double arrow

Личный наем


Литература:Мейер, Русское гражданское право; Победоносцев, Курс гражданского права, т. III, стр. 392–423; Дистерло, О найме на сельскохозяйственные работы по закону и по обычному праву (Жур. гр. и уг. пр., 1886, N 3–6); Завадский, Договор личного найма по IX кн. Проекта (Прот. Каз. Юрид. Общ., 1900); Таль, Трудовой договор, 1913.

I. Понятие о личном найме. Под именем личного найма понимается договор, в силу которого одно лицо за вознаграждение приобретает право временного пользования услугами другого лица. Общие положения о личном найме чрезвычайно скудны в русском законодательстве, напротив, специальные постановления весьма многочисленны. Однако не следует отрицать общего характера за положениями, помещенными в т. Х ч. 1, и придавать им специальное значение правил о найме в домашнее услужение. Такому специальному значению ст. 2201–2247 противоречат встречающиеся среди них положения, которые прямо относятся к специальным отношениям, как, например, касающиеся торговых приказчиков, ремесленников, фабричных рабочих. Это разнообразие случаев найма, приводимых самим законом, свидетельствует в пользу общего характера указанных статей, за исключением тех, которые явно носят специальный характер. Такое толкование подтверждается ст. 2201, по которой личный наем может быть не только для домашних услуг, но и для отправления всякого рода работ и должностей, не воспрещенных законом. Наконец, в специальных законах встречаются ссылки на общие правила (например, уст. пром. тр., ст. 42).




а. Личный наем, устанавливающий обязательственное отношение, в основании своем имеет договор. Он предполагает свободное соглашение сторон о пользовании и предоставлении услуг. Этим признаком личный наем отличается от тех форм пользования чужими услугами, которые имеют иное основание. Так, пользование чужим трудом может основываться на родительской власти, на законе, обязывающем одних лиц к работе в пользу других лиц (крепостные, временнообязанные, арестанты). Договор личного найма предполагает свободу распоряжения своею рабочею силою. Поэтому рабы не могли быть субъектами личного найма, а только объектами, даже тогда, когда труд их направлен не в пользу их господина, а в пользу постороннего лица.

b. Содержание обязательства, возникающего из договора личного найма, составляет пользование чужим трудом. Нанимающийся представляет в пользование другого свою рабочую силу или свою деятельность. С этой стороны личный наем отличается от имущественного найма и ссуды, которые состоят в пользовании чужой вещью. Вместе с тем весьма важное различие между ними заключается в том, что вещь имеет обособленное существование, независимое от собственника ее, и потому пользование ею со стороны постороннего лица не затрагивает самого хозяина, тогда как оказываемые одним человеком другому услуги неотделимы от самого человека, а потому пользование его рабочею силою, его рабочими способностями, его талантами косвенно распространяется и на носителя их. Услуги, оказываемые другому лицу, могут носить грубый физический характер, например, обязанность колоть дрова или переносить груз, или это может быть высший умственный труд, например, обязанность участвовать в концерте или писать передовые статьи. Если наем имеет дело с производительным трудом, т.е. направленным на производство материальных благ, то результат труда составляет объект права собственности того лица, которое имеет право на труд. Хотя содержание личного найма состоит в пользовании только трудом, но характер договора не изменяется, если наниматель воспользуется также чужими материалами и орудиями как необходимыми средствами приложения труда, например, плотник приносит свой топор, пилу, обойщик свои гвозди, стекольщик свою замазку, швея иголки и нитки и т.п.



с. Пользование чужими услугами должно быть временно. Бессрочное пользование силами человека было бы установлением рабства. В предупреждение возможности со стороны бедного человека закабалить себя на всю жизнь наше законодательство не только признает временность личного найма, но даже прямо устанавливает предельный срок этого договора, а именно пять лет (ст. 2214). Поэтому недействителен будет договор, в силу которого занявший деньги обязывается отслужить кредитору более продолжительное время, может быть, всю жизнь (ст. 2215). Напрасно наша практика старается придать этому постановлению узкое применение, ограничить его действие сферой найма прислуги и рабочих (71, 676). Соображения, которые привели законодателя к необходимости установить предельный срок, могут иметь такое же приложение и в других видах найма, например, относительно домашнего учителя, кассирши, наездницы в цирке и т.п. Закон, устанавливающий предельный срок, есть общий, а потому он должен иметь применение, пока не отменен специальными постановлениями. [Проект кн. V предоставляет нанявшемуся на срок свыше пяти лет по истечении пятилетия требовать прекращения договора, предварив о том нанимателя по крайней мере за шесть месяцев (ст. 442)].



d. Договор личного найма предполагает возмездность, так что если стороны упустили в своем договоре это обстоятельство, все же право на вознаграждение предполагается (ст. 2218), если только предположение это не исключено специальными законами (уст. торг., ст. 8). Вознаграждение за услугу может выражаться не только в определенной сумме денег, но также в содержании, одевании, кормлении и доставлении приюта. На этой почве создается старинный казус, что представляет по своей юридической природе договор, в силу которого студент обязывается за комнату обучать мальчика? Следует ли это отношение понимать как договор личного найма, в котором вознаграждение за труд выражается в предоставлении помещения, или как договор имущественного найма, в котором вознаграждение за пользование помещением выражается в оказании личных услуг? Только по совокупности обстоятельств, при которых состоялось соглашение, можно выяснить, какого рода был договор, например, принимая во внимание, что хозяин квартиры вывесил объявление о сдаваемой комнате или поместил в газетах объявление о приглашении студента-репетитора, и т.п. В практике возникло сомнение, допустимы ли договоры личного найма, по которым служащие в качестве официантов при ресторане должны довольствоваться чаевыми от посетителей, без права требовать вознаграждения за свой труд от хозяина? Сенат решил, что такое условие найма не противоречит закону (09, 99). С этим разъяснением согласиться невозможно. Договор личного найма по своей природе предполагает элемент возмездности в смысле эквивалента, поступающего от лица, пользующегося личными услугами, а не от посторонних договору лиц. Вознаграждение, определяемое с посторонних лиц, еще могло бы отвечать моменту возмездности, если бы договор создавал право для официанта требовать с третьего лица, что в отношении чаевых невозможно. Взгляду Сената противоречит прямой смысл русского законодательства, которое в т. Х ч. 1, ст. 2218 постановляет, что при заключении найма договаривающиеся стороны обязаны определить цену. Нельзя обходить это постановление утверждением, что вознаграждение за услуги возможно не в деньгах, а в доставлении содержания, квартиры, вещей, потому что во всех этих случаях эквивалент поступает от хозяина. [Проект допускает, что рядная плата может состоять не только в деньгах, но также в вещах, в предоставлении права участия, в прибылях от предприятия, в предоставлении имущества, жилища и содержании (ст. 424). При отсутствии постановлений о рядной плате в договоре она устанавливается путем таксы, обычая и, наконец, по справедливому усмотрению судьи (ст. 425)].

II. Совершение договора. Договор личного найма для своей силы требует дееспособности контрагентов и соглашения их воли.

Общее начало, по которому недееспособные лица не вправе вступать в договоры, терпит относительно личного найма некоторые исключения. Эти уклонения объясняются тем, что цель ограничения дееспособности не всегда стоит в противоречии с обязательством по личному найму. Так, лица, ограниченные в своей дееспособности по расстроенному положению имущества, несостоятельные, расточители, несомненно, могут вступать в договоры личного найма и предоставлять свои услуги в распоряжение других лиц. Лица несовершеннолетние не могут наниматься без согласия их родителей и опекунов (попечителей – ст. 2202), однако, согласия этого не требуется при найме на фабричные работы, если несовершеннолетние имеют отдельный вид на жительство (уст. о пром. тр., ст. 46). Наоборот, замужние женщины, которые по нашему законодательству признаются дееспособными, ограничены в праве вступать в договор личного найма: при совместном жительстве с мужьями они не могут наниматься без согласия мужей (ст. 2202). Это положение основывается на возможности столкновения между правами мужа и требованием совместного жительства, с одной стороны, и личными отношениями, устанавливаемыми договором найма, – с другой. Поэтому правило это вопреки мнению некоторых юристов распространяется на случаи личного найма; насколько законом не допущены исключения, например, при найме на фабричные работы, жена, имеющая отдельный вид, не нуждается в согласии мужа (уст. о пром. тр., ст. 46); то же самое установлено для найма на сельские работы (т. XII ч. 2, ст. 10). Договор личного найма, заключенный без согласия мужа, может быть прекращен во всякое время без всяких последствий, потому что муж осуществляет только свое право, а жена не исполняет обязательства не по своей вине.

Договор личного найма предполагает, как и всякий другой, свободу соглашения. Закон даже подтверждает это правило относительно малолетних, постановляя, что не могут быть отданы внаем дети родителями без собственного их согласия, за исключением отдачи в учение ремеслу (ст. 2203), хотя последнее отношение является чаще всего личным наймом, в котором мастер играет роль нанимателя. Однако наше законодательство знает случаи личного найма без согласия того лица, услугами которого воспользуется наниматель. а) Несостоятельные к уплате денежных взысканий, наложенных по суду, крестьяне и мещане могут быть отдаваемы в общественные работы или же в заработки (улож. о наказ., ст. 85). b) Сельские общества вправе отдавать неисправных плательщиков казенных сборов и земских повинностей в посторонние заработки с тем, чтобы заработанные деньги поступали в мирскую кассу (т. IX, особ. прил., ст. 353, п. 2, отменено (?) указом 5 октября 1906 г. в отношении крестьян). с) Воспитанницы сиротских домов могут быть отданы для услуг в частные дома (т. XIII, уст. общ. призр., ст. 303, прил. ст. 35). d) Ротные командиры могут в силу положения о хозяйстве роты заключать по вольным работам нижних чинов договоры с нанимателями, не испрашивая согласия отдаваемых по найму в работу (92, 47).

Немало сомнений возбуждает форма личного найма. В общем законе говорится, что договор о личном найме может быть предъявлен к засвидетельствованию у нотариуса (ст. 2224). Из смысла этой статьи можно извлечь только то, что договор личного найма может быть совершен письменно, притом с засвидетельствованием. Наш законодатель нередко указывает на возможность совершения договора как в письменной, так и в словесной форме, хотя было бы достаточно указать возможность последствий. Во всяком случае из приведенного закона нельзя вывести заключение, будто договор личного найма должен быть совершен письменно, как это полагала раньше наша практика (80, 155, см. теперь 92, 47). Подтверждением нашему взгляду может служить еще то обстоятельство, что в той же статье упоминается о возможности предъявить к засвидетельствованию договор об отдаче в обучение, тогда как в другом месте законодатель прямо указывает на возможность совершения этого договора в словесной форме (т. XI ч. 2, уст. пром., ст. 377). Письменная форма должна быть признана необходимым условием доказательной силы договора личного найма только в тех случаях, когда она прямо указана законом, как при найме приказчика (уст. торг., ст. 7), при найме фабричных рабочих (уст. о пром. тр., ст. 95), при найме матросов на морской пароход (уст. торг., ст. 256). Поэтому договор личного найма вне приведенных исключений может быть доказываем свидетелями (12, 26). [По проекту договор личного найма, по которому рядная плата за год или за весь срок, если он менее года, превышает 300 руб., должен быть удостоверен на письме (ст. 426)].

III. Обязанности нанявшегося. Личный наем преследует самые разнообразные бытовые задачи. Поэтому личные услуги, составляющие содержание найма, бывают также различного свойства. Между услугами фабричного или сельского рабочего, матроса, домашней прислуги, управляющего, домашнего учителя, газетного репортера так мало общего, что объединение их ограничивается понятием услуги. Отсюда ясно, что нет никакой возможности определить заранее вообще, что должен исполнить нанявшийся. Здесь все зависит от содержания договора. Но даже договор, как бы подробно ни были предусмотрены в нем взаимные отношения, не в состоянии устранить необходимости прибегать к заведенному порядку, чтобы уяснить себе права и обязанности сторон. В виде общего принципа может быть принято указание нашего законодательства, что хозяин должен (может) требовать от нанявшегося только работы, условленной по договору, или той, для которой наем учинен (ст. 2229).

Договор личного найма влечет за собою нередко зависимость образа жизни нанявшегося от воли нанимателя, как, например, при найме прислуги. Однако это признак далеко не безусловный и не характерный для всех отношений, возникающих из договора личного найма, его нет, например, при найме учителя музыки. Во всяком случае, следует иметь в виду, что договор личного найма не может создать крепостной зависимости, а только обязательственное отношение, и потому обязанное лицо, находя свое положение невыносимым, может, несмотря на срок, всегда прекратить отношение, рискуя только возмещением имущественного ущерба, и то тогда, если закон не дает ему свободного выхода из затруднительных обстоятельств.

Лицо, обязавшееся по договору личного найма к известного рода услугам, должно быть не только готово, но и способно к выполнению их. Мало того, что оно предоставит свою рабочую силу в распоряжение нанимателя, необходимо умение с его стороны целесообразно направлять свой труд. Этому требованию не удовлетворяет, например, нанятый плотник, который оказывается неспособным исполнять плотничью работу, управляющий имением, который незнаком с сельским хозяйством. Такое предложение услуг равносильно неисполнению, и потому наниматель вправе не платить вознаграждение нанявшемуся, если последний оказался не в состоянии исполнить ту работу, для которой он нанялся.

Нанявшемуся воспрещается без ведома своего хозяина брать или отправлять чужую работу (ст. 2232). Это запрещение может относиться к таким видам найма, когда нанявшийся предоставляет свою трудовую деятельность в пользование нанимателя не на известные часы дня, как, например, учитель музыки, а на целые дни, как, например, горничная или управляющий домом.

Нанявшийся должен по порученному ему от хозяина делу стараться сколько возможно отвращать все могущие случиться убытки (ст. 2231). Предполагается, что убытки возможны по свойству порученной нанявшемуся работы и что убытки обусловлены недостаточною бережностью нанявшегося к интересам хозяина, а не внешними привходящими причинами.

Нанявшийся на работу, которая влечет за собою совместное жительство нанявшегося и нанимателя, должен проявлять почтительность к последнему и его семье и стараться сохранять домашнюю тишину и согласие (ст. 2230). Грубость и дерзость нанявшегося, являясь препятствием к сохранению тех мирных отношений, которые вызываются тесною близостью контрагентов, дают основание нанимателю требовать расторжение договора.

[По проекту кн. V нанявшийся обязан исполнять договор лично и не вправе без согласия нанимателя заменить себя другим лицом (ст. 427). При исполнении своих обязанностей нанявшийся должен руководствоваться постановлениями договора, а за отсутствием таковых – указаниями нанимателя. Если же о способе исполнения нанявшимся своих обязанностей в договоре не постановлено и наниматель не сделает необходимых указаний, то нанявшийся обязан исполнить договор по своему крайнему разумению, согласно свойству обещанных услуг и цели найма (ст. 429)].

IV. Обязанности нанимателя. За пользование чужим трудом наниматель обязывается к вознаграждению. При заключении найма стороны условливаются, рядятся относительно вознаграждения, которое закон называет рядною платою (ст. 2218). Плата за труд может выражаться в различных формах: в виде платы за известное время труда, в виде платы поштучной, в виде участия в прибыли с предприятия – последняя форма предусмотрена нашим законодательством относительно торговых доверенных (ст. 2219). Определение величины вознаграждения предоставляется свободному соглашению сторон, однако, плата, даваемая от цехового мастера подмастерьям и ученикам, должна быть не выше и не ниже той, которая определена ремесленным сходом посредством учиненного раз на весь год приговора (ст. 1221). Плата должна быть выдаваема согласно сделанному условию, а потому наниматель не вправе платить вещами или продуктами производства. Это прямо предусмотрено законом относительно фабричных рабочих (уст. о пром. тр., ст. 56), но это вытекает из общих соображений об исполнении обязательства. Жилище и содержание нанявшийся вправе требовать только в том случае, когда об этом сделано было в договоре особое условие (ст. 2223). Впрочем, иногда обстоятельства заставляют предположить обязанность нанимателя доставить нанявшемуся кров и пищу, хотя бы о том и не было между ними условлено, а именно при уединенном месте проявления труда, например, относительно рабочих лесопильного завода, стоящего в глухом лесу.

[По проекту кн. V наниматель обязан выдать рядную плату лишь по исполнении договора нанявшимся, разве бы по договору или местному обычаю ее следовало уплачивать вперед или в известные сроки. Если пополнение договора должно длиться более месяца, наниматель обязан выдать рядную плату по истечении каждого месяца (ст. 433). Предоставление жилища и содержания, кроме договора, может предполагаться по местному обычаю и должно соответствовать условиям, необходимым для сохранения здоровья, а продовольствие должно быть доброкачественным и достаточным (ст. 434)].

Как нанявшийся обязывается к почтительности, так и на нанимателе лежит обязанность обходиться справедливо и кротко с нанявшимися, соблюдать домашнюю тишину и согласие для отвращения случая к обоюдным неудовольствиям и жалобам (ст. 2229 и 2230). Грубость обращения со стороны нанимателя дает нанявшемуся основание требовать прекращения договора.

Наше устарелое законодательство не считает своим долгом, по примеру германского уложения 1897 г. и бельгийского закона 19 марта 1900 г., возложить на нанимателя обязанности по обеспечению физических и нравственных интересов нанявшегося. В нашем законодательстве не указано, что болезнь нанявшегося, вошедшего в дом нанимателя, не дает последнему права вышвырнуть его за дверь; не вменено нанимателю в обязанность позаботиться о врачебной помощи или о помещении в больницу заболевшего; не возложено на нанимателя принять меры к тому, чтобы предоставляемое нанявшемуся помещение ограждало его здоровье и нравственность, например, чтобы спальня женской прислуги была отделена от мужчин, чтобы швейцара большого дома не помещали под лестницей на сквозном ветру и т.п.

[Проект кн. V возлагает обязанность ухода и врачебной помощи по отношению к нанявшимся, пользующимся жилищем и содержанием, в течение четырех недель и не долее срока окончания найма. Соответствующие издержки наниматель вправе удержать из причитающейся за время его болезни рядной платы (ст. 436). Наниматель не обязан выдавать рядную плату, если нанявшийся по своей вине или вследствие случайного события, касающегося лично его, вполне или отчасти был лишен возможности предоставить свой труд нанимателю согласно договору (ст. 438). Наоборот, он обязан выдать всю рядную плату, если при найме, заключенном на сравнительно долгий срок, нанявшийся в течение лишь сравнительно короткого промежутка времени не был в состоянии исполнять свои обязанности (ст. 439)].

V. Прекращение личного найма. Кроме общих оснований прекращений договора, как взаимное соглашение и невозможность исполнения, например в случае тяжелой болезни, личный наем прекращается по следующим причинам.

1. Если договор был бессрочный, то он может быть прекращен каждою стороною в любой момент. В предупреждение неудобств, возможных от такого иногда неожиданного разрыва, западные законодательства устанавливают известный срок, до которого контрагенты должны сохранять отношение, следовательно, они обязываются заблаговременно предупредить друг друга о своем намерении (Kündigung), причем закон указывает те сроки, в которые может быть сделано заявление. К сожалению, наше законодательство не устанавливает обязанности такого предупреждения и такого срока, за исключением только случая найма фабричных рабочих (две недели; по проекту – от дня до месяца – ст. 443).

2. Если в договоре указан срок, то до истечения его стороны не вправе самовольно прекращать обязательственное отношение под страхом возмещения всего убытка, причиненного таким несвоевременным разрывом (ст. 2238). Впрочем, наличность некоторых обстоятельств допускает прекращение договора и до наступления срока, например, неспособность к работе, неисполнение условленной работы, задержка в платеже вознаграждения, грубость обращения. От суда зависит взвесить в каждом отдельном случае основательность выставляемого повода. В некоторых случаях, например, относительно фабричных и сельских рабочих, закон берет на себя труд подробно определить причины досрочного прекращения личного найма. По проекту – от недели до месяца (ст. 462, 476).

3. Договор личного найма относится к обязательствам, в которых личность контрагентов играет особенно важную роль. Наш закон выделяет такие договоры в особую группу. Последствием такого характера личного найма является прекращение отношения в случае смерти одного из контрагентов, нанявшегося или нанимателя (ст. 2238). В виде исключения закон устанавливает, что все лица, связанные договором личного найма с торговым предприятием, остаются при своих должностях, несмотря на смерть хозяина (ст. 2238, прил. ст. 19).

VI. Виды личного найма. Кроме указанных общих норм, наше законодательство устанавливает еще многочисленные специальные правила для различных видов личного найма. Эти различия не всегда вызываются какими-нибудь действительными потребностями и часто затрудняют определение отношений, возникающих из личного найма, так как не всегда ясно, где какие правила должны иметь применение. Не входя в подробное рассмотрение этих иногда весьма мелочных норм, следует определить только границы применения специальных правил, за которыми открывается действие общих постановлений и выдающиеся особенности этих исключений.

1. В уставе торговом (ст. 3–62) помещены правила о найме приказчиков, под которыми следует понимать только тех лиц вспомогательного торгового персонала, деятельность которых имеет юридический характер, направлена на совершение сделок, а потому сила этих правил не распространяется на всех прочих лиц, прилагающих свой труд к успеху торгового предприятия. Правила эти основаны на старинных источниках, главным образом на цеховом уставе 1799 г., а потому носят не свойственный настоящему времени семейный характер. Особенности правил о найме приказчиков заключаются в следующем: а) необходима письменная форма договора, упущение которой лишает хозяина права требовать отчета от приказчика, а последнего лишает права требовать вознаграждения; b) рядная плата сама собою не предполагается, а должна быть прямо указана; с) приказчику запрещается без согласия хозяина производство торговли за собственный или чужой счет под страхом конфискации товаров в пользу хозяина; d) смерть хозяина не прекращает договорного отношения.

2. Особенные правила введены нашим законодательством по примеру западных для фабричных рабочих (т. XI ч. 2, изд. 1913 г. уст. пром. труда, ст. 42–117). Применение этих норм ограничивается фабриками и заводами, которые по определению закона отличаются от ремесел тем, что имеют в большом виде заведения и машины, у ремесленников же их нет, кроме ручных машин и инструментов (уст. пром. фаб.-зав. и рем., изд. 1913 г., ст. 1). Общий характер этих норм отличается стремлением ограничить свободу соглашения, способную в действительности повлечь за собою необходимое подчинение рабочего требованиям работодателя. Нормы гражданского права сплетаются с нормами полицейского права, выразителем которого является особенно надзор со стороны фабричной инспекции. Особенности этих правил состоят в следующем: а) договор должен быть совершен с выдачею рабочей книжки, выдаваемой хозяином рабочему; b) закон устанавливает подробные правила о выдаче платы в предупреждение задолжания рабочего, а также о сроках расчета, ограничивает возможность вычетов по частным взысканиям, дает особое назначение штрафам; с) в законе установлены сроки предупреждения о намерении прекратить договор; d) указываются причины прекращения договора до срока; е) устанавливается особое понятие о почтительности рабочего, о прогуле, о неисправной работе.

3. Как страна земледельческая, Россия потребовала специальных норм для найма сельских рабочих (т. XII ч. 2, изд. 1906 г., пол. найма сельск. раб.). Применение этих норм ограничивается сельским хозяйством в тесном смысле слова, т.е. полевым и ферменным, не распространяясь на кирпичные, лесопильные заводы, маслобойни и т.п. заведения, переходящие в область фабрично-заводской промышленности. Притом правила эти касаются только найма на срок, а наем на сдельные, поденные и испольные работы по сельскому хозяйству подлежит общим правилам. Договор может быть заключен в словесной или письменной форме. Особенности этого вида найма заключаются в том: а) что договор смертью нанимателя не прекращается, а переходит на его наследников; b) что неуплата своевременно жалованья рабочим дает им право требовать законной неустойки в размере 1/2 коп. в день с недоплаченного рубля; с) что закон указывает и ограничивает случаи вычетов из платы; d) что наниматель, принявший к себе рабочего, зная, что он связан договором с другим нанимателем, обязан вознаградить последнего за все причиненные ему самовольным уходом убытки. Если рабочий был нанят другим хозяином по неведению о заключенном ранее договоре, то второй наниматель обязан отпустить рабочего, а если наниматель знал о заключенном договоре, то ему угрожает уголовная ответственность за сманивание рабочих. Закон определяет также случаи возможного для той и другой стороны прекращения договора до срока. Сверх того, лицам, желающим пользоваться особыми преимуществами по неисполнению договоров о найме, предоставляется совершать их по договорным листам, выдаваемым из волостного правления. Главное из этих преимуществ состоит в том, что в случае неявки или самовольного ухода нанявшегося рабочего наниматель может заявить о том полиции, которая разыскивает его и обязывает его вернуться к нанимателю под угрозою вычета из его платы, как за прогул. так ограждены интересы помещиков.

4. Отношения по найму в среде ремесленников подлежат особым правилам (уст. пром. ф.-з. и р., ст. 367–385). Ремесленный наем выражается в двух формах: в виде найма ремесленного ученика и найма подмастерья. а) Получивший аттестат от мастера становится подмастерьем, кпторый все-таки не может самостоятельно принимать заказы, а должен работать по найму у мастера. Каждому производимому в подмастерье цеховая управа выдает книжку, с перешнурованными листами за скрепкою. В этой книжке каждый мастер, у которого находился подмастерье, обязан отметить знание и поведение последнего. Подмастерью запрещается отходить от мастера и в службу вступать к другому, не получив от прежнего аттестата. b) Наем учеников предусматривается нашим законодательством в ремесленной промышленности (уст. пром., ст. 377–385) и в торговле (уст. торг., ст. 30 и 31). С точки зрения нашего закона отношение между мастером и хозяином, с одной стороны, и учеником – с другой, рассматривается как договор личного найма (ст. 2201, прим., ст. 2203, уст. торг., ст. 30; ср. ст. 5). С точки зрения теории возбуждается сомнение, нанимает ли хозяин ученика или ученик (родители и опекуны) хозяина. Следует признать, что мы имеем перед собой договор личного найма, в силу которого хозяин приобретает право пользоваться рабочей силой ученика, который в виде вознаграждения за труд приобретает технические познания путем обучения и практики. Поэтому ученическим договором не будет тот случай, когда состоятельный отец вступает в соглашение с мастером, который за плату обязывается обучить его сына столярному или слесарному искусству. Договор найма учеников производится словесно, но при двух свидетелях. Срок договора не менее трех и не долее пяти лет, по прошествии которых мастер обязан выдать ученику письменное свидетельство. Смерть мастера не прекращает договора, потому что ученик остается до срока у вдовы мастера, если у нее есть добрый и искусный подмастерье.

5. Существуют особые правила для найма рабочих на золотые промыслы (т. XI ч. 2, уст. пром. труда, ст. 117–171). Рабочими на промыслах признаются все служащие на них по вольному найму, за исключением принадлежащих к составу промыслового управления (управляющих, ученых руководителей и техников, а равно приказчиков, конторщиков и писцов). Договоры о найме могут быть заключаемы с отдельными лицами, с целыми семьями или с артелью. Договор найма совершается или явочным порядком, или словесно. Закон устанавливает наибольшую величину задатков, а именно не свыше 100 руб. при найме с задельною платою и не свыше 1/3 годовой платы в остальных случаях. Не допускается включение в договор условий о производстве с рабочего вычетов и взысканий, не предусмотренных законом, а также условий, клонящихся к ограничению в пользовании правом судебной защиты. Рабочий обязан явиться на промысел к сроку, установленному в договоре найма. В случае явки рабочего, нанявшегося на хозяйском продовольствии, ранее срока, но не более чем за две недели, он имеет право на бесплатное пищевое довольствие, хотя бы он и не производил работы. По прибытии на промысел каждый рабочий получает бесплатно расчетную книжку по утвержденному образцу. Закон перечисляет все дни в году, когда рабочие должны быть свободны от работ. При производстве рабочим платежей не дозволяется без судебного определения делать вычеты в уплату их долгов. В случае, если расплата с рабочим не будет произведена немедленно по окончании срока договора с ними, заведующий промыслом обязан содержать рабочего на свой счет и уплачивать ему по 60 коп. за каждые сутки, со дня окончания срока договора по день расплаты.

6. Особым правилам подлежит наем морских матросов. Постановления эти (уст. торг., ст. 243–297), основанные на уставе о водоходцах XVIII столетия, представляются в значительной степени анахронизмом. Договор требует письменной формы и, кроме того, явки. Нанявшийся матрос пользуется тою привилегиею, что не может быть задержан по частным взысканиям, если пароход готов уже к отплытию. Закон обязывает к выдаче матросам задатка в счет платы. Согласно старинному взгляду морской торговли матросы теряют право на уплату в случае гибели судна. Если пароход будет продан в чужой стране, матросы вправе требовать средств, необходимых для возвращения в отечество.

Подряд

I. Понятие о подряде. Договор подряда возбуждает большие сомнения при уяснении его природы, потому что в понимании его обнаруживается разногласие как в теории, так и в законодательствах. Французский гражданский кодекс упоминает о подряде (entreprise) среди постановлений о личном найме (§ 1711, 1794, 1798), не давая ему отличительных признаков, чем возбуждает немалые колебания в судебной практике. Новейшие законодательства, германское (§ 631) и швейцарское (§ 363), стараются по возможности точно определить договор подряда по сопоставлению с личным наймом. По их взгляду, подряд есть договор, в силу которого одно лицо обязывается за вознаграждение выполнить известную работу (Werk). С этой точки зрения различие между подрядом и личным наймом сводится к тому, что в первом случае один контрагент получает право на результат труда другого, тогда как во втором он получает право пользования рабочею силою другого.

Наш закон определяет подряд как договор, по силе которого одна сторона принимает на себя обязанность исполнить своим иждивением предприятие, а другая, в пользу коей это производится, учинить за то денежный платеж (ст. 1737). В виде примеров закон указывает на постройку, починку, переделку и ломку зданий и вообще производство всяких работ, на перевозку людей и тяжестей сухим путем и водою (ст. 1738). Можно было бы видеть в данном определении признаки, близко подходящие ко взгляду новейших законодательств, если бы закон не причислил к личному найму ремесленного заказа (ст. 2218), который с германской или швейцарской точки зрения подходит к подряду. Вместо того чтобы определять договор подряда по сопоставлению с личным наймом, наш законодатель сближает в одно понятие подряд и поставку, конечно, руководствуясь фиксальным взглядом на подрядчиков и поставщиков.

а. Анализируя данное законом определение, мы обнаруживаем прежде всего, что в подряде есть обязанность исполнить предприятие. Под это выражение, совершенно не соответствующее смыслу всей статьи, мы должны подвести исполнение работы как продукт приложения рабочей силы. В подряде мы имеем дело с "исполнением" работы, а в личном найме – с "отправлением" работы (ст. 2201). Это может быть понимаемо только как результат труда, с одной стороны, и как длительное состояние трудовой деятельности – с другой. Нанявшийся предоставляет свой труд в распоряжение нанимателя, который направляет ее по своему плану в пределах договорного условия или заведенного порядка. Напротив, подрядчик самостоятельно выполняет план осуществления поставленной ему задачи. Ему предложено построить мост, достать затонувшее судно, отремонтировать дом и т.п., но самый способ выполнения работы оставляется на его усмотрение. [Риск гибели материалов от случайных или неизвестных причин при сооружении зданий до окончания и сдачи подряда несет тот, кому они принадлежали как собственнику до выполнения подряда (12, 89)].

b. Подряд выполняется за счет и риск подрядчика или, как выражается закон, его "иждивением". Подрядчик сам достает необходимые рабочие руки и материалы, насколько они не даны ему другою стороною. Если они окажутся не соответствующими задаче и работа не будет выполнена или будет выполнена несогласно условию – убыток падает на предпринимателя. Если подрядчик получает авансы, – это нисколько не изменяет дела, потому что при неисполнении задачи аванс может быть вытребован обратно.

с. Подряд предполагает вознаграждение за выполненную работу. Формы вознаграждения могут быть различны. Платеж может быть определен огулом за целое или в виде временных платежей, или поштучной платы. Например, заключается с городом договор об очистке снега с улиц и площадей в течение такого-то года: вознаграждение определяется или в виде общей годовой цены, или в виде ежемесячных платежей, или в виде платы с каждого воза.

II. Отличие от смежных договоров. Наибольший интерес и наибольшие трудности представляет вопрос о разграничении договора подряда и личного найма. Существует ряд попыток к его разрешению. 1) По мнению одних, договор личного найма предполагает личное исполнение, тогда как подряд требует посторонних рук, причем подрядчик является в роли посредника (Мейер, Пахман, Анненков). Такая точка зрения находит себе поддержку в том, что чаще всего подряд производится с привлечением рабочих рук, а с другой стороны, в том, что наш закон заказ работы ремесленнику признает личным наймом. Первый довод основывается на том, как обыкновенно бывает, но не доказывает, что так всегда должно быть. Второй довод основывается на авторитете закона, а потому ему необходимо подчиниться, но лишь в пределах смысла закона: неремесленный заказ должен перейти уже в подряд, а не в личный наем, например, заказ архитектурного плана, фабричный заказ. Не личным наймом, а подрядом будет договор, в силу которого одно лицо обязывается приготовить другого к экзамену на аттестат зрелости. 2) По другому взгляду, личный наем устанавливает зависимость нанявшегося, тогда как при подряде сохраняется самостоятельность подрядчика (Победоносцев). Но нельзя утверждать, будто всякий личный наем создает зависимость. Она имеет место при найме прислуги, рабочего на фабрике, но ее нет при найме учительницы музыки, приходящей швеи, доктора. 3) Существует взгляд, что личный наем предполагает только личный труд, тогда как подряд соединяется с доставкою необходимых материалов (Гордон). Но мы уже видели, что при личном найме возможна и доставка материала, например, гвоздей, замазки, ниток и т.п., а с другой стороны, при подряде лицо, в пользу которого выполняется работа, может позаботиться само о всех потребных материалах. 4) Наконец, Сенат стал на особую точку зрения. "Для определения того, какого рода соглашение состоялось между лицами договаривающимися, следует обсудить, составляет ли содержание и предмет договора по обширности, сложности, ценности и другим признакам какое-либо предприятие или нет; в первом случае будет договор подряда, а в последнем – личный наем" (77, 73). Но Сенат не дал никаких указаний, что следует понимать под словом "предприятие", особенно, если принять во внимание то разнообразие значений, какое соединяется в нашем законодательстве с этим выражением: каждая поставка с точки зрения промыслового обложения считается отдельным предприятием (т. V нал. торг. и пром., ст. 415), предприятие в отличие от заведения (т. V нал. торг. и пром., ст. 419), наследование торгового предприятия (ст. 1238, прил. ст. 15). Считая все эти попытки разграничения неудачными, следует держаться того отличия между личным наймом и подрядчиком, что личный наем дает право пользоваться временно трудовою деятельностью другого лица, а подряд дает право на результат затраченного труда по осуществлению поставленной задачи. С этой точки зрения приглашение годового врача есть договор личного найма, а приглашение врача для операции есть подряд; приглашение юрисконсультом присяжного поверенного есть договор личного найма, а поручение ему дела из выигрыша есть подряд; мы нанимаем людей для переноски вещей с одной квартиры на другую, мы сдаем в подряд перевозку вещей из одного города в другой.

То обстоятельство, что закон дает общее определение подряду и поставке и общие правила о составлении и исполнении этих договоров, ставит перед русским юристом задачу разграничения подряда и поставки. Наша практика высказала мнение, что эти договоры "нашим законом не отличаются строго один от другого" (72, 373). Между тем поставка в ближайшем родстве с куплею-продажею, а подряд с личным наймом. Договор поставки обязывает только к передаче вещей, определяемых по роду, весу или числу, тогда как подряд обязывает только к выполнению работы, причем передача вещей, возможная, хотя и не необходимая, ограничивается пределами приложения труда. Обязательство вырубить березовый лес и распилить его на дрова есть договор подряда, а обязательство доставить столько-то сажень березовых дров, откуда бы они ни были добыты, есть договор поставки.

Разграничение требуется еще на одну сторону. Нередко архитектор принимает на себя обязательство выстроить и передать дом условленного качества за определенную общею суммою цену. Можно ли признать такой договор подрядом? Очевидно, нет. Архитектор обязуется передать за определенную цену определенную вещь, – здесь все признаки запродажи. Сенат, вероятно, признал бы эту сделку за продажу, какой он признал куплей-продажей договор, в силу которого парикмахер обязался изготовить к сроку из своего материала шиньон (73, 650). Но продать вещь, которая еще не существует и на которую, следовательно, у продавца не может быть права собственности, нельзя. Здесь возможна только запродажа.

III. Заключение договора. Постановление закона, что все лица, имеющие право заключать договоры, могут вступать в подряды (ст. 1739), конечно, разумеется само по себе. Но законодатель может ввести в заблуждение замечанием, что если договор имеет своим предметом торговое предприятие, для выполнения которого требуются установленные на право торговли свидетельства, то подрядчик не может принимать на себя обязательства свыше той суммы, на какую дает ему право полученное им свидетельство (ст. 1740). Это не значит, чтобы договор подряда был недействителен, а значит, что подрядчик должен внести дополнительный налог под страхом штрафа в случае обнаруженного на суде упущения и под страхом отказа со стороны нотариуса засвидетельствовать подобный договор (ср. пол. о каз. подр. и пост., ст. 2). Форма договора подряда должна быть непременно письменная, и свидетельские показания не допускаются в случае отрицания контрагентами договора.

IV. Казенные подряды. Договоры подряда с казною, как и все прочие договоры с нею, подчиняются общим правилам гражданского права, но, кроме того, закон в положении о казенных подрядах и поставках дает еще подробные специальные постановления. За небольшими исключениями, правила эти имеют характер инструкции административным учреждениям, а не норм права, а потому не подлежат нашему рассмотрению.

Некоторые особенности обнаруживаются при заключении договора. Оно может происходить трояким образом: посредством торгов, посредством запечатанных объявлений, посредством торгов и запечатанных объявлений. 1) Первый способ состоит в том, что на листе, на которые внесены имена желающих вступить в договор, записывается объявляемая каждым из них цена до тех пор, пока никто ниже цены предлагать не будет. В этом записывании цены содержится предложение со стороны каждого из торгующихся, а казенное учреждение принимает то из предложений, которое является для него наиболее выгодным. Предложение может быть сделано как на торгах, так и на переторжке, которая в большинстве случаев имеет главное значение. По окончании торгов казенное учреждение приступает к заключению договора и облечению его в форму (ст. 117 и 127). Но если подряд превышает установленную в законе сумму, то принятие предложения и, следовательно, заключение договора зависит не от местного учреждения, а от высшей администрации. 2) Совершение подряда посредством запечатанных объявлений (ст. 141 и сл.) состоит в том, что казенное учреждение посредством публикаций вызывает желающих вступить в договор, намечает предмет и некоторые условия, но не делает само предложения, а только ждет его. Предложения предъявляются исключительно в запечатанных пакетах, которые вскрываются одновременно. Наиболее выгодное предложение принимается. Расчет казны основан на том психологическом соображении, что каждый, опасаясь более выгодных предложений со стороны других, поспешит с более выгодными условиями. 3) Возможно, наконец, совершение договора подряда посредством совокупного употребления изустных торгов и запечатанных объявлений (ст. 171 и сл.), рассчитанное опять-таки на опасение перед неизвестностью содержания запечатанных пакетов, вскрываемых в тот момент, когда торги признаются законченными.

Другая особенность заключается в соединяемом с подрядом займе, который делает подрядчик у казны на основании закона. Для удобнейшего исполнения казенных подрядов допускается от казны пособие, которое закон называет задатком. Однако закон неправильно выражается в настоящем случае, – это не задаток, а заем. Вероятность этого взгляда обнаруживается из того, во-первых, что казна слишком надежный контрагент, чтобы обязательство его нуждалось в обеспечении, а во-вторых, из того, что выдаваемое пособие обеспечивается залогом рубль за рубль, а следовательно, само оно не может считаться обеспечением. Если это не задаток, то отсюда получается тот вывод, что эта денежная сумма не теряется казною даже в том случае, когда договор нарушается по ее вине, потому что долг всегда должен быть возвращен (80, 115).

[V. Проект кн. V предметом подряда считает главным образом производство строительных и дорожных работ всякого рода, а также изготовление, переделку и починку движимых вещей (ст. 491). Материал может быть поставлен и подрядчиком, причем если для изготовления движимых вещей должен быть поставлен материал исключительно подрядчиком, то договор обсуждается по правилам о договоре продажи (ст. 492). На подрядчика возлагаются обязанности личного исполнения или руководства исполнением (ст. 494), отчета (496). Подрядивший обязан осмотреть и принять работу (ст. 501 и 503), а также уплатить цену подряда при приеме или в условленный срок (ст. 505). Исполнение не в срок (ст. 500), с существенными отступлениями от договора или с существенными недостатками в работе (ст. 502), значительное превышение сметы расходов в подрядах, оцененных по количеству материала или рабочих (ст. 508), дают подрядившему право отступления. То же право принадлежит ему до сдачи работы, но с уплатой вознаграждения и возмещением издержек (ст. 509). В обеспечение вознаграждения за изготовленные или починенные вещи подрядчику предоставляется право удержания, если эти вещи находятся еще в его владении (ст. 510)].







Сейчас читают про: