double arrow

Правовое государство. Многовековая эволюция государства как важнейшего политического ин­ститута наглядно демонстрирует непрерывную модификацию его структуры


Многовековая эволюция государства как важнейшего политического ин­ститута наглядно демонстрирует непрерывную модификацию его структуры, функций и других важнейших черт и параметров в зави­симости от изменения общественных отношений, постепенной ра­ционализации способов властвования, наконец, от степени разви­тия самого человека, его способностей и потребностей в государстве как механизме организации и поддержания политического порядка.

На начальных этапах своей истории государства воплощали по­литический порядок, поддерживаемый на основе сложившихся в обществе традиционных норм и верований, слабо институциализированной и практически не ограниченной власти единоличных пра­вителей, отрицающий равенство прав и возможностей проживающих на его территории людей. Постепенно отношения властвующих и подвластных в государстве обрели более упорядоченный характер, выработав и юридически закрепив особые полномочия и прерогативы каждого из этих субъектов в управлении обществом. Основным ценностно-нормативным инструментом, закрепившим правовой по­рядок отношений государства и общества, а следовательно, и очер­тившим их взаимные обязательства, задавшим всеобщие принципы организации публичной жизни, особенности устройства государства, сталаконституция.




Конституция, понимаемая как известный свод юридических ак­тов, законов и постановлений, в совокупности определяющих осно­вания государственного устройства, а также цели и основные спосо­бы формирования государственной власти, одновременно возвести­ла о новом положении личности в государстве. Принимаемые на основе волеизъявления безусловного (квалифицированного) большинства граждан, конституции зафиксировали тот минимально необходимый уровень общественного согласия, на основе которого стали возмож­ными совместная жизнь граждан, налаживание взаимоуважительных отношений государства и общества. Первые правовые документы, которые имели характер конституционных актов, наложивших огра­ничения на деятельность монархов и возвестивших формирование нового политического правопорядка, появились в Англии в XIII в. Первые же полновесные конституции были приняты в 1789 г. в США (в 1791 г. – Билль о правах) ив 1791 г. во Франции (в 1789 г. – Декларация прав человека и гражданина).

Начавшая формироваться в эпоху Просвещения система консти­туционализма решила важнейшую историческую и вместе с тем дво­якую задачу. Во-первых, она придала должную юридическую форму деятельности государства, распределив полномочия и функции его различных ветвей и органов и сделав закон важнейшим ориентиром деятельности властей. Тем самым были заложены основы того поли­тического порядка, при котором групповые предпочтения и приви­легии в деятельности государственных властей уступали место общесоциальным целям и ценностям. Более того, ориентация на законо­дательно установленные нормы и правила устраняла важнейшие предпосылки для произвола и субъективизма в принятии государ­ственных решений, накладывала на действия профессиональных по­литиков и государственных служащих (бюрократию) наиболее суще­ственные функциональные ограничения.



Во-вторых, огромную роль в развитии государства сыграла и ори­ентация конституций на ту систему ценностей, которая отобразила новое положение личности в государстве. Иначе говоря, источником права, воплощенного в этих конституциях, являлась личность, чьи права и свободы объявлялись высшим критерием деятельности всего государства. Государство не только объявлялось зависимым от инди­вида политическим институтом, но и должно было ограждать его личную жизнь от неоправданного вмешательства власти, гарантиро­вать ему основополагающие права и свободы, всемерно поддержи­вать его стремление к свободной и творческой жизнедеятельности. Никакие законы не могли нарушить этой подчиненности государства интересам личности, оправдать нарушение властями ее основопола­гающих прав. Таким образом, государство из могущественного центра принуждения и насилия над человеком превращалось в самого надежного защитника его прав и интересов. Так возникшие еще в древности великие гуманистические идеи о приоритете закона в дея­тельности государства, о наличии естественных прав человека, предполагавшие соответствующее политическое обеспечение, определен­ное строение власти, делающее ее относительно безопасной для ин­дивида, через влияние закона стали плотью государственной политики.



Правовое государство, начавшее складываться под влиянием ли­беральных конституций, означало принципиально новый этап в раз­витии государственности, как таковой. Качественной основой такого государственного устройства власти стала ориентация всех его орга­нов на ценности прав человека, которые не могли быть изменены никакими частными законодательными актами и стилем функцио­нирования государства. Права человека как совокупность ценностей и идеалов государственной власти обрели неоспоримый приоритет перед любыми законодательными актами конкретного государства.

Универсальным и предпочтительным регулятором политических конфликтов, межгрупповых и межгосударственных противоречий в правовых государствах стали право, закон, система устойчивых норм и правил поведения как государственных органов, так и отдельных лиц и частных организаций. На внешнеполитической арене правовые государства начали придерживаться норм международного права, ориентируясь не только на букву, но и на дух правового решения имевшихся конфликтов и противоречий.

Социальной основой и принципиально необходимой предпосыл­кой правового государства явилось гражданское общество (подроб­нее о нем см. гл. 11), которое олицетворяло наличие независимых и не опосредованных государством разнообразных взаимоотношений граждан и их объединений, подчиненных реализации их интересов на основе принципов самоорганизации и самоуправления.

Приоритет гражданского общества определяет два принципа ре­гулирования социальной активности населения и институтов власти. По отношению к гражданам в правовых государствах действует пра­вило «разрешено все, что не запрещено законом», раскрепощающее и поощряющее инициативу, формирующее принцип свободного и одновременно ответственного поведения. Институты власти руковод­ствуются в свою очередь правилом «разрешено только то, на что они уполномочены законом». Такой принцип устанавливает зависимость структур власти от общества и предотвращает произвол власти, спон­танность отправления властных полномочий, усиливает формальные, а значит и контролируемые действия органов власти.

Исторический опыт показал, что зрелость и развитость граждан­ского общества базируется на определенной духовной атмосфере, состоянии общественного мнения, в основе которого лежат разделя­емые большинством населения ценности индивидуализма. Как спе­цифическая мировоззренческая основа гражданского общества ин­дивидуализм на начальных этапах становления капитализма, в усло­виях формирования рынка был сродни эгоизму, заставлявшему человека игнорировать интересы других. И лишь постепенно конку­ренция и нарастание рационализма превратили индивидуализм в си­стему ценностных ориентации, которые выражают не столько пред­почтение частных интересов перед общественными, сколько пони­мание людьми своей гражданской ответственности за способы их достижения, а также невозможность нанесения ущерба правам дру­гих индивидов и обществу в целом. В настоящее время в развитых индустриальных странах наступил этап «нового индивидуализма», воз­вестившего органическое сочетание его принципиальных установок с коллективными ценностями, выводящими на первый план при­оритеты всего социума в целом. Такая духовная подоплека массовых политических действий соответствует новому этапу развития право­вого государства, свидетельствующего не о власти абсолютной сво­боды, а о наличии сбалансированной системы прав и полномочий всех участников политического рынка (включая государство).







Сейчас читают про: