double arrow

КРИЗИС ОППОЗИЦИИ


Левая оппозиция находится в состоянии глубочайшего кризиса… Впрочем, это очевидно любому непредвзятому наблюдателю. Жесточайшая конкуренция в среде «вождей» влечет за собой череду расколов. Сегодня через это прошли – порой многократно – все сколько-нибудь заметные оппозиционные партии, за единственным исключением – пока что – НБП. Массовый отток активистов имеет место из КПРФ – на сегодняшний день крупнейшей политической организации, так или иначе противостоящей режиму. За истекший год, по некоторым оценкам, она утратила до 30% своей численности. Впрочем, ничего удивительного в этом нет – нельзя же бесконечно обманывать народ, имитируя оппозиционную деятельность!

Три года тому назад я писал: «Народ русский в глубине души, на подсознательном уровне, воспринимает провокаторскую сущность «ведущей оппозиционной партии России» как не кую данность, - что, собственно, подтверждает статистика – электорат КПРФ медленно, но неуклонно сокращается. Лишь массовая ностальгия по великой Советской державе и приватизация, обращение понятия КОММУНИСТ в фирменный лейбл (коммунист = член КПРФ) удерживает эту контору от немедленного краха». Похоже, инерция исчерпана, - КПРФ сегодня быстро тает, - под лучами солнышка, - как снег в апреле…

Что-то похожее происходит в рядах радикальных коммунистических партий. Процесс их консолидации, начавшийся с объединения РКРП и РПК, на этом и закончился. Когда-то мощная, сотрясавшая страну и, особенно, столицу, массовыми протестными акциями «Трудовая Россия» превращается в маргинальную структуру, объединяющую небольшую кучку пожилых людей – т.н. «анпиловских бабушек». ВКПБ – с момента своего возникновения – пребывает в состоянии политического анабиоза, - ее численность и влияние в массах выражается бесконечно малой величиной. О прочих коммунистических партиях и говорить не хочется, - их присутствие чуть ощущается лишь в пределах МКАД, а имеющиеся кое у кого региональные организации воспринимаются там как некий политический курьез.

Как ни странно, протестное движение пенсионеров, льготников, охватившее Россию в январе, ничуть не поспособствовало консолидации революционной оппозиции, - или, как минимум, коммунистических партий, - более того, попытки взять это движение под контроль привели к еще большему размежеванию в оппозиционной среде.

Стихийный характер прокатившихся по стране выступлений выявил полную неадекватность «традиционных» партий левой оппозиции. Не говоря уже о том, что ее активисты, как правило, не принимали никакого участия в их подготовке и проведении, - более того, узнавали о них только из телевизионных репортажей, - ни одна из указанных партий (в том числе и КПРФ) не смогла хоть как-то воздействовать на ситуацию.




В результате на свет Божий вылезли мало кому известные структуры типа пресловутого «Молодежного левого фронта» И. Пономарева, специализирующегося на организации – в том или ином регионе – шумных пиаровских акций. Сейчас трудно судить, является ли МЛФ «эфэсбэшной командой», или всего лишь группой авантюристов, - во всяком случае, его деятельность носит откровенно провокационный характер, - что, в свою очередь, ничуть не способствует консолидации левых. Конкуренция за право «оседлать» протестное движение, - не за горами и массовые студенческие волнения! - раздирает оппозицию на части, не давая возможности наладить столь необходимую в этой ситуации координацию действий.

На этом фоне в среде коммунистических партий выделяется КПСС О. С. Шенина, - одна из немногих организаций левой оппозиции, перспективы которой можно оценить как весьма хорошие. Во-первых, КПСС удалось привлечь на свою сторону «Авангард красной молодежи» (АКМ) С. Удальцова, - наиболее активную в сегодняшней России молодежную коммунистическую группировку, постоянно взаимодействующую с НБП и взявшую на вооружение многое из ее методов борьбы. Во-вторых, КПСС удалось создать отделения в большинстве республик бывшего СССР, порой конкурирующие с тамошними компартиями в плане влияния в массах. И, в-третьих, сама личность Олега Семеновича привлекает – по контрасту с прочими «вождями» - сторонников из других партий и движений левой оппозиции, как коммунистических, так и некоммунистических.



Существенной слабостью КПСС на данный момент является слабость и низкая активность ее российских «регионалок»; впрочем, процесс партийного строительства здесь, как говорится, пошел… Кроме того, между «взрослой» КПСС и молодежной АКМ имеется значительный возрастной разрыв, - порой до полувека! Иными словами, актив КПСС – в массе пожилые люди (хотя есть и исключения), а средний возраст бойцов АКМ – около 20 лет…Отсутствие в структуре заметной группы людей среднего поколения (30-50 лет), способной послужить связующим звеном между стариками и молодежью, порой заметно препятствует их взаимопониманию и, следовательно, взаимодействию.

КПСС является одной из немногих российских компартий, с которыми могут полноценно сотрудничать также и представители некоммунистического крыла левой оппозиции, - в частности, национал-большевики. В частности, несмотря на имеющие место разногласия, порой – недоумения, большинство активистов АКМ иначе и не называют нацболов, как «наши братья из НБП». Практически везде – во всех регионах, там, где имеются местные структуры НБП и АКМ, они работают вместе, - даже в Москве (несмотря на типичные для москвичей амбиции)! Аналогичное сотрудничество налаживается и с организациями КПСС, - насколько мне известно, в ряде случаев весьма успешно, в частности – в Сибири (например, в Кемерово нанятый КПСС адвокат помог активистам НБП выиграть судебный процесс – об этом говорилось на 6-м съезде АКМ).

На фоне разброда и шатаний, характерных для коммунистического движения России, НБП, как уже говорилось, выглядит как нечто стабильное, как перманентный фактор политической жизни страны. Сегодня ее организации существуют практически во всех регионах России, списочная численность постепенно приближается к установленным Минюстом пятидесяти тысячам (хотя, конечно, актив партии – много меньше). Сегодня в рядах партии – талантливые ученые, журналисты, художники, музыканты, литераторы, - по своему качественному составу НБП оставляет позади многих – если не всех…

И, тем не менее, национал-большевики также сталкиваются с серьезными проблемами, мешающими росту их влияния в обществе. Во-первых, это, во многом «богемный» характер партии, ее опора на творческую интеллигенцию, студенчество, маргиналов – максимально подвижные и, в то же самое время, минимально организованные (зачастую не способные к более или менее устойчивой организации) слои населения. Отсюда – постоянная «текучесть кадров», - активисты приходят и уходят, а процесс ухода никак не удается притормозить. Расплывчатость идеологии (программные документы сегодняшней НБП и статьи ее лидеров уже увели партию очень далеко от традиционного национал-большевизма), превратившейся в эклектический набор разного рода положений и слоганов преимущественно леворадикальной направленности, с одной стороны, привлекает в партию массу «интуитивно оппозиционных», идеологически не озабоченных «борцов с режимом» (как правило, молодежь), но – с другой стороны, отталкивает от нее системно мыслящих людей, требующих от революционной идеологии, по меньшей мере, логической стройности и непротиворечивости.

Собственно, это – болезнь роста, и очень хочется пожелать партии ее преодолеть. Важно другое. «Революционная оппозиция» – как в целом, так и в лице составляющих ее партий и движений к революции не готова! И, не дай Бог, решающие события произойдут в самое ближайшее время! Можно предсказать, что из этого получится, - по нашим головам, используя энергию наших активистов и финансовые ресурсы деятелей типа Березовского и Ходорковского, к власти придет наш, российский Ющенко, - очередной Гайдар, правда, уже новой формации. Мы этого хотим? К этому стремимся?

Но тогда, как говорится, грош нам всем цена!

Февраль 2005 года

-------------------------------------------------------

= немного истории =

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: