double arrow

XV. Жизненное призвание

Какое прекрасное слово - призвание... Чистое и высокое. Когда мы говорим: "он нашел свое призвание", то имеем в виду, что человек обрел себя самого в любимом занятии, отдается ему полностью, без остатка, трудится и служит не за деньги, не как ремесленник, а из любви к творчеству и созиданию.

Вникая в значение этого слова, постигаем, что призвание дается человеку свыше. Ведь каждого из нас Господь наделил определенными талантами и способностями. И нет человека, совершенно лишенного дарований. Входя в разум и набираясь сил, мы ощущаем склонность к тому или иному предмету, занятию. Один увлекается языками, другой музыкой, а кто-то дни и ночи напролет сидит один на один с шестеренками, поршнями, разобранными двигателями, и бывает с ним по изречению поэта: "Счастливые часов не наблюдают". Как важно прислушиваться к собственному сердцу и не ошибиться в выборе того дела, которое должно стать не просто нашей профессией, специальностью, но именно призванием. Таким образом, не все зависит от Призывающего, но многое и от того, кто призван.

Из прошлой главы мы помним, какие главные добродетели присущи настоящему ученику. А сейчас побеседуем немного о другом - о таланте. Никто никогда не сможет объяснить, почему один имеет прекрасный от природы голос, а другой так владеет словом, что его уста впору назвать "медоточивыми". Это тайна Божия. Талант, данный нам от рождения, подобен необработанному алмазу. Дивен этот прозрачный, твердый камень, только что извлеченный из глубины "сибирских руд"! Ради него стоило перелопачивать пуды и пуды пустой породы. Но сколь ни замечателен алмаз, бриллиант отличается от него, как небо от земли. Бриллиантом мы называем алмаз отполированный, искусная огранка которого требует кропотливого и тончайшего труда.




Вот на этот труд часто бывают не готовы талантливые люди, особенно если окружение расточает им без счета похвалы и комплименты. Уязвившись сладостью первого успеха, приписав его себе, а не Богу, не умея благодарить Создателя за тайные и явные милости, одаренный, но не просвещенный духовно человек впадает в грех гордыни и самообольщения. Он успокаивается на достигнутом, теряет чувство недовольства самим собой, все приносит в жертву собственному тщеславию. "...Кто не собирает со Мною, тот расточает", - говорит Христос. Собирать со Христом - значит посвятить свой талант Даровавшему его и отдать на служение людям во славу имени Божия. Расточать - значит радеть только о прославлении своего имени, действовать не из соображения общей пользы, а из низменной корысти и самолюбия.



Если Бог действительно даровал тебе талант, не гордись, но бойся. Бойся, чтобы Господь не отнял дарованное за небрежение о нем или за неумение хранить, как должно, или за неправильное употребление.

Сознавая за собой некую способность или умение, помышляй об ответственности перед Богом, сказавшим: "И от всякого, кому дано много, много и потребуется..." Не получивший дара судим будет снисходительнее, чем получивший. Строг и взыскателен суд над тем, кто получил, но не умножил дарование во славу Господа.

Вот почему талантливый человек должен быть одновременно и тружеником. "Другие достойны отдыха, но не я", - смиренно рассуждает таковой. И чем более он трудится, шлифует, полирует, придает блеска и сияния драгоценному камню души своей - тем более увеселяет Господь раба Своего радостью, награждает миром и спокойствием совести. Если и хвалят христианина люди, облагодетельствованные им, примиренные, утешенные, просвещенные, у него давно готов для них ответ, который состоит всего лишь из двух кратких, но идущих от души слов: "Слава Богу!" Мне кажется, что девизом каждого творческого человека должен стать стих из псалма Давидова: "Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу!"

Много на свете существует призваний. И какое бы ни избрал христианин для себя в качестве служения, он обязательно должен стремиться к совершенству - не ради честолюбия или корысти, а ради славы Божией. Часто в миру, на языке расхожих понятий, овладение занятием в совершенстве именуется профессионализмом. Это качество ценится всеми, ибо говорит само за себя. Если ты называешь себя верующим, то и спрос с тебя двойной. Ведь твою работу, плоды твоих трудов люди всегда будут оценивать с пристрастием: "Сейчас посмотрим, как там у них, верующих!" Вспомним: все, что ни делал Христос, делал хорошо, так что простой народ дивился и прославлял Бога. Это и нам пример. Выбирай, либо о тебе разочарованно скажут, судя по твоим делам: "А еще верующий!" - либо с одобрением и уважением засвидетельствуют: "Он не мог сделать плохо, он же верующий". Дай, Господи, чтобы у читателей этой книги всегда было в жизни только последнее и чтобы каждый из них был настоящим мастером, виртуозом своего дела - в науке ли, в искусстве, в служении людям! Поэтому будем бегать, начиная со школьных лет, безделья, лени, праздного препровождения времени. Да и время ли лениться?! Нет, но с бодростью, с молитвой и благой надеждой пусть идет каждый выбранной им дорогой скромного и самоотверженного труда, как говорили в старину, "церкви во славу, родителям на утешенье, себе во спасенье!"

На этом можно было бы и закончить главу, но под занавес, как всегда, сердцу пишущего бывает тесно от мыслей, просящихся на бумагу. Издавна считается, что среди разнообразных и благородных служений самых высоких на земле три. Учительство, врачевание и священство. Почему, как вам кажется? Я думаю потому, что в основе всех трех служений лежит любовь. А ведь любовь, милосердие - от Бога, и Сам Он благоволит именовать Себя Любовью. Это значит, что без живого сострадания к людям, без благоговения перед бессмертной человеческой душой, без интереса к человеческой личности и думать нельзя о служении учителя, врача или пастыря. Иначе постигнет вас печальная участь известных героев литературных произведений. Образ врача, потерявшего любовь к пациентам, выведен в знаменитом рассказе А.П.Чехова "Ионыч". Врач, изменивший своему призванию, становится рвачем. Произведение того же автора "Человек в футляре" вскрывает трагедию учителя, который по той же самой причине превратился в мучителя для своих учеников. О священнике же, не достойном своего сана, честно говоря, даже и упоминать не хочется. Может быть, потому, что большинство из взрослых читателей этой книги воспитаны в безбожное время на нарочито подобранных отрицательных примерах такого рода и притом часто уродливо искаженных в угоду господствующему антицерковному мировоззрению. Как бы то ни было, но для священника потерять любовь - это самое страшное, потому что священство и есть по преимуществу служение любви.

Любовь - высокий дар. Может быть, он является самым великим талантом из всех перечисленных. Помните, как Христос Спаситель трижды вопрошал Апостола Петра: "Симон Ионин! любишь ли ты Меня?" А потом, каждый раз получая утвердительный ответ, повелевал: "...паси овец Моих". Значит, не любя Христа и не исполняя Его заповеди о любви к людям, никто не должен бы и думать о священстве.

Божественная Христова любовь, любовь пастырская - дар драгоценный. И хранить этот дар должно в чистом, непорочном сосуде. Вот почему святая Церковь непременно требует от будущих пастырей непорочности, чистоты души и тела. Иначе говоря, тому, кто задумал посвятить себя священнической стезе, подобает, как зеницу ока, хранить свою невинность, девство. То же относится и к служению матушки - супруги будущего священника. До венчанного брака они призваны быть как чистые голуби, хранить сердца в целомудрии, не допуская растленному духу времени ввергнуть их в нечистоту блудного падения.

В одной из будущих глав, посвященных любви и браку, мы подробнее поговорим о целомудрии - главной добродетели, необходимой юношеству для сохранения и развития нравственной жизни.

А ныне подведем итоги сказанному.

Благонамеренный юноша! Девица-христианка! Вам не известна еще вполне будущность ваша. Но если вы мечтаете о служении высоком и поприще благородном, берегите вашу невинность! Будьте тверды и мужественны в том, чтобы, встретив соблазны, победить их с Божией помощью. От вас зависит, погибнуть ли нераспустившемуся бутону на корню или, выдержав полуденный зной, раскрыться Богу и людям в чистоте и чести истинного призвания!






Сейчас читают про: