double arrow

Биомедицинской этики


Возникновение биомедицинской этики связано с рядом обстоятельств. П е р в о е из них – необходимость и потребность осмысления и нравственной оценки бурно развивающихся исследований в сфере биологии и медицины. Их достижения явственно продемонстрировали возможность и опасность отношения к человеку как объекту наблюдения, экспериментирования и манипулирования. Причиной этого стали грандиозные изменения, которые произошли в техническом и технологическом перевооружении медицины ХХ в., кардинальные сдвиги в медико-клинической практике, которые нашли свое выражение в успехах генной инженерии и клонировании, трансплантации органов, новейших биотехнологиях, возможностях длительного поддержания жизни умирающего пациента. В этих условиях стала актуальной необходимость совершенствования не только биомедицинских технологий, но и этико-гуманистических факторов в профессиональной деятельности медиков и биологов.

К тому же стала особенно заметна некорректность выведения аксиологических, нравственных и гуманистических ценностей за пределы системы научного знания, которая наиболее явственно обнаружила себя в области биомедицинских исследований. Потребовалось переосмысление парадигмы ценностной нейтральности научного знания, характерного для технократического мышления классической науки вообще и технико-инженерной модели взаимоотношения врача и пациента частности, в рамках которой человек рассматривался как объект экспериментирования и манипулирования. Становление такой новой междисциплинарной области исследований, как биоэтика, способствовало актуализации более адекватной модели взаимоотношения врача и пациента, основанной на современных гуманистических и демократических ценностях.




В т о р ы м обстоятельством, обусловившим не только правомерность, но и необходимость возникновения и функционирования биомедицинской этики, выступает постоянно увеличивающееся в условиях гуманизации общества внимание к правам человека. Фундаментальной проблемой современной биомедицинской этики становится защита прав человека(в медицине – это права пациента, испытуемого и т.д.) при его соприкосновении – вынужденном или добровольном – с медико-биологическими воздействиями и манипуляциями.

Задачей биомедицинской этики становится охрана жизни и здоровья, рассматриваемых как право каждого человека, а не приоритетное право ограниченного круга лиц (медиков и биологов), которые ранее считали это своей корпоративной профессиональной привилегией. Такая трактовка современной биомедицинской этикой взаимодействия заинтересованных сторон связана с определенными традициями культуры, в частности, со значимостью правовых институтов в демократическом обществе. Именно право человека на охрану своего здоровья определяет сегодня многие этические и юридические проблемы в сфере практической медицины и медико-биологических исследований и требует своего правового регулирования.



Однако, если взаимовлияние нравственного и научного дискурсов в биомедицинской этике весьма органично, так как ее центральной проблематикой как раз является разработка нравственных норм и принципов, регламентирующих человеческое поведение в науках о жизни, человеке, живой природе (биосе), то оформление правового статусабиоэтики находится, к сожалению, пока еще в стадии становления. Правда, к концу ХХ в. уже многие ученые призывали к созданию свода специальных законов для регулирования научных исследований в области медицины и биологии и даже к введению научного трибунала для решения спорных научных вопросов, а в европейском биоэтическом сообществе возникает такое понятие, как биоправо (biolaw).

Сегодня западная модель биоэтики – это институционально организованная социальная технология с системой стандартизированных либеральных ценностей, обеспечивающих соблюдение личных прав и свобод человека в области биологии и медицины. Защита прав граждан от негативных последствий применения современных биомедицинских технологий осуществляется здесь посредством разработанных этических кодексов, законов, повышения сферы ответственности профессионалов-медиков и биологов, расширения их социальных обязанностей, закрепленных не только на личном, нравственном, но и на правовом уровнях. Этические механизмы контроля за действиями врачей и ученых дополняются развитой системой правового регулирования, формированием специальных биоэтических комитетов, совершенствованием биоэтического образования.



Биоэтические (этические) комитеты – специальные структурные подразделения для проведения независимого этического контроля, обязательного для всех биомедицинских исследований. Впервые возникли в 50-х гг. ХХ в. в США, после скандала, связанного с нарушением этических норм в процессе исследования нового препарата против сифилиса, с целью проведения официальной этической экспертизы исследований, финансируемых из федерального бюджета. В настоящее время в США биоэтические комитеты имеют статус государственных, а обязательной этической экспертизе подлежат не только биомедицинские, но и психологические, антропологические и др. исследования, если они проводятся на человеке или на животных. В Европе биоэтические комитеты создаются на иной, скорее общественно-профессиональной основе. С 1967 г. они создаются при больницах и исследовательских учреждениях Великобритании, затем Германии и Франции. Одна из целей и функций биоэтических комитетов – контроль за соблюдением при лечении и биомедицинских исследованиях основных принципов биомедицинской этики: уважения автономности и прав пациента, информированного согласия, справедливости, стремления к наилучшим результатам при минимизации риска. По мере расширения практики биомедицинских исследований их этическое сопровождение, осуществляемое этическими комитетами, становится во всем мире нормой. Сегоднякаждый исследовательский проект должен получить одобрение независимого этического комитета.

Складывается глобальная сеть этических комитетов, количество которых в мире ежегодно увеличивается более чем в сто раз. Издан ряд международных нормативных документов, ставших юридической основой деятельности комитетов, в числе которых Нюрнбергский кодекс (1947), Хельсинская декларация (1964), Конвенция Совета Европы “О правах человека в биомедицине” (1996) и др. В последние годы намечается новая тенденция: государственные и общественные этические комитеты объединяются в транснациональные экспертные структуры, которые озабочены этико-правовым регулированием исследований в разных, особенно развивающихся странах, в частности на постсоветском пространстве. Так, в июне 2003 г. в Софии под эгидой биоэтического американского Центра – Fogarty International Centre for Occupational and Environmental Safety and Health и Комитета по науке Совета Европы для стран СНГ был проведен семинар-конференция, где обсуждались основные принципы биоэтики, механизм их действия и организационные проблемы создания и функционирования биоэтических комитетов в странах СНГ, в частности в Республике Беларусь. В настоящее время этические комитеты уже активно действуют в России и Украине; у нас они находятся в стадии становления.

На постсоветском пространстве, в том числе и в Республике Беларусь, сложилась своя – “отечественная” модель, в которой биомедицинская этика рассматривается, прежде всего, как междисциплинарная, биологически ориентированная современная отрасль знания, анализирующая нравственные проблемы человеческого бытия, отношение человека к жизни и к конкретным живым организмам. Разработка нравственных норм и принципов, регламентирующих практические действия людей в процессе исследования природы и человека; оценка роли и места человека в рамках биологической реальности, статуса категорий жизни и смерти – таков диапазон отечественной модели биоэтики, основанной на достаточно расширительной трактовке ее проблемного поля и предмета. Однако вопросы организационно-правового обеспечения у нас пока не решены. Для развития биоэтики в том виде, как она принята на Западе – с развитой системой биоэтических комитетов и правового регулирования, у нас, к сожалению, нет объективных условий, что выражается в недостаточной распространенности научных знаний и юридической культуры – и в профессиональной медицинской среде, и среди населения; в недостаточной технической оснащенности биомедицинских исследований и др. Хотя многое в этом направлении уже делается.

Сегодня в области здравоохранения Республика Беларусь руководствуется нормами международного права и собственным законодательством. Основные принципы биомедицинской этики, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения, закреплены в концепции развития здравоохранения в республике (1995) и “Законе Республики Беларусь о здравоохранении” (1999).

Наряду с обеспечением правового, юридического, статуса разработка социально-этических принципов биологии и медицины нуждается и в определенной духовной поддержке и обосновании. Здесь большую роль призвано сыграть взаимодействие развивающейся биомедицинской этики с христианской моралью. Это взаимодействие происходит во всем цивилизованном мире, в том числе и в православных странах. Так, в России при Московской патриархии активно действует церковно-общественный совет по медицинской этике; в Беларуси при Минской патриархии планируется создание подобного совета.

Большой опыт накоплен по распространению идей биоэтики православным братством врачей при Минской Епархии Белорусского Экзархата. При Всехсвятском приходе в Минске организован Дом милосердия. Духовная и медико-психологическая поддержка безнадежно больным детям оказывается в Белорусском детском хосписе при онкологическом центре в Боровлянах.

Правда, в ряде биоэтических вопросов христианская церковь занимает весьма жесткую позицию: запрещается клонирование человека и его органов (особенно сердца), эвтаназия, искусственное зачатие и прерывание беременности, которое рассматривается как посягательство на жизнь будущей человеческой личности. В то же время женщина, вынужденная при прямой угрозе ее физическому и душевному здоровью прервать беременность, не отлучается от церкви, но обязана исполнять личные покаянные молитвенные правила, определяемые священником после исповеди. Допустимым и полезным считается клонирование изолированных клеток и тканей живых организмов, генотерапия, трансплантация отдельных органов, исследование и применение ряда современных молекулярно-генетических методов лечения.

Наконец, т р е т ь е обстоятельство, способствовавшее формированию и развитию биомедицинской этики, а также определению ее статуса было связано с процессом трансформации традиционной этики вообще и медицинской этики в частности.

Биомедицинская этика появилась во второй половине ХХ в. на фоне действующей тысячелетиями медицинской этики, а точнее – медицинской деонтологии, давно определившей свою нишу в системе общемедицинских и этических знаний. Вопрос заключался, казалось бы, лишь в разделе сфер их влияния, в “переделе собственности”, тем более, что не трудно было установить отличие “новой” биомедицинской этики от “традиционной” медицинской. Однако дело осложнилось тем, что в конце 60-х гг. формируется еще одно исследовательское направление – биоэтика (В.Р. Поттер), которая, в свою очередь, какое-то время вообще отождествлялась как с медицинской, так и с биомедицинской этикой, без разграничения этих понятий. Почти одновременно и параллельно с их возникновением и попытками разрешения назревших био- и медико-этических проблем с позиций антропоцентризма и гуманизма выдвигается еще одно новое понятие и направление – экологическая этика(А. Леопольд) – как ответ на грозящую миру экологическую катастрофу, вызванную в значительной степени именно антропоцентрической парадигмой отношения человека к миру.

Возникает вопрос: на что претендуют и на что способны все эти “старые” и новые отрасли этики? Какое место занимают они в общем поле этической проблематики, т. е. насколько они – “этики”? Отвечая на этот вопрос, мы должны прежде всего констатировать, что их появление, безусловно, лежит в русле современных этических тенденций.

Не вдаваясь в подробности и перипетии развития этического знания, отметим, что в конце XX в. даже представители традиционной этики должны были признать, что в сложившихся условиях следует говорить о двух основных тенденциях ее развития. Первая тенденция свидетельствует о несостоятельности (или, точнее и мягче – непродуктивности) в сегодняшней ситуации постмодерна претензий этики как на безоговорочное морализаторство, так и на дальнейшие теоретико-аналитические усилия, приводящие часто лишь к схоластике.

Вторая тенденция – спасительная, на наш взгляд, для этики и безусловно продуктивная для общества – это ее обращение к проблемам прикладного характера, реальное превращение ее в то, о чем говорил еще Аристотель – в “практическую философию”. В рамках этой, тоже сравнительно новой, прикладной этикиинаходится место тем ее отраслям, о которых речь шла выше. Причем имеется возможность, пусть условно, разделить их “сферы влияния” и тем самым определить их статус и иерархию, в которой места и зависимости могли бы распределиться следующим образом:

· экологическая этика,предметом которой выступают наиболее фундаментальные принципы и проблемы нравственных взаимоотношений (sic! – взаимных отношений) в триаде “Человек – Природа – Общество”, где все участники взаимодействия рассматриваются как автономные моральные субъекты и в рамках которой формируется новое энвайронментальное сознание, включающее всю Природу – живую и неживую – в круг своих забот, внимания и взаимности;

· биоэтика, ориентирующая человека на выработку и установление нравственно-понимающего отношения к Жизни вообще и любому Иному Живому, в частности, на заботу о правах биоса; главным принципом биоэтики должен стать швейцеровский принцип благоговения перед жизнью: “Я – жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить”;

· биомедицинская этика – предметом которой выступает нравственное отношение общества в целом и профессионалов – медиков и биологов в особенности – к Человеку, его жизни, здоровью, смерти и которая ставит перед собой задачу сделать их охрану приоритетным правом каждого человека;

· медицинская этика, включающая традиционные установки медицинской деонтологии; выступает составной частью биомедицинской этики и регулирует в основном “человеческие отношения” в медицине по вертикали (врач–больной) и по горизонтали (врач–врач).

Очевидно, что между всеми видами этик существует сложная и весьма тесная взаимосвязь.







Сейчас читают про: