double arrow

Ночная схватка


Через час Таню что-то потревожило и разбудило. Она всегда спала чутко, вот и сейчас ее слух выхватил шорох сквозь сон.

Таня открыла глаза и, дернувшись, закричала в страшном испуге: перед ней кто-то стоял. Таня сразу поняла, что это ни Алёна и ни Вероника, а кто-то другой — горбатый и в лохмотьях. Но как в комнате мог оказаться посторонний, ведь Таня лично закрывала дверь на ключ?

Она тяжело задышала, вжавшись в кровать, и по тихому, хрипловатому смеху распознала перед собой женщину. Таня схватила свой старенький мобильник, лежавший под кроватью, и посветила им в лицо незнакомке. Ею оказалась безобразная старуха, зло скалившаяся беззубым ртом.

Решив, что это переодетый Митя или кто-то из его дружков пришел отомстить Тане за драку и мытье посуды, она, расслабившись, сказала:

— Очень весело. Суперрозыгрыш. Убирайся отсюда.

Неожиданно незваный гость схватил девочку за майку и одним рывком стащил на пол. Таня выронила мобильник. От прикосновений костлявых рук ей стало не по себе. Это явно не Митя и не кто-то из мальчишек. Это старуха, Таня разглядела очертания ее лица в тусклом свете луны.

Старуха принялась душить Таню. Ее худые руки оказались на удивление сильными и цепкими. Таня попыталась пнуть старуху, но та вовремя отскочила.

Услышав шум и возню, Алёна проснулась и включила свет, не поднимаясь с постели, — выключатель находился прямо над ее кроватью. Она увидела старуху, настоящую сгорбленную старуху, чье страшное лицо с зеленоватой кожей было покрыто струпьями. Алёна невольно вскрикнула, разбудив крепко спавшую Веронику.

Дико расхохотавшись в полный голос, старуха стала кидать в девочек увесистые камни, которые неизвестно откуда появлялись в ее руках. Только Таня пыталась взять брошенный в нее камень, чтобы ответить старухе тем же, как он тут же исчезал.

Таня хотела было кинуться на старуху, но в этот самый момент та запустила ей в голову булыжник. Девочка инстинктивно приложила ладонь к виску, пальцы нащупали что-то жидкое и липкое. Таня глянула на руку — это была кровь. Вдруг ее охватила сильнейшая слабость, кровь отхлынула от лица, ноги подкосились, и она упала на пол.

На этот раз Алёна завизжала гораздо громче и выбежала в коридор, сумев проскочить мимо старухи.

— Помогите! — крикнула она. — ПОМОГИТЕ!

Старуха тем временем впилась черными глазами в Веронику и хищно усмехнулась беззубым ртом. Она взмахнула руками, и в комнате образовался огонь, который мгновенно перекрыл доступ к окнам и двери. Сама старуха исчезла, а Вероника продолжала в ступоре смотреть на пламя, подкрадывавшееся к лежащей без сознания Тане.

«Хоть бы это был сон», — взмолилась Вероника, но чувствовала сильный запах дыма и понимала, что всё реально. Она подтащила Таню к своей кровати и, собравшись с мыслями, принялась гасить огонь покрывалом.




Алёна продолжала звать на помощь, бегала по коридору и отчаянно барабанила в двери, но почему-то ни единый человек не отозвался. Неужели все так крепко спят? Или просто не хотят помочь новичкам? Вероятно, все вокруг в сговоре…

Алёна увидела приближающуюся к ней старуху, которая летела по воздуху. Да-да, она летела под потолком! Ее лохмотья трепыхались от движения, как ободранные крылья ворона. В ночной темноте коридора это выглядело настолько зловеще, что Алёна оцепенела. Никто не отозовался на крики о помощи, Таня и Вероника в огненном тупике…

Что делать?!

Оправившись от оцепенения, Алёна со всех ног побежала к своей комнате, где Вероника безуспешно пыталась справиться с огнем. Старуха полетела за ней.

— Алёна, нужно заманить старуху в комнату, прямо в огонь! — крикнула Вероника, заметив подругу сквозь языки огня.

И стала хлопать Таню по щекам. Таня еле слышно застонала и заморгала глазами.

— Да вставай же ты! — взмолилась Вероника.

— Как это сделать?! — в полном отчаянии крикнула Алёна, но обсуждать план было уже некогда: старуха застыла в воздухе перед ней, ухмыляясь.

Алёна отступила на несколько шагов назад, и старуха медленно двинулась к ней, оказавшись как раз напротив комнаты. На ее грязно-зеленом лице в диком танце плясали тени от огня.

— Эй! — крикнула Вероника.

Старуха отвлеклась на зов, повернув голову. Алёна успела подскочить к ней и, подняв руки, толкнула в дверной проем, в самый огонь…



Вероника замерла, забыв на какое-то время о Тане. Старуха оказалась в эпицентре пожара, где любой человек моментально бы вспыхнул, как спичка, но, вот дела, она не загорелась!

И тут Вероника выпалила, хотя сама того не ожидала:

Вовек ты нас не победишь,

Навсегда в огне сгоришь!

Алёна во все глаза смотрела на старуху, которая вдруг стала изгибаться, охваченная языками пламени, и рычать, словно раненый зверь. Секунда — и она сгорела дотла. Огонь, неистово полыхавший в комнате, исчез так же мгновенно, как и появился. Вероника расслабила плечи и, глубоко и взволнованно дыша, оглядела комнату: нигде не было и следа от пожара, дым рассеялся, запах гари улетучился, а мебель осталась цела. Невероятно!

— Что это было? — спросила Таня, поднимаясь на ноги.

— Вот и я спрашиваю, что это было? — спросила разгневанная Галина Николаевна, влетев в комнату в одной сорочке. — Я слышала шум. Почему вы не в постелях?

— Вы пропустили всё самое интересное, — хмуро ответила Таня, голова которой болела и гудела. — Мы чуть не сгорели заживо.

Галина Николаевна прищурилась так, как будто плохо видела и слышала.

— Так вы устроили тут пожар?

— Не мы, а какая-то старуха, — пояснила Таня. — Вы слишком поздно прибежали. Она уже сгорела…

От такого хамства карие — почти черные — глаза Галины Николаевны норовили выпрыгнуть из глазниц. Она оглядывала то девочек по очереди, то всю комнату, пытаясь найти следы от пожара. Ей казалось, что воспитанницы придуриваются, но тут взгляд Галины Николаевны остановился на струйке крови, стекавшей с Таниной головы по уху.

— Это правда, мы действительно чуть не сгорели, — сказала Вероника. — Но всё произошло так быстро, что мы ничего не успели понять.

Галина Николаевна пристально смотрела Веронике в глаза, стараясь разглядеть в них вранье, — так ворон рассматривает свою добычу. Но, увидев растерянность и испуг, была вынуждена отступить.

— Галина Николаевна, всё в порядке, — в коридоре раздался голос Ивана Ивановича. — Я во всем разберусь, можете идти спать.

Старик появился в комнате с кружкой в руках. Галина Николаевна бросила на него колючий взгляд и удалилась.

— Это лечебный эликсир, он мигом все раны залечит, — сказал Иван Иванович, подскочив к Тане.

Не успела она среагировать, как из кружки на ее голову вылилась зеленая жидкость. Таня поглядела на свою белую майку, которая была теперь в зеленых пятнах, потрогала голову и с удивлением обнаружила, что раны как не бывало.

— Объясните мне, что всё это значит! — произнесла она сердито.

— Ну, это волшебное зелье, которое я приготовил из тараканьих усиков и… Впрочем, это шутка!

— Я не об этом! — резко сказала Таня. — Какая-то сумасшедшая старуха вырубила меня, потом устроила пожар, а потом Вероника произнесла какой-то стих… и всё прошло. Это что, такой розыгрыш? Типа посвящение в воспитанники интерната?

— Нет, это и была наша проверка, — вдруг сказала Вероника, о чем-то догадавшись.

— И вы ее прошли, — сказал Иван Иванович, взволнованно улыбнувшись. — Давайте присядем.

Он опустился на Алёнину кровать. Алёна машинально присела рядом с ним: девочка продолжала слегка дрожать. Алёне даже показалось, что у нее от таких волнений поднялась температура.

— Заговор — вот, что меня удивило. Откуда вы его узнали? — спросил Иван Иванович.

— Он просто пришел ко мне в голову… — сказала Вероника, рассеянно пожав плечами. — Я поняла, что мы столкнулись с настоящей ведьмой... А против нечистой силы издревле использовали заговоры. Я читала много сказок и историй о мифических существах и всегда знала это.

— Это была вубара —так называется вид духов злых колдуний, — сказал Иван Иванович. — Эта вубара была самой древней из всех, что обитают на русской земле. Я специально подослал ее к вам, чтобы проверить, как вы с ней справитесь. И знаете что? Вам удалось сделать то, что не удавалось никому, — вы разделались с ней в один счет! А ведь ее совершенно невозможно было изжить навсегда. Самое большее, что можно было сделать, — избавиться от нее на какое-то время. Но она всегда возвращалась, приходила в дома к людям, душила их, вызывала ночные кошмары и устраивала пожары.

— Но если бы я не произнесла заговор, мы бы погибли! — сказала Вероника, ужаснувшись.

— Ни в коем случае! Я бы не допустил этого, — уверил ее старик. — Я подглядывал за вами из соседней комнаты.

— Подождите, — произнесла Таня, медленно переварив в голове сказанное Иваном Ивановичем. — Подождите… это всё похоже на бред. Нам это всё кажется, да? Вы нас ввели в гипноз или чем-то напоили, вот мы и деремся с какими-то кикиморами, так?

— Нет, — замотал головой Иван Иванович. — Всё это происходит на самом деле. Просто вы были рождены в волшебном мире, где есть нечисть, заговоры, магические силы. И вы обладаете такой силой, потому что… Потому что ваши родители были волшебниками.

У Тани челюсть поехала вниз, Алёна удивленно и часто захлопала глазами, и только лицо Вероники оставалось совершенно спокойным и слегка хмурым, как будто она всегда предполагала, что ее родители были волшебниками.

— Но ведь этого не может быть! Этого просто не может быть! — упиралась Таня. — Это какой-то розыгрыш. В вубару всего лишь кто-то переоделся.

— Таня, она летала по воздуху, — напомнила Алёна.

— И образовала пожар без зажигалки и спичек, — добавила Вероника.

— Это просто хорошо отрепетированный фокус, — не унималась Таня. — И вы меня все разыгрываете.

— Тогда что ты скажешь на это? — произнес Иван Иванович и легким движением руки вызвал у Тани колики в животе.

Словно тысячи ножей кололи ее желудок изнутри, и Таня взмолилась:

— Хватит! Прекратите!

Боль прекратилась.

— Ладно-ладно, верю, — сдалась Таня со вздохом. Но эта вера в магию давалась ей очень непросто.

— А что вы знаете о наших родителях? — спросила Вероника.

После всей этой безумной ночи и удивительных открытий оставался главный вопрос. Кто их родители? Где они сейчас? Чем они занимаются?

— Что касается родителей… — начал Иван Иванович, выдержал паузу, оглядел девочек по очереди и продолжил: — То они у вас общие…

— ЧТО?! — громко переспросила Таня. — Как это общие?

Вслед за ней такие же возгласы раздались и от Вероники с Алёной.

— Вы — сестры, — подытожил старичок, поглаживая бороду. — О, хо-хо!

Казалось, Иван Иванович был взволнован не меньше девочек, хотя и пытался это скрыть.

— Ладно, я готова поверить в злую колдунью, но то, что мы сестры, — это уже чересчур, — решила Таня.

— Вы были рождены в один день под особой звездой Неридой, — начал рассказывать Иван Иванович таинственным, чуть приглушенным голосом. — Все, кто рождаются под этой звездой, становятся могущественными волшебниками. Когда вы только-только появились на свет, на вас было совершено нападение неизвестным врагом. Он, вероятно, знал о рождении трех могущественных сестер и хотел либо убить вас, либо взять к себе на воспитание, иначе бы вы представляли большую угрозу ему и его соратникам. Этот некто убил вашего отца и покончил с матерью, но она успела сообщить о нападении вашему дедушке, Евгению Дмитриевичу. Он поспешил на помощь и спрятал вас, определив в три разных детских дома в трех разных городах и наложив на них специальные заклятья, чтобы злодей не смог найти вас. Сам Евгений Дмитриевич погиб от руки неизвестного. Целых тринадцать лет мы не могли разыскать вас. Что мы только не использовали: волшебную тарелку с золотым яблоком, магический путевой клубок, указывающий верный путь, дар предвиденья — всё было без толку.

— Так как же вы нашли нас? — спросила Вероника, единственная, кто сохраняла способность трезво мыслить. Алёна же с Таней с трудом осмысливали рассказ.

— Алхимик Барков изобрел поисковый камень, — Иван Иванович вынул из кармана своей неизменной жилетки овальный камушек малинового цвета, который ярко засиял и стал излучать тепло, волнами докатившееся до девочек. — Благодаря крови вашего отца, которая вошла в состав ингредиентов камня, вы и были обнаружены. На протяжении тринадцати лет, год за годом я ездил по городам с этим камнем. Он должен был потеплеть и завибрировать, окажись кто-нибудь из родных дочерей Мирославы и Григория в радиусе двухсот метров. Так я и нашел вас по очереди, правда, с разницей в несколько лет. Это время как раз понадобилось для того, чтобы понаблюдать за каждой из вас в отдельности, не раскрывая все карты до поры до времени… Когда была найдена последняя сестра, Таня, я подстроил так, чтобы вас втроем поселили в одном интернате, куда я и сам устроился работать завхозом. Мне и моим помощникам было необходимо выяснить, какие способности проявятся у вас, окажись вы вместе. Честно говоря, мы были разочарованы тем, что ни одна из вас не проявила ни единого признака волшебства.

— Если всё это правда, то я откушу себе локоть, — заключила Таня после долгого молчания, в которое погрузилась комната девочек.

Рассказ Ивана Ивановича об их происхождении был впечатляющим и невероятным. Девочки чувствовали себя так, будто им кирпичи на головы свалились.

— Значит, наши родители были волшебниками, но они убиты… И мы… Мы — родные сестры и тоже волшебницы, — ошеломленно подытожила Алёна.

— Именно так, — кивнул Иван Иванович. — Что ж, ночка у вас выдалась непростая. Вам пора спать. Завтра после уроков я отвезу вас в Юдо, так что будьте готовы к двум.

— Куда-куда? — переспросила Таня.

— Юдо, — повторил старичок. — Это волшебный город, расположенный на острове-ките. Оттуда и начинается ваша история… Ну а теперь хватит вопросов, по кроватям!

Иван Иванович ушел, а девочки, забравшись под одеяла, стали возбужденно перешептываться, пытаясь выяснить, кто из них спятил больше — они или Иван Иванович. Утомленные разговорами, подруги вскоре провалились в сон и с трудом проснулись утром следующего дня.

***

«Всё это было сном», — твердо сказала себе Алёна, открыв глаза. Она увидела, что Таня зачем-то пощипывает себя. Волосы у Тани были растрепаны, и в целом вид был такой, как будто она слегка не в себе.

— Подтвердите, что вубара мне только приснилась, — сказала Таня, закончив щипать себе руки.

— Не приснилась, — заверила ее Вероника, натягивая сарафан. — Она была здесь ночью, и мы с ней дрались.

— Неужели магия существует? — пролепетала Алёна, откинула одеяло и неохотно вылезла из теплой постели.

— Мы сможем еще раз убедиться в этом только тогда, когда попадем в город, о котором говорил Иван Иванович, — сказала Вероника и стала причесываться.

— И ты поедешь с этим сумасшедшим стариком невесть куда? — спросила Таня, скептически посмотрев на Веронику.

— Не я одна. Вы тоже со мной поедете, — без обиняков ответила Вероника. — Нам придется поверить в волшебство… Разве вы никогда не ощущали себя не такими, как все? Неужели вы никогда не верили в чудеса и не хотели, чтобы чудо произошло с вами?

Уроки сегодня тянулись до невозможности медленно, как будто кто-то растягивал пальцами жвачку. Девочки не могли дождаться, когда же учеба закончится, ведь совсем скоро им предстояло отправиться в неизвестный им мир и узнать всю правду о себе…

Алёна витала в облаках, раздумывала над существованием волшебства, представляла себе сказочный замок и живших в нем волшебников в старинных плащах. Таня всё время ерзала на стуле. Вероника умудрялась выходить к доске и даже что-то отвечать. Но и ее отвлекали воспоминания о прошедшей ночи: пожар, в котором они чуть не погибли, страшная вубара, которую удалось отправить восвояси одним лишь заговором. Вероника знала, что столкнулась с чем-то необъяснимым и загадочным, а загадки и тайны всегда влекли девочку.

Когда закончился урок биологии, подруги первыми соскочили со своих мест, побросали вещи в рюкзаки и выскочили из класса. Они зашли в свою комнату, сняли школьную форму, переоделись в джинсы и толстовки и помчались к Ивану Ивановичу.

— Не верится, что мы сестры, — сказала Алёна по пути.

— Это уж точно, — согласилась Таня. — И как мы можем быть сестрами, если у меня нос картошкой и волосы с рыжиной? Но хорошо, что я хотя бы не очкарик со шрамом в виде молнии на лбу.

— Вообще-то существуют близнецы, рожденные в один час, но мало похожие друг на друга, и этому есть научное объяснение, — заявила Вероника с умным видом.

— Но всему остальному, что произошло с нами, нет научного объяснения, — парировала Таня.

Девочки поравнялись с кабинетом завхоза как раз тогда, когда Иван Иванович выходил из него.

— Ну как спалось, ничего? — радушно улыбнувшись, спросил он.

Таня заверила его, что она-то уж точно спала, как подстреленный буйвол.

Они вышли из интерната. По пути к воротам новоиспеченных сестер переполняли разные чувства: радость, смятение и даже страх… Неужели они действительно вскоре окажутся в волшебным городе? Этого просто не может быть… Они точно свихнулись.

Иван Иванович сел в свой небольшой старенький грузовик с открытым, покореженным кузовом и завел его. Автомобиль затарахтел. Девочки втиснулись в кабину.

— Пристегнитесь, — требовательно наказал Иван Иванович, выехав на главную дорогу.

— Это не поможет, — съехидничала Таня, которая имела в виду тряску в грузовике и ощущение того, что он вот-вот развалится.

Тогда Иван Иванович нажал на какую-то кнопочку, и девочек резко стянули тугие ремни, приковав их к сиденьям и не дав возможности пошевелиться.

Таня слегка присвистнула:

— Вот это техника!

— Это магия, — подмигнул голубым глазом старичок.

Они ехали по трассе, ведущей за город. Иван Иванович набрал самую большую скорость, какую только можно было набрать на старом авто. Вскоре девяти- и пятиэтажные дома стали редеть, появились деревянные домики и дачные участки, но и они через некоторое время исчезли из виду. Иван Иванович съехал с дороги и заехал прямо на небольшую поляну, позади которой раскинулся лес. Большинство деревьев стояло еще голыми, но почки на них уже набухли, и кое-где проглядывали зеленые листики.

Девочки недоуменно переглянулись. Неужели в этом лесу спрятан тот самый волшебный город?..

Таня быстро настрочила СМС в своем телефоне и отправила сестрам: «Если Иваныч окажется сумасшедшим маньяком, то я даю ему по голове и мы убегаем».

— А сейчас приготовьтесь, девочки, — предупреждающе скомандовал старичок. — Набираю скорость.

Грузовик неожиданно рванул вперед и, бешено закружившись, поднялся в воздух. Хлопок, и он исчез… Во всяком случае так бы показалось случайному прохожему. В действительности же машина вынырнула где-то в облаках. Девочки перестали пищать и открыли зажмуренные глаза.

— Вау! — выдохнула Таня, поглядев в лобовое стекло: они летели по серому питерскому небу высоко над городом, который теперь казался каким-то кукольным. — Если это сон, то это самый удивительный сон, который мне когда-либо снился.

— Опять ты за свое, — улыбнулся Иван Иванович, покачав головой. — Всё еще не веришь.

— Боюсь, что это не сон, потому что меня явно подташнивает, — сказала побледневшая Алёна.

Иван Иванович любезно протянул ей пакетик на всякий случай и принялся увлеченно рассказывать:

— Давным-давно, в восьмом веке, жили-были волшебник и волшебница, Владимир и Мария Галицкие. И задумали они построить волшебное царство, в котором жили бы только хорошие, добрые и храбрые волшебники, впрочем, не только волшебники, но и обычные люди от мала до велика. Было построено такое царство посреди океана, объединившее силы добра. Люди, жившие там, стали бороться со злом и помогать тем, кто попали в беду. И стоит это царство на том месте до сих пор. Называется оно Юдо. Но не всякому можно туда попасть… И, кстати, этим царством правлю я. О, хо-хо!

Девочки были так заворожены полетом в небе и рассказом Ивана Ивановича, что не могли вымолвить ни слова.

— Вам уже не страшно? — спросил Иван Иванович.

— Как сказать… — выдавила из себя Алёна, всё еще держа пакетик наготове.

— Я ослаблю ремни, — сказал Иван Иванович. — Поглядите, какая красота внизу.

Ремни тут же ослабли; девочки смогли более свободно шевелиться и заглядывать в окна. Они пролетали над огромным синим-синим морем. Голова кружилась уже не от высоты и страха, а от неописуемой красоты.

— Внимание, снижаемся! — предупредил Иван Иванович.

Девочки завизжали. Полет на машине был похож на аттракцион, который сначала взлетал в воздух, а потом резко летел или падал вниз, и сердце при этом куда-то ухало. Когда ощущение «Ух!» притупилось, девочки увидели большой остров, усыпанный разноцветными домиками, лесами и садами. К острову приближались и от острова отдалялись люди, которые летели, держась за ручки ярких, цветных зонтиков. Одни пролетали мимо машины Ивана Ивановича так близко, что можно было пожать им свободную руку, иные парили маленькими точками где-то высоко в небе.

— Я же говорила вам, что видела людей с зонтиками! — выпалила Алена.

— На зонтиках летают в Юдо еще с восемнадцатого века, — пояснил Иван Иванович. — Не самый удобный способ передвижения, честно вам скажу. Рука вечно затекает, да и ручка зонтика может выскользнуть из ладони. Поэтому я предпочитаю старый добрый автомобиль, — старик похлопал по рулю. — Но все правители, которые были до меня, чтили древние традиции и не особо жаловали автомобили, ведь с ними возни много. Так-то оно так. Для того чтобы машина взлетела в воздух, нужно внедрить в нее особую магию, а ею не все владеют. А вот зонтик легко зарядить магией. С моим-то грузовичком пришлось изрядно повозиться.

Подлетая к острову, Иван Иванович посигналил и помахал кому-то рукой. И вдруг городок стал подниматься вверх над водой, поднимался всё выше и выше, пока не показалась голова огромного кита. Кит приветственно махнул головой, шлепнул хвостом по морю так, что образовалась десятиметровая волна, и вновь спокойно, неторопливо ушел под воду.

— Ну, вот и приехали, — радостно произнес Иван Иванович, приземлив грузовик во дворе высокого, расписанного цветными красками дворца, похожего на древнерусский терем.

— Чудо-Юдо город стоит на Чудо-Юдо ките, и здесь происходят Чудо-Юдо чудеса, — пропел старичок и рассмеялся. — Чего вы такие сурьезные? Выходите.

Таня встала по стойке смирно с открытым от удивления ртом. Примерно с тем же выражением лица стояла и Алёна. Вероника же казалась невозмутимой, как и всегда, но это была лишь внешняя невозмутимость, на самом деле внутри нее всё трепетало. Как такое может быть? Как машина может лететь по воздуху? Как город может располагаться на ките? Немыслимо… Но это же не сон? Нет, не сон. Это самая натуральная явь.

Девочки осмотрели двор, терем и всё, что попало в их поле зрения. Терем был в несколько этажей, деревянный, увенчанный башенками, покрытыми позолотой. К нему вели две лестнички с боков, посередине они соединялись в одну лестницу, которая поднималась наверх, к главному входу с балконом, окаймленным заборчиком. Терем украшали резные узоры, среди которых были причудливые завитушки, петушки, коньки. Во дворе вальяжно расхаживали жар-птицы с огненными крыльями и длинными, пышными хвостами, чьи перья блестели золотом.

— Здесь очень красиво! — с восторгом произнесла Алёна.

В отличие от Петербурга, куда лето еще не пришло, на острове было так много солнца и пышной зелени, что хотелось плюхнуться в траву.

— О, вы еще не знаете всех прелестей Дивного сада, — загадочно сказал Иван Иванович и двинулся к Терему. — Он волшебный, хотя с виду кажется вполне обычным. Но стоит только войти в него, как перед вами распустятся причудливые цветы, с которых будет литься вкусный нектар, на деревьях вырастут необычные фрукты, леденцы и конфетки, а небо станет менять свой цвет каждую минуту. Впрочем, никогда не знаешь, каким Дивный сад окажется на сей раз. Сегодня вы увидите молочные реки, а завтра снег выпадет прямо на зеленые растения.

То, что говорил старичок, казалось невероятным, как, в общем, и тот факт, что девочки попали в волшебный город.

В десяти шагах от Терема стояла круглая беседка с цветной крышей и плетеными стенами, в беседке пили чай за столом и, как полагается по предназначению, беседовали две девушки и парень. Они помахали Ивану Ивановичу, когда тот поравнялся с беседкой, и с доброжелательным любопытством стали поглядывать на гостей.

Неподалеку располагалась длинная конюшня, откуда изредка раздавалось ржанье и фырканье лошадей. Ржали и фыркали они по разным причинам: то конюшный домовой не вовремя еду им несет, то они повздорят друг с другом, то просто заскучают без раздолья.

Домовой-конюх с нехитрым именем Конюш вывел за узду маститого коня. И хотя домовой был так мал ростом, что едва доходил взрослому человеку до колен, а кричал грозно и управлялся с конем умело, тот его покорно слушался. Конюш подпрыгнул, ухватившись ручонками за стремя, и ловко забрался по ремню в седло.

— Нужно тебя раскатать, дружище, а то засиделся в конюшне, — сказал Конюш и, дернув за поводья, прикрикнул: — Но-о!

Конь радостно вскинул голову и рысью поскакал по двору. Обогнув неспешно двор два раза, конь, взвизгнув под команду домового, рванул галопом за Терем, на большое поле и дальше на дорожку в лес.

Лесов здесь было много, они сплошной шапкой покрывали остров, а со всех сторон шумело море.

— В нашем городе живут и воспитываются все, кто готовы и хотят бороться со злом, — сказал Иван Иванович и начал подниматься по лестнице к главному входу Терема. — В мире много зла, которое нередко творится руками темной нечисти, и кто-то должен этому противостоять… Нечистая сила всегда действует исподтишка и умеет хорошо маскировать свои деяния под несчастный случай. Утонет кто в реке или на море — в новостях потом скажут, что человек просто не умел плавать. Погибнет кто в горах — напишут, что оступился и упал в пропасть. Как бы ни так! Всё это проделки злой силы. Бывает даже, что жил-жил человек, а потом, раз, покончил с собой. И при этом всё у него было нормально. Это значит, что злые духи ему на уши-то нашептали что-то страшное, вот он и повесился или с высотки сиганул.

Алёна, Вероника и Таня не могли поверить своим ушам. По словам Ивана Ивановича выходило, что всё, что принималось за несчастный случай, несчастливое стечение обстоятельств, — оказывалось проделками волшебных существ.

Девочки попали в богато украшенный парадный зал, устеленный красными коврами. Днем на высоких потолках светило солнце, плавали облака, ночью горели звезды и луна. В парадном зале находилось несколько человек, которые при появлении девочек обернулись и, не скрывая своего любопытства, уставились на них.

— Наши жители называются юды, но не путайте это название с болгарскими русалками, — сказал Иван Иванович. — На острове работают целые бригады стражей добра. Не все из них волшебники, не все обладают уникальными способностями предвидеть, предчувствовать или колдовать, зачастую они обычные люди, верящие в силу добра и желающие помогать другим. Волшебство — это ведь не всегда нечто сверхъестественное или магическое, волшебство — это сила природы, сила мысли и сила веры.

Из глубины других залов, коих в Тереме было много, вышел белокурый, кудрявый юноша лет шестнадцати с перстнем на безымянном пальце, который украшал оранжево-красный топаз, и представился девочкам:

— Меня зовут Пантелеев Андрей. Я помощник Ивана Ивановича. Я проведу для вас небольшую экскурсию.

Андрей слегка поклонился, приветствуя девочек, и почему-то задержал взгляд на Алёне, которая, смутившись, быстро отвела глаза в сторону.

— Я буду ждать вас у себя, — сказал Иван Иванович и отсоединился от группы.

Андрей повел девочек через залы, переходивший один в другой: читальный зал, заполненный книгами, зал музыки с арфами, гуслями, скрипками и домрами, гостевые комнаты, игровые комнаты с шахматами и настольными играми, чайный зал с круглыми столиками и дорогими, старинными сервизами, детская комната с куклами и каруселями. Не сказать, что людей в Тереме было в этот час много, но всё же они иногда проходили мимо, сидели, что-то обсуждали с серьезными лицами или, наоборот, хохотали и развлекались игрой на фортепиано.

По стенам прогуливались не то живые, не то нарисованные кони, скакали зайцы, летали голуби и орлы, росли цветы и деревья. Всюду с неимоверной скоростью сновали домовые — крохотные старички с пышными белыми усами и бородками. Они наводили идеальный порядок в Тереме и следили за сохранностью ценных вещей. Как объяснил Андрей, главным среди домовых и полноценным управляющим Терема был старичок по имени Свидригайло.

Домовые передвигались так быстро, что уследить за ними было почти невозможно. Они то смахивали пыль с полок, подставив стремянку, то натирали полы до блеска — и всё это в ускоренном режиме.

Андрей начал свою экскурсию с зала на первом этаже, посреди которого стоял длинный стол, а у дальней стены — высокое зеркало на ножках. Этот зал был обставлен строгой мебелью, ничего лишнего и вычурного.

— Здесь заседает Совет наставников, который решает вопрос о посвящении того или иного человека в стражи добра. К каждому, кто попадает в наш город или рождается в нем, приставляется наставник. Наставники — это опытные волшебники и чудодеи. Они обучают своих воспитанников магическим приемам и способам защиты. Однако задача наставника — не просто обучить, но и, выделив в человеке отличительные черты и способности, развить их. А у каждого, как известно, свои способности и особенности. У вас, я думаю, они тоже найдутся, — подмигнул Андрей и вновь украдкой взглянул на Алёну. — Сначала наставник обучает человека, и, если обучение проходит плодотворно, Совет отправляет его на вступительное испытание по устранению нечисти. Если новичок справляется с заданием, то он становится стражем добра.

Компания вышла из зала и двинулась дальше. Андрей кивнул в сторону высокой девушки в простенькой серенькой кофте и брюках, которая резко остановилась у окна и схватилась за голову, и сказал:

— Аня — прирожденная волшебница, она видит будущее, но еще не научилась управлять своими видениями, не может вызывать их по надобности. Видения всегда сопровождаются у нее дикой ломотой во всем теле.

Продвинувшись немного дальше, Андрей указал на стройного парня в черной футболке, стоявшего в компании друзей.

— Видите того парня? Это Никита. У него нет волшебных способностей, но зато он очень быстро бегает. Никитин наставник обучил его кое-каким магическим методам, и теперь Никита может обогнать любую машину и убежать от кого угодно. А вот Миша — волшебник, — сказал Андрей, оглянувшись на прошедшего мимо мальчика лет двенадцати. — К нам в Юдо его привел несчастный случай… Два года назад в этом мальчике обнаружилась очень необычная способность. Он, разозлившись на родителей, топнул ногой, и земля под ними провалилась, его мать и отец получили довольно серьезные увечья. Иван Иванович самолично прилетел к ним и объяснил, что их сын — волшебник, и уговорил, чтобы мальчик летал в Юдо на обучение.

Они поднялись на второй этаж.

— Здесь находятся самые интересные залы, — интригующе сказал Андрей, приблизившись к закругленной двери, доходившей почти до потолка.

Рядом располагались еще три таких двери, которые, казалось, предназначены для трехметровых людей, а по противоположной стене шли высокие окна в ряд.

— Это зал Успеха, зал Богатства, зал Здоровья и зал Любви, — перечислил Андрей и принялся пояснять. — Каждый день сюда поступают миллионы запросов. Кто-то мечтает о богатстве, кто-то молится о здоровье или хочет преуспеть в делах. И работники этих залов, которые зовутся евзархи, позволяют обрести желаемое. Но! Чтобы заполучить свою мечту, надо, образно выражаясь, достучаться до этих дверей. Проще говоря, чтобы наши работники услышали просьбу, нужно очень и очень сильно хотеть чего-то. Но мало одного желания, евзархи проверяют человека на поступки и помыслы. Если он изо всех сил старается ради своей мечты и при этом его помыслы добры и чисты, то ему посылают щепотку удачи.

— Щепотку удачи? — переспросила Вероника.

— Да, — кивнул Андрей. — Это волшебный порошок, который действует таким образом, что человек становится удачливым и в скором времени получает желаемое. Этот порошок разносят посыльные ребята, которые не попали в стражи добра.

Андрей открыл дверь зала Любви и позволил девочкам заглянуть внутрь. В большом зале стояли три бочки, наполненные чем-то похожим на белую сахарную пудру, только, в отличие от настоящей, эта пудра радужно блестела и переливалась. К бочкам то и дело подходили мальчики и девочки десяти—четырнадцати лет и, зачерпывая пудру маленькой ложечкой, насыпали ее в мешочек, потом надевали огромные безразмерные красные сапоги и с невероятной, нечеловеческой скоростью уносились куда-то. Другие, наоборот, появлялись в зале так быстро, что было не понять, как они вообще тут оказались, снимали сапоги, отчитывались перед взрослыми работниками, сидевшими за длинными столами по обоим концам зала, затем шли черпать пудру, снова надевали сапоги и исчезали.

У всех евзархов был крайне серьезный и сосредоточенный вид. Невозможно вообразить, что с такими лицами они занимались любовными делами. Мужчины и женщины держали в руках бумажные свитки, у которых, казалось, не было конца и края. Под действием взглядов на бумаге сами собой появлялись печатные надписи, строчка за строчкой. Андрей пояснил, что так евзархи мысленно ловят пожелания людей и переносят эти данные на свитки, включая имена, фамилии и местонахождение того, кто так сильно захотел встретить свою любовь. Затем по этим спискам отсылают ребят, чтобы те проверили, заслужил ли человек исполнение своего желания. Если евзархи дают добро, сапоги-скороходы снова уносят посыльного к тому человеку, и он невидимкой сдувает на него порошок. И волшебство начинает действовать: человек обретает радость, здоровье, успех, деньги.

— А откуда берется этот порошок? — полюбопытствовала Вероника.

— О, этой тайны не знаю даже я, — улыбнулся Андрей.

Он повел девочек дальше. Им повстречался старик, медленно ковылявший с тросточкой. В его глазницах не было глаз — просто два темных отверстия с веками и ресницами. Жуткое зрелище!

Андрей, приостановившись, зашептал:

— Это волхв, Емельян Демьянович. Знаете, кто такие волхвы?

— Мудрецы, прорицатели, чародеи, — без заминки перечислила Вероника. — Пользовались большим влиянием в древности, потому как обладали тайными знаниями и предсказывали будущее.

— Всё верно, — кивнул Андрей и зашагал вперед. — К Емельяну Демьяновичу все ходят за советами и предсказаниями. Он очень мудр, правда, говорит всегда загадками. Кстати, именно он предсказал ваше рождение.

— Интересно, какими были наши родители… — мечтательно протянула Алёна.

— Я слабо помню их, я был в то время милым пупсиком, но знаю, что Мирослава и Григорий Юдовские были талантливыми волшебниками и хорошими правителями. Но об этом лучше спросить Ивана Ивановича, — сказал Андрей.

— Наши родители были правителями Юдо? — удивилась Вероника.

— Разве Иван Иванович вам об этом не сказал? — в свою очередь удивился Андрей. — Наверное, он не хотел ошарашить вас раньше времени. Боюсь, вам еще многое предстоит узнать о себе… Пойдемте дальше.

Андрей поднялся с девочками на предпоследний этаж (этажом выше были только три башенки). Комнаты здесь располагались по кругу; в узеньком закругленном коридоре стояли красные двухместные диванчики, на два тона светлее алых бархатных обоев.

— Здесь живут наставники, евзархи и я, — сказал Андрей. — Все остальные юды живут в домах, разброшенных по городу.

— По стенам этого этажа не бегают животные, — заметила Вероника.

— Еще как бегают! — заверил ее Андрей и погладил птичку, нарисованную золотистыми красками на обоях. Птичка вмиг ожила и полетела по коридору, клюнув в лысину мужчину, выходившего из своей комнаты.

— Андрей! — укоризненно сказал мужчина, обернувшись и погладив лысину. — Что за детские забавы!

— Простите, Николай Константинович! Забавляю новеньких.

Мужчина прищурился, всмотревшись в девочек.

— Ох, батюшки мои! — тихо воскликнул он. — Вы так похожи на… Гришу и Мирославу… Неужели вы трое… Нет-нет, этого не может быть…

Николай Константинович не успел договорить, как Андрей сказал:

— Еще как может. Это действительно дочери погибших правителей. — Андрей повернул голову к сестрам. — Что ж, на этом экскурсия закончена. Я отведу вас к Ивану Ивановичу. Ему нужно о многом вам рассказать…

Поднявшись в центральную башенку, Андрей открыл дверь комнаты и впустил гостей.

Иван Иванович сидел за массивным дубовым столом. Сейчас он не был похож на потешного завхоза и уж точно не на злодея, как думала Таня до поездки в Юдо, а казался настоящим правителем волшебного царства. Взгляд его был спокоен и мудр.

— Так мы и правда волшебницы? Мы правда родные сестры? — робко спросила Алёна, как будто опасалась, что сейчас старичок скажет, что это всего лишь сон, и Алёна через секунду проснется.

— Да, — подтвердил Иван Иванович и усмехнулся. — Вероятно, мне придется повторить это еще несколько раз, прежде чем вы окончательно поверите в свое происхождение. В вас живет магическая сила, голубушки. Но она весьма необычна… Это — тройственная сила. Она проявляется, только когда вы вместе. Вот почему Веронике удалось придумать заклинание против вубары, пока вы были рядом… Живя порознь, вы утрачиваете зачатки этой силы. Если бы я не нашел вас, то вы бы никогда не встретились и не узнали друг о друге — такое волшебство сотворил ваш дедушка, когда решил спрятать от убийцы. А когда бы вам исполнилось восемнадцать лет, ваша сила исчезла бы полностью. Но теперь же, когда вы обрели друг друга, ваши силы будут расти и расти…

— Но я вовсе не похожа на добрую волшебницу. Однажды в детстве я мучила кошку, — призналась Таня.

— Главное не то, что ты делала в пять лет, когда большинство поступков были еще не совсем осознанны, а то, какой ты стала сейчас, какой путь выбираешь, будучи взрослой девочкой, — спокойно рассудил Иван Иванович. — Здесь, в Юдо, мы служим во благо, но сама по себе ваша сила не является ни добром, ни злом, только от вас зависит, в какое русло вы ее направите… Думаю, на сегодня информации хватит. Вам нужно всё обмозговать до завтрашнего дня и принять решение. Андрей отведет вас в комнату.

— Какое решение? — озадачилась Алёна.

— Решение о том, хотите ли вы жить в Юдо, разумеется, — сказал Иван Иванович так, как будто он просто предложил им поехать в летний лагерь. — Вы можете стать стражами добра, как и ваши родители.

— Если мы будем жить здесь, то нам не придется ходить в школу? — жадно спросила Таня.

Иван Иванович улыбнулся.

— Не придется. Но вами будут заниматься наставники, так что обучения вам всё равно не избежать, но оно окажется гораздо более увлекательным, чем физика с математикой.

— Тогда я согласна! Остаюсь!

— Не торопитесь, подумайте хорошенько… Волшебный мир удивителен, но в нем таится много опасностей. Если вы останетесь в Юдо, вам придется бороться со злом, как это делают все юды испокон веков. Если вы воссоединитесь и заявите о себе, на вас будет объявлена охота среди темных сил, — добродушные глаза Ивана Ивановича резко стали серьезными. — Но есть и другой путь, безопасный. Я верну вас туда, где вы жили, и заклинание Евгения Дмитриевича вновь сработает таким образом, что вас никто не найдет. Никто, кроме меня, не знает, где я вас обнаружил. Я уничтожу камень поиска и позабочусь о том, чтобы вы не вспомнили о существовании друг друга и волшебного мира. Когда вы повзрослеете, то останетесь обычными людьми, и ничто не будет угрожать вам… А теперь вам пора отдохнуть.

От всей этой информации у девочек кипели головы, готовые вот-вот взорваться.

Андрей спустился с ними на этаж ниже и завел их в большущую овальную комнату. Девочки огляделись. Ба! Да это настоящие королевские хоромы! У стены стояли три кровати с балдахинами, устеленные белоснежным шелком и подушечками с серебряными тесемками; с навеса спускались полупрозрачные, легкие ткани, придавшие кроватям некую таинственность.

В позолоченные стены были вделаны драгоценные камни. Такого блеска и изящества девочки никогда еще не видели, даже самые далекие мечты не рисовали в их воображении подобное роскошество. Они боялись притронуться к чему бы то ни было — всё представлялось слишком дорогим и ценным. Алёна даже опасалась присесть на краешек кровати, чтобы не помять шелковые простыни.

— Если вам будет что-нибудь нужно, просто щелкните пальцами — вот так — и домовой появится перед вами, — сказал Андрей, и по щелчку его пальцев в комнате действительно возник крошечный домовой. От неожиданности девочки чуть не подпрыгнули.

Домового, как выяснила Вероника, звали Оладушек. Забавная кличка досталась домовому за то, что он умудрился опрокинуть огромную тарелку оладий в его первый день официальной работы в Тереме, и на одной из лепешек поскользнулся Иван Иванович, придавив бедолагу-домового.

— Чего желаете? — вежливо осведомился Оладушек.

— Подай гостьям чаю, — попросил Андрей.

— Сию минуту! — кивнул Оладушек и исчез.

— А вот, кстати, наш способ связи в Юдо, — сказал Андрей, как будто что-то вспомнив.

Он сунул руку в карман и достал маленькую, тоненькую книжечку с пустыми страницами. Книга была очень легкой и размером всего с пол-ладони.

— Эта книжка — что-то вроде передатчика мыслей, и называется она литера. Надиктовываете сообщение своему другу вслух или мысленно, и оно мгновенно переносится адресату, появившись в его книжечке в виде печатных букв. А если нужно поговорить с кем-то, просто подумайте об этом человеке, представьте его, и как только он откроет свою собственную книжку, то проявится в вашей литере.

Пока девочки, как обезьянки, разглядывали эту чудо-книжечку, Андрей нежданно-негаданно испарился в воздухе, словно его тут и не было. Сестры изумленно посмотрели на пустое место. Невероятно! Он только что исчез прямо на их глазах! Алеёа подумала об Андрее, и тут же его улыбающаяся голова с кудряшками проявилась на первой страничке литеры в виде живой картинки.

Девочки уставились в книжку.

— Привет, ты меня слышишь? — неуверенно спросила Алёна.

— И даже вижу, — ответил Андрей. — Если дотронешься до страницы пальцем, моя проекция появится в комнате.

Алёна дотронулась пальцем до головы Андрея, и его полупрозрачная проекция, которую можно было пройти насквозь, предстала перед девочками в полный рост.

— Здорово! — восхитились сестры в один голос.

— Чтобы прекратить связь, скажи волшебное слово «Пока», — улыбнулся Андрей.

— Пока, — сказала Алёна, и Андрей исчез из комнаты, а затем снова появился, только уже настоящий.

— Вот это штуковина! — восторженно отозвалась Таня.

Андрей достал еще две литеры и раздал их девочкам. В этот момент Оладушек вернулся с подносом в руках, на котором стояли три синие фарфоровые чашечки с исходившим от них сиреневым дымком.

— Ваш чай, — услужливо сказал домовой, приблизившись по очереди к каждой из девочек. Им пришлось согнуть колени, чтобы взять по чашке. — Обладает успокаивающим действием.

Сестры не знали, как вести себя с этим существом. Поэтому Таня лишь хихикнула, Алёна беззвучно произнесла «Спасибо», а Вероника изобразила что-то вроде благодарственного поклона.

— Что ж, на сегодня это всё, — сказал Андрей и, попрощавшись с девочками, вышел из комнаты.

— Ну и дела, — вздохнула Таня, опустившись на кровать. — Как вы думаете, это стоит пить?

— Терять нам уже нечего, — резонно заметила Вероника и сделала глоток ароматного чая. По ее телу тут же разлилось приятное тепло, а веки потяжелели. Вероника хотела обсудить с сестрами их дальнейшие действия, но была не в силах противиться накатившейся на нее сонливости и улеглась спать, несмотря на то, что на дворе стоял день.


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7