double arrow

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ: ПОНЯТИЕ РЕЖИМА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКЕ


Прежде чем приступать к рассмотрению основных составляющих политического режима, его разновидностей и особенностей модификации, нам представляется важным выяснить, какое содержание вкладывают в данное понятие в современной науке.

"Режим" в системе категорий политической науки

Самый верный путь к тому, чтобы разобраться, какое содержание в современной политической науке вкладывают в понятие режима — проведение его логико-семантического анализа, выяснение его происхождения и основных вех развития. Это большая и сложная работа, по-видимому, нуждающаяся в отдельном исследовании. Но так или иначе, составной частью такой работы должно будет стать сопоставление интересующего нас понятия с такими, получившими распространение понятиями, как "политическая власть" и "государство", "политическая система" и "процесс", "государственный строй" и "форма правления" и др. Посмотрим, как выгладит " режим" с этой точки зрения. В качестве рабочего используем следующее, весьма распространенное, определение: режим есть совокупность властных структур, которые в значительной степени контролируют или задают способы функционирования и воспроизводства политического сообщества (1). Подобные определения легко встретить как в отечественной, так и в зарубежной литературе.




Прежде всего, понятие "режим" следует соотнести с понятием ”власть", занимающим, бесспорно, центральное место в политической науке. Без преувеличения можно сказать, что решение, изучение любой конкретной проблемы в политологии обязательно упирается в проблему политической власти, и поэтому любой, даже кажущийся самым беспристрастным, анализ политической ситуации обязательно содерсит в своем основании то или иное представление о сущности власти. Власть может рассматриваться по-разному, но практически во всех случаях исследователи считают необходимым подчеркнуть, что она представляет собой отношение и включает в себя два основных компонента — приказ и подчинение. "Власть, замечает по этому поводу польский политолог Е. Вятр, — это возможность приказывать, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться" (2).

Власть может осуществляться в двух формах — господства и влияния. Господство представляет собой ситуацию, в которой властвующий обладает способностью добиться выполнения своего приказа, прибегнув для этого, если потребуется, к использованию силы. Влияние не обладает подобной мощью "фронтального" принуждения и осуществляется в значительно более мягких формах. Тем не менее, и в данном случае мы имеем дело с проявлением власти, ибо влияющий оказывается в состоянии (хотя и иными методами) добиться желаемого результата от того, кто выступает в качестве объекта влияния. Здесь уже требуется иное, более емкое, по сравнению с вятровским, определение власти. Удачным представляется, например, то, которое принадлежит американскому политологу Р. Далю. С его точки зрения "власть А над В есть способность добиться того, чтобы В сделал нечто, чего он никогда не сделал бы без воздействия А" (3).



Рассмотренное таким образом понятие власти оказывается типологически близким понятию политического режима. Различие заключается лишь в том, что режим есть организация власти в масштабах человеческого сообщества, ее структурирование в определенных целях и с использованием специфических методов.

Нередко понятие "режим" сопоставляют с относительно молодым в политической науке понятием "система". Политическая система сделалась предметом исследования приблизительно с середины 50-х годов и особенно обязана в данном отношении американскому ученому Д.Истону, который впервые попытался использовать методы кибернетики и общей теории систем в изучении политики. Один из простых, но весьма важных для политолога выводов системного анализа заключался в том, что политика, политический процесс представляет собой динамическое единство, систему субъектов, позволяющую им реализовать имеющиеся у них способности и намерения (4). Однако, если системная теория задавалась выявлением общих функций политической системы, то политический режим, по мнению, например Р. Макридис, "обозначает специфические пути и средства, какими эти функции могут быть структурированы и встроены в институты и процедуры, а также возникающие в ходе этого специфические взаимоотношения" (5). Очевидно, например, что одна и та же политическая система может, в зависимости от исторических обстоятельств, функционировать в различных режимах. Советская система выступала в этом смысле в разных обличьях в конце 30-х и начале 60-х годов, в начале 70-х и середине 80-х. Кроме того, если "система", по словам того же исследователя, есть понятие обобщающее, аналитическое, играющее в осмыслении политических реальностей роль концептуального ядра, то "режим" способствует эмпирическому описанию этих реальностей.



В таком понимании "режим" оказывается весьма близок "политическому процессу", значение которого тесно переплетено с содержанием системы. Политический процесс, по существу, представляет собой динамический аспект политической системы, он и есть эта система, но представленная в разрезе ее становления, функционирования и развития. При всех различиях в толковании политического процесса практически всегда обращается внимание на его динамическую сторону, способность оживлять, наполнять действием имеющиеся политические структуры и институты. "Политический процесс", — замечает в этой связи A.M. Салмин, — одна из тех универсалий, которые обеспечивают диалог людей и культур, не предопределяя его исхода, подобно тому как общий язык дает возможность собеседникам говорить друг с другом, не обязательно при этом договариваясь" (б). "Тип процесса, характеризующего социальную систему, — формулирует эту же мысль Т. Парсонс, — есть то, что мы называем взаимодействием" (7). Выступая как деятельностное начало, политический процесс в то же время способствует стабилизации политической системы и ее институтов, упорядочивает имеющиеся в них связи и отношения.

Можно сказать поэтому, что понятия режима и процесса объединяет между собой, во-первых, акцентирование динамического аспекта политической жизни, а во-вторых, способность определяемых с помощью данных понятий явлений оказывать на политику стабилизирующее воздействие. В то же время, режим — лишь одна из характеристик процесса, один из возможных способов его рассмотрения. Сегодня это еще и один, из самых (если не самый) распространенных способов. Но все же "один из". Ибо политический процесс может быть проанализирован и с точки зрения возможных циклов и ритмов, т.е. в его диахронном, стадиальном измерении. Если подходить таким образом, то режим можно определить и как синхронное, структурное измерение политического процесса. Различия здесь вполне очевидны. Одно дело — сталинский режим с характерными для него властными структурами и методами организации политического равновесия, а другое — логика и этапы становления, консолидации и распада режима. Первое относится к режиму, его структуре и поведению непосредственно, а второе — скорее косвенно, помогая, впрочем, понять его исторические границы и особенности эволюции.

Немаловажно уяснить и то, как соотносятся между собой понятия "режим" и "государство". "Государство" — одно из самых древних и употребимых политическими мыслителями понятий, в то время как обращение к категории режима датируется второй половиной XX столетия. Принципиальное понимание государства связано, во-первых, с изучением специализированного аппарата людей, занятых организацией и принуждением в целях управления обществом, а во-вторых, с отнесением к сфере государственной деятельности любого социального действия. В первом случае государство есть лишь определенный политический институт, во втором — устройство политической власти в обществе, то, что позднее получит наименование политической системы. Уже Аристотель достаточно четко разграничил категории "государства" и "государственного устройства". С его точки зрения, "государство (polis) представляет собой нечто составное, подобное всякому целому, но состоящему из многих частей", а "государственное устройство (politeia) есть известная организация обитателей государства" (8) . Поэтому можно сказать, что понятия "государство" и "государственный строй" являются в известном смысле традиционными аналогами более современных, возникших уже в XX веке понятий "политическая система" и "политический режим". Эти последние лишь подтвердили правильность догадок своих предшественников относительно необходимости комплексного, макросоциального осмысления политических явлений.







Сейчас читают про: