double arrow

Коллизионное регулирование наследования движимого и недвижимого имущества


С точки зрения коллизионного регулирования наследования движимого и недвижимого имущества государства придерживаются дух систем:

1) универсальная система (единство наследственного имущества и применимого права). Вся совокупность наследственного имущества, движимого и недвижимого, независимо от места его нахождения подчиняется единому закону (Германия, Австрия, Нидерланды, Португалия, Швеция);

2) раздельная система (деление наследственного имущества и применимого права в зависимости от вида имущества). Осуществляется разделение между недвижимым имуществом, наследование которого подчиняется закону его места нахождения, и движимым, подчиненным другому правовому режиму (Бельгия, Франция, Люксембург, Ирландия, Великобритания). Формируются несколько различных наследственных масс, не зависимых друг от друга. Все движимое имущество, где бы оно ни находилось, рассматривается как единый имущественный комплекс.

Традиционно в международном наследственном праве имеет место расщепление коллизионной привязки для определения режима имущества в зависимости от его категории: «Наследование движимого имущества регулируется правом последнего домицилия наследодателя, наследование недвижимого имущества регулируется правом места нахождения имущества» (ст. 3098 ГК Квебека). При определении судьбы наследственных движимостей в большинстве государств учитывается закон последнего места жительства наследодателя на момент смерти: «При наследовании по закону в отношении движимого имущества применяется право места жительства наследодателя на момент смерти» (ст. 149 Закона Китая о наследовании (1985 г.).




Причина такого регулирования – движимость может легко изменить свое место; например, вклады в банках могут мгновенно, путем банковского перевода перемещаться в другое полушарие (И. С. Перетерский, С. Б. Крылов). В настоящее время наследственное право является почти единственной областью (кроме режима имущества супругов в семейном праве), где право на движимое имущество определяется личным законом (господствующее коллизионное начало – принцип места нахождения вещи).

Отличие движимой вещи от недвижимой для целей коллизионного регулирования заключается в том, что правовое регулирование обращения недвижимой вещи обусловлено местом ее нахождения и предполагает совершение каких‑либо административных актов. Когда факт нахождения вещи в иностранном государстве обусловливает особый порядок перехода права собственности на эту вещь, можно говорить о недвижимости (В. Л. Толстых).

Сложности, связанные с расщеплением коллизионной привязки, усугубляются различным пониманием движимого или недвижимого имущества. Неизбежно возникает вопрос: право какого государства определяет, является данная вещь движимой или недвижимой? В большинстве стран решающим считается право места нахождения имущества, а в отношении нематериальных предметов, не имеющих реального места нахождения, ответ должен быть дан правом того места, которое представляет близкую аналогию с местом нахождения материальных вещей (М. Вольф). В большинстве юрисдикций установлено правило: «Право государства, в котором расположено имущество, определяет, является ли такое имущество недвижимым или движимым» (ст. 18.2 Закона ОАЭ).



В США наследование движимого имущества осуществляется по закону последнего места жительства наследодателя. Наследование недвижимостей по завещанию и в силу закона регулируется правом места нахождения вещи. Однако нормы этого права «об обязательной доле в наследстве не применяются, если умерший был домицилирован за пределами данного штата на момент смерти и на момент, когда он приобрел недвижимость, и он не оставил на момент своей смерти домицилированных в данном штате наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве… Если покойный умер домицилированным в данном штате и оставил… наследника, имеющего право на обязательную долю в наследстве, который на этот момент был домицилирован в данном штате, стоимость этих недвижимостей учитывается при расчете части имущества, которой наследодатель может распорядиться свободно, и при удовлетворении требований на обязательную долю» (ст. 3533, 3534 ГК Луизианы).



В ФГК установлено, что расположенные во Франции принадлежащие иностранцам недвижимости подчиняются французскому праву. Судебная практика вывела из этой нормы ФГК коллизионное правило по вопросам наследования. Односторонняя коллизионная норма послужила основанием для построения двусторонней коллизионной нормы: наследование недвижимого имущества по закону и по завещанию определяется законом места нахождения недвижимости. В отношении наследования движимого имущества практика французского Кассационного суда придерживается подчинения этих правоотношений личному закону наследодателя, который трактуется как закон домицилия. Квалификация имущества как движимого или недвижимого осуществляется по закону суда.

Французское право содержит правило «французской доли». Это право возникает при наличии наследства (движимых вещей), частично находящегося во Франции, и при наличии наряду с наследниками‑иностранцами таких французских граждан, которые являются наследниками по французскому праву, но не имеют наследственных прав согласно компетентному иностранному закону. В этом случае французские граждане могут из находящейся во Франции части наследства получить долю, которая причиталась бы им по французскому праву из всего наследства в целом.

В отношении наследственной массы право ФРГ придерживается единого коллизионного принципа: ко всему наследству в целом (как к движимой, так и к недвижимой его части) применяется личный закон наследодателя – его национальный закон (закон гражданства) в момент смерти. Вопросы действительности завещательных распоряжений, определяющих судьбу недвижимости, решаются с учетом требований права места нахождения недвижимости.

13.4

Международно‑правовое регулирование наследственных отношений

Наследственное право, как и брачно‑семейное, – основная область возникновения «хромающих отношений». В доктрине отмечается, что самыми эффективными способами уменьшения таких отношений выступают гармонизация национального коллизионного права и унификация коллизионных норм, однако в сфере международного наследственного права принято очень небольшое количество универсальных межгосударственных соглашений.

Согласно Конвенции о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений (г. Гаага, 5 октября 1961 г.), форма завещательного распоряжения считается действительной, если она соответствует:

– праву места совершения акта;

– праву того государства, гражданином которого был завещатель в момент составления завещания или смерти;

– закону страны, в которой наследодатель проживал в момент составления завещания или смерти;

– праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания или смерти.

Конвенция 1961 г. допускает, что законодательство страны места нахождения недвижимого имущества также учитывается при установлении компетентного правопорядка. Кроме того, Конвенция устанавливает применение правопорядка по принципу наиболее тесной связи. Если лицо не менее пяти лет проживает на территории одного государства, но остается гражданином другого государства, предусматривается применение права государства гражданства. Индивид имеет право выбора предпочтительной правовой системы.

Конвенция содержит правила о совместном завещательном распоряжении двух или более лиц. Форма совместного завещания подчиняется коллизионным правилам, установленным для обычного завещания. Вопрос, имеет ли лицо домицилий в данном государстве, решается по праву этого государства. Иностранное право не применяется, если такое применение противоречит публичному порядку соответствующего государства.

Конвенция, предусматривающая единообразный закон о форме международного завещания (г. Вашингтон, 26 октября 1973 г.), включает Единообразный закон о форме международного завещания и устанавливает, что:

– государство вносит в свое законодательство правила составления международного завещания;

– договаривающиеся государства обязаны создать институт уполномоченных лиц, которые будут действовать в отношении международного завещания. За пределами государства функциями таких лиц облечены консульские и дипломатические представители.

Завещание должно быть собственноручно выполнено наследодателем и им подписано. Наследодателю вменяется в обязанность сделать заявление в присутствии двух свидетелей и уполномоченного лица. Если наследодатель не в состоянии подписать завещание, он оповещает об этом уполномоченное лицо (о чем делается запись в завещании) и указывает, кто подпишет завещание от его имени. Наследодатель руководствуется правом того государства, на территории которого действует уполномоченное лицо.

Конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц (г. Гаага, 2 октября 1973 г.) предусматривает создание международного сертификата, определяющего лиц, уполномоченных управлять движимым имуществом умершего. Сертификат, составленный в одном государстве‑участнике, признается в других государствах‑участниках. Сертификат составляется компетентным органом (судебной или административной инстанцией) государства места обычного проживания умершего в соответствии с его внутренним правом. Допускается применение права страны гражданства умершего. Для этого власти государства гражданства и государства проживания должны сделать совместное заявление. Закон гражданства применяется, если индивид проживал в стране, выдавшей ему сертификат, не менее пяти лет непосредственно до момента смерти.

Международный сертификат позволяет собирать информацию о составе наследственной массы, выявлять объем имущества, определять оптимальные цены при продаже имущества для ликвидации долгов наследодателя. Конвенция 1973 г. предоставляет владельцу сертификата право предъявлять иски в стране места выдачи сертификата, заключать мировые соглашения, разделять и продавать имущество.

Гаагская конвенция о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании (1985 г.), устанавливает: лицу, передающему наследуемое имущество, рекомендуется самостоятельно избрать право и сформулировать мотивы своего выбора в специальном акте. Если выбор права не состоялся, то действуют предписания той правовой системы, с которой наследование доверительной собственности наиболее тесно связано. Наиболее тесная связь существует с законодательством страны, на территории которой действует доверительный собственник наследуемого имущества (группа собственников, объединенных в корпоративное образование), либо с законодательством государства, в пределах которого находится центр управления трастом или фондом.

Гаагская конвенция о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества (1989 г.), устанавливает возможность выбора права по принципу наиболее тесной связи для регулирования отношений в сфере наследования недвижимого имущества. Оформление выбора права осуществляется посредством соответствующего заявления. Форма заявления и его содержание определяются законом страны места составления акта. Применение законодательства государства, с которым лицо – субъект правоотношения имеет наиболее тесную связь, возможно, если право государства места составления акта не указывает, какими именно нормативными актами следует руководствоваться.

Недопустимо возникновение наследственных притязаний друг к другу у лиц, находящихся под юрисдикцией разных государств, если не ясна очередность, в которой осуществляется призыв к наследованию. Конвенция провозглашает взаимосвязь между правом государства, которому лицо хотело бы подчинить режим наследования недвижимого имущества, и объемом этого имущества.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (г. Минск, 22 января 1993 г.) закрепляет принцип равенства в наследовании по закону и по завещанию граждан договаривающихся государств (принцип национального режима). Право наследования определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой наследодатель имел постоянное место жительства. Право наследования недвижимого имущества подчиняется законодательству стороны, на территории которой находится имущество.

Споры, возникающие из наследственных отношений, рассматриваются:

– в отношении недвижимого имущества – в учреждениях страны места нахождения недвижимости;

– в отношении движимого имущества – судами государства, на территории которого наследодатель имел место жительства в момент смерти.

Коллизионные вопросы завещательной способности и формы завещания определяются по праву страны места жительства наследодателя в момент составления завещания. Завещание или акт его отмены не могут быть признаным недействительными вследствие несоблюдения формы, если форма удовлетворяет требованиям права страны места составления завещания.

В Конвенции 1993 г. установлена «цепочка» коллизионных норм, регулирующих наследственный статут:

1) право наследования движимого имущества определяется законом той стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства;

2) право наследования недвижимого имущества определяется законом той стороны, на территории которой это имущество находится;

3) способность лица к составлению завещания и его отмене, форма завещания и его отмена определяются законом той стороны, на территории которой завещатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания;

4) завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она соответствует требованиям закона места составления завещания.

Наследственные права иностранцев в России и российских граждан за рубежом главным образом регламентируются в консульских конвенциях и двусторонних договорах о правовой помощи. Основные положения двусторонних договоров РФ о правовой помощи в сфере наследственных правоотношений:

1) граждане одной стороны в области наследства приравниваются к гражданам другой стороны, т. е. за иностранцами признается способность наследовать по закону и завещанию наравне с собственными гражданами; наследственное имущество переходит к наследникам‑иностранцам на тех же условиях, которые применяются к собственным гражданам;

2) наследование граждан одной стороны на территории другой допустимо только в отношении тех видов имущества, которые по закону данного государства могут быть объектом наследования для его собственных граждан. В этом отношении принцип национального режима применяется независимо от его закрепления в договоре;

3) объектом завещательного распоряжения на территории одной стороны гражданами другой стороны может быть все то, что по закону государства пребывания может быть объектом завещательного распоряжения ее собственных граждан;

4) проблема, в компетенцию органов какого государства входит производство по делу о наследстве, подлежит коллизионному регулированию на основе специальных привязок: при наследовании движимого имущества компетентно учреждение юстиции той страны, где наследодатель имел последнее постоянное местожительство; при наследовании недвижимости – учреждение юстиции той страны, где это имущество находится;

5) установлена возможность раздельной компетенции по отношению к имуществу, находящемуся на территории одного из договаривающихся государств – наследование недвижимости регулируется правом этого государства, а наследование движимых вещей – по закону другого договаривающегося государства, на территории которого постоянно проживал наследодатель или чьим гражданином он являлся на момент смерти;

6) завещательная правоспособность гражданина определяется по личному закону наследодателя (гражданства или домицилия);

7) форма завещания определяется правом страны, на территории которой наследодатель имел последнее место жительства;

8) действительность завещания определяется правом места его составления;

9) завещание признается действительным с точки зрения формы, если она соответствует требованиям:

– права места составления завещания;

– права государства гражданства наследодателя в момент смерти;

– права государства, на территории которого наследодатель был домицилирован в момент смерти или составления завещания;

– права государства, на территории которого находится недвижимое имущество, если речь идет о наследовании такого имущества.

В договорах о правовой помощи, заключенных в 90‑х гг. XX в. и позже, выделяются особые случаи коллизий – в области оглашения завещаний. В договоре между Россией и Польшей специально указывается, что завещание вскрывает (оглашает) орган договаривающейся стороны, на территории которой находится завещание. Копия завещания и протокола о вскрытии (оглашении) пересылается органу, компетентному вести дело о наследовании.

Защита наследственных прав российских граждан за рубежом возложена на консулов и регулируется положениями консульских конвенций. Российские граждане имеют право на получение наследственного имущества, если наследование открывается за рубежом. Право наследования возникает на основе иностранного закона, соответственно, российские граждане признаются наследниками по праву того государства, которое применяется к наследственному статуту.

Консульские конвенции (с Великобританией, КНР, США, Швецией) содержат основные положения в сфере наследственного права:

1) консул принимает меры для охраны оставшегося после смерти гражданина его страны имущества. Движимое имущество передается консулу с тем, чтобы он поступил с ним в соответствии со своим национальным правом;

2) власти государства пребывания обязаны известить консула об открытии наследства в пользу гражданина государства аккредитования;

3) консул имеет право представлять интересы граждан своего государства, претендующих на долю в наследственном имуществе в государстве пребывания;

4) консул является законным представителем граждан своего государства по вопросам наследования в судах и других органах государства пребывания.

Представительство консула продолжается до тех пор, пока сам наследник не возьмет на себя защиту своих прав или не назначит своего представителя. В судебной практике некоторых штатов США, требующих личного участия наследника при рассмотрении наследственных дел, принимается как соответствующее интересам наследников, проживающих за границей, их представление консулами (Л. П. Ануфриева).

13.5







Сейчас читают про: