double arrow

Разделение властей в правовом государстве


Существенным признаком правово­го государства является определенное разделение полномочий властей, пре­рогатив и функций исполнительной, законодательной и судебной властей. В целом это свидетельствует о стремлении данного типа госу­дарства предотвратить монополизацию власти и добиться наиболее оптимального соотношения функций при принятии решений. Осу­ществляя свой внутренний суверенитет на основе разделения влас­тей, правовое государство добивается сбалансированности и стабиль­ности политического развития.

Идея разделения властей была впервые выдвинута Дж. Локком как попытка добиться компромисса между парламентом (вигами) и коро­лем в целях установления во Франции конституционной монархии. При этом речь шла только о взаимном соотнесении полномочий двух ветвей власти – исполнительной и законодательной. Ш. Монтескье, игнорируя политическую реальность того времени, придал этой идее характер по­литического идеала, связанного со становлением буржуазного государ­ства в целом. В таком виде данная идея была перенесена за океан и утвердилась в американской конституции. В Европе же эта концепция не получила своего полного практического воплощения.




Идея разделения властей не раз подвергалась критике как проти­воречащая принципу национального и государственного суверените­та не предполагающего его передачу различным ветвям власти (А. Дюги). Много претензий выдвигалось и в связи с тем, что такой подход снижает эффективность и профессионализм управления, спо­собствуя децентрализации власти и ответственности государства пе­ред обществом. Признавалось и то, что интенсивная динамика и ус­ложнение объекта государственного управления требуют не только компетенции (что делает невозможным обсуждение ряда решений в парламенте, нередко ориентирующегося не на решение конкретной проблемы, а на обсуждение принципов). Концентрация управленчес­ких усилий особенно важна и в условиях кризисов, когда требуется оперативная реакция властей на ситуацию. В этом смысле правитель­ство должно обладать как свободой исполнительных действий, так и возможностью их правового обеспечения.

Однако, несмотря на теоретические возражения, жизнь проде­монстрировала крайне важную роль разделения властей при практи­ческой организации государственной власти. Прежде всего этот прин­цип выражает необходимость функциональной дифференциации в организации государственных структур, препятствующей монополи­зации власти и узурпации принятия решений тем или иным центром влияния. Ведь, как показала практика, в современных условиях наря­ду с тремя основными ветвями власти существенное значение при­обретает влияние «четвертая» власть (СМИ), транслирующая мнение организованной общественности. Кроме того, в отдельные периоды политического развития могут повышать свою роль и более мелкие «власти» – муниципальные, региональные, отраслевые (военные, гражданские). Таким образом, ориентация на разделение прав и пол­номочий различного уровня властей в правовом государстве, уста­новление их прав и прерогатив во влиянии на государственную власть, как таковую, означают создание системы сдержек и противовесов, направленной на сохранение необходимого для стабильности поли­тического порядка, на поддержание баланса сил и постоянного на­хождения компромисса между ними.



Вместе с тем закрепление за каждой из ветвей власти определен­ных функций, сфер ответственности, а следовательно, и установле­ние порядка взаимодействия этих функционально разнонаправленных органов дают возможность более оптимально и взвешенно под­ходить к процессам выработки целей, согласования интересов, уточнения и корректировки государственных позиций. Иначе говоря, разделение властей представляет собой и самый общий технологи­ческий механизм, обеспечивающий оптимизацию процесса приня­тия политических решений в государстве.

Необходимость и плодотворность разделения властей в правовом государстве диктуется и необходимостью уравновешивания интере­сов и сил влияния на власть со стороны различных элитарных груп­пировок, которые контролируют исполнительные, законодательные, судебные и иные органы власти. Ведь даже несмотря на общность основных ценностей и целей государства, корпоративные интересы отдельных частей правящего, политического класса, амбиции отдель­ных политиков могут стать мощным фактором политической деста­билизации в государстве.



Признание необходимости установления разделения властей не говорит, однако, о каком-либо универсальном и жестком закрепле­нии их взаимных прав и полномочий. Специфика функций, а главное объем прерогатив каждой из ветвей государственной власти должны определяться в соответствии с типом и характером развития государ­ства, спецификой конкретной исторической ситуации, степенью зре­лости общественного мнения.







Сейчас читают про: