double arrow

Тема 6. Россия и мир в ХХ веке


А) Россия (СССР) и мир в первой половине XX в.

1. Международные отношения на рубеже XIX-XX вв. Завершение раздела мира и борьба за колонии. Капиталистические войны конца XIX — начала XX в. за рынки сбыта и источники сырья

В последние десятилетия XIX в. завершался раздел мира между ведущими дер­жавами. В 1882 г. Великобритания оккупировала Египет, затем Восточный Судан. На юге Африки по инициативе крупного предпринимателя Сесиля Родса были захвачены территории, получившие название Родезия.

В Юго-Восточной Азии к концу XIX в. англичане захватили Бирму и Малайю. В 1910 г. англичане создали Южно-Африканский союз на правах доминиона.

Франция сначала захватила Тунис (1881). В ходе жестокой войны 1883-1885 гг. к французским владениям в Индокитае был присоединен Вьетнам. В 80-90-х гг. XIX в. французские колонизаторы завоевали Мадагаскар, земли Экваториальной и Северо-Западной Африки. Свои колониальные владения Франция с 70-х гг. XIX в. до 1914 г. увеличила в 10 раз.

Германия с 80-х гг. XIX в. начала захваты в Африке (Камерун, Германская Вос­точная Африка и Германская Юго-Западная Африка). К 90-м гг. XIX в. колонии Германии в 5 раз превышали ее территорию, но были в 12 раз меньше английских колоний.

Ведущими колониальными державами в конце XIX в. были Англия и Фран­ция. Территория колоний Англии была больше метрополии в 109 раз, а население в 10 раз. К началу XX в. 90% Африки находилось под контролем ведущих европей­ских колониальных держав.

Германия, Италия, США, Япония считали такое положение вещей несправед­ливым и начали борьбу за передел колоний. Агрессия, гонка вооружений, мили­таризм, шовинизм, расизм на десятилетия определяли облик внешней политики ведущих государств мира. Первыми войнами за передел мира стали испано-аме­риканская (1898), англо-бурская в Южной Африке (1899-1902), русско-японская (1904-1905). В 1898 г. разразилась американо-испанская война, в результате кото­рой США захватили Филиппины, Пуэрто-Рико, Гуам, Гавайские острова и уста­новили контроль над Кубой, получившей формальную независимость. В 1911 г. Италия отобрала у Османской империи Ливию в Северной Африке.

Обстановка в мире постоянно обострялась. В 1900-1913 гг. европейские дер­жавы затратили на военные нужды 90 млрд. марок. Вооруженные силы к 1914 г. достигли 4,6 млн человек, постоянно находившихся под ружьем. В большинстве стран вместо прежних рекрутских наборов была введена обязательная воинская повинность. Шло техническое переоснащение армий. В Англии, Германии, России, Франции, США, Италии, Японии в больших масштабах шло строительство военно-морского флота. Период относительно мирного развития капитализма (1871-1914) было бы правильнее называть эпохой вооруженного мира. Начало Первой мировой войны было лишь вопросом времени.




Политика США

После окончания гражданской войны 1861-1865 гг. сельское хозяйство про­должало играть важную роль в экономике США. За 40 лет было получено около 1 млн 424 тыс. гомстедов, что привело к распашке огромных массивов девственных земель. В пять раз большее число фермерских хозяйств образовалось в результате покупки участков у частных лиц — железнодорожных и горнорудных компаний, земельных спекулянтов.

Фермеры были неплохо оснащены разнообразными механизмами. В 1834 г. была запатентована жатка Р. Маккормика. В 1864 г. жатки и косилки производили 200 фирм, которые выпускали 90 тыс. этих агрегатов ежегодно. В Европе сложные сельскохозяйственные машины считали «дорогими игрушками», а в России боль­шинство крестьян работало сохами и косами.

Продукцию сельского хозяйства американцы перерабатывали на основе спе­циализации и высокой производительности труда. Одна свиная туша от раз­делки свиньи до укупорки в ящик ходила из рук в руки не более 10 минут. Уже в 1860 г. 30 чикагских фирм перерабатывали 200 тыс. голов крупного рогатого скота и свиней1.

За 1860-1910 гг. число ферм выросло с 2 до 6 млн, а площадь обрабатываемой земли — со 160 млн до 352 млн гектаров. В каждом штате были созданы сельскохо­зяйственные и технические колледжи, для которых выделялись участки государ­ственной земли. На средства конгресса агроном Марк Карлтон вывез из России образцы засухоустойчивой озимой пшеницы. Были ввезены североафриканская кукуруза и желтая люцерна из Туркестана. Ветеринары нашли средства борьбы с чумой у свиней и с ящуром. К услугам фермеров были механическая сеялка, соло­морезка, машина для очистки кукурузных початков от листьев, лущильная машина, молочный сепаратор, картофелесажалка, инкубатор и многое другое. В США уже в начале нашего века стали использоваться трактор и уборочный комбайн. Потре­бление населением большинства сельскохозяйственных продуктов к началу XX в. достигло научно обоснованных норм потребления2.



Промышленное развитие было еще более впечатляющим. В стране происходила индустриализация на основе механизации и концентрации производства, а также технического совершенствования и распростра­нения средств коммуникации. Железные дороги способствовали быстрому освоению огромных пространств, особенно к западу от Миссисипи. В 1869 г. была открыта первая трансконтинен­тальная магистраль, связавшая Атлантическое и Тихоокеанское побережья США. Быстро разви­вались телеграф и телефон. Индустриализация проводилась в значительной степени за счет внешних займов. В 1843 г. иностранная задол­женность США составляла 150 млн долларов, в 1896 г. достигла 3,3 млрд долларов. К 1914 г. инвестиции американцев за границей состави­ли 3-3,5 млрд долларов, вклады иностранцев в США — 5 млрд долларов.

Экономическое развитие опиралось на устойчивую финансовую систему. После гражданской войны сложился единый рынок капиталов, в создании которого участвовали многочислен­ные банки штатов, частные и сберегательные банки, трастовые и страховые ком­пании. Происходило подчинение банковскому капиталу различных отраслей промышленности. В 1901 г. покровитель железных дорог и электротехнической промышленности Дж. П. Морган создал Стальной трест с капиталом в 1,4 млрд. долларов. В то время капитал всей американской промышленности составлял 9 млрд. долларов.

Внедрение стандартизации и индустриальных технологий в легкую промышлен­ность позволяло обеспечить население большим набором потребительских товаров. Уже в 60-е гг. XIX в. в Америке появились первые универмаги, а в 1872 г. — тор­говля по каталогам. Через пятнадцать лет фирма — пионер в этом деле предлагала покупателям 540-страничный каталог с названиями 24 тыс. изделий1.

К началу XX в. США стали ведущей промышленной державой мира, давали 30% мирового промышленного производства. США имели собственную огромную территорию и быстро ее осваивали. Но в конце XIX в. началась активная внешнепо­литическая экспансия, направленная против ближайших слабых соседей и чужих колоний.

В 1898 г. были заняты Гавайские острова, имевшие важное стратегическое значение на перекрестке морских путей в Тихом океане. После войны с Испанией за влияние в Карибском бассейне США захватили Пуэрто-Рико и навязали Кубе грабительский договор. В Тихом океане США захватили Филиппинские острова и остров Гуам. В отношении Китая США в 1899 г. выступили с доктриной «от­крытых дверей», которая предполагала равные возможности для экономической экспансии всех заинтересованных сторон в эту страну. США рассчитывали на относительную территориальную близость к Китаю и свои экономические воз­можности. В отношении стран Латинской Америки президент Тафт заявил о «ди­пломатии доллара», о доктрине «доллары вместо пуль», что должно было усилить экономическое влияние США в этих странах. Вскоре президент Т. Рузвельт пере­шел к политике «большой дубинки», в контексте которой США подчинили себе Панаму (полный контроль над зоной Панамского канала), Никарагуа и Гондурас.

Особенности становления капитализма в колониально зависимых странах

В Британской империи сложилось несколько типов колониальных владений. «Белые» доминионы («доминион» по-английски значит «владение») — Канада, Австралийский Союз, Новая Зеландия, а также Южно-Африканский Союз — поль­зовались самостоятельностью, которая постоянно увеличивалась. Они не только имели собственные парламенты, правительства, армии и финансы, но иногда сами владели колониями (например, Австралия и Южно-Африканский Союз). Про­текторатами обычно становились колониальные страны с относительно развитой государственной властью и общественными отношениями. В них существовало как бы два уровня колониального управления. Верховная власть принадлежала британским генерал-губернаторам; они, в отличие от губернаторов доминионов, которые скорее представляли интересы британской короны, чем правили от ее имени, были полновластными хозяевами подчиненных стран. Так называемая ту­земная администрация (местные правители, вожди) пользовалась ограниченной самостоятельностью, была наделена определенными судебными и полицейскими полномочиями, правом сбора местных налогов, имела собственные бюджеты. Туземная администрация выполняла роль буфера между верховной властью евро­пейцев и угнетаемым местным населением. Такая система управления получила название косвенной, или непрямой. Она была наиболее распространена в британ­ских владениях, и английскую колониальную политику стали называть политикой косвенного (непрямого) управления. Англичане практиковали и так называемое прямое управление в некоторых колониях. Такие колонии назывались коронными, то есть были напрямую подчинены Лондону, имея минимальные права на само­управление или вообще не имея таких прав.

Франция использовала, главным образом, методы прямого правления, с по­мощью армии и полиции подавляя сопротивление тех, кто не желал мириться с колониальным господством. В то же время она, как и Португалия, проводила в своих колониях политику ассимиляции, в которой в какой-то мере отразились идеи революции 1789 г., провозгласившей равенство жителей метрополии и коло­ний. Преимуществами ассимиляции пользовались, однако, немногие. В Африке в конце XIX — начале XX в. — только жители четырех городов Сенегала, которые имели французское гражданство и могли посылать по одному депутату во фран­цузский парламент.

Германия, как и Англия, применяла различные методы управления. Вся полно­та власти принадлежала назначаемым Берлином губернаторам, немцы составляли высшие и средние звенья колониальной администрации, командование колони­альных войск и полиции. Территория колоний была разделена на административ­ные и военно-полицейские округа во главе с окружными начальниками, обычно офицерами. Низшая администрация формировалась, как правило, из грамотных

местных жителей. В Камеруне, Бурунди, Руанде и Танганьике немцы сохранили власть вождей и правителей, поставив их под свой жесткий контроль.

Из колониальных стран на протяжении десятилетий и даже столетий вывози­лось ценное сырье, золото и серебро. Происходил интенсивный грабеж националь­ных богатств, беспощадная эксплуатация местного населения и бедной части коло­нистов. Торговые компании завозили на захваченные территории товары массового спроса и продавали с большой выгодой. Товарная интервенция вела к разрушению традиционного туземного ремесла. Осуществление «культурной миссии белого че­ловека» приводило к разрушению традиционных форм быта, устоявшихся систем ценностей, соответствовавших местным условиям.

В то же время восточные цивилизации испытывали большое влияние индустри­альной западной цивилизации. Колониальные страны втягивались в новую систему мировых связей. Возникали различные элементы капиталистической экономиче­ской инфраструктуры. Некоторые западные идеи и политические институты каза­лись весьма привлекательными. Разворачивались процессы реформирования тра­диционных восточных цивилизаций, тесно связанные с антиколониальной борьбой.

На начальных этапах антиколониальная борьба зачастую носила стихийный, неорганизованный характер и была ответом на какие-то проявления особой жесто­кости, произвола со стороны колонизаторов. Во главе антиколониальных высту­плений вставали представители феодальной традиционной знати, вожди племен, религиозные деятели и т. д. Не все представители туземной элиты могли уехать в ме­трополию и успешно адаптироваться к чужой этнокультурной и социальной среде.

Большая часть туземной молодежи, даже побывав в метрополии и приобщив­шись к более высокой цивилизации, возвращалась обратно и чувствовала себя при­ниженной, ущемленной в возможностях. Во второй половине XIX в. под влиянием наиболее активной и просвещенной части местных элит, местной интеллигенции национально-освободительное движение стало принимать более организованные формы. Стали возникать первые общественно-политические организации, а также общества культурно-просветительского и религиозно-реформаторского характера. Стали появляться первые политические партии, программы которых отражали общенациональные интересы и устремления. Так, в 1885 г. образовалась партия Индийский национальный конгресс (ИНК), которая возглавила антибританское сопротивление.

2. Национально-освободительное движение: причины, движущие силы, проблемы

«Пробуждение Азии» — первая волна буржуазных антиколониальных революций

Цивилизаторская «миссия белого человека в отношении отсталых народов» достаточно быстро стала вызывать сопротивление. Войны за независимость в Ла­тинской Америке в конце XVIII — первых десятилетиях XIX в. привели к возник­новению группы самостоятельных государств, которым пришлось отстаивать свой путь развития от воздействия мощного и активного соседа — США.

На разных этапах европейской колонизации коренные жители Африки и Азии оказывали колонизаторам упорное сопротивление. Достаточно назвать антигол­ландское восстание под руководством Дипонегоро на индонезийском острове Ява (1825-1830), выступления под руководством Абд аль-Кадира в Алжире против французов (1832-1847) и др.

Большое влияние на развитие освободительного процесса в Азии и Африке ока­зывали события в Европе и особенно в России. Ареной бурных выступлений, вос­станий и войн стали Китай, Корея, Индонезия, Индия, Иран, Афганистан, Египет, Марокко, Сирия, Турция, Нигерия, Сьерра-Леоне, Гамбия, Кения, Камерун и др. Европейцы не любят вспоминать об этих событиях, о жестокостях, предательствах и провокациях, к которым прибегали колониальные администрации, чтобы рас­колоть освободительные силы, лишить их наиболее ярких лидеров.

Национально-освободительное движение стран Азии и Африки развивалось неравномерно. В некоторых странах в силу более высокого уровня социально-экономического и политического развития этот процесс начался раньше и про­текал более активно. На этот процесс в меру своих возраставших возможностей стремился влиять СССР. Коммунистический Интернационал был организован как мировая коммунистическая партия. Местные коммунистические партии, часто не соразмеряя своих возможностей, старались отличиться на своем участке борьбы с мировым империализмом. Не следует недооценивать и возрастающую активность США, которые, используя самые разные методы, старались укрепить свое влияние и вытеснить конкурентов из различных стран и регионов.

В целом до Второй мировой войны лишь немногие страны сумели добиться на­циональной независимости: Северный Йемен (1918), Афганистан (1919), Египет (1922), Ирак (1930), Сирия (1941), Ливан (1943). Независимость была относитель­ной, носила часто формальный характер, и вся борьба была еще впереди.

Мощным мобилизующим фактором в азиатских и африканских странах яв­лялась религия, которая сплачивала массы на общей идейной основе. Чаще всего в роли такой объединяющей религии выступал ислам с его идеей газавата против неверных. Антиколониальное сопротивление часто приобретало религиозную «обо­лочку» (восстание аль-Махди в Судане, движение сенуситов в Ливии и ваххабитов на Аравийском полуострове, кимбангизм в Бельгийском Конго).

Национально-освободительные движения в Китае. Гоминьдан

Самое крупное по численности населения государство мира на протяжении десятилетий оставалось в полуколониальной зависимости от иностранных держав. В начале XX в. более 90% из 400 млн жителей было неграмотно. Длительное время огромной страной руководила императрица Цыси (правила в 1861-1908), которая начинала свою карьеру в роли наложницы низкого ранга. В правление Цыси про­исходила кровопролитная борьба за власть, были подавлены несколько восстаний, проиграно несколько войн. Происходило последовательное ослабление авторитета власти. Усиливалась отсталость страны в технике и экономике. Собственного сына Цыси отстранила от власти, изолировала и, по общему убеждению, отравила, как, впрочем, и себя.

Синьхайскую революцию 1911-1913 гг. возглавил Сунь Ятсен (1866-1925), который стал первым (временным) президентом Китайской республики. Этот китайский политический деятель еще в 1894 г. создал революционную организа­цию Синчжунхой («Союз возрождения Китая»), а в 1905 г. организовал еще более массовую организацию Чжунго тунмэнхой («Китайский объединенный союз»). Он организовал ряд восстаний против императорской власти. Находился в эмиграции в Японии, Англии, Гонконге, Французском Индокитае, США, где успешно собирал деньги для китайских революционеров.

Синьхайской революция называется потому, что 1911 г., когда начались вос­стания в провинции Учан и в других районах, по лунному китайскому календарю называется «синьхай». В 1911 г. маньчжурская династия была свергнута. Но страна оказалась в состоянии политической раздробленности. Отдельные регионы и про­винции находились под контролем местных военачальников («милитаристов»), которые воевали между собой. Сунь Ятсен через полтора месяца после пребывания на посту президента отказался от этого поста и передал его главнокомандующему всеми войсками Юань Шикаю, который стал новым временным президентом Ки­тайской республики. В 1912 г. Сунь Ятсен основал и возглавил партию Гоминьдан («Национальная партия»). В 1913 г. он призвал народ ко «второй революции», но не получил должной поддержки. Гоминьдан был запрещен. Сунь Ятсен и его сторонники эмигрировали. Синьхайская революция не решила аграрного и других

острых вопросов. Но династия Цин и монархия прекратили свое существование. Ускорилось буржуазное развитие страны, ставшей республикой.

Основным геополитическим результатом Синьхайской революции для России стало провозглашение независимости Внешней Монголии. Малозаселенная, но обширная Монголия стала важным буферным государством между Российской империей и Китаем, а затем между РСФСР и КНР, являясь в 1921-1991 гг. вер­ным союзником СССР.

Сунь Ятсен в 1923 г. объяснял, что в Китае нельзя создать коммунистическую, советскую систему. Главной задачей считал буржуазно-демократические рефор­мы и обеспечение независимости Китая. В своем политическом завещании Сунь Ятсен выражал уверенность в том, что «придет время, когда СССР, наш лучший друг и союзник, будет приветствовать могучий и свободный Китай». В Китае его называли «китайским Лениным».

3. Первое строительство капитализма в России (конец XIX — начало XX в.) Российская экономика конца XIX — начала XX в.: подъемы и кризисы, их причины

В начале 80-х гг. XIX в. очередной экономический кризис охватил все развитые страны Европы. Россия, уже вовлеченная в мировое экономическое пространство, также пострадала. Закрылись слабые, технически плохо оснащенные предприятия. Кризис перерос в затяжную депрессию, на что повлиял голод 1891 г.

В 1893 г. начался промышленный подъем, в результате которого к началу XX в. сложилась система российского капитализма, определились его экономические, социальные и политические особенности.

Последнее десятилетие XIX в. в России стало временем мощного промышлен­ного подъема. Правительство продолжало поддерживать промышленность и же­лезнодорожное строительство. На эти цели уходили выкупные платежи, доходы от винной монополии, которую восстановил министр финансов С. Ю. Витте. В 1897 г. была проведена де­нежная реформа, введено золотое обеспечение рубля. Рубль стал конвертируемой валютой, что позволяло привлечь значительные иностранные капиталовло­жения в металлургическую, угольную, нефтяную, машиностроительную, электротехническую и хими­ческую отрасли промышленности. Петербург, Мо­сква, Подмосковье, Урал, Юг, Баку стали мощными индустриальными центрами, в которых сосредото­чилось большое количество промышленных рабочих.

В 90-е гг. XIX в. значительный рост отмечался во всех отраслях промышленности, особенно в метал-
лургической, машиностроительной и горнозаводской. Более чем трехкратное увеличение продукции черной металлургии позволило почти полностью отказаться от импорта металлов. В 1891-1901 гг. развернулось строительство Великого Сибирского пути от Челя­бинска до Владивостока. Государство вкладывало в железные дороги огромные средства, что вызывало спрос на локомотивы, вагоны, рельсы, шпалы, уголь, нефть. Машиностроительные и металлургические заводы, шахты, буровые работали на полную мощность. В последнее десятилетие ежегодно вводилось в эксплуатацию более 2000 км рельсовых путей. Благодаря техническому перевооружению пред­приятий росла производительность труда. Появились крупные капиталистические формы организации производства.

Экономический рост конца XIX в. во многом обеспечивался за счет зарубежных займов. Но в 1899 г. начался европейский денежный кризис. Государственный банк и частные банки повысили ставку учетного процента и ограничили кредитование предприятий. Предприятия сократили кредиты под отпускаемые товары, которые не реализовывались и падали в цене. Началось сокращение производства, закры­лось множество мелких, около 3 тыс. средних и крупных предприятий. Самые крупные предприятия устояли. Концентрация производства в металлургической, машиностроительной и топливной промышленности еще больше усилилась.

После экономического кризиса 1900-1903 гг. застой в промышленности со­хранялся из-за ухудшения финансового положения и дефицита государственного бюджета, вызванных расходами на Русско-японскую войну. На дезорганизации производства сказалась и революция 1905-1907 гг.

Оживление промышленности началось в 1908 г. Правительство выделило зна­чительные средства на восстановление военно-морского флота и другие военные нужды. Хорошие урожаи в 1909-1913 гг. (кроме 1911) позволили резко увеличить экспорт хлеба. Финансовое положение улучшилось за счет внешних и внутренних источников.

Сравнительный анализ развития промышленности и сельского хозяйства: Европа, США, страны Южной Америки

Среднегодовые темпы прироста промышленного производства за 1910-1913 гг. были самыми высокими в мире: мировая промышленность — 4,5%, Англия — 5,7%, США и Германия — по 4,2%, Франция — 3,9%, а Россия — 6,0%. В тогдашнем мире было только три страны с индустриальной или индустриально-аграрной структу­рой экономики — Англия, США и Германия. Остальные страны, не являвшиеся колониями, были либо аграрными, либо аграрно-индустриальными. Россия находи­лась на одном уровне развития с Францией и опережала Италию, Австро-Венгрию и Японию. К 1913 г. доля промышленной продукции в валовом национальном про­дукте составляла 42%, доля сельскохозяйственной продукции — 58%.

Уже к 1800 г. Россия по индексу развития вдвое-втрое отставала от ведущих стран Запада. В начале XIX в. уровень урбанизации в России не превышал 5-7%. В это же время в Западной Европе он составлял 11-13%, в Китае 7-8%, в Индии 9-13%, на Ближнем Востоке 14-16%. Средний уровень грамотности населения в 1800 г. составлял в России лишь 2-6% среди женщин и 4-8% среди взрослого мужского населения. Уровень грамотности в России был в 8-10 раз ниже, чем в странах Запада, и в 3-5 раз ниже, чем в Японии и Китае. К 1913 г. преодолеть от­ставание от передовых стран не удалось, так как они не стояли на месте.

Рост количественных показателей в российской экономике за несколько пред­военных десятилетий был весьма значительным. В 1913 г. Россия произвела 5,3% мировой промышленной продукции. Но по качественным показателям — по произ­водству на душу населения, по производительности труда, по степени технической оснащенности различных производств и т. д. — преодолеть отставание России не удавалось. По производству изделий промышленности на душу населения наша страна находилась на уровне Испании, Италии и Японии, существенно отставая от ведущих держав.

Степень индустриализации общества, судя по профессионально-классовой структуре самодеятельного населения, колебалась в пределах 15-25%, то есть составляла около 20% — число, соразмерное со степенью урбанизации населения России (18%). По сравнению с аналогичными показателями Великобритании, Германии, Франции и США, Россия в 3-4 раза уступала таким государствам с раз­витой промышленной структурой, как Италия и Австро-Венгрия, и была близка к уровню Японии — развивающейся промышленной державы. По объемным по­казателям Россия занимала промежуточное положение .между ведущими индустри­альными державами (США, Германия и Британская империя), с одной стороны, и индустриально развитыми (Австро-Венгрия, Италия и Япония) — с другой. Россия имела в целом потенциал, близкий к французскому, но по качественным показателям она делила последнее и предпоследнее места с Японией. В этом от­

ношении Россия отставала от ведущих индустриально развитых стран в 3-8 раз, от Италии и Австро-Венгрии — в 1,5-3 раза.

Из России вывозилось достаточно большое количество хлеба и других сельско­хозяйственных продуктов.

Но наряду с Россией (22,1% экспорта зерновых культур) важную роль играли Аргентина (21,34%), США (12,15%), Канада (9,58%), Голландия (8,74%) и другие страны. Следует учесть, что население Аргентины было меньше населения России

в 1913 г. более чем в 20 раз1. С началом Первой мировой войны Европа обошлась без поставок российского хлеба.

В правление Николая II (с 1894) Россия развивалась весьма динамично. Глав­ным образом благодаря деятельности С. Ю. Витте, а затем П. А. Столыпина. А Ни­колаю II хотелось еще и повоевать!

Монополизация промышленности и формирование финансового капитала

Следствием экономического кризиса конца 80-х — начала 90-х гг. XIX в. стало обострение конкуренции. Ускорился процесс концентрации капитала, что привело к образованию монополий.

Первые монополистические объединения в России возникли в 80-х гг. XIX в. в металлургической промышленности и транспортном машиностроении. Для вы­полнения крупных железнодорожных заказов стали объединяться несколько пред­приятий, выпускавших одинаковую продукцию. Так, Союз вагоностроительных заводов объединял все крупные предприятия по производству подвижного состава для железных дорог. Почти одновременно в нефтяной промышленности появились Союз бакинских керосинозаводчиков и Союз семи фирм, куда вошли предпри­ятия, контролировавшие 97% производства нефти и нефтепродуктов. Монопо­листические союзы 80-90-х гг. XIX в. считались картелями, участники которых сохраняли производственную и коммерческую самостоятельность. Но фактически эти объединения были синдикатами, так как распределяли заказы, закупали сырье и реализовали производственную продукцию через единую сбытовую контору.

В результате кризиса 1900-1903 гг. синдикаты стали преобладать. Общество для продажи изделий русских металлургических заводов («Продамет», с 1902) к 1910 г. объединяло 20% заводов металлургической промышленности, которые производили 80% всей продукции отрасли. Акции «Продамета» были изъяты из биржевого обращения. Владельцы акций не могли распоряжаться ими по своему усмотрению. Этот синдикат был самой мощной монополистической группировкой в общегосударственном масштабе.

Похожим образом действовал синдикат «Трубопродажа» (с 1902), «Гвоздь», за­тем — «Проволока» и др. Товарищество «Бр. Нобель» и общество «Мазут» монопо­лизировали 77% торговли нефтепродуктами. В стране также возникли «Общество для торговли минеральным топливом Донецкого бассейна» («Продуголь», 1904, 75% всей добычи угля в районе), «Продвагон» (1904,13 заводов), «Союз паровозо­строительных заводов» (1906, 8 предприятий) и т. д. К концу первого десятилетия XX в. процесс монополизации охватил все отрасли промышленности и транспорта. Синдикаты овладели внутренним рынком, диктовали свои монопольно высокие цены и искали выходы на внешний рынок.

В период предвоенного подъема 1909-1913 гг. в России возникли первые монополии высшего типа — тресты и концерны. В группу Русско-Азиатского банка входили мощный военно-промышленный концерн во главе с объединением «Путиловский — Невский», нефтяной концерн, в составе которого находились трест А. И. Манташева, С. Г. Лианозова и русского товарищества «Нефть». В эту же группировку входили табачный, ниточный и жировой тресты, а также крупные железнодорожные общества, предприятия машиностроительной, горнорудной, каменноугольной промышленности. При непосредственном участии банковского капитала возникали и другие высшие формы монополистических объединений. В результате сращивания банковского и промышленного капиталов в России сло­жилась исторически первая финансовая олигархия.

Вне сферы монополий оставалась часть промышленности и основная масса мелких производителей. Но по степени монополизации ведущих отраслей тяже­лой промышленности Россия находилась на уровне развитых стран, в которых, впрочем, уже в первые десятилетия XX в. началось введение так называемого антитрестовского законодательства.

Банкирские лома в экономической жизни пореформенной России

В 60-х гт. XIX в. правительство России было вынуждено реорганизовать кре­дитную систему. К 1872 г. ведущую роль играл Государственный банк, первым управляющим которого был крупнейший предприниматель барон А. Л. Штиглиц.

В 1864 г. был основан первый акционерный коммерческий банк. Разрешение на их создание давало государство. К концу XIX в. их было 39.

Но главную роль играли не акционерные банки, а банкирские дома, которые в меньшей степени контролировались государством. Банкирский дом Гинцбургов разбогател на питейных откупах в 50-х гт. XIX в. Этот дом имел сахарные заводы, земельные владения, учредил ряд банков, но в 1892 г. вернул деньги кредиторам и прекратил операции.

Самуил Поляков был откупщиком и мелким подрядчиком. Его банкирский дом благодаря взяткам получил крупные концессии и кредиты на строительство железных дорог. Он вел торговлю с Персией, учредил Азовское пароходство, ряд банков. В 90-е гг. XIX в. его позиции стали утрачиваться.

Министр финансов Вышнеградский обвинял банкирские дома в мошенниче­стве, пытался усилить контроль государства над их деятельностью. С финансовы­ми аферами россияне столкнулись в период первого строительства капитализма в России, но в 90-е гг. XX в. опять отдали свои деньги финансовым «пирамидам». Исторический опыт востребован не был.

В конце XIX в. на смену частным предприятиям приходят акционерные обще­ства. Большое развитие получили торговые акционерно-паевые предприятия. В 1900-1913 гг. усилилось участие банковского капитала в торговых операциях. Все больше появлялось коммерческих банков. Получила развитие биржевая форма торговли. К 1912 г. в России действовало 85 бирж.

В 1905 г. для осуществления всей внешней и внутренней торговли было создано Министерство торговли и промышленности. Оно было тесно связано с крупней­шими банковскими и промышленными монополиями, последовательно защищало интересы российской финансовой олигархии.

Государственный банк действовал не только как центральный эмиссионный банк страны, но и как крупнейшее денежно-кредитное учреждение, как непосред­ственный орган проведения в жизнь экономической политики царского прави­тельства.

Частные акционерные банки коммерческого кредита России по концентрации капитала превосходили банки развитых капиталистических стран. Перед Первой мировой войной 89,3% всего основного капитала принадлежало банкам с акционер­ным капиталом свыше 10 млн рублей. На долю «большой пятерки» банков — Рус­ско-Азиатский, Петербургский международный, Азовско-Донской, Торгово-Про­мышленный и Русский для внешней торговли — приходилась почти половина всех ресурсов капитала и активов. По всей стране находились филиалы этих банков1. К 1914 г. в России насчитывалось 600 кредитных учреждений и 1800 отделений государственных, общественных и частных банков. Широкое развитие банковской системы было прервано Первой мировой войной.

Доля иностранного капитала в российской добывающей и обрабатывающей промышленности

При проведении индустриализации во всех странах огромную роль играли ино­странные займы. В России иностранные капиталовложения привлекались в наи­более важные отрасли промышленности, национального хозяйства.

На протяжении 50 лет «великого железнодорожного строительства» прави­тельство за счет зарубежных источников поддерживало железнодорожный бум. За 1899 г. было построено 4692 км рельсовых путей. К 1900 г. железнодорожная сеть охватила 64 губернии Европейской России (85% всей сети), 8 губерний Великого княжества Финляндского, 7 областей Азиатской части России. В начале XX в. были завершены Великая Сибирская магистраль, Китайско-Восточная железная дорога, Ташкентская железная дорога. Темпы железнодорожного строительства снизились. Если в 1895-1899 гг. строили более чем по 2700 км ежегодно, то в 1902-1912 гг. ежегодно вводилось в эксплуатацию чуть больше 1000 км. Государственная дума выделяла средства практически по всем запросам Министерства путей сообщения. К началу 1914 г. сеть железных дорог России достигла 74,6 тыс. км. По протяженно­сти железных дорог Россия занимала второе место в мире после США, где имелось к этому времени свыше 380 тыс. км железнодорожной сети. Железные дороги были ведущим видом транспорта в стране, одной из крупнейших отраслей народного хозяйства. Строительство и эксплуатация железных дорог обеспечивали работой сотни тысяч людей. В экономическую жизнь вовлекались все новые территории. Железные дороги увеличили рост грузооборота в десятки раз и надежно обеспе­чивали функционирование российской экономики.

Иностранный капитал без различия национальностей устремился в тяжелую промышленность. Из более чем 2 млрд рублей иностранных инвестиций (до 1917) в российскую промышленность было вложено 1436 млн рублей. В горную промышленность было вложено 775 млн руб., в металлообработку и машинострое­ние — 354 млн, в химическую — 80 млн, в текстильную промышленность — 126 млн, в пищевую — 36 млн2.

На юге России почти во всех предприятиях участвовал иностранный капитал. 22 металлургических завода южнорусского комплекса (из 167) давали большую часть стали и чугуна, заметно превосходя уральские предприятия по оснащенности и производительности труда.

Важную роль иностранный, особенно германский, капитал сыграл в развитии таких передовых отраслей, как энергетическая, электротехническая, химическая. Были построены электростанции. Налажено производство электротехнических изделий — от проволоки до генераторов. Кампания «Сименс и Гальске» с 1845 г. выполняла правительственный заказ на создание телеграфной связи. Почти 100% трамвайных путей было построено в России германскими фирмами. Англичане немало сделали для развития нефтяной и текстильной промышленности.

Иностранцев в России привлекала возможность получения огромных прибы­лей. В 1887-1913 гг. средняя норма прибыли на заграничный торгово-промыш­ленный капитал составила 12,9%. По российскому государственному долгу доход внутренних кредиторов составлял 4,5%. Такая «цена» за иностранные кредиты может показаться несправедливой. И можно было собирать капиталы по копеечке столетиями, как это делалось в свое время в Европе. Но у России в запасе столетий не было. Надо было догонять.

В то же время следует подчеркнуть, что Россия того времени не стала «ба­нановой империей» или «европейским Китаем». Созданные в стране передовые промышленные предприятия, развитая сеть железных дорог усиливали промыш­ленный потенциал страны, укрепляли военную, политическую и экономическую безопасность страны. К 1913 г. Россия на 55% удовлетворяла свои потребности в станках и оборудовании за счет внутреннего производства. Правительство ис­пользовало против товарной интервенции таможенную политику. «Золотыми по­шлинами» (по прежним ставкам, но в золотой валюте) защищался отечественный производитель. Так, железнодорожное хозяйство обеспечивалось практически всем необходимым за счет внутреннего производства.

Вместе с иностранными капиталами народное хозяйство России воспринимало огромный опыт организации экономики. Морозовы, Прохоровы, Гучковы и дру­гие российские предприниматели быстро проходили путь от мелких мануфактур до мощных синдикатов. Многому научились российские инженеры, подрядчики, рабочие. Россия вывозила из Европы промышленный капитал, технические до­стижения, плоды европейского просвещения.

Доля заграничного капитала в совокупном торгово-промышленном и кредитном капитале в России увеличилась с 25% в 1889 г. до 43% в 1914 г. Иностранный ка­питал в России, как, например, и в США, выступал в роли «локомотива», «тягача» промышленного развития. В 1917 г. зарубежные деньги закончились.

Форсирование российской индустриализации «сверху»

В России, как и в других крупных странах, понимали необходимость создания своей мощной промышленности, проведения индустриализации.

«Создание своей собственной промышленности — это и есть та коренная, не только экономическая, но и политическая задача, которая составляет краеуголь­ное основание нашей протекционистской системы... Нужно не только создавать

промышленность, нужно заставлять ее дешево работать, нужно в возникшей про­мышленной среде развить более деятельную и стремительную жизнь, — словом, поднять ее количественно и качественно на такой высокий уровень, дать ей такую могучую силу, чтобы она была не только питающимся, но и питающим органом отечественного хозяйства... Капиталы, знания и предприимчивость. Только эти три силы могут ускорить процесс образования вполне независимой национальной промышленности», — обращался С. Ю. Витте к Николаю II1.

Для проведения успешной индустриализации в России имелись как положи­тельные, так и отрицательные факторы.

Первым важным фактором была дешевизна рабочей силы. После отмены крепостного права в города, на промышленные предприятия пришли миллионы людей, которые, потеряв прежние источники дохода, были готовы за минимум жизненных благ трудиться на своих новых хозяев. Не слишком дорогим был и труд крестьян-отходников, которые артелями все светлое время «пахали» на строитель­стве железных дорог и других объектов. «Дешевый мужик — величайшее благо для российской промышленности», — обрисовал ситуацию один из предпринимателей того периода2.

Вторым положительным фактором было наличие колоссальных природных ресурсов.

Третьим фактором следует считать высокое качество человеческого потенциала, наличие большой группы специалистов высочайшего класса в сфере науки и тех­ники как следствие высокого уровня постановки высшего и среднего специального образования в стране.

Наличие кадров научной, инженерно-технической и педагогической интелли­генции позволяло рассчитывать на масштабное и целесообразное использование передового зарубежного опыта, инновационных технологий. Так, первая тепловая электростанция появилась в Нью-Йорке в 1882 г., а в Петербурге — в 1883. Первая линия электрического трамвая была проложена в 1881 г. в окрестностях Берлина. Затем электрические трамваи были введены в эксплуатацию во многих странах. В России первая линия трамвая длиной 1,5 км в 1892 г. соединила Подол и Крещатик в Киеве. В 1899 г. были построены две линии трамвая в Москве, а в 1907 г. налажено регулярное движение трамваев в Петербурге.

В начале XX в. в России выходило 120 технических журналов. В 1912 г. рос­сийские типографии выпускали больше печатной продукции, чем Англия, США и Франция вместе взятые.

На первом этапе, на стадии промышленного переворота, в российской экономике (30-80-е гг. XIX в.) произошел переход от ручного труда к машинному.

Второй этап охватил 80-90-е гг. и был временем небывалого промышленного подъема. За 1860-1896 гг. число машиностроительных заводов выросло с 99 до 544 (в 5,5 раз), а число рабочих на них — в 7,4 раза. Появились Обуховский сталели­тейный и пушечный в Петербурге, Паровозостроительный в Коломне, Пушечный и Механический в Перми и другие крупные заводы.

В рамках третьего этапа российской индустриализации, в 1900-1914 гт. крупно­капиталистические формы производства заняли господствующие позиции в рос­сийской промышленности, сложилась ее отраслевая и региональная структура, сформировалась система коммуникаций. Успешно развивались территориальное разделение труда, взаимодействие аграрных и индустриальных районов за счет внутренней торговли. Этот этап российской индустриализации начался с эконо­мического кризиса 1900-1903 гг. В 1904 г. наступило оживление, которое в 1905 и 1908 гг. прерывалось. В 1909 г. начался мощный подъем, не уступавший подъему 90-х гг. XIX в.

В 1913 г. на Путиловской верфи по лицензиям иностранных фирм было впер­вые в России организовано производство корабельных и судовых паровых турбин. Электротехническая промышленность, почти целиком основанная на германских капиталовложениях, была оборудована по последнему слову европейской техники и технологии и удовлетворяла почти весь спрос внутреннего рынка. Накануне Пер­вой мировой войны в стране имелось 255 металлургических заводов, 568 предпри­ятий в угольной промышленности, 170 нефтедобывающих и 54 нефтеперерабаты­вающих, 1800 металлообрабатывающих заводов, 840 фабрик в хлопчатобумажной промышленности. В целом за 1890-1913 гг. объем продукции тяжелой, а также легкой промышленности вырос в 7 раз.

Не было в стране недостатка и в предприимчивых людях, крупных организато­рах. Морозовы, Рябушинские, Путиловы, Елисеевы, Мамонтовы и многие другие проявляли инициативу. Они иногда рисковали и лучше, чем интеллигенция, на­ходили пути «наверх»,

К сожалению, в стране действовали и механизмы торможения.

Во-первых, сохранялось существенное отставание от развитых стран в по­литической и социальной сферах. К началу XX в. Россия оставалась абсолютной самодержавной монархией без конституции, без парламента, без разрешенных по­литических партий и профессиональных союзов, без гарантированных гражданских прав, но с отсталым сословным строем, всесильной бюрократией и слабым царем во главе.

Во-вторых, Россия оставалась отсталой аграрной страной с примитивным патриархальным сельским хозяйством. Россия едва ли не последней из крупных стран отменила крепостное право. Аграрная реформа был проведена непосле­довательно. Аграрный вопрос сохранялся в качестве главного «гордиева узла» российского экономического развития. Многомиллионное российское крестьян­ство, обремененное выкупными платежами, обязательствами перед помещиками (арендная плата, отработки), было плохим покупателем промышленных изделий, что тормозило промышленное развитие, развитие товарно-денежных отношений в стране.

В-третьих, из-за косности политической системы, низкого жизненного и куль­турного уровня большей части населения постоянно нарастал уровень социальной напряженности. Российская верхушка предпочитала держать «вожжи» натянутыми до предела, а местные власти по своему обыкновению действовали в соответствии с принципом «Держать и не пущать!»

Усиление государственного регулирования экономики

Новому самодержцу досталось огромное и сложное наследство. В 1897 г. была проведена первая Всероссийская перепись населения. Оно составило 126 млн чело­век. На 1 января 1915 г., по данным Центрального статистического комитета МВД, численность населения равнялась примерно 182 млн человек. Россия, несмотря на довольно высокую смертность, являлась страной с самым высоким приростом населения в Европе — 1,6%. В Германии ежегодный прирост составлял 1,4%, в Ан­глии — 1,2, в Бельгии — 1,0, во Франции — 0,12%. Немецкие пропагандисты того времени говорили о вырождении французов.

На самом верху социальной пирамиды в России находилась царствующая фа­милия, Дом Романовых, включавший около 50 персон. Царю и его родственникам принадлежало 8 млн десятин земли (по 160 тыс. на каждого в среднем). Царской семье принадлежали рудники, промышленные предприятия, овцеводческое, вино­дельческие (Мукузани, Напареули, Массандра — 100 тыс. ведер ежегодно) и другие доходные хозяйства. Царская семья имела вклады в банках, получала ежегодно до 10% годовых.

Русские цари смотрели на Россию как на свою большую вотчину, которой распо­ряжались по своему разумению. Хозяином Земли Русской назвал себя Николай II, отвечая на вопрос Всероссийской переписи 1897 г. о роде занятий.

В аграрном секторе Александр II, Александр III и Николай II регулировали ситуацию в интересах помещиков. Дворянский земельный, 8 местных дворянских земельных банков, 10 акционерных земельных банков и 36 городских кредитных обществ предоставляли помещикам кредиты на долгосрочной основе. В ходе Сто­лыпинской реформы в результате продажи земли и залоговых операций помещики получили очень крупные суммы денежных вознаграждений. Размеры крестьянских хозяйств Столыпинская реформа ограничивала, чтобы не создавать конкуренции помещикам, производителям почти половины всего товарного хлеба в стране. Важную роль играла переселенческая политика правительства.

Развитию промышленности и транспорта с учетом военно-стратегических и экономических задач царское правительство уделяло особое внимание. Сразу после смерти Александра II, который за взятки покровительствовал частному предпринимательству в железнодорожном строительстве, Александр III круто из­менил железнодорожную политику. Железные дороги стали выкупаться у частных обществ. Их стали строить качественно и не слишком дорого за государственный счет, используя для этих целей зарубежные займы.

Царское правительство поддерживало крупный бизнес, военное производство, высшее техническое образование. Было создано несколько политехнических ин­ститутов (в Петербурге, Киеве, Варшаве и др.), Московский институт инженеров транспорта и т. д. Государство контролировало приобретение иностранцами соб­ственности в России. Так, не разрешалось покупать пороховые заводы.

Император предпочитал сам распоряжаться огромной государственной соб­ственностью. Она включала в себя к 1913 г. почти 1/3 часть земель, 2/3 лесов, 2/3 всех железных дорог, 7/8 телеграфа, множество ценных рудников, казенных заводов, особенно военных, и т. д.

Российский предпринимательский класс зависел от царской бюрократии. Полу­чение выгодных правительственных условий, разного рода разрешений создавало в России обширное коррупционное поле. На царе, высшей бюрократии лежала огромная ответственность за страну.

4. Первая русская революция: предпосылки, содержание, результаты. Реформы С. Ю. Витте

Сергей Юльевич Витте был приглашен Александром III для работы сначала в Министерстве путей сообщения, а с 1893 и по 1903 г. был министром финансов, сыграв ключевую роль в экономической жизни страны. Он немало сделал для изыскания средств на осуществление российской модернизации.

Во-первых, в последние десятилетия XIX и первые десятилетия XX в. проис­ходило постоянное и довольно быстрое, временами резкое увеличение экспорта сельскохозяйственной продукции (зерно, масло, мясо, мед, молочные продукты). Еще министр финансов И. А. Вышнеградский прославился фразой: «Недоедим, но вывезем». Элита страны, разумеется, ни в чем себе не отказывала. Но вся система экономических рычагов была нацелена на вывоз сельскохозяйственной продукции, в которой нуждались Англия, Германия, некоторые другие страны, далеко ушедшие по пути индустриализации.

Во-вторых, важную роль сыграли введение государственной монополии на водку и табак. Монополия государства на продажу водки распространялась на очистку спирта и розничную и оптовую торговлю крепкими спиртными напитками. Дело в том, что себестоимость производства спирта была маленькая, а продажная цена обеспечивала большую прибыль. Торговля водкой была сосредоточена в ка­зенных заведениях — оптовых складах и винных лавках. Питейный доход стал важным источником бюджета: в 1900 г. он дал 11% всех государственных доходов, а в 1913 г.-22%'.

В-третьих, заслугой Витте было проведение финансовой реформы, появление так называемого золотого рубля. Финансовая система страны сохраняла свою устойчивость вплоть до Первой мировой войны.

В-четвертых, увеличилась государственная добыча золота. Золотой запас по­стоянно рос и к 1917 г. достиг нескольких тысяч тонн.

В-пятых, в стране проводилась жесткая налоговая политика, в которой нема­лую роль играл налоговый протекционизм в отношении тех отраслей экономики, в которых было заинтересовано правительство.

К внешним источникам индустриализации относилось, в первую очередь, при­влечение иностранных капиталов.

У России, в отличие от Англии, Бельгии, Голландии, Испании, Франции, не было внешних колоний. Многие считали, что Кавказ, Казахстан, Туркестанский край, другие окраинные районы являлись своеобразными внутренними колониями, поставщиками дешевого сырья для российской промышленности, располагавшейся в основном в европейской части страны (на северо-западе, в Царстве Польском, в центре, на Украине) и на Урале.

Но все большее значение приобретала товарная экспансия в Китай, Персию, другие страны, где интересы России сталкивались с интересами ряда наиболее сильных держав — Великобритании, Германии, США, Японии.

В условиях экономического роста происходило увеличение заработной платы рабочих и служащих ведущих отраслей, стали решаться важные социальные про­блемы — страхование, улучшение жилищных условий, ограничение использования детского и женского труда, сокращение рабочего дня и т. д. Витте хорошо понимал, что необходимо устранить причины для революционного движения. Для этого надо было провести реформу политического строя и постоянно повышать жизненный уровень населения. Но в 1903 г. он получил отставку.

Русская деревня в начале века

Крестьянство составляло три четверти населения в стране и являлось основной производительной силой в сельском хозяйстве.

К 1905 г. крестьяне Европейской России владели, преимущественно на об­щинном праве, 160 млн десятин. Арендовали еще 20-30 млн. В целом к 1905 г. в Европейской России 35% земельных площадей принадлежало государству, 35% приходилось на надельную крестьянскую землю, 26% находилось в частной соб­ственности. Оставшиеся 4% составляла земля удельная и различных учреждений. Средний размер крестьянского хозяйства составлял 11 десятин, дворянского — 496 десятин, купеческого — 564 десятины.

Население росло, а крестьянское малоземелье усиливалось. Размер душевого крестьянского надела к 1905 г. составлял в среднем 2,6 десятины. Из 85 млн кре­стьян 70 млн были безземельными или малоземельными. 16,5 млн крестьян имели наделы от 0,25 до 1 десятины, а 53,5 млн — от 1 до 1,75 десятины на душу. Кулаки составляли 1 /6 часть дворов. На них приходилось 38% валового сбора хлеба, но 34% товарного хлеба.

Из-за малоземелья крестьяне арендовали помещичью землю. Высокая арендная плата отнимала у них свыше 80% дохода от производства. Росли долги по выкуп­ным платежам.

Отсутствие свободных средств не позволяло крестьянам закупать сельскохо­зяйственную технику покупать хорошие семена.

Первая российская революция

Причины российской революции коренились в экономическом и социально-по­литическом строе России. Вступление ее на качественно новую ступень развития — на путь модернизации, привело к появлению развитой промышленности. Условия современного общества требовали соответствующих индустрии социальных и по­литических структур. В начале XX в. в России сложилась ситуация, когда произо­шло переплетение различных противоречий, противостояние классов буржуазного общества, социальных и национальных отношений и конфликтов. Экономический кризис 1900-1903 гг. ухудшил материальное положение трудящихся, а Русско-японская война 1904-1905 гт. усугубила и без того сложную обстановку в стране. Завязался сложнейший узел, который и привел к революции, основными причи­нами которой были:

нерешенность аграрного вопроса, в связи с чем сохранялось помещичье земле­владение, а крестьянство страдало от малоземелья; желание буржуазии принимать участие в управление государством, а для этого необходимо было создать парламентскую систему; + необходимость более гибкой национальной политики; + политическое бесправие и отсутствие демократических свобод.

Революция по целям, составу участников, по характеру была буржуазно-демо­кратической, так как ставила задачи буржуазно-демократических преобразований. В решении этих задач были заинтересованы самые широкие слои населения, по­этому она была общенародной.

Революция продолжалась 2,5 года — с 9 января 1905 г. до 3 июня 1907 г. В своем развитии она прошла два основных этапа: начало и подъем революции, высшими точками которой были всероссийская политическая стачка и вооруженное восстание в Москве (с января 1905 г. по декабрь 1905 г.); спад и поражение революции (с начала 1906 г. по 3 июня 1907 г.).

Прологом революции явились события в Петербурге — всеобщая стачка и Кро­вавое воскресенье. 9 января 1905 г. были расстреляны рабочие, шедшие к царю с петицией. Она была составлена участниками «Собрания русских фабрично-за­водских рабочих» под руководством священника Г. А. Гапона, который являлся агентом царской охранки. Петиция содержала требования рабочих об улучшении их материального положения и политические требования. Среди этих требований были созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, равного и тайного голосования, введение демократических свобод, восьмичасовой рабочий день, прогрессивный подоходный налог и т. д.

Жестокий расстрел царскими войсками мир­ного шествия (1500 людей погибли и получили ранения) послужил началом революционного процесса, который выразился в росте стачечного движения в январе-феврале. Весна-лето 1905 г. были отмечены рядом событий: выступления­ми рабочих в Москве, Одессе, Варшаве, Лодзи, Риге и Баку; созданием в Иваново-Вознесенске Совета рабочих депутатов; восстанием матро­сов на броненосце «Князь Потемкин-Тавриче­ский»; активизацией крестьянского движения.

Под напором революции правительство по­шло на первую уступку и обещало созвать Го­сударственную думу с совещательными функ­циями. По имени министра внутренних дел она получила название Булыгинской. Отсутствие у будущей Думы законодательной и других важ­ных функций вызвало возмущение в широких общественных кругах. Многочисленные организации заявили, что будут бойкотировать выборы в такую Думу. В Петербурге проходили собрания, митинги, принимались решения. По призыву нелегальных по­литических партий и профессиональных союзов во многих городах начались забастовки, которые в ок­тябре 1905 г. переросли во всеобщую всероссийскую политическую стачку. В ней приняли участие около 2 млн. человек. Острый характер забастовке придало участие железнодорожников, которые перевозили только солдат, возвращавшихся с Дальнего Востока после подписания Портсмутского мира с Японией в августе 1905 г.

Октябрьская политическая стачка заставила Ни­колая II 17 октября 1905 г. подписать Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». В соответствии с требованиями стачечников царь пообещал ввести некоторые политические свободы — слова, собраний, союзов, а также созвать законода­тельную Государственную думу. Предусматривалось, что никакой закон не может получить силы без одобрения его Думой. Идея М. М. Сперанского почти через сто лет стала воплощаться в жизнь.

Крестьянам было обещано вдвое сократить выкупные платежи. Помещики стали снижать арендную плату после того, как крестьяне разгромили около 3 тыс. помещичьих имений.

Серьезные выступления происходили в армии и на флоте. В Севастополе в но­ябре 1905 г. произошло выступление матросов на крейсере «Очаков» под руковод­ством лейтенанта П. П. Шмидта, которое было быстро подавлено.

В декабре 1905 г. крупное восстание произошло в Москве, которое было подавле­но воинскими частями из Петербурга. Вооруженные выступления происходили так­же в Харькове, Чите, Красноярске и других городах. В вооруженных столкновениях с полицией, воинскими подразделениями приняли участие тысячи людей, вооружен­ных охотничьими ружьями, револьверами, которые против пушек были бессильны.

За свержение самодержавия и установление республики продолжали выступать рабочие, мелкие служащие, студенты, учителя. Ими руководили члены революци­онных нелегальных политических партий — социал-демократы, уже разделившиеся на большевиков и меньшевиков, социалисты-революционеры, народные социали­сты, анархисты и др.

Но у значительной части населения, ранее участвовавшей в демонстраци­ях, митингах, входившей в различные организации, царский Манифест вызвал чувство удовлетворения своей победой. Для большинства крестьян, рабочих, ремесленников, торговцев, лиц интеллигентских профессий, мелких служащих предпочтительным было спокойное, постепенное обновление страны. Интересы этой части россиян старались представлять умеренные либерально-буржуазные политические партии.

Так, Партия 17 октября, или октябристы, считала, что после царского Манифе­ста Российская империя перестала быть классической самодержавной монархией и постепенно будет превращаться в конституционную монархию наподобие бри­танской или шведской.

23 апреля 1906 г. Николай II подписал новую редакцию «Основных государ­ственных законов Российской империи». В определении монархии исчезло слово «неограниченная», так как 27 апреля 1906 г. открылись заседания I Государствен­ной думы. С этого момента император осуществлял законодательную власть в еди­нении с Государственным Советом и Государственной думой. Устанавливалось, что ни один закон не может вступить в силу без одобрения его Государственной думой. Однако реальную силу законы получали после рассмотрения в Государственном Совете и утверждения их императором. Государственная дума получила полномо­чие утверждать государственный бюджет, предложенный правительством. В случае отказа со стороны Государственной думы действовал бюджет предыдущего года. В Думе должны были рассматриваться крупные проекты, требовавшие выделения значительных средств (строительство железных дорог и т. д.).

Революционная часть общества все равно была недовольна полномочиями Думы, которая не участвовала в формировании правительства, не контролирова­ла целый ряд расходных статей бюджета, не могла преодолеть вето на законы со стороны царя и т. д. В. И. Ленин назвал Думу «конституционным выкидышем». Эсеры, социал-демократы, другие левые группы не участвовали в выборах в I Го­сударственную думу.

Царь и высшая политическая элита старались сделать уступки наименьшими. В руках царя остались важнейшие функции — высшее государственное управление, руководство внешней политикой, верховное командование вооруженными силами, объявление войны и заключение мира, право чеканки монеты и др. Император считался и верховным главой православной церкви, управлял ею через Святейший Синод.

Только царь мог выступить с инициативой пересмотра Основных законов Рос­сийской империи. Царь лично назначал и увольнял председателя правительства и министров. Политический курс определялся в личном общении царя с председа­телем правительства и министрами. Царь оставил за собой право распускать Думу, приостанавливать ее работу (каникулы). В те периоды, когда Государственная дума не заседала, царь мог издавать указы. После возобновления работы Думы правительство должно было вносить царские указы в Думу для их утверждения в качестве полноценных законов.

Царя безусловно поддерживал реорганизованный Государственный Совет. По­ловину состава Госсовета назначал сам царь, а половину делегировали дворянские общества, духовенство, Академия наук, университеты. 20 февраля 1906 г. царское правительство опубликовало новое положение о Государственном Совете, по ко­торому последний преобразовывался фактически во вторую палату, стоящую над Государственной думой. Государственный Совет скоро получил у современников название «главзапор», так как отказывался одобрять законы, принятые Государ­ственной думой. Многие считали, что наделение Государственного Совета законо­дательными правами нарушало обещания царя, данные в Манифесте 17 октября 1905 г.

С января 1906 по 3 июня 1907 г. начинается спад и отступление революции. Инициатива оказывается в руках самодержавия, и постепенно волна народных вы­ступлений ослабевает. Общественное движение переместилось на избирательные участки и в Государственную думу.

Столыпинская аграрная реформа: экономическая, социальная и политическая сущность, итоги, последствия

Цели и пути осуществления реформы были определены еще под руководством Витте. Намечалось: снять социальную напряженность на селе, сформировать широкий слой мелких собственников для обеспечения политической стабильно­сти, отвлечь крестьян от идеи принудительного отчуждения помещичьих земель, сохранить все формы частной собственности (включая помещичью). Во время революции 1905-1907 гг. крестьяне сожгли 3 тыс. помещичьих усадеб. При этом община являлась организационной формой борьбы крестьян за свои права. В мае 1906 г. уполномоченные дворянских обществ высказались за упразднение общи­ны. Выкупные платежи были отменены. 9 ноября 1906 г. в чрезвычайном порядке (Первая Дума была распущена) был принят царский указ о праве выхода крестьян из общины и закреплении надела в их личную собственность. Началась Столыпин­ская аграрная реформа.

До 1906 г. в России было 752 тыс. частных владельцев земли. Указ 9 ноября 1906 г. сразу сделал частными собственниками так называемых подворников, то есть крестьян, еще до реформы не являвшихся членами сельской общины и жив­ших обособленным подворьем.

Крестьяне-общинники в соответствии с новыми законами получили возмож­ность выходить из общины без согласия общего крестьянского схода и могли потребовать вместо всех своих полос в различных общинных полях выделения компактного земельного участка, равного по площади тому наделу, которым они пользовались в составе общины. Крестьяне, выделившиеся из общины, становились полными частными собственниками земли, полученной из общинных угодьев, и назывались «укрепленцами». Если на земельный участок «укрепленец» пере­носил свой дом, то образовывался хутор — обособленная крестьянская усадьба на земельном участке индивидуального владения. Земельный участок, выделенный из общинной земли в единоличную крестьянскую собственность, но без переноса усадьбы, назывался отрубом. Образовавшиеся индивидуальные крестьянские хозяйства, в первую очередь хуторского типа, обычно называют фермерскими. Крестьяне — индивидуальные собственники земли — могли своими участками свободно распоряжаться: продавать, обменивать, закладывать в банках для полу­чения ссуды и т. д. «Укрепленцы» исключались из системы «круговой поруки» при уплате налогов и различных сборов.

Правом выйти из общины и закрепить за собой в частную собственность землю из 10 млн. крестьянских дворов воспользовалась примерно четверть, до 2,5 млн. Но фермерами стала примерно половина «укрепленцев», или чуть больше 10% всех крестьянских хозяйств. К 1915 г. было создано 1 млн. 265 тыс. хуторов и отрубов. Остальные продали свои участки и отправились в города, пополнили ряды низко­оплачиваемых чернорабочих и безработных. Часть крестьян продала землю в связи с переселением в Сибирь. Среди районов страны на первом месте по удельному весу укрепленной в личную собственность земли стояли Киевская губерния, Новороссия и Белоруссия. Очень низким был процент выхода из общины в северо-за­падных губерниях и в национальных районах с оседлым крестьянским населением (чуваши, мордва, удмурты и др.). Многих крестьян страшила перспектива самосто­ятельного хозяйствования. Не хватало финансовых средств, сельскохозяйственной техники. Правительство искусственно ограничило возможный максимальный размер индивидуального крестьянского хозяйства в пределах одного уезда 6 ду­шевыми наделами (12-18 га). Столыпин не хотел создавать в лице зажиточных крестьян конкурентов помещикам. Не хотел и слишком резкого имущественного размежевания внутри крестьянства. А в реальной жизни недовольными оказались буквально все. Для ведения рационального, высокотоварного хозяйства «укрепленцам», зажиточным крестьянам земли не хватало. Общинники и бедняки со страхом смотрели в будущее. Помещики почти поголовно возненавидели Столыпина.

Важным направлением Столыпинской аграрной рефор

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7