double arrow

XV. Ле Ман. Дом Адама и Евы. XVI в. Похищение Деяниры


Прежде чем продолжить разбор сцен на доме Адама и Евы, мы должны предупредить читателя, что в слегка завуалированном виде наш анализ содержит раскрытие тайны, которую обычно обозначают как тайну двух Меркуриев . Наше объяснение, однако, не выдерживает строгой критики, и при ближайшем рассмотрении в нём можно обнаружить ряд противоречий и неувязок. Так, мы вполне законно признаём, что изначально существует только одна ртуть, а вторая — её производное. Стоило бы, однако, привлечь внимание к различию в их свойствах и показать таким образом — сколь бы дико это ни звучало и сколь бы неправдоподобно ни выглядело, — чем они отличаются друг от друга, как их идентифицировать и как непосредственно выделить жену Серы, мать камня из недр нашей изначальной матери. Можно было бы, правда, прибегнуть к привычной аллегории, кабале или умолчанию. Но наша цель — помочь тем, кто недостаточно хорошо знаком с языком притч и метафор, а потому нам приходилось обходиться без аллегорий и кабалы. Может, лучше было бы, по примеру наших предшественников, вовсе опустить этот вопрос? Мы так не думаем. Зачем, право, объяснять что-либо тому, кто всё знает и не нуждается в наших советах? Мы предпочли привести очевидное доказательство ab absurdo , которое позволяет раскрыть упорно оберегавшуюся до сих пор тайну. Впрочем, этот приём не мы выдумали. И пусть авторы — а их немало, — которые обошли подобные противоречия, бросают в нас камень!




Над петухами, стерегущими вазу с фруктами — сцена больших размеров, к сожалению, сильно повреждённая, где кентавр Несс похищает Деяниру [рис. XV].

По легенде, завоевав руку Деяниры в награду за победу над речным богом Ахелоем[160], Геракл вместе со своей женой решил переправиться через реку Эвен[161]. Находившийся поблизости Несс взялся перевезти Деяниру на тот берег, Геракл опрометчиво согласился и вскоре увидел, что кентавр пытается её похитить. Пущенная твёрдой рукой Геракла стрела, смоченная в крови гидры, поразила похитителя. Умирая, Несс посоветовал Деянире смочить хитон уже своей кровью под предлогом, что такой хитон якобы поможет ей вернуть мужа, если тот предпочтёт Деянире другую женщину. Через какое-то время доверчивая супруга узнала, что Геракл, победив Эврита, собрался жениться на его дочери Иоле[162], и послала ему смоченный в крови кентавра хитон. Только тот его надел, как почувствовал жесточайшую боль. Не в силах выдержать такие мучения, он бросился в пламя костра, который сам же разжёг на горе Эта[163]. Когда страшная новость дошла до Деяниры, та покончила с собой.

В этом рассказе повествуется о последних операциях Магистерия: налицо аллегория ферментации камня золотом, которая ориентирует эликсир на царство минералов и ограничивает его использование трансмутацией металлов.



Несс представляет философский камень, направленность, действие которого ещё не установлены и не сведены ни к какому из миров — цвет его при этом варьируется от карминового до алого. По-гречески Νήσος — пурпурная одежда (vêtement de pourpre ), хитон, смоченный в крови кентавра — «который сжигает, подобно адскому огню», — обозначает совершенство окрашенного камня, достигшего высшей зрелости.

Геракл олицетворяет Серу золота (soufre de l’or ), чрезвычайно стойкую к действию самых едких веществ. Его стойкость преодолевается лишь красной одеждой, или кровью камня (sang de la pierre ). При одновременном действии огня и тинктуры золото принимает цвет камня, а в обмен придаёт ему качества металла, утерянные им в процессе работы. Гера (Junon), царица Делания, освящает таким образом доброе имя и славу Геракла, чьё мифологическое обожествление находит материальное воплощение в ферментации. Само имя Геракл, 'Ηρακλής означает, что именно выполнение порученных Герой работ послужило к его вящей славе. Слово 'Ηρακλής образовано из 'Ηρα (Гера, Junon ) и κλέος (слава, известность, gloire, réputation, renommée ). Деянира, жена Геракла, олицетворяет меркуриальное начало золота (principe mercuriel de l’or ), которое выступает заодно с соединившейся с ним Серой, но затем не может устоять перед жаром огненного хитона. Греческое Δηϊάνειρα происходит от Δηϊοτής (вражда, борьба, агония, hostilité, lutte, agonie ).



На одном из выступающих столбов сбоку от мифологической сцены, эзотерический смысл которой мы только что выяснили, изображена львиная голова с крыльями, на другом — пёсья голова. Эти же звери представлены целиком на арках ворот в Витре [XIV]. Крылья у льва, иероглифа нелетучего сгустившегося начала, обычно называемого Серой, показывают, что исходный растворитель (dissolvant primitif), разлагая металл и возвращая ему первоначальные характеристики (réincrudant ), придаёт Сере летучесть, без которой соединение с Ртутью невозможно. Некоторые авторы описывали эту важнейшую операцию как единоборство орла и льва, летучего и твёрдого начал — это единоборство мы подробно разобрали в другой своей работе[164].

Символической же собаке, прямому преемнику египетского бабуина, право на гражданство в ряду алхимических фигур предоставил Артефий. Он упоминает о хорасанском кобеле (chien de Khorassan ) и армянской суке (chienne d’Arménie), как об эмблемах Серы и Ртути, родителей камня[165]. Если слово 'Αρμενος означает необходимое или должным образом подготовленное (ce dont on a besoin, ce qui est préparé ) и указывает на пассивное женское начало, то хорасанский кобель, или Сера, получил своё прозвище от греческого Κόραξ (ворон, corbeau )[166]. Это последнее слово обозначало также некую чёрную рыбу (poisson noirâtre ), о которой, если бы нам было позволено, мы бы поведали весьма любопытные вещи.

Сыны науки («fils de science»), благодаря своему упорству достигшие порога святилища, понимают, что после знания того, чтó есть универсальный растворитель — единая мать, принявшая образ Евы, следует понять, что такое Сера металла (soufre metallique), первый сын Адама, действительный родитель камня, получивший имя Каина. Каин означает обретение (acquisition ), и Мастер первым делом обретает бешеного чёрного пса (chien noir et enragé ), о котором упоминают герметические тексты, или ворона (corbeau ), первый признак Магистерия (premier témoignage du Magistére). Согласно Космополиту, это ещё и рыба без костей, рыба-прилипала (poisson sans os, échénéis ou rémord ), «которая плавает в нашем философском море». Жан-Жоашен д'Эстингуэль д'Енгрофон[167]заявляет, что, «поймав Remora [168], рыбу редкую, если не единственную в огромном море, ловлю можно прекратить и полностью сосредоточиться на её приготовлении, жарений и выборе специй». И хотя лучше не вынимать рыбу из среды обитания, оставляя в случае надобности достаточно воды, чтобы поддерживать её жизненные функции, те, кто любопытства ради всё же её достанут, смогут удостовериться в точности и истинности наших философских посылок. Крошечная по сравнению с общим объёмом рыбка чаще всего напоминает круглую, но иногда эллиптическую двояковыпуклую линзу. Вид этой пуговки скорее землистый, чем металлический. Она лёгкая, неплавкая, но легкорастворимая, твёрдая, ломкая, хрупкая, чёрная с одной стороны, беловатая — с другой, фиолетовая на изломе. В её многочисленных названиях находит отражение её форма, окраска или определённые химические особенности. Именно эта рыба — тайный прототип всем известного голыша (купальщика, baigneur ) из пирога с сюрпризом, подаваемого в день Богоявления (galette des rois), боба (fève, κύαμος — пароним слова κυανóς, noir bleuâtre, иссиня-чёрный ), волчка-сабо (sabot , βέμβηξ)[169]— Это также кокон (cocon , βομβύκιον) и червь (ver ), по-гречески βóμβηξ, что очень похоже на греческое же название волчка-сабо (корень βóμβος означает, строго говоря, шум от вращающегося волчка). Это ещё и маленькая чёрная рыбка (petit poisson noirâtre) широколобка (chabot), откуда Перро взял своего Кота в сапогах (Chat botté ), пресловутого маркиза Карабаса (Carabas от Κάρα, tête, голова и βασιλεύς, roi, король ) герметических легенд, собранных под общим названием Сказки матушки Гусыни (Contes de ma mère l’Oie ), которые так любит наша детвора; это, наконец, сказочный василиск (basilic ) — βασιλικόν, наш королёк (régule, regulus , petit roi) или roitelet (βασιλισκος), башмачок из беличьего меха (pantoufle de vair ) (бело-серый), то есть башмачок бедной Золушки (Cendrillon)[170], плоская рыбёшка морской язык , по-разному окрашенная с двух сторон, чьё французское название (sole ) восходит к солнцу (soleil , лат. sol, solis ) и т. д. В устной же речи Адепты всегда называют её фиалкой (violette ), первым цветком, который на глазах у Мудреца появляется и расцветает в весеннюю пору Делания, придавая новую окраску зелени цветника…

Но тут нам следует остановиться и умолкнуть по примеру Николя Валуа и Кверцетануса, единственных, насколько нам известно, раскрывших, что надо понимать под определением Серы, золота и герметического солнца .







Сейчас читают про: