double arrow

Коллизионное регулирование наследственных правоотношений в российском законодательстве


В российской доктрине и практике наследование традиционно трактуется как разновидность универсального правопреемства, при котором наследник при принятии наследства становится носителем прав и обязанностей наследодателя в целом, и не может принять лишь их часть, а от остальных отказаться (Г. Ф. Шершеневич, К. П. Победоносцев, Б. Б. Черепахин).

Коллизионные нормы, относящиеся к наследственному статуту, сосредоточены в ст. 1224 ГК РФ: «Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей». Указанная статья устанавливает «цепочку» коллизионных норм.

Основная коллизионная привязка наследственных отношений – закон последнего места жительства наследодателя. Это общая коллизионная привязка для наследования движимого имущества, установления круга наследников, определения условий перехода прав на наследуемое имущество, принятия наследства и установления его состава. Данная норма используется, если кредиторы наследодателя предъявили иск к наследникам до принятия наследства.

Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в Государственный реестр Российской Федерации, – по российскому праву.




Общий статут наследования – право страны последнего места жительства наследодателя. Место жительства в российском законодательстве определяется как место, где лицо постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК РФ). По общему правилу квалификация понятия «место жительства» осуществляется в соответствии с российским правом (ст. 1187 ГК РФ). Правопорядок, регулирующий отношения по наследованию, не тождествен личному закону наследодателя (ст. 1195 ГК РФ), хотя может совпадать с ним.

Специальная норма абз. 2 п. 1 ст. 1224 ГК РФ посвящена наследованию недвижимого имущества, в том числе внесенного в Государственный реестр. В первом случае компетентным правопорядком будет правопорядок страны места нахождения имущества, во втором – российское право. Законодательно закреплена дифференциация регулирования в зависимости от категории вещей – движимых и недвижимых (условных недвижимостей). Вместо исходного начала единства наследственной массы и применения общего коллизионного принципа к наследованию установлено расщепление коллизионной привязки применительно к разным частям наследства.

Для особой разновидности недвижимости – объектов, внесенных в Государственный реестр, – установлена привязка к российскому праву. Речь идет об имуществе, которое квалифицируется как недвижимое в силу указания закона. В отношении таких объектов ст. 1224 ГК РФ использует не принцип места нахождения вещи, а закон места государственной регистрации. Эта привязка представляет собой исключение из общего правила об определении правопорядка, применимого к вещным правам (ст. 1207 ГК РФ).



В доктрине отмечается, что коллизионные нормы п. 1 ст. 1224 ГК РФ фактически лишают наследство таких его важнейших характеристик, как единство и целостность (М. С. Абраменков). Для целей регулирования отношений по наследованию целесообразно использовать единую коллизионную привязку. Коллизионно‑правовое регулирование наследственных отношений на основе дифференциации имущества не соответствует современным направлениям развития МЧП и порождает серьезные практические проблемы. Единый принцип установления наследственного статута в максимальной степени отвечает сущности наследования как универсального правопреемства.

Коллизионная привязка, определяющая способность лица к составлению и отмене завещания (в том числе в отношении недвижимого имущества), форму завещания или акта его отмены, – право страны места жительства завещателя на момент составления акта (п. 2 ст. 1224). Завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права. Эта коллизионная норма отличается от общего коллизионного правила, определяющего наследственный статут.



Для определения завещательной дееспособности не имеют значения следующие моменты:

1) совершение завещания не в стране места жительства завещателя, а в стране его временного пребывания или даже вне территории какого‑либо государства (на морском судне в открытом море);

2) право страны места жительства завещателя в момент составления завещания может не совпадать с его личным законом;

3) отношения по наследованию могут определяться другим правопорядком (не тем, который определяет завещательную способность лица), если место жительства в момент составления завещания не совпадает с последним местом жительства завещателя или с местом нахождения недвижимости.

13.6







Сейчас читают про: