double arrow

Искажение преданий


На мой взгляд, изначально предания достоверны, но, во-первых, их регулярно правили под новых господ, а во-вторых, переписчики и редакторы не всегда и не все тонкости понимали; они были просто людьми – такими же, как и мы. Ниже – показательный пример.

Всем известно, что первый папа римский Петр (первое имя Каиафа) трижды отрекся от Иисуса. И здесь надо вспомнить, что в Новом Завете нет ничего лишнего; каждое слово в нем подчинено магическим правилам, астрологии или нумерологии. Апокалипсис настолько дышит астрологией, что рисует ясно читаемую картину звездного неба. Это же касается и числа Зверя, и числа рогов этого Зверя, и числа старцев, и числа светильников – буквально всего. И вот на фоне этого Петр, он же Каиафа, троекратно, то есть навсегда, отрекается от Иисуса. Именно так отрекаются от Сатаны на обряде крещения. Именно так мусульманин разводится с женой: трижды, значит, безоговорочно.

Значит ли это, что в Писаниях есть намек на нелегитимность Церкви Петра? Возможно. Но это не все: Писания проходили жесточайшую сверку, и утверждали их ОЧЕНЬ компетентные люди. Полагаю, тот человек, что благословлял Новый Завет в печать, был искренне верующим человеком, знающим, что ответить придется за каждое слово. И когда первый папа римский прямым текстом во всеуслышание, с клятвою говорит, что не знает «Сего Человека», это надо понимать так, как написано: первый римский папа не знал Иисуса лично. Ну… или предположить, что Церковь находится в разводе с Иисусом с момента его ареста. Первое предпочтительней.




Отмечу, что сотни лет этот отрывок троекратного отречения никем особо не замечается и не комментируется. А ведь это еще задачка из простых.

А вот цитата из «Хронографической истории, составленной Отцом Мехитаром, Вардапетом Айриванским»: «Моисей с 12 000 войска, взяв с собой аистов и диких коз, пошел на Эфиопию. После 10-летней войны он покорил страну, и взял в плен царицу эфиопскую, Тербс (или Тесбас)».

На мой взгляд, автор (или поздний рецензент) ошибочно назвал колена евреев тысячами. Слова «племя», «род», «сотня» и «тысяча» во многих языках однокоренные, и без огласовок (так писали в Средние века: на месте гласных букв точка) перепутать эти слова легко. Яркий пример: тюркский корень «тем», из которого происходит «тьма» (переводят «десять тысяч», хотя на самом деле это просто «племя»), отсюда «темник» – вождь и «тамга» – родовая печать. Так что 12 тысяч моисеева войска – это, скорее всего, 12 племен или даже 12 фратрий одного племени. Число фратрий, как правило, кратно двум или четырем (именно поэтому число знамен маньчжурской верхушки в Китае – восемь).

На рисунке изображены те самые моисеевы «Аисты» (steros), сражающиеся, кстати, против пигмеев (pigmei). Это крайне важно: пигмеи, и ныне живущие по соседству с Эфиопией, в Уганде, традиционно поддерживали военные операции негуса Эфиопского. Поскольку Моисей сражался с эфиопами, то взял в союзники врагов пигмеев – «Аистов» и каких-то «Коз». На мой взгляд, это нормальные тотемные символы племен.



Ну, и раз уж мы коснулись этой темы, людей с животными в преданиях смешивали всегда. Кавказские сваны – это еще и лебеди, а моисеевы «Аисты» – это, скорее всего, масаи. Некоторые указывают на манеру масаев по-аистиному поджимать ногу во время многочасовых караулов, но, на мой взгляд, это обычный тотем. А есть вариант этого же фрагмента, называющий коз ибисами. Вот он – из описания паломничества магистра Дитмара в 1217 году: «По левую руку простирались высокие горы – горы Эфиопские, через которые Моисей повел войско короткой дорогой, а перед ним шли ибисы и аисты и очищали путь от вредоносных червей». Перед нами – нормальная практика, о которой в русском варианте Библии сказано правильно: Моисей послал вперед РАЗВЕДЧИКОВ, скорее всего, из числа местных.

Не всегда понимается и механизм принесения в жертву первенцев. Библия прямо называет того, кто посягал на первенцев, – фараон, и это очень точно отражает порядки тех времен. Если племена евреев состояли в вассальных отношениях с фараоном (а более развитых отношений быть не могло), это предполагает право первой ночи и право фараона на первенца. Никто, кроме первенца, и не мог быть ни отдан в храм, ни кастрирован, ни принесен в жертву, поскольку все остальные дети – под защитой каждого члена племени. Просто потому, что включается правило круговой поруки и кровной мести, обойти которое немыслимо.



Моисей же, судя по тексту Страбона, состоял при фараоне в статусе почетного заложника, эта практика сохранялась в России вплоть до XIX века. Император брал ко двору детей кавказских князей, что умаляло возможность мятежа. Такие персоны часто проникались идеями правящего двора и принимали религию метрополии. Впрочем, Страбон пишет о Моисее как о раскольнике, не разделявшем всех убеждений правящего дома, что, видимо, и привело его к мятежу и желанию спасти первенцев рода Израилева. Понятно, что, с точки зрения фараона, Моисей – преступник, отнимающий у египетских богов их законную долю.







Сейчас читают про: