double arrow

Выступление против «тирании» традиционного логического и научного мышления


Мы убедились втом, что моральный релятивизм, по крайней мере в его обычной формулировке, довольно неприятен и внутренне противоречив. Оставим теперь в стороне моральный релятивизм и посмотрим, нет ли каких-то других областей, в которых релятивизм выглядел бы более привлекательно. Например, что можно сказать о разуме? Не является ли он относительным?

В начале этой главы мы видели, как Великий маг защищал астрологию, указывая на то, что, хотя с чисто логической, научной точки зрения астрология не выглядит разумной, альтернативные системы убеждений, такие как астрология, имеют собственные, внутренние стандарты рациональности, в отношении которых астрология может казаться вполне здравой. Да, определенные научные утверждения могут воздействовать на нас, если мы принимаем стандарты, свойственные традиционной научной практике. Однако существуют иные, не менее значимые формы рассуждения. Мы должны быть более открытыми. Нам следует отвергнуть тиранию традиционного логического и научного мышления и погрузиться в эти «альтернативные» способы мышления.


С точки зрения Великого мага, «истины», открываемые научным мышлением Запада, относительны. То, что истин-но с чисто научной точки зрения, может быть ложным при рассмотрении с иной точки зрения. К сожалению, высоко-мерие ученых не позволяет им заметить возможность существования альтернативных точек зрения.




Убедительна ли защита астрологии Великим магом? Когда мы пытаемся оправдать некоторое рассуждение, мы сталкиваемся с известной проблемой, которая, как может показаться, придает релятивистским воззрениям Великого мага определенную степень правдоподобности.

Предположим, я использую традиционное логическое и научное рассуждение. И предположим, что я хочу оправдать свое использование этой формы рассуждения. Я хочу доказать, что мой способ рассуждения объективно верен. Как я это делаю?

Вы сразу же можете заметить, что я столкнулся с проблемой. Мне, конечно, нужно воспользоваться рассуждением, чтобы дать искомое доказательство. Но если форма рассуждения, которую я использую для оправдания, является традиционно логической или научной, то не попадает ли мое оправдание в порочный круг?

По-видимому, так оно и есть. Можно привести аналогичный случай. Допустим, Дэйв всегда верит тому, что говорит Великий маг. Дэйв считает, что обращение к Великому магу дает надежный метод найти истину по любому вопросу. Каким образом Дэйв мог бы оправдать свою веру в Великого мага?

Ясно, что Дэйв не смог бы оправдать эту веру, обращаясь к тому, что говорит о своей надежности сам Великий маг. Такое оправдание неизбежно содержало бы порочный круг.

Кажется, что использование традиционного рассуждения для оправдания традиционного рассуждения столь же порочно. Аналогичный порочный круг парализовал бы любую попытку использовать некоторую форму рассуждения для собственного оправдания. Конечно, я мог бы попытаться оп-




равдать некоторую конкретную форму рассуждения — А, апеллируя к какой-то другой форме рассуждения — В. Но тогда форма В сама нуждалась бы в оправдании. Я лишь отложил бы решение проблемы, но не решил ее.

Таким образом, представляется, что ни одну форму рассуждения нельзя оправдать. В лучшем случае мы можем сказать следующее: «Мы рассуждаем так, как, нам кажется, мы должны рассуждать. Но мы не можем оправдать нашего способа рассуждения».

Многие из защитников релятивизма будут вполне удовлетворены таким выводом. «Видите? — скажут они. — Нет рациональных оснований предпочесть одну форму рассуждения любой другой». Но даже если существует проблема оправдания какой-то формы рассуждения в качестве объективно «правильной», следует помнить о том, что, даже если ни одну форму рассуждения нельзя окончательно оправдать, отсюда еще не следует, что нет объективно «правильной» формы. Мы не доказали, что релятивизм по поводу разума верен.







Сейчас читают про: