double arrow

Воспитание детей


Здесь я опишу, как удалось моим подопечным, исполь­зуя принцип сперматозоида, перевоспитать своих детей или хотя бы добиться некоторых положительных результатов. Почитай их рассказы.

Как я отучал своего сына кричать

Когда моему сыну было лет семь, при всех недоразумениях он поднимал крик. Я его уговаривал, приказывал, требовал, угрожая. Но все было бесполезно. Тогда я решил использовать принцип спер­матозоида. Однажды когда сын поднял крик, я стал кричать тоже, но не на него, а что-то свое. Кричал я намного громче, чем он, ибо нас на психологических тренингах этому учили тоже. Дело было летом, и окна у нас были открыты, а жили мы на втором этаже. Сын, услышав мой крик, набросился на меня и потребовал, чтобы я пре­кратил кричать, так как во дворе все могут услышать. Я послушал­ся его. Еще несколько раз мне пришлось повторить это, и с крика­ми у нас было покончено.

Как я приучил своих детей к чтению

Эта проблема часто бывает центральной в воспитании детей. Каких только советов я не выслушал, что только не предпринимал! Выручил принцип сперматозоида. Я по вечерам стал сыновьям по­долгу читать интересные книги, а главное, книги гениальных авто­ров; Лэмера, Шекспира, Пушкина и др. Естественно, я выбирал для чтения доступные для них места. С удивлением (да, недооценива­ем мы наших детей!) я отметил, как тонко они все понимали, хотя одному было девять, а другому двенадцать. Кстати, мне самому та­кие чтения принесли большую пользу. Некоторые вопросы, кото­рые они мне задавали, показали, что они более свежо и правильно воспринимают эти произведения. Затем во время чтения я стал де­лать паузы и якобы искать нужный текст. Они меня торопили. Я говорил, что выпускаю те места, которые им еще рано читать. Я запретил читать эти места и даже назвал страницы, которые нельзя читать. Конечно, эти места были ими прочитаны.




Иногда я в их присутствии читал книгу, желая, чтобы они тоже прочитали. Они интересовались, что я читаю. Я говорил, что им эту книгу читать еще рано и прятал ее так, чтобы они ее нашли. Так мне удалось руководить чтением своих детей. Когда один из моих сы­новей потом стал встречаться с девушкой, с которой у меня сложи­лись хорошие отношения, она призналась мне, что даже не представ­ляла, что в наше время мальчики могут быть такими начитанными.

Как я научил своего сына грамотно писать

Мой сын неплохо учился по всем предметам, но грамматика у него хромала. В шестом классе оказалось, что у него может быть годовая двойка. Упреки и угрозы типа «Откуда у тебя руки растут?», «Что из тебя выйдет?», «Дворником станешь!», «Посмотри, как учи­лись твои родители!» эффекта не давали. Невозможно было заста­вить его хотя бы раз проверить написанное. Нас с женой вызывали в школу. После очередной «накачки» дело только ухудшалось.



Пройдя психологический тренинг, я решил использовать прин­цип сперматозоида. Переписал его текст с его ошибками, да еще и своих подбавил и заявил ему, что я могу писать без единой ошибки и готов заплатить ему 10 копеек (дело было в «застойные» времена) за каждую ошибку, которую он у меня найдет. Мы заключили пари в присутствии жены и младшего сына по всем правилам ребят на­шего двора. Никогда я не видел, чтобы сын работал с таким энту­зиазмом! На предложение воспользоваться школьным орфографическим словарем он ответил категорическим отказом. Он взял большой словарь на 102 тысячи слов и проверил каждое слово, даже предлоги. Ошибок было много. Как только он находил ошибку, он тут же произносил что-то вроде: «Папа, я удивляюсь, как тебе дали аттестат зрелости вообще, да еще и с медалью?», «Откуда у тебя руки растут?», «Что за почерк?», «Как тебя еще на работе держат?!» Дер­жался он важно. На лице было брезгливо-снисходительное выраже­ние. Жена утверждала, что это была моя копия. Честно говоря, я себе не понравился. Но было поучительно видеть себя со стороны.

Я с ним честно рассчитался и набросился на изучение правил общения. Я стал перепечатывать тексты. Естественно, делал ошиб­ки и просил сына их исправлять. Заодно сын изучил правила обще­ния. Если бы я его насильно заставлял их учить, как вы думаете, у меня что-нибудь вышло бы? Постепенно грамотность у сына стала улучшаться. Месяца через три проблема была ликвидирована, да и поведение в школе стало лучше. Когда он поступал в институт, ре­петитора по русскому языку мы не нанимали. Так изучение психо­логии принесло материальную выгоду.



Но главное не в деньгах. Отношения с сыном у меня улучши­лись и приняли характер сотрудничества, да и в семье стало спокой­нее. Сын стал со мною более откровенным. Согласитесь, это боль­шое достижение.

Но дальше мы сблизились еще больше. Как-то он попросил деньги на карманные расходы. Я предложил ему заработать их са­мому, так как в семье свободных денег не было. Он согласился, но сказал, что не знает, как найти работу. Я пользовался услугами ма­шинистки и пред­ло­жил эту работу делать ему с теми же условиями оплаты: 50 копеек одна страница при трех исправленных ошибках и 70 копеек, если нет ни одной ошибки. С большим трудом в тече­ние месяца он заработал 15 рублей, купил какую-то игрушку, кото­рая сломалась на следующий день. Я удержал жену от ненужных но­таций. Сын очень переживал, но не заплакал, а с глубоким вздохом сказал: «Надо же! Сколько вкалывал, а купил какую-то ерунду». Так я в дальнейшем был избавлен от мопедов, «фирмы», магнитофонов. Нет, кое-что у него есть, но в рамках наших материальных возмож­ностей.

Как я приучила свою дочь
к ведению домашнего хозяйства

Я воспитывала дочь одна, без отца и старалась, чтобы она этого не чувствовала. Опекала ее и все делала по дому сама.

Но в 13 лет она вышла из повиновения. Стала отказываться от занятий в музыкальной школе, требовала туалеты, которые мне были не по средствам, хотела бесконтрольно пользоваться време­нем и ничего не делала по хозяйству. Чем больше я ей запрещала, чем больше требо­вала от нее, тем сильнее она мне сопротивлялась. Добиваться своего мне становилось все труднее и труднее. Когда я познакомилась с принципом сперматозоида, то решила действовать иначе.

После того как разразился очередной скандал по поводу неже­лания ходить в музыкальную школу, я пригласила дочь на беседу и сказала ей примерно следующее: «Лена, ты права, я поняла, что ты уже взрослая. С сегодняшнего дня даю тебе полную свободу. Един­ственная просьба — когда уходишь надолго, сообщай, когда вернешься».

Она согласилась, не зная, что ее ждет. В тот же день она пошла к подруге и вернулась поздно. Когда она пришла домой, я уже была в постели. Она попросила покормить ее, а я предложила ей взять еду самой. Хлеба в доме не оказалось. Я сослалась на то, что не ус­пела, как это раньше делала она. Дочь стала меня упрекать, что я ее не люблю, что я плохая мать, и т. п. Мне было трудно, но я со­глашалась со всеми ее утверждениями. Потом я сама сказала, что ей с матерью не повезло. В такой борьбе, где я все время уступала, прошло месяцев семь. Не буду говорить, во что превратилась наша уютная квартира. В конце концов без всяких наставлений дочь взяла инициативу в свои руки и распределила обязанности по дому Мне была отведена роль поварихи: «Мама, ты лучше готовишь».

На ее долю выпала уборка квартиры, ходила она также за мел­кими покупками. Большую стирку мы делали вместе. Постепенно у нее наладились отношения с подругами в классе. Она стала спо­койней, уверенней в себе. Через год нашла себе работу в коопера­тиве, который делал игрушки. Я ей помогала. Появились деньги, и решился вопрос с ее гардеробом. Летом мы купили на заработанные ею деньги путевку в лагерь. Я заметила, что после возвраще­ния из лагеря дочка села за пианино. Она мне рассказала, что в ла­гере она подружилась с парнем из другого города. Договорились переписываться и встретиться на сле­дую­щий год, а может быть, и раньше. Так к моей дочери пришла первая любовь. Мне было при­ятно, что я была первой и, кажется, единственной, с кем она поде­лилась любовными переживаниями. Если бы я не приме­нила прин­цип сперматозоида, вряд ли я смогла мы стать дочери подругой.

Как я отвадил сына от нежелательной
сексуальной партнерши

Мой сын в возрасте 15 лет, всегда примерный мальчик, серьез­ный, активный, внешне выглядевший значительно старше своих лет, зани­ма­ющийся в спортивной школе и подающий большие на­дежды как спортсмен, неожиданно увлекся девушкой 20 лет. Он стал поздно возвращаться домой, пропускать тренировки, хуже учиться в школе. Девушка, с которой он встречался, имела большой сексу­альный опыт и пользовалась такой репутацией, которая не радова­ла родителей. Сын же говорил, что любит ее, что он уже взрослый и знает, что ему делать. (Знающий принцип сперматозоида уже пони­мает, что чем интенсивнее проводилась работа против девушки, тем сильнее парня к ней влекло. — М. Л.) Жена постоянно рыдала, я был подавлен: мне надо было скоро уходить в плавание, а жену при­шлось положить в клинику.

Знакомство с принципом сперматозоида меня вдохновило, и вот что я сказал сыну: «Сынок, прости, что мы вмешиваемся в твою жизнь. Мы прозевали, что ты уже вырос. Ты действительно больше понима­ешь в жизни и благороднее нас. И любить можешь лучше. Действи­тельно, какое имеет значение, что она старше тебя и имеет сексуаль­ный опыт? Так даже лучше. Зачем тебя связываться с нео­пытной девчонкой, которую еще учить и учить и неизвестно, что еще получится? Да и как она, такая неопытная, сможет оценить тебя? Другое дело та, с которой ты сейчас встречаешься. Учить ее не надо, и она, сравнив тебя с другими мужчинами, которые у нее уже были, смогла оценить тебя, понять, какой ты хороший. Можешь поступать как хочешь».

Надо было видеть лицо сына. Тем не менее он сказал мне, что переходит жить к этой девушке, и ушел. Но через три дня он вер­нулся домой, и наши отношения окончательно наладились.

Как я приучил сына стирать

Когда я стал заниматься психологией общения и познакомился с принципом сперматозоида, меня стала очень волновать бытовая неприспособленность сына. Ему было уже 10 лет, но он не умел сти­рать, готовить, гладить, пришить пуговицу и т. д., а главное, и не хотел этому учиться. Он даже не мог без напоминаний сменить гряз­ную рубашку на чистую. Со скандалами всего этого от него добивалась жена. Я прошел службу в армии и понимал, что если так пойдет дальше, то в армии ему будет туго. Убедить жену в этом я не мог.

Но не было бы счастья, да несчастье помогло. У жены тяжело заболела сестра, которая жила в другом городе, и жене на месяц пришлось уехать ухаживать за ней. Мы с сыном остались на хозяй­стве. Естественно, я перестал его вести и следить за сыном, меняет он рубашки или нет. Вернее, я следил, но не вмешивался. Он про­ходил неделю (!) в белой рубашке, не меняя ее. В субботу он попро­сил, чтобы я ему ее постирал. Я дал согласие сделать это после того, как закончу свои дела, и попросил, чтобы он налил в тазик воды, потом велел ему бросить туда ложку стирального порошка, потом положить туда рубашку и т. д. Так, пройдя через все этапы, он по­стирал сам. Когда сын лег спать, я посмотрел, как он это сделал. Вы знаете, в прин­ципе неплохо. Я ее немного достирал, а утром ска­зал, что рубашку он постирал лучше, чем мама, и зря ей он доверя­ет такую ответственную работу.

Можно было бы привести еще много примеров, но за­чем? Ведь главное — это понять, принять, уверовать и сле­довать правилам, вытекающим из принципа сперматозои­да. При использовании моего подхода вначале будет хуже, зато потом можно добиться желаемого результата, который останется неизменным и не потребует от тебя эмоциональ­ных затрат и волевых усилий. Но ухудшение неизбежно! Это как в шахматной комбинации, где вначале жертвуешь пеш­ку, потом слона и ладью, а затем и ферзя, а тогда уже появ­ляется возможность конем поставить мат. Но если комби­нация не будет до конца проведена, все жертвы окажутся бессмысленными.

Поэтому считаю своим долгом предупредить, дорогой мой читатель. Если у тебя нет твердого убеждения в пра­вильности своих действий, — если ты не доведешь дело до конца и снова вернешься к стилю подавления, то лучше и не начинай. Это действительно очень трудно.

А что тебя может ожидать, видно из следующего примера.

Моя приятельница, очень опытный терапевт, чьими консульта­циями я пользо­вался, разошлась со своим мужем. Она перенесла это более или менее спокойно и достойно. Оставшись одна в возрасте 28 лет с пятилетней дочкой, она приняла решение не иметь больше дело с мужчинами и смысл своей жизни видела в воспи­тании дочери. я предупредил ее, что через 10 лет у нее будут проблемы в от­ношениях с дочерью и она обратится за помощью ко мне, но пере­убедить ее не удалось. Воспитывала она дочь в стиле запретов. Дочь видела возле себя только взрослых женщин — бабушку, мать и ее подруг-неудачниц. Когда у дочери наступил момент полового созре­вания и ее стало тянуть к мальчикам, удерживать дома ее стало очень трудно. И вот моя приятельница, как я и предсказывал, об­ратилась ко мне. Дочери тогда было 15 лет.

Я, естественно, порекомендовал снять все запреты. Мать с тре­вогой заметила, что дочь может пойти по рукам. Я согласился, но добавил, что сейчас ее дочь пойдет по рукам 15-летних, а если ей удастся удержать дочь еще года два, та пойдет по рукам 20—30-лет­них.

В общем, вняла она моим рекомендациям. И ее дочь, как и ожи­далось, пошла по рукам своих одноклассников. При редких встре­чах моя приятельница смотрела на меня с немым упреком. Так про­должалось около года. Но когда дочь стала учиться в выпускном классе, она попросила мать нанять репетитора. Все мальчики сразу же закончились. Девушка поступила в университет, который вско­ре окончит. Недавно она вышла замуж. С мужем живет хорошо. А я теперь таких рекомендаций и при индивидуальном консультиро­вании не даю, но рассказываю о них на лекциях и в книгах.

Дорогой мой читатель!

У меня есть и более сложные технологии налаживания взаимо­отношений родителей и детей, но все они вытекают из одного принципа — принципа сперматозоида. Думаю, теперь ты и сам сможешь их разработать и применить в конкретной ситуации. Но если ты считаешь, что этому надо посвятить отдельную книгу, пиши мне. Расскажи и о сво­ем опыте воспитания детей с использованием прин­ципа сперматозоида. Так ты станешь соавтором книги по воспи­танию детей.







Сейчас читают про: