double arrow

МАФИЯ, ПРЕСТУПНОСТЬ И КРИМИНАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ

На эту тему написано и сказано много. Вот только глубина, на которую способны рассматривать её аналитики, с нашей точки зрения, слишком поверхностна.

Эта проблема не может быть решена посредством Указов Президента, жёсткого законодательства и даже неумолимого его соблюдения, без различия рангов и чинов.

Как ни странно, но даже такая, специальная дисциплина, как криминология, не видит первопричины преступного поведения в том, что на нынешнем этапе деградации человеческой цивилизации завершился процесс криминализации массового сознания. И не только в нашей стране, а и во всём, так называемом, цивилизованном мире”. Что цели и система ценностей, которые ставит перед собой власть, общество, Церковь и криминальный мир уже давно абсолютно одинаковы. Что завершился процесс слияния целей и ценностей государственной идеологии(капиталистической, коммунистической и любой другой, в том числе не имеющей официального наименования)с целями и ценностями преступного мира.

Призрак, за которым и те, и другие предлагают гнаться каждому человекуэто достижение личного, группового, или общегосударственного материального преуспеяния.

Выражаясь упрощённо — это деньги, богатство, слава, торжество моей, или нашей идеологии и гарантированная этим свобода действий и вседозволенность...

Все знают, что в США есть Биль о правах”. Но все знают и то, что нет Биля об обязанностях”.

Разницу между так называемым криминальным миром и некриминальным (и то лишь с большим трудом) можно увидеть не в целях и значимых с их точки зрения ценностях, и даже не в средствах их достижения, а разве что в оттенках, характеризующих допустимые средства. Но в реальной жизни, при низменных целях, неизбежно пробуждающих в человеке самые низменные инстинкты и качества, кто же станет соблюдать законные правила игры?




Пусть не смущает читателя упоминание Церкви в общем ряду. Ибо, если относиться извинительно к тем, кто выступая от лица Бога, сравнялись с миром, в том числе преступным, не следует рассуждать на тему криминализации вообще. Упоминание Церкви в вышеозначенном ряду вызвано не только её операциями с ввозом в страну несметного колличества сигарет и водки под видом гуманитарной помощи и прочими конкретными операциями. А и тем, что развёрнутая ею лицемерная кампания борьбы с мифическими тоталитарными сектами преследует единственную цель — монополизировать свою власть над паствой и чиновничеством, что ничего общего с её миссией спасения человеческих душ не имеет. Тем, что в качестве официального обвинительного аргумента в этой возне используется фраза: Вы только подумайте, они призывают отказаться от всего материального!



А разве не этому учил своих последователей Ис-Ус?: “Всё равно всё оставишь. Поэтому, брось всё сейчас”.

При господстве материалистической философии, к власти приходят люди, личностные нравственные качества которых не соответствуют занимаемой ими должности. На пути к власти, от совершения преступлений их в какой-то мере сдерживает страх перед Законом, боязнь ответственности. Получив же вожделенное кресло, заручившись депутатской и прочей фактической неприкосновенностью, т.е. почувствовав свою безнаказанность в материальном мире, они готовы на любые преступления. Ибо будучи материалистами, пребывая в полном невежестве относительно истинных законов Мироздания, они не боятся соответствующего и неизбежного воздаяния после смерти материального тела.

Поэтому, в нормальном обществе иудеи и материалисты ни при каких условиях не должны допускаться к власти, независимо от их профессиональной квалификации и внешней благочестивости.

Сегодня, так называемая, борьба с организованной преступностью, во всём мире, представляет собой лишь передел сфер влияния между государством и преступниками, в области экономики и политики. А сама логика этого процесса диктует неизбежность их всё большей внутренней взаимосвязи не только на уровне идеологии, но и на уровне структур.

При господствующей в мире идеологии, основанной на жажде наживы, фактор силы стал решающим во взаимоотношениях не только между отдельными личностями и кланами, но даже между странами и народами. При таких условиях, совершенно закономерно, что оружие массового уничтожения, уже стало лишь одним из видов товарной продукции. И столь же закономерно, неотвратимо то, что оно окажется в руках преступных группировок, экстремистов и прочих невежественных фанатиков. Это лишь вопрос времени. И сегодняшний беспредел, в том числе процветающее даже в Москве, не говоря уж о Кавказе и Средней Азии, классическое рабство и работорговля, завтра покажется райским правовым государством. Именно для достижения этой цели, фарисейские средства массовой дезинформации, в качестве высшей нравственной категории по отношению к преступникам, навязывают обществу непротивление злу насилием и отмену смертной казни”.

Только законченный глупец, или умело задуренный человек, может думать, что отмена смертной казни в ряде стран и требование отменить её в России, вызваны сентиментальной гуманностью западных обывателей и политиков. И кстати, Устав Европейского сообщества не требует отмены смертной казни для вступления в него. Напротив, он подробно расписывает процедуру приведения таких приговоров в исполнение. А нас цинично дурят. И всё потому, что дельцы наркомафии и прочих крупнейших преступных объединений выделяют огромные суммы продажной прессе и продажным политикам, и те им отрабатывают, принимая такие законы.

Зачем это надо мафии? А очень просто. В случае провала крупной рыбы, преступника не казнят. А там уж за деньги легко найти способ освобождения.

Цивилизация, идущая таким путём, обречена на неминуемое самоуничтожение.

Идеалом, к которому наивно стремится общество, уставшее от преступности и вседозволенности, является так называемое правовое государство”. При этом, критерием виновности человека в совершении преступления является решение суда, вынесенное на основании доказанности преступления. Если виновность человека не доказана судом, не только общество, но и он сам, считает себя невиновным. Восторжествовало право. Знаменитый Римский принцип: Пусть рухнет мир, но восторжествует право”.

Рухнет.

Кто слышал о таком примере, когда суд не может доказать вину человека, а он сам, мучимый совестью, доказывал бы свою виновность и страдал от невозможности искупить свою вину?

В правовом государстве, к которому нас сегодня зовут, никто не ставит такой задачи, ни перед родителями воспитывающими своих детей, ни перед школой, ни перед киноискусством и средствами массовой информации, наиболее мощно воздействующими на массовое сознание.

Более того, никто ведь и не упоминает о том, что в правовом государстве всё основано на соблюдении законов, но постольку нравственности и Истинным Знаниям о внематериальном происхождении человека, при написании этих законов, не отведена системообразующая роль, сами законы являются демоническими по своей сути.

Не отменив государственную материалистическую идеологию, не изменив господствующее представление о цели и смысле человеческой жизни, в борьбе с преступностью и криминализацией власти человечеству приходится уповать лишь наинструменты внешнего регулирования человеческого поведения. Т.е. на законы, суды, силовую регламентацию допустимых для достижения цели средств.

Отсутствуетустойчивая система внутреннего самоконтроля человека, основанная на НАУЧНОМ осознании своего внематериального происхождения, на осознании своей неотвратимой ответственности перед всем Мирозданием, перед Богами. На осознании того, что мы сами формируем (и в состоянии осознанно формировать) судьбу своего вечного внематериального тела и временного материального тела, поняв НАУЧНОСТЬ закона равнозначного воздаяния, закона самосотворения судьбы.

Без утверждения в обществе идеологии, основанной на исчерпывающих Ведических Знаниях, на Богоцентризме и нравственности, пробуждающих в каждом человеке чувство любви и голос глубокой совести, проблема преступности, ведущая человечество к гибели, не может быть решена.

В современных государствах карательная практика сводится не к тому, чтобы побудить преступника к самоанализу, к самосовершенствованию, к познанию себя и Бога, к изменению личносных качеств человека, а к ограничению его материальных благ. И суд, и общество руководствуются жаждой возмездия и исправления ПОВЕДЕНИЯ заблудшего сына. И всё законодательство, направленное на это, не делает никакой разницы между своими подопечными в зависимости от того, какие мотивы побудили к этому конкретную личность — добродетель, или страх. В тюрьме нравственные качества заключённого становятся ещё хуже. И каждый раз умирая, он возвращается в наш мир с теми же качествами, принося людям всё новые беды. Мы заслуженно ненавидим его. А между тем, Всевышний любит в равной мере и нас и тех, кто причиняет нам обиды, кто ненавидит нас. И тут иудо-диверсионное ХР-исти-ан-ство подбрасывает для гойев идею о непротивлении злу насилием.

А что же йазычникам, гойям, говорят о падших Абсолютные Божественные Знания?

Веды не только позволяют насилие, но даже объявляют его обязательным и по отношению к животным, и по отношению к человеку. Но !!! Применяться оно должно только на основе Ведических Знаний. А именно:

— В момент защиты от физической агрессии, если мы наносим вред преступнику, находясь в сознании Бога, мы не совершаем греха.

Книга Бога Вйаза. (Песнь первая. 7: 37):

“Жестокий и подлый человек, поддерживающий своё существование ценой жизни других, для своего же блага заслуживает того, чтобы быть убитым, а иначе из-за своих поступков он будет опускаться всё ниже и ниже”.

КОММЕНТАРИЙ А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады:

Политическая мораль требует приговорить убийцу к смертной казни, чтобы спасти этого жестокого человека от ада. То, что государство приговаривает убийцу к смертной казни — великое счастье для преступника, потому, что в своей следующей жизни он не будет страдать за совершённое убийство. Смертный приговор убийце — самое мягкое наказание, которое он заслуживает”.

В Смрти-шастрах написано что люди, наказанные Царём по принципу жизнь за жизнь, настолько очищаются от всех грехов, что могут даже попасть на Высшие Райские планеты. Поэтому, мы, наследники Ариев, не должны становиться сторонниками диверсионного лозунга ненасилия и отмены смертной казни. “Веды однозначно говорят, что ПРАВИТЕЛИ НЕ ИМЕЮТ ПРАВА БЫТЬ СТОРОННИКАМИ НЕНАСИЛИЯ и дают чёткий перечень преступлений за которые непременно должна следовать казнь преступника. Более того, все Ведические тексты утверждают, что любой человек, убивший такого преступника помимо всяческих судебных решений, Богами материального мира избавляется от кармической ответственности и не будет получать равнозначное воздаяние.

Всякий, кто пал до того, что презирая чужую честь, свободу, здоровье и жизнь, совершает убийство, подвергает человека пыткам, истязаниям, циничному физическому насилию, похищает людей ради выкупа, распространяет наркотики и прочие смертоносные допинги, кто присваивает себе чужую собственность, кто посягает на половую свободу женщины, кто создал в стране условия, при которых происходит вымирание народа, т.е. учинил геноцид, должен покинуть своё грешное тело и спасти душу.

Но вся мощь пропагандистского аппарата должна быть направлена не на разжигание у пострадавших и у общественности злобы и чувства мести, а на пробуждение у них сострадания к заблудшему, искреннего стремления этим приговором спасти его душу.

Кроме того, любой мистик скажет, что этим приговором судьи и Правители совершают великую услугу и всему обществу. Особенно последующим поколениям. Ибо по закону самосотворения судьбы Боги вынуждены были бы формировать такую ситуацию в стране, чтобы бывшие убийцы и насильники сами были убиты и сами подвергались насилию. Смертный же приговор снимает неразрешимые проблемы общества на сотни лет вперёд.

К остальным преступникам, совершившим ТЯЖКИЕ преступления, к тем, кто слишком далеко ушёл по пути зла, должно применяться заключение под стражу. Но, создав им условия для АСКЕТИЧЕСКОГО бытия, витязи должны принудить их к обязательному и безукоризненному соблюдению всех ограничений, установленных Богом для аскетов, принудить к повседневному изучению Ведической литературы. Наша искренняя любовь к ним побуждает нас дать им Абсолютные Знания об их истинной, а не материальной природе.

Действительно, в соответствии с законом самосотворения судьбы, чтобы прервать бесконечный круговорот зла, мы должны на зло ответить Добром. Но, в отличие от обученных иудеями толстовцев, арийские кшатрии не имеют права подставлять правую щеку после того, как их ударят по левой. Мы не должны превращать тюрьмы в дома отдыха. В сочетание тюрьмы и монастыря — да. Мы должны помочь заблудшим душам стать на путь добродетели, на путь совершения добродетельных поступков, помочь им обрести сознание Бога. И в этом проявление нашей собственной любви к Всевышнему Богу.

Каждое живое существо пребывает в теле вместе со Всевышним. И любя Всевышнего, мы не можем не возлюбить и не молиться за тех, кого не на Высшем, Запредельном мистическом уровне, а на уровне их материальной деятельности, почитаем своими врагами. И высшей радостью для нас, высшей нашей победой над силами зла будет момент, когда эти люди, вновь осознавшие Мир Амары, ставшие нашими братьями и сёстрами в Боге, люди у которых произойдёт декриминализация сознания, с просветлёнными глазами искренне воскликнут:

ВЕДИ НАС, БОГ !

СВАСТИ-АСТА ! — СЧАСТЬЕ В ВОЗВРАЩЕНИИ К БОГУ!!!

И казалось бы, на этой ноте можно завершить тему преступности. Но всяк сидевший в тюрьме знает и другую сторону медали. Была преступная советская власть. При ней не было независимости судей. Не было независимых адвокатов. По указке любого секретаря райкома партии, а то и по произволу участкового милиционера запросто могло быть сфабриковано уголовное обвинение любой тяжести против кого-угодно. И мы просто истово желали этой власти погибнуть. И многие отдали посильной борьбе с ней всю свою жизнь.

И вот она рухнула. И пришла антисоветская власть. И правовое государство. И независимые судьи с адвокатами. И мы имеем возможность убедиться, что из любого человека запросто, и сегодня, и завтра сделают преступника и упрячут в тюрьму. Или ещё попроще — убъют. Изменение политического режима не даёт человеку никаких гарантий от произвола властей.

И только когда каждый человек будет обладать сознанием Бога, когда каждый будет знать неотвратимые законы равнозначного воздаяния и когда по личностным качествам будут отбираться люди на государственную службу, тогда уместно будет рассуждать о правосудии. До этого имеет и будет иметь место невежество и произвол демонов, тиранящих друг друга, и из жизни в жизнь меняющихся местами по треугольнику: преступник — потерпевший — судья.

Но мы остановим эту безумную карусель перевоплощений. Мы, истинные арии, осознаем себя и станем жить по-человечески.






Сейчас читают про: