести пол в два веника; нельзя двоим макать вместе в солонку; нельзя крестить двух детей в одной купели (один из этой пары умрет) (костр. [Смирнов 1920,3]). Два яйца в день у курицы — к смерти кого-нибудь из домашних, витеб. [Никифоровский 1897,169]. Один из способов избавиться от навьей кости: «Когда двое едут на одной лошади верхом, подстеречь и сказать: „Вас двое, возьмите к себе третью — навью кость"»[Ворон, сб., 298]. Ср. архаическое поверье о двух домовых в каждом доме (полес. [Атлас, 120]). Семантика двух (пары) связана с привычной ассоциацией чета и смерти в предписаниях обряда (иногда настаивающего на чете — блюд, исполнителей акта и т.п.; иногда, напротив, запрещающего чет: «коб не до пары»,полес). В церковных православных обрядах за упокой ставится четное число свечей, во здравие — нечетное.

Невидимость того, что переживает смерть тела, как мы отмечали, несравнимо важнее для представления души у славян, чем «нематериальность». Мы не можем, собственно, говорить о нематериальности души, как она представлена в обрядовых действиях и поверьях. Погребальный и поминальный обряды изображают потребности «душ» вполне материальными: это еда и питье («кормление могилы», помещение хлеба в гроб и на окно после погребения — «для души», отливание кушаний на поминальной трапезе в отдельный сосуд для умершего и др.); одежда (вкладывание в гроб запасной одежды); тепло (см. ю.-рус. обряды родителей греть); омовение («мертвые моются четыре раза в году» [Шейн 1890,609]; ср. устройство реальной или символической бани в поминальные дни); посещение своей церкви (с пятницы на субботу, ночью — см. [Седакова 1983,260]). Эти действия они совершают невидимо для живых (видеть их запрещено), но результаты посещения оказываются явными: присутствие их оставляет следы на рассыпанной муке или золе; вода или вино в стакане, поставленном для «души», убывает и т. п.

Сначала и до конца погребальный обряд в своих действиях направлен на осуществление окончательного раздела души и тела: с актов, облегчающих «выход души» при агонии, до «проводов души» в 40-й день. См. конкретное действие вытрясения души: «вытрясают душу: трясут гроб на пороге, при выносе, в сенях, в воротах, в поле, при вносе в церковь и выносе» (Юхновский у. Смол. губ. [Добровольский 1894,307]).





Дата добавления: 2015-02-15; просмотров: 483; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9800 - | 7612 - или читать все...

Читайте также:

  1. I. Учебные цели. Цель проведения данной лекции – сформировать у обучающихся представление о рабовладельческих государствах на территории нашей страны
  2. Y. Текст лекции. Цель проведения данной лекции – сформировать у обучающихся четкое представление о значении, роли и месте науки истории отечественного государства и права в
  3. А. Шопенгауэр: мир как воля и представление
  4. Анализ и представление данных исследования
  5. В. П. КАРПОВ. Рассуждение о семени, взятое в целом, дает представление о том ме­тоде, при помоши которого Аристотель разрешает трудные вопросы — апории— и который он широко
  6. ВВЕДЕНИЕ. 1. Представление об объекте изучения культурологии и о науках о культуре
  7. Введение. Театральное представление — это всегда процесс взаимодействия партнеров
  8. ВИЗУАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ
  9. Визуальное представление изображений, объектов и апплетов
  10. Восприятие. Определение восприятия.Мы видели, что ощущение как об­раз окружающей среды дает какое-то представление об основных ее свойствах
  11. Геометрическое представление цвета
  12. ГЛАВА 1. ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИИ


 

3.233.221.149 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.