double arrow

Мораль и право. В социальной жизни сферы морали и права взаимосвязаны


В социальной жизни сферы морали и права взаимосвязаны. И мораль, и право регулируют общественные отношения, предписывают людям определенные стандарты поведения, ориентируются на установление справедливости и порядка.
При этом мораль и право все же остаются самостоятельными областями общественной жизни:
1) нормы морали создает общество, а нормы права вырабатываются и фиксируются государством;
2) нормы морали исполняются добровольно, в силу привычки, внутренних побуждений, под воздействием общественного мнения, тогда как нормы права имеют обязательный характер, их соблюдение при необходимости обеспечивается принудительными мерами;
3) мораль существует в виде неписаных правил, рекомендаций, обычаев, тогда как правовые нормы официально сформулированы в юридических актах;
4) нравственные нормы гибки, их формулировки абстрактны и допускают различные толкования, содержание правовых норм выражено в конкретных формулировках;
5) мораль оценивает поведение людей в категориях добра и зла, справедливости и несправедливости, право оценивает поведение людей в категориях законного и незаконного, правомерного и неправомерного.




НРАВЫ

обычаи, имеющие нравственное значение. Проистекают из постоянных норм, которыми люди руководствуются в отношениях между собой и с обществом, при условии, что эти нормы не вводятся принудительными предписаниями власти или закона или являются результатом влияния религиозных догм, а регулируются традициями. Когда последние упорядочивают политическую (отношение к власти), умственную (отношение к Богу и культу), экономическую (отношение к природе, ее дарам и пр.) стороны жизни, то такие нормы относят к моральным и нравственным обычаям. Значение нравов в историческом процессе состоит в том, что они запечатлевают нравственный прогресс, уже достигнутый, превращаясь в навык. Власть нравов над толпой огромна, и действия немалой части человечества регулируются именно господствующими в данное время нравами. При росте уровня цивилизации и повышении нравственности смягчаются и нравы. Напротив, огрубение нравов происходит при дегенеративных процессах и деморализации общества, что выражается в увеличении актов насилия, в ослаблении солидарности между членами общества, возрождении жестокости и др. пороков.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

НРА́ВЫ

обычаи, имеющие нравств. значение. В отличие от понятия нравственной деятельности, к-рое выделяет в поступках людей их целенаправленную сторону (каким образом они мотивированы, на осуществление каких моральных целей они направлены), понятие Н. имеет более описат. характер, фиксирует все те формы поведения людей, к-рые бытуют в данном обществе и могут быть подвергнуты нравств. оценке. Если этнограф, бытописатель или публицист, описывая и оценивая распространенные в к.-л. обществе способы поведения, обращают внимание на содержание Н. (то, как принято поступать), то социолога интересует социальный механизм, посредством к-рого Н. воспроизводятся в жизни общества. Первым к рассмотрению Н. с этой т. зр. подошел амер. социолог У. Самнер. В работе "Нар. обычаи" (W. Sumner, Folkways, Boston, 1907) он отличил от обычаев Н. как групповые нормы, имеющие силу предписаний, в к-рых отразились интересы общего благоденствия группы. Однако поскольку ни Самнер, ни более поздние бурж. социологи не признают объективной обусловленности Н. социально-историческими законами (см. R. М. Мас-Iver and С. H. Page, Society. An introductory analysis, L 1952), они оказываются не в состоянии объяснить, почему часто действительно Н. общества совершенно не соответствуют тем нравственным предписаниям, к-рые оно проповедует. Марксистская этика рассматривает это противоречие должного и существующего, как отражение общих противоречий историч. процесса (см. Нравственное сознание, Нравственные отношения).



Лит. см. при ст. Обычай.

О. Дробницкий. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

НРАВЫ

НРАВЫ — устоявшиеся в данном сообществе формы поведения. В качестве понятия социальных наук специфицируется по-разному в различных предметных и теоретических контекстах. В социологии нравы иногда определяются как своего рода полезные обычаи (У. Самнер). В бытописательной литературе под “нравами и обычаями” понимаются нормы поведения, бытующие в определенной общности или среде (отдельной сфере общественной жизни) в определенную эпоху (Э. Фукс). В современной популярной литературе словом “нравы” обозначается реально существующая (в отличие от декларируемой) нравственность. Также, но по концептуально достоверным основаниям употребляется это слово Гегелем: по-видимому, отталкиваясь от сложившегося в древнегреческой философии трактовке понятия этос (греч. Hoj — нрав, характер, привычка) как “второй природы”, отличной от “первой природы” (физиса), Гегель понимает под нравами (Sitten) “действительность нравственной идеи” или “привычку к нравственному”, которая образуется в результате соединения нравственного (Sitte) с действительностью индивидов (Философия права, § 257,151), но также и, шире, объективированную в обязанностях и ставшую привычкой и образом мысли свободную волю индивида (“Энциклопедия философских наук”, т. 3, Философия духа, § 486).



Вопрос, который остается при таких определениях открытым и который необходимо уточнить при спецификации данного понятия, заключается в следующем: являются ли нравы формами поведения, которые регулируются какими-то особыми социальными нормами, наряду с нормами права, морали, обычая и т. д.? Учитывая, что а) в социально-философской и этической литературе при встречающемся смешении нравов с моралью или обычаями нравы не рассматриваются в качестве особой формы социальной регуляции и б) необходимо поддержание по возможности четких границ используемых понятий, под нравами целесообразно понимать стереотипы поведения, не санкционированные специально, складывающиеся стихийно в сложном процессе принятия, адаптации и перверсии вменяемых к исполнению норм (права, морали, обычая и т. д.).

Р. Г. Апресян

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.







Сейчас читают про: