double arrow

Наша жизнь: в Едином Завете либо по “Тайной” доктрине?


Настоящее состояние, в котором пребывает человечество, каждый народ, любая из социальных групп, каждый человек лично, возникло как результат их действий на основе всего их прошлого внимания миру, их желаний, мышления, мнений — своих и чужих, как принятых, так и отвергнутых. То есть современное состояние их всех — следствие духовной культуры прошлого. Также и будущее всех и каждого определяется в настоящем сложившейся их духовной культурой и направленностью изменений в ней.

Есть люди, которые сами видят и сами определяют своё отношение к увиденному; есть люди, которым достаточно указать “пальцем”, и они обратят внимание на то, что ранее проходило мимо их возприятия, и будут вести себя соответственно.

Есть люди, которые будут сомневаться не только в существовании опасности, на которую им указали, но будут сомневаться и в существовании того, кто их от неё предостерегает и его “перста указующего”; есть люди, для самомнения которых неприемлемо, кто и как их предостерегает, и они будут игнорировать предостережение, будто его вовсе не было. Но рано или поздно эти все столкнутся с тем, от чего их предостерегали, но изменить что-либо будет уже вне их возможностей.

Как сообщалось ранее, Дзэн-Буддистский учитель древности высказался в том смысле, что слово “луна” это — «палец, указующий на луну; горе тому, кто примет палец за луну». То есть важно не столько освоение слов и символов, но освоение того, на что они указывают, и о чём они напоминают.

Так и слова «духовная культура» — всего лишь “перст указующий”: для одних просто ненужный; для других — бесполезный по причине их самонадеянности и личного пренебрежения к происходящему в Мироздании.

Но и при помощи “перста указующего” или без таковой человек может сам увидеть то, на что указует “перст”, и найти этому место в своём внутреннем мире, который он взращивает в себе сам, и, исходя из которого, действует во внешнем мире. УТРАТА ДОСТУПА В СВОЙ ВНУТРЕННИЙ МИР ИЛИ ЕГО РАЗРУШЕНИЕ — ПОТЕРЯ СЕБЯ ВО ВНЕШНЕМ МИРЕ. Но внешний и внутренний миры — две части одного и того же Мирозданья, взаимно обуславливающие друг друга контурами прямых и обратных причинно-следственных обусловленностей разной мощности и быстродействия. В этом смысле оба мира объективны и оба субъективны, а различие между ними только в объективной мере (через h — «ять») возможностей человека оказывать воздействие по своему субъективному произволу на каждый из них.

На границе миров каждый человек — “таможенник”, в своём внутреннем мире — “садовник”; в чужом внутреннем мире — либо гость от Бога, либо осатанелый агрессор-бродяга.

Каждый человек имеет нравственное мерило (через h), в соответствии с которым он строит своё поведение, прежде всего во внутреннем и, исходя из внутреннего, — во внешнем мире. Многие имеют более чем даже два мерила: один набор мерил — для внутреннего — их истинные личные нравы; другие — показные, для внешнего. Они не задумываются о том, что Мироздание едино и целостно, и в нём также действует нравственное мерило, иерархически высшее по отношению к любому из личных мерил в нём. И горе тому, чье мерило не совпадет с Мерой (через h), в которой протекает жизнь Мирозданья в устойчивом ладу. Поэтому в итоге множеством и/либо неопределённостью нравственных мерил, на основе которых действуют люди, даже в их снах и в мечтаниях, а не то что в их отношениях с внешним миром, можно обмануть только СЕБЯ. А есть и такие, что живут, как придется, не задумываясь о том, что и откуда возникает в их внутреннем мире и что они извлекают из него и сеют во внешнем.




Соответственно: ДУХОВНОСТЬ — не «указатель количественной меры иерархической значимости», а в одном из значений этого слова — СООБРАЗНОСТЬ Мирозданью (со всей его иерархической упорядоченностью причинно-следственных обусловленностей, начиная от Первопричины) СВОЙСТВЕННОЙ ЧЕЛОВЕКУ КУЛЬТУРЫ возприятия внутреннего и внешнего миров и культуры взращивания им своего внутреннего мира, ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ его поведение во внешнем мире.

Духовная культура каждого человека произрастает в объёмлющей её духовной культуре его народа и человечества в целом. Они оказывают взаимное влияние друг на друга. Но нет единообразной духовной культуры человечества. Откровенный сатанист, толпарь из “черни”, толпарь из “элиты”, будь они верующими в Бога или атеистами, толпа в целом, а равно ей “иерархии личностей”; человек, т.е. не-толпарь и человечность не могут не обладать хоть какой-то духовной культурой. Но в любой духовной культуре как человека, так и множества людей в некой культурной общности, в кольцевой замкнутости во времени взаимно обуславливают друг друга: НРАВСТВЕННОЕ МЕРИЛО — МИРОВОЗПРИЯТИЕ (т.е. внимание к происходящему, во-первых, во внутреннем и, во-вторых, во внешнем мирах) — МЫШЛЕНИЕ как средство взращивания и прополки всего во внутреннем мире и как средство изменения нравственного мерила на основе текущего мировозприятия и сопоставления возпринятого с хранимым памятью.



Вопрос только в том, КАКИМИ КАЧЕСТВАМИ ОБЛАДАЕТ ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА, ВЫРАЖАЮЩАЯ ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА, СВОЙ­СТВЕННОЕ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ВО ВСЕЛЕННОЙ.

Этот вопрос касается как личностей, так и обществ в целом. Если же обратиться к истории и этнографии, то можно выделить всего несколько “чистых” типов духовной культуры, сочетания свойств которых порождают всё их ощутимое многообразие. ШАМАНИЗМ — накуриться, нанюхаться, выпить какого-нибудь специально сотворенного зелья, нарушающего нормальную физиологию организма: как клеток, так и систем органов. Вследствие отклонений физиологии от нормы изменяются мировозприятие и возможности человеческого сознания. Если воля крепкая и освоены кое-какие знания и навыки, то получается “шаман” со “сверхъестественными” — по отношению к окружающим его простым людям — возможностями. Если воля слабая, знаний и навыков не хватает, то получается покойник, необратимо отравленный калека, наркоман, психопат — в зависимости от ситуации. Этот тип культуры описал Карлос Кастанеда в книге “Учение дона Хуана” (и в других книгах). Современная наркомания — курение и пьянство, в частности, — её атрибуты, открывающие пути для вторжения бесовщины и шаманов через “экстрасен­со­рику” во внутренний мир пьющих и курящих. Вследствие этого нарушения нормальной генетически предопределённой физиологии их организмов они могут быть управляемы извне путем “экстрасен­сорной” активизации имеющейся в их памяти поведенческой инфор­ма­ции; тем же путем может внедряться в душу и ранее несвойственная индивиду информация.

Степень управляемости может быть различной: в зависимости от возможностей того, кто пытается управлять, и возможностей выявить управление и оказать сопротивление со стороны того, кем пытаются управлять.

Ничего хорошего такое управление не несёт: ГКЧП, события 3 — 4 октября 1993 г. были бы невозможны в абсолютно трезвом и некурящем обществе.

ВЕДИЧЕСКАЯ — йогически-магическая, ДЕМОНИЧЕСКАЯ культура, по-русски говоря, — ЗНА­ХАРСКАЯ КУЛЬТУРА,поскольку Веды это — знания, передаваемые людьми друг другу внегенетически. Она отрицает зелья в качестве системного средства освоения человеком осмысленно контролируемых с уровня сознания психики расширенных, по отношению к обычному уровню толпы, возможностей поведения в Мироздании. К человеческой душе, организму, внутреннему миру человека в ней относятся так, как программист-взломщик относится ко вскрываемой им для изпользования в своих интересах информационной системе, снабженной средствами защиты от несанкционированного доступа. В таком подходе выражается осознанный либо безсознательный демонизм знахарства.

Сформировавшаяся в ведической, знахарской культуре в течение десятков тысяч лет (если не миллионов) система упражнений разного назначения позволяет достичь определённых, заранее предсказуемых результатов в расширении поведенческих возможностей индивида. Этот тип культуры порождает иерархическую организованность населения в устойчивых цивилизациях и живёт, воспроизводя себя в разных формах, сквозь катастрофы — природные и государственные, — сметающие практически все. Йоги Индии, Китая, ниндзя в Японии, многое в крестьянской культуре России — видимые проявления знахарской культуры, основанной на монополии на социально значимые знания узких групп, воспроизводящих себя при смене поколений на кланово замкнутой основе. К её же авторитету апеллирует регулярное масонство библейской цивилизации в легендах о наследовании им прошлых достижений Атлантиды. Откровенно уголовная мафиозность — отрицание сложившейся знахарско-демонической, ведической культуры, её же средствами. Возможности и достижения ведической культуры неоспоримы, но она так же, как и шаманизм, двояко небезопасна.

Во-первых, вся литература, описывающая разные стороны этой культуры, особое внимание обращает на опасность самостоятельных занятий ею без руководства учителя-“гуру”, уже продвинувшегося по избранному пути достаточно далеко. Статистика свидетельствует, что такие предостережения обоснованы: многие закончили жизнь как психи-самоучки в психбольницах, ступив на путь накачки экстравозможностей как йоги- и маги-самоучки, поскольку кроме их Создателязащитить их души и сознание от всего того, чему своею отсебятиной они предоставили доступ к ним во внутренний мир, ставший после этого непригодным для жизни, НЕКОМУ.

Во-вторых, поскольку вся совокупность учителей и учеников в знахарской демонической культуре находится на разных стадиях в освоении потенциала возможностей человека, то она породила представление о духовности, как об «указателе количественной меры иерархической значимости»: чем выше в “иерархии”, тем очевидно меньше тех, у кого можно учиться, и тем больше тех, кого очевидно возможно поучать. Соответственно этому, каждый в ней работает в меру понимания на себя, а в меру разницы в понимании — на тех, кто понимает больше. При ранее оговоренном соотношении частот эталонных процессов биологического и социального времени этот принцип — «работа в меру понимания на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше» — обеспечивает устойчивость толпо-“элитарных” общественно исторических образований.

На каком-то этапе развития построенной на этих мировоззренческих основах цивилизации иерархически организованных толп “высшие иерархи” зарываются в своей вседозволенности или кто-то из “низших” вседозволенно действует “не по чину”, вследствие чего теряется управление и происходит катастрофа цивилизации, тяжесть которой определяется тем, какие силы в Мироздании им удалось обрушить на головы себе и окружающим. Но, кроме того, как говорилось ранее, внутрисоциальным “иерар­хи­ям” свойственно подавлять процессы самоуправления в обществе, что ведёт к накоплению ошибок управления и также чревато катастрофичными последствиями.

В целом жешаманизм и ведическая культура неотличимы друг от друга по общему им обеим свойству: это — культуры произвольных действий на свой страх и риск в пределах Божеского попущения.

ИСЛАМ — культура, описанная последний раз в Коране. Далее о культуре ислама речь пойдет особо. Пока же отметим, что в современном русском языке слову «ислам» арабского языка однословного эквивалента НЕТ. Арабское слово «ислам» означает не поклонение молитвенному коврику под чтение Корана, а осознанное приведение человеком своей личной ОСМЫСЛЕННОЙ, ЦЕЛЕСООБРАЗНОЙ воли в единство с Божьим промыслом. Насколько это удается людям, и насколько искренне они стремятся осуществить в себе ислам, это — другой вопрос. И далее в контексте настоящей работы слово «ислам» читателю следует понимать в указанном смысле, а не препираться о слове, пришедшем к нам из арабского языка, исходя из сложившихся у читателя представлений и понятий об исторически реальном вероучении ислама.

В Коране утверждается, что нет содержательных различий в тех учениях о жизни людей на Земле, которые были даны в Откровениях Свыше: Адаму, Ною, Аврааму, Моисею, Иисусу, Мухаммаду и многим другим известным и забытым людьми Посланникам Божиим. Сура 3:78, 79: «Скажи: “Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано было Аврааму, и Исмаилу, и Исааку, и Иакову и коленам израильским, и в то, что было даровано Моисею и Иисусу, и пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Богу мы предаемся. Кто же ищет не ислама, как религии, от того не будет принято (объяснение в Судный день: по контексту), и он в последней жизни окажется в числе потерпевших убыток".» (А также 2:130, 3:93 — 105, 4:161, 41:43).

Различия, которые существуют в исторически реальном иудаизме, христианстве, исламе, их ветвях и сектах проистекают не из различного смысла Откровений, легших в основу каждого из вероучений, а являются либо формальными, извне видимыми различиями в обрядности, либо проистекают из человеческой отсебятины и демонизма, извративших изначально общий им всем единый смысл Откровений: «А те по своему вероучению, раздробились между собой на разные толки, и каждая часть радуется тому, что у неё есть. Оставь же их до времени в этом водовороте». — Коран, 23: 55, 56.

БИБЛЕЙСКАЯ — АТЕИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА — вторичная по отношению к культуре ислама. Речь идёт не о том, в какой хронологической последовательности появились слова «Закон Моисея», «Библия», «Новый Завет», «Коран», «Ислам». Речь идёт о том, что библейская, атеистическая, культура — реакция на появление учения об исламе, как об осознанном человеком понимании и творении им в земной жизни воли Бога — Творца и Вседержителя. Библейская атеистическая культура современности включает в себя иудаизм, “христианские” церкви, их секты, бездумное поклонение многих, считающих себя мусульманами, молитвенному коврику под чтение Корана, материалистико-атеистические мировоззренческие школы. В библейской атеистической культуре собраны хронологически различные, но взаимно сопряженные извращения культур, ДОЛЖЕНСТВУЮЩИХ по их идеалам принадлежать к типу, описанному в Коране.

Библейская атеистическая культура это — искусственное насаждение в истории с целью не допустить ислама в арабском понимании этого слова, означающего способ жизни людей в ОСМЫСЛЕННОМ согласии каждого с Божьим промыслом и во вдохновении Им. Библейская культура разнообразного идеалистического атеизма порождена одним из толков ведической культуры. Им были внесены в культуры, основанные на различных Откровениях, извращения, несовместимые с единым смыслом всех Откровений, плюс была организована подачка материалистического атеизма — для несогласных с извращёнными вероучениями. Извращения в каждой из ветвей библейской атеистической культуры не совпадают друг с другом. Поэтому каждая из ветвей хоть в чём-то да права в своих обличениях прочих, однако, в их спорах не рождается истина, поскольку они не стремятся её осуществить в жизни, но каждая из них стремится утвердиться, потеснив другую.

В какой ветви извращения достаточно значимы для того, чтобы каждый, выросший в её среде, стал безответственным толпарём, живущим по преданию и разсуждающим по авторитету. Одиночки, способные от рождения не возпринять извращений или изжить их в своём внутреннем мире, статистически редки и не представляют угрозы для устойчивого воспроизводства, из поколения в поколение, всей системы библейского безбожия при соотношении эталонных частот биологического и социального времени, характерного для толпо-“злитаризма” ранее ХIХ в. В целом же культура библейского безбожия — культура роботизации подрастающих поколений, оружие агрессии методом “культурного сотрудничества”, которое взрослые жертвы агрессии носят в себе. Это — боевой дезинтегрированный робот на человеческой элементной базе, программа действий которого и средства управления коим разпределены своими фрагментами: по душам множества людей в преемственности поколений и зафиксированы в материальных памятниках культуры. То, что слово “робот” появилось спустя тысячелетия после возникновения внутриобщественного явления массовой роботизации населения, не имеет принципиального значения. Суть роботизации населения не в словах, а в подавлении свободы воли людей и в ограничении возможностей развития личности любыми доступными угнетателю средствами. В культуре роботизации народов разрушаются Богом данные нормальные нравственность, мировозприятие, мышление подрастающих поколений, превращая взрослое население в толпу, управленчески зависимую от хозяев этой информационной системы. На внутриобщественном уровне хозяева — один из толков ведической демонической магической культуры, осуществляющий построение глобальной толпо-“элитарной” пирамиды всеобщей роботизации, в которой предумышленная и БЕЗДУМНАЯ вседозволенность по отношению к тем, кто возпринимается как иерархически низший, подменяет собой истинную духовность человечности, прикрываясь при этом всевозможными благовидными предлогами. Это и отражено в определении: «духовность указывает количественную меру иерархической значимости». Регулярное масонство в ней — подсистема-посредник между хозяевами этого дезинтегрированного робота и всеми в него входящими.

Культура библейского безбожия выражает принцип «разделяй и властвуй». Каждая из её ветвей благонамеренна, что создает ей социальную базу. Но строителями глобальной толпо-“элитарной” пирамиды каждая из её ветвей лишена, специфическим для неё образом, самодостаточности воспроизводства в поколениях полноты достоинства человека. Это подобно тому, как безрукий слепец в рюкзаке несёт зрячего безногого. Они говорят на разных языках, и потому их сопровождает круглый дурень переводчик, но очень памятливый, которого они вместе опекают. В целом же этот симбиоз калек всё же может существовать, хотя поодиночке пропадет каждый из них. Но дело в том, что каждый из них искалечен предумышленно и целесообразно по отношению к увечьям других и к целостности культуры библейского атеизма: они — не жертвы слепой исторической стихии. Круглый дурень вдобавок ко всему ещё и одержимый. Поэтому, следуя передаваемым им рекомендациям, все они вместе делают то, что необходимо одержащему дурня хозяину, но они не знают этого.

У кого-то может возникнуть желание, чтобы ему были предъявлены доказательства правильности всего ранее высказанного о духовных культурах и духовности. Настоящая работа не имеет целью что-то доказывать или навязывать читателю свойственные нам мнения. В ней излагаются соображения, с которыми каждый волен согласиться или не согласиться по его разумению, после чего каждый может действовать по его произволу так, как посчитает целесообразным. В убеждении же нуждаются невнимательные и бездумные толпы и отдельные толпари, потому что им желательно со спокойной душой переложить свою ответственность за происходящее на авторитет; либо же заменить один авторитет другим.

Ошибочно полагать, что политика независима от религии. Хотя в этом и состоит идеал так называемого «гражданского общества», но он убийственен для тех народов, которые следуют в политике этому принципу, столь полюбившемуся многим в наши дни: так в прошлом могучий Рим разсыпался в течение четырех столетий по причине того, что один из его чиновников Понтий Пилат — не пожелал вникнуть в существо религиозных разногласий в микроскопической Иудее.

Современность же такова, что в Югославии пять лет идёт война[121], в которой выражается недееспособность бывших атеистов-материалистов, но её участники в сообщениях прессы стали сербами, хорватами и... мусульманами. Но нет такой нации: мусульманин — это вероизповедание, которое выставили на показ в югославской агонии марксизма.

Но в тех же средствах массовой информации в ближневосточном кризисе религиозный фактор тщательно обходится молчанием. Всё происходит под вывеской “арабо-израильский конфликт”, будто арабы злоумышляли, чтобы на ту землю, где их предки жили более 1000 лет, где родились и выросли они сами, со всего света съехались религиозно и культурно чуждые им пришёльцы, опекаемые сначала Лигой наций, а потом ООН. Для устройства жизни пришёльцев на земле, якобы их предков (кто из них знает свою родословную до IX в. до н.э., или хотя бы до I в. н.э.?), было создано государство Израиль. После этого коренное арабское население, в начале 20 в. численно преобладавшее, было выдавлено из его границ. Всё это было скрыто в мифе о глобальной неоспоримости полномочий ООН и добровольном исходе арабов из Палестины, после чего реальная история возникновения кризиса была утоплена в заговоре молчания.

Больше десяти лет западные политики и средства массовой информации стенают о судьбе Салмана Рушди, приговорённого аятолой Хомейни к смертной казни за написание “Сатанинских аятов”, чем Рушди намекал на източник возникновения Корана. В частности и за этот приговор, Иран, в котором перед этим произошла исламская революция, был назван Западом “террорис­тическим государством”, будто создание Израиля не было государственным терроризмом цивилизации Запада по отношению к тамошнему арабскому населению. Рушди, однако, до сих пор жив; израильтяне — жертвы агрессивных без причин арабов; Иран, чей пассажирский самолёт был сбит, американским крейсером, у границ своей страны, — террористическое государство.

Когда же Шарон, в молодости известный как один из лидеров головорезов, чей реальный бандитизм при попустительстве ООН вызвал добровольный исход арабов из Палестины под угрозой убийств, стал премьер-министром Израиля, то никаких стенаний не было. И, естественно, что Израиль, с момента своего возникновения принявший для себя нормой игнорировать резолюции породившей его ООН, ни разу не объявлялся “террористическим государством” и в отношении него не было западных санкций, подобных санкциям в отношении мусульманских Ирана, Ирака, Ливии; авиация ВМС США не бомбила ни Тель-Авив, ни секретные изследовательские центры в пустынях, а крейсера не сбивали израильские авиалайнеры над нейтральными водами.

Более того, в Алжире победа исламистов на демократических выборах оказалась столь неприемлемой для Запада, что Запад ни разу не вспомнил о своих “демократических принципах” и “праве алжирского народа самому решать свою судьбу”, а поддержал усилия режима не допустить исламистов к государственной власти, после чего исламисты, как всегда, были объявлены “терро­ристами”.

М.С.Горбачёву лично в руки было передано послание аятолы Хомейни. Как явствует из его фрагментов, цитировавшихся в “недемокра­ти­чес­кой” прессе, мусульманский лидер предостерегал СССР от попыток ре­шить проблемы советского общества на основе западных рецептов. То есть он предостерегал всех нас от общих всем бедствий, сопровождающих развал СССР. Но этот акт проявленной Исламом заботливости о благе другого народа, предостерегающей его от бед, утопили в молчании и “коммунисты”, и антикоммунисты.

Приведённое, а также и многое другое, в совокупности говорит о систематическом и предумышленном выделении средствами массовой информации исламского фактора изключительно в негативном контексте: терроризм, фанатизм, мракобесие и т.д.

Человечество — часть общего всем людям Мироздания, и потому один и тот же смысл каждый народ имеет возможность выразить словами своего родного языка, и все пользующиеся им поймут сказанное единообразно: в этом проявляется единство разноплеменного человечества Но вопреки этому в русский язык введена разноязыкая словомешанина: «исламский» (арабск.) «фун­да­ментализм» (латынь), не имеющая в нём общепонятного единого смысла. Это означает, что каждый придаст этой словомешанине смысловое значение по тому контексту, в котором её чаще встречает. С учетом сказанного ранее можно понять, что в обществе взращивается мнение: «Исламский фундаментализм — угроза цивилизованному человечеству».

В этой фразе — всего два русских слова, а общепонятно “цивили­зо­ван­ным” молчаливо подразумевается изключительно Запад, скоропостижно забывший, что изрядная доля терминологического аппарата его науки (алгебра, алхимия, зенит — общеизвестны) заимствована из арабского языка в период расцвета Коранической цивилизации и суеверного невежества библейского Запада в средние века. Поскольку наличие или отсутствие терминологического аппарата во многом определяет возможности науки и школы, то это означает, что нынешнее благоденствие “граждан­ского общества” Запада во многом обусловлено тем, что в средневековом прошлом он в готовом виде перенял многие достижения Коранической культуры.

Средства массовой информации не изъясняют содержания исламского фундаментализма, как жизненных идеалов той части человечества, которая несёт через века Коран. Они изпользуют разноязыкую словомешанину, «исламский фундаментализм» для возбуждения в обществе предвзятого отрицательного (от страха до ненависти) безсмысленно-эмоционального отношения к Исламу, заботясь, чтобы оно было лишено какого-либо содержательного мнения о том, для кого и почему Ислам представляет реальную угрозу.

Вызывание заведомо избранных эмоций при одновременном блокировании непонятным словом-знаком хотя бы только проявлений интереса к смыслу происходящего — одно из средств программирования поведения ленивых умом, невнимательных и бездумно доверчивых “людей”. Так наше общество, начиная с Афганской войны и “узбекского” дела до чеченских событий наших дней, целенаправленно программируется на конфликт с Исламом. Этим отрицается весь прошлый исторический опыт России-СССР, где мусульмане и православные жили и трудились сообща столетиями: в частности в Поволжье. И вследствие лености ума прежде всего тех, кто имеет возможность говорить через средства массовой информации, это программирование психики далеко не безрезультатно. Оппозиционная пресса уже лепит образ вожделенной многим будущей России — “спасительницы цивилизованного человечества” от «исламского фундаментализма»:

«…Что значит Россия в противостоянии Христианского и Мусульманского миров — со всей очевидностью раскрывается сейчас. Это ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАНА, КОТОРАЯ МОЖЕТ СДЕРЖАТЬ ИСЛАМСКИЙ ФУНДАМЕНТАЛИЗМ (смысл этого предстоит изъяснить по-русски, чтобы все узнали по существу, что предстоит сдерживать: наше замечание). Угрозу со стороны арабских мусульман ощущают сегодня уже во Франции. России, а не США, предстоит играть роль главного регулятора отношений между христианской Европой (где нашли такую Европу? — наше замечание) и мусульманской Азией. Для этого не достаточно иметь сильный ВПК, должна быть мощная идеология!» — “Молодая гвардия”, № 2, 1995, стр. 147.

Тем, кто придерживается аналогичных воззрений, должно знать, что известные им слова Александра Невского: «Не в силе Бог, а в Правде!» — в таком контексте приводят к сообщаемому в Коране: «Аллах написал: одержу победу Я и Мои посланники!».

Отговорки в том смысле, что «Аллах — не Бог», — не помогут, поскольку в арабском языке слово «Аллах» напоминает человеку о Том же, что в русском языке слово «Бог». И поскольку речь идёт не о национал-племенном божке-идоле, то за арабским словом Аллах и русским словом Бог стоит один и тот же Вседержитель. И это значит, что должно прекратить заклинать социальную стихию безсмыслицей “исламский фундаментализм”, дабы знать, от чего и от кого защищать наш дом — Россию, и кого и что защищать всею мощью России для блага людей Земли в живущих и в будущих поколениях.

Должно понять, что в Коране содержится информация, оглашение которой неприемлемо для хозяев “гражданского общества” Запада, по какой причине они и вынуждены, возбуждая эмоционально толпу против Ислама, пугать её филологической абстракцией “исламского фундаментализма”.

Но, чтобы защитить себя и своих детей от целенаправленного программирования безсознательных уровней психики на неприязнь и нетерпимость к Исламу, должно осмысленно относиться к тому, что возможно узнать из Корана; хотя бы в переводах, которые сейчас лежат на тех же книжных лотках, что и детективы, “фантастика” и оккультно-знахарская литература, столь популярные в последние годы.

Возможно же узнать из Корана следующее: Иисус назван в нём одним из посланников Божьих к людям. Ему — Иисусу Христу, — а не Матфею, Марку, Луке, Иоанну или кому-то ещё было дано Богом Евангелие: по-русски — Благая весть, адресованная не в пустоту, а людям. Однако общеизвестно, что текста с должным заглавием: «Святое Благовествование от Иисуса Христа» — в христианской Библии нет: только от Матфея, Марка, Луки, Иоанна. То есть Новый Завет — “эхо” истинного Благовестия Христова. И, как сообщается в Коране, это умышленно искаженное “эхо”. И действительно: из истории, Библии и Корана можно увидеть, что Никейский собор (325 г. — здесь и далее: даты по общепринятой хронологии) только освятил авторитетом легитимной иерархии уже сложившийся, извращающий смысл Откровения канон — стандарт вероучения. По этой причине для утверждения истины был ниспослан Коран (610 — 632 гг.; письменная канонизация — 652 г.).

Исторически реально, что в Никейском символе веры нет ни единой фразы Христа, из сохраненных евангелистами и редакторами их текстов в общедоступной редакции Нового Завета.

Никейский символ веры:

1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.

2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша.

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна.

5. И воскресшаго в третий день по Писанием.

6. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца.

7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца.

8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже с Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшаго пророки.

9. Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

10. Исповедую едино крещение во оставление грехов.

11. Чаю воскресения мертвых,

12. и жизни будущаго века.

Аминь.

Если же не полениться, и начать чтение Нового Завета с его КЛЮЧЕВЫХ СЛОВ, но далеко не первых в тексте — Благая весть, благовествуется, — всё же присутствующих в нём, выстраивая от них смысл Евангелия Христова, то читатель обретет иное Учение, существенно отличное по смыслу от Никейского символа веры и обыденно привычных церковных наставлений, которое однако разодрано на куски, а куски утоплены в годовом цикле храмовых служб:

«С сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него», — Лука, 16:16. «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам», — Матфей, 6:33. «Ибо го­во­рю вам, ес­ли пра­вед­ность ва­ша не пре­взой­дет пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фа­ри­се­ев, то вы не вой­де­те в Цар­ст­во Не­бес­ное», — Мат­фей, 5:20.

«Господь Бог наш есть Господь единый», — Марк, 12:29. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя», — Матфей, 22:37, 38. «Не всякий говорящий Мне “Господи! Господи!” войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного», — Матфей, 7:21. «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят (...) Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него» — Лука, 11:9, 10, 13. «Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину...» — Иоанн, 16:13.

«Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомниться в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам», — Марк, 11:23, 24. «Молитесь же так:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила, и слава во веки!”» — Матфей, 6:9 — 13. «Не придет Царствие Божие приметным образом (...) ибо вот Царствие Божие внутри вас есть», — Лука, 17:20, 21.

Не кривя душой и не извращая смысла слов, из этого можно понять, что Иисус учил своих современников по плоти жить так, чтобы Царствие Божие снизошло в общество людей. Иными словами, проповеданное Христом среди живых людей Учение, было подменено Никейским символом веры и вероучениями церквей, взращенными на основе никейско-карфагенского канона Христианской Библии о «чаянии жизни будущаго века».

Но приведённая тематическая выборка из канонов Нового Завета в полном согласии с отвергнутым церквями редким апокрифом “Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна”. Отличие их только в том, что в “Евангелии Мира” Благая весть Христа изложена как целостное последовательное повествование, а в канонах она же разсыпана и перемешана с прочими сюжетными линиями, вследствие чего её пришлось заново выстроить в целостность, начиная с ключевых слов Луки (16:16).

То есть кораническое указание на извращение в Новом Завете смысла Благовестия Христова подтверждается Никейским символом веры и Новым Заветом текстуально, а исторически — катастрофичностью истории Запада, в чём выражается анти-Христи­анство его Церквей в течение 2000 лет без малого, что, в конце концов, и привело к трансформации Запада в “гражданское общество”.

Согласно мусульманской традиции Коран был передан Мухаммаду через архангела Гавриила. К тому времени Мухаммад был уже известен среди своих соплеменников тем, что всегда был правдив и никогда не лгал. Это стало основанием для первых мусульман принять его пророком Бога Истинного. Иисус в Коране — единственный из посланников Бога, названный Мессией. «Мессия» по-гречески, как утверждают большинство източников, затрагивающих эту тему, — «Христос»: в каждом языке — своя фонетика для указания на один и тот же смысл. Бытие Иисуса во плоти в Коране нигде не отрицается: он — человек во плоти, зачатый от Духа Святого праведницей Марией-Девой, и в нём Слово Бога и Его Дух.

Это означает, что христианские церкви свыше лишены возможности отрицать Коран в качестве арабской записи истинного Божьего Откровения формальными ссылками на Иоанна: «ибо всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога», — 1-е послание Иоанна, 4:2.

То есть, чтобы игнорировать или отрицать Коран в качестве записи Откровения, данного людям через истинного пророка Мухаммада на арабском языке, церквям остаётся изключительно одно: показать ложь в самом Коране и жизнеубийственность коранического учения. Этого за 1300 лет (куда, как большой срок!!!) не сделано ни римским католичеством, ни православием любой из автокефальных церквей, ни одной из сект.

Опровергать же Коран для полагающих себя христианскими церквей — весьма затруднительно, поскольку Иисус и апостолы, — с одной стороны, и иудеи их времен, — с другой стороны, как явствует из канонов Нового Завета, не имели каких-либо догматических (богословских) разногласий, и сходились в том, что первая заповедь: Господь Бог наш — есть Господь единый; а вторая: Возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Мухаммаду было повелено учить людей тому же:

· «Ваш Бог — Бог единый и нет иного, кроме Него, милостивого милосердного».

· «Я не прошу за это у вас награды, кроме любви к ближнему».

В Коране так же, как то прежде порицал Иисус, отрицается доктрина вседозволенности одних людей по отношению к другим: «И пусть одни люди не издеваются над другими, может быть те лучше них». Поэтому христианским церквям должно вспомнить: Как возник догмат о «Троице», противопоставивший их исторически реальным иудаизму и исламу? Кто и с какой целью возбудил отцов церкви на её догматическое обособление?

У иудеев конфликт их с Иисусом и апостолами был вызван не догматом о «Троице», а тем, что, во-первых, ортодоксы-иерархи иудаизма отвергли Иисуса, не признав его Мессией-Христом, а, во-вторых, заповедь о любви к ближнему относили изключительно к единоверцам-единопле­менникам, придерживаясь обособленности и вседозволенности по отношению к другим людям.

Это было обусловлено тем, что им, КАК И ВСЕМ ИЕРАРХИЯМ, было свойственно своею самодурственной отсебятиной, унаследованной от таких же предков в религиозной традиции и традиции вероучения, препятствовать нисхождению Царствия Божиего в общество людей. По такого же рода причинам новое поколение иудеев впоследствии отвергло Мухаммада и Коран.

В богословских вопросах есть только одно расхождение: термин «сын божий» — исторически более древний, чем Библия и Коран. В Библии он многократно употребляется и в Ветхом, и в Новом заветах. Коран же категорически утверждает, что Бог — один и Он — превыше того, чтобы у Него были дети. В соответствии со смыслом Корана отношения «отец — сын» — имеют место изключительно внутри человеческого общества, описывающие преемственность поколений в жизни на Земле. При возприятии слов «Сын Божий» в качестве идиомы, уже прежде прижившейся в культуре, понимание которой в прямом, буквальном смысле неуместно, между Кораном и каноном Нового Завета нет расхождений и во мнениях о личности Иисуса: новозаветные тексты передают слова благовещения Марии «наречется Сыном Божьим», т.е. будет назван так людьми; а сам Иисус нигде в канонах не говорит: “Я — Бог. Моя мать — Богородица”. Всех же разногласящих по этим вопросам разсудит Бог: и в этом мнении Коран и Новый Завет едины.

Содержательных же разногласий между Благовестием Христа о жизни людей в обществе и кораническим учением нет. Благовестие: «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими: но между вами да не будет так (почему была сметена в России монархия, а православная иерархия подверглась гонениям понятно? Перспективы монархистам-реставраторам ясны?), а, кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; а кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом». «Не можете служить Богу и мамоне (богатству)».

Коран: «О обладатели Писания! Приходите к слову, равном для нас и для вас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и никого не придавать Ему в соучастники (т.е. никто не ровня Богу), и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога». «Стремитесь опередить друг друга в добрых делах».

Это — разноязыкие выражения Единого Завета — «Матери Писания» (Коран, 13:39) — отрицающего иерархию холопско-господских личностных отношений людей в обществе, порождающую угнетение одних людей (или народов) другими людьми (или народами). Согласно Корану и Благовестию Христову едино: для каждого человека в его земной жизни один господин — Господь Бог единый: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». «Просите, и дано будет вам (...) Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него». «Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину». «Что вы зовете Меня: “Господи! Господи!” и не делаете того, что Я говорю?» — Евангелие. Коран: «Я ведь создал джинов и людей только для того, чтобы они Мне служили[122]». «А когда спрашивают тебя рабы Мои обо Мне, то ведь Я близок, отвечаю призыву зовущего, когда он позовет Меня. Пусть же и они отвечают Мне и пусть веруют в Меня, может быть они пойдут прямо».

То есть Иисус и Мухаммад — каждый в своё время — учили людей одной и той же вере Богу и религии, в которой человек — без иерархов-посредников — обращается непосредственно к Богу Вседержителю, а Бог отвечает каждому в его жизни, в зависимости от того, насколько человек верен Богу в своём земном Ему служении. И в этом — неразрывное единство жизни и веры, земного и небесного добра и понимания зла: «По вере вашей — да будет вам…»

Это приводит ещё к одному принципиальному разногласию, но не между Благовестием Христа и Кораном, а между ними обоими и всеми христианскими церквями. В Коране сообщается, что Иисус не был разпят по приговору синедриона: «Это только представилось им (...) Бог вознес его к себе. Бог могущественен, мудр!» — 4:156. Это кораническое сообщение означает, что молитва Иисуса в Гефсиманском саду была принята и исполнена: казнь “его” протекала в его отсутствие, потому что Иисус воистину веровал, непреклонно исполнил уже к этому моменту возложенную на него миссию Благовестия, и воистину был готов пройти и через Голгофу.

Апостолы же проспали непосредственное явление им Царствия Божиего, не вняв предостережению Иисуса: «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение». И всё исполнилось так, как о посягательстве на жизнь Христа пророчествовал Соломон: «Так они умствовали, и ошиблись; ибо злоба их ослепила их, и они не познали тайн Божьих, не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных», — Премудрость Соломона, 2:21, 22. “Премудрость Соломона” была изключена из библейского канона ещё в древности (иными словами она не признается «боговдохновенной») потому, что на её основе невозможно построение веры в убийство Христа по Божьему предопределению. “Премудрости Соломона” нет в западных изданиях канонической Библии, созданных дабы насадить веру в то, что писание и Божье предопределение — одно и то же. Это желательно тем, кто упорствует в своём самодурстве, подменяя им благой Божий промысел.

Оспаривать же кораническое свидетельство 4:156 убедительно невозможно: в такого рода спорах текст библейского канона и церковная традиция ничуть не авторитетнее, чем текст изъятого из канона пророчества Соломона и подтверждающий его Коран.

Если же подходить по существу веры Богу, то Иисус молился. А согласно Единому Завету (в выражении его и в Благой вести, и в Коране): Бог поистине отвечает тем, кто верует Ему и живёт по совести, непреклонно творя Его волю. Апостолы же не молились, вопреки предостережению Христа, и им, как и всем прочим, могло представиться наяву всё, что было у них на душе. И всякий, кто отрицает значимость молитвы Иисуса и значимость неучастия в ней званных им апостолов — тем самым отрицает значимость своих собственных молитв и немолитв: это — ПО СВОЕМУ СУЩЕСТВУ — не осознанное безбожие как истинно свойственная душе человека подсознательная вера. Всеобъёмлюще-единст­вен­ное доказательство бытия Божия Бог дает Сам каждому:

Бог поистине отвечает молитве верующего и живущего по совести. В соответствии со смыслом молитвы изменяется статистика, казалось бы, разрозненных, множества случаев, если человек по совести ищет Правды Божией и своими делами, начиная с мысли, отвечает Его промыслу, удерживая себя и других от противной Промыслу самодурственной отсебятины.

И если Бог всеведущ, всемогущ и обладатель прощения людям даже при их нечестии, то с какою целью Ему обрекать на казнь и муки того, кого Он послал с Благой вестью о Царствии Своём и «жизни с избытком» (Иоанн, 10:10) в нём для всех людей? И если вам реальная казнь Иисуса въяве в прошлом предпочтительнее, чем кораническое свидетельство о том, что её не было, но очевидцы её были ослеплены их же злобой, их верой в писание, «что так должно быть», и их собственным неверием непосредственно Богу милостивому, милосердному— то ответьте себе: Почему многим нашим современникам вера в казнь Христа приятна, а крестные муки его желательны даже больше, чем тем, многим иудеям, которые вопили: «Разпни его!»?

Это не вопрос о вере в Библию или в Коран. Это вопрос о вере Богу непосредственно, ибо только одно из мнений о Голгофе истинно; второе — богохульная клевета на Бога, и верующий сам должен избрать для себя веру. Но любому ответу на эти вопросы сопутствуют обетования: «По вере вашей да будет вам», — Благовестие; «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них», — Коран.

И изключение из Ветхого Завета книги “Премудрости Соломоновой” в сочетании с анализом смысла изъятий текста, восстановленных в синодальной Библии по переводу 70-ти толковников (см. примечание на первой странице книги Бытие в ней) — подтверждение коранических сообщений, что Откровения, переданные через Моисея и пророков, также подверглись извращениям смысла, как в последствии подверглось извращению и подмене Никейским вероучением Благовестие Христа, приходившего восстановить истину, ранее данную через Моисея для просвещения всех.

То есть из Корана и фактов истории, зафиксированных в иных текстах, можно понять, что есть Единый Завет, и история его тайного сокрытия в знахарско-демонических извращениях вероучений, проистекающих от посланников Божьих, учивших одному и тому же в разные времена: не книжной вере Богу, основанной на Любви (кою не должно отождествлять с похотью и сексом).

И если, признав истинным Единый Завет в его разноязыких выражениях, смотреть на все войны между “христианами” и “мусульманами”, то в большинстве своём это были войны за возможность одних людей угнетать других и паразитировать на чужом созидании; в большинстве этих войн одни нечестивые вкушали ярость других, безсмысленно домогаясь расширения сферы власти своих земных владык; одни невольники устремлялись к тому, чтобы в невольников своих земных господ обратить других людей, в то время как им всем было заповедано, что нет у них иных господ, кроме Бога единого; что, любя друг друга, все они должны творить Его волю, воздерживаясь от самодурственной отсебятины. В войнах же — уклонялись от Правды Божией, и потому всё земное благоденствие — жизнь с избытком (Матфей, 6:24 — 33; Коран, сура 71, именуемая “Нух”, т.е. “Ной”) — не дано людям.

Тот, кто утверждает, что пророки имели в виду жизнь с избытком после Судного дня, — ошибается. Это — позднейшая отсебятина паразитов, порожденная для того, чтобы запрограммировать общество на безропотное соглашательство с паразитизмом и богоотступничеством правящих “элит”; для того, чтобы паразитизм был возможен, им было необходимо сокрыть и извратить Единый Завет о жизни с избытком в Царствии Божием.

Если кто-то скажет, что это — проповедь экуменизма, то пусть заглянет в словарь В. И. Даля: «Бог — один, а веры — разные» и сравнит с Кораном: «Каждому народу Мы дали свой обряд поклонения», «каждый народ будет призван (в день Суда) к своей книге». В. И. Даль: «Никого не бойся, только Бога бойся» и сравнит с Кораном: «Не бойтесь же людей, а бойтесь Меня, и не покупайте за Мои знамения малую цену» (т.е. не будьте продажны; для россиян это стало актуально: Ш.Басаев не прорывался к Буденовску военной силой, а ему хозяева его купили дорогу). Даль: «Богу не грешен — царю не виновен» и сравнит с Кораном: «До чего они отвращены: они взяли своих книжников (в наши дни “элитарную” образованщину — “интеллигенцию”) и монахов (т.е. иерархию церквей) за Господ помимо Бога, а им было велено поклоняться одному только Богу».

То есть выраженное в пословицах и поговорках мировоззрение русского народа в согласии с Единым Заветом — истинной Торой, данной через Моисея; Благою вестью, данной через Христа; Кораном, переданным Мухаммадом.

Единый Завет — жить по Правде Божией, очищая истину от самодурственной отсебятины, накопившихся в разных культах.

Экуменизм внешне — молчаливо обходить разногласия в исторически сложившихся вероучениях, уклоняясь от восстановления общей всем истины Божией в её чистоте. Экуменизм внутренне — система долговременного программирования психики “гра­жда­нского общества” на основе извращений наследия Моисея и истинных пророков Израиля и протестантско-католических извращений Благовестия Христова. В нём все христианские конфессии — внутриобщественные слуги многоликого иудаизма, а иудаизм — внутриобщественный слуга тайного “мирового” правительства. Это — весьма далеко от истинно Божией религии, как и всякая технология манипулирования общественным сознанием и поведением.

Православие спокойно и незаметно сползло бы в экуменизм, если бы его удалось уговорить уничтожить свойственный ему текст Библии и принять стандартный — западный, оставив 70 толковников и неканонические книги Ветхого Завета для обучения специалистов по управлению толпо-“элитарными” социальными системами.

Единый Завет отрицает утаивание, как молчаливый способ сокрытия насаждаемой лжи: «Тайная беседа от сатаны». «Кто же нечестивее того, кто скрыл у себя свидетельство Божие». «Не скрывайте истину, когда вы её знаете», — Коран. «Я всегда учил в синагогах и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего». «Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях (т.е. всенародно)», — Благовестие. И общему указанию на неуместность тайн сопутствует обетование неограниченности: «Ещё многое имею сказать вам, да вы теперь всё не можете вместить», — Благовестие. «Если бы море сделалось чернилами для написания слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли слова Господа моего», — Коран.

То есть у одних: Дух Святой — наставник на всякую истину, открывающий неограниченное знание безопасным образом, ключи от которого они предлагали людям принять как дар, чтобы те имели жизнь и имели её с избытком. У других: ограниченные тайны от ещё более ограниченных людей и система явных и тайных посвящений, производимых гласно или по умолчанию предоставлением доступа к информации, открывающей доступ к потреблению земных благ.

То есть либо: «Горе вам, законники[123], что вы взяли ключи к разумению (и скрыли их так, что сами потеряли: одна из книг популяризатора масонства в ХХ веке Мэнли П. Холла так и названа “Утерянные ключи франкмасонства”): сами не вошли и входящим воспрепятствовали»; либо: “Тайная” доктрина — благо, а посвященные — действительно элита.

И это всё порождает две взаимно изключающие концепции жизни общества. Поскольку концепции взаимно изключающие, то и средства воздействия на общество, свойственные каждой из них, — взаимно изключающие: “Тайная” доктрина — никчемна по её ущербности в обществе, живущем по Единому Завету; Единый Завет, вносимый в общество, угнетаемое “тайными доктринерами”, ставит тех в состояние невозможности паразитизма на невежестве, ими же взращиваемом; он им как кость поперек горла.

Коран же — последняя запись Единого Завета, и, как сообщается в нём самом, — запись, охраняемая Свыше.

Поскольку за 1300 лет его не удалось ни выкорчевать из культуры человечества, ни извратить до неузнаваемости, как Ветхий и Новый Заветы, то “тайные доктринеры” вынуждены пугать людей филологической абстракцией — «исламский» «фундаментализм», подавив их разум искусственно навязанной житейской суетой, химическими и информационными (телешоу, рок и т.п.) наркотиками… Так лень разума порождает чудовищ, угнетающих и убивающих многие поколения ближних и дальних каждого человека. И тому свидетельство — вся прошлая история глобальной цивилизации.

И пора, наконец, понять: Между кораническим учением о жизни людей в обществе со многими вероучениями и культурами и идеалами православных, “коммунистов”-атеистов и всех ТРУЖЕННИКОВ о жизни людей в обществе по справедливости нет противоречий; в религиозных — неотмирных вопросах их разсудит Бог, общий им всем, вне зависимости от их веры и безверия. И потому конфликт между Россией и Исламом или внутрироссийскую войну на основе антиисламских настроений возможно спровоцировать только умышленно в атмосфере невежества и бездумья всех людей, государственных деятелей и духовенства всех религий. И поэтому лучше заблаговременно понять и принять к руководству в жизни Единый Завет, нежели воевать, упорствуя в разнородном отступничестве от него и его Ниспославшего.

28.06. — 04.07.1995 г.

(Уточнения: 01 — 29.12.1995 г.; 26.01.1999 г.)


11.2. Россия, Русь! Храни себя, храни...

«История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». «Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности» (В.О.Ключевский, историк). Но, коли нет духовности без смысла, то почему одни пьянеют от слов Ф.И.Тютчева «Умом Россию не понять…»? — и от них, опьянивших себя, нет России толку. Другие, усвоив смысл общеизвестных надписей на стенах, пьянеют от мысли, что вроде и понимать-то нечего, за изключением того, что им предоставилась возможность ввести в лоно “цивилизации” 1/6 часть суши, по возможности устранив и изжив “неполноценных аборигенов”. Между теми и другими нет разницы: два сапога — пара, и оба “на ногах” одного хозяина.

В обозримом прошлом цивилизовывать Россию приходили с востока, юга, запада. А историческая закономерность, обусловленная духовностью участников событий, такова, что приходившие с востока и юга — многие оставались в пределах России в качестве её жителей, но Россия не влилась в пределы их исторической Родины, другие просто забылись. Приходившие с запада — псы-рыцари от папы римского (1242 г.), от него же польская шляхта (1600-е гг.), наполеоновцы, гитлеровцы — обрели гибель в России точно так же, как и доморощенные западенцы — византийско-старообрядческая иерархия (после 1653 г.), сменившая её никонианская иерархия (в 1918 — 1930-х гг.), после-Петровская “интеллигенция” (декаб­ристы, белое движение, марксисты-интернацисты — все в своё время).

У наших современников, претендующих цивилизовать Россию на западный манер в очередной раз, пока есть ещё время подумать об “ошибках” — по их существу: ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ — истории, ибо повинную голову меч не сечет, а буйно помешанная сама под собой шею сломит.

В Евро-Американской цивилизации — Западной цивилизации — живут многие народы. До середины ХХ века подавляющее большинство из них развивало свои культуры в стремлении обособиться от остальных в одно-национальных государствах, становление которых к концу XIX в. завершило 2000-летний процесс экспансии разпада империи древнего Рима. Только к концу ХХ века на Западе стали зримы процессы, ведущие к ограничению роли национальных государственностей “презентациями” и подметанием площадей в их столицах.

Это — следствие того, что многоотраслевому производству современности тесно в их границах, в то время как сами государственности Запада всегда были и есть свободны от роли организатора многоотраслевого производства. Организатором его на протяжении веков является трансрегиональная банковская корпорация ростовщических иудейских кланов, которая и взрастила многоотраслевые производственные корпорации, в своём развитии также обретшие к настоящему времени трансрегиональный характер.

И соответственно требованиям роста качества управления производством, государственные границы из таможенных и оборонных рубежей превращаются в систему размежевания ответственности коммунальных служб (условно говоря “ЖЭКов” и “горком­мун­хозов”) на территориях, полностью подвластных трансрегиональной корпорации ростовщических кланов, сросшихся с банковской системой, по своему существу являющейся надотраслевой системой разпределения инвестиций среди производящих отраслей и регионов; создается общеевропейская валюта — ЭКЮ[124], долженствующая в перспективе полностью заменить национальные; унифицируются национальные системы стандартизации и сертификации технологий, производств, продукции, услуг и т.п.

То есть создается единая система управления жизнью общества в целом Евро-Американского региона.

Но ес­ли вы­не­сти за скоб­ки уро­вень раз­ви­тия тех­ни­ки и тех­но­ло­гий, то мож­но уви­деть, что в сфе­ре об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния За­пад­ный конг­ло­ме­рат к кон­цу ХХ ве­ка толь­ко под­хо­дит к на­ча­лу то­го пу­ти, ко­то­рым Рос­сия идёт, по край­ней мере, со вре­мён взя­тия под власть Мо­ск­вы, Ря­за­ни, Тве­ри, Нов­го­ро­да, Ка­за­ни, Ас­т­ра­ха­ни — не­ко­гда быв­ших сто­ли­ца­ми со­пре­дель­ных Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву го­су­дарств. По­сле объ­е­ди­не­ния в гра­ни­цах Рос­сии и за­ми­ре­ния, — ес­ли объ­е­ди­не­ние бы­ло си­ло­вое, — все влив­шие­ся в Рос­сию на­ро­ды раз­ви­ва­ли свои на­цио­наль­ные куль­ту­ры ве­ка­ми, и все они со­хра­ни­лись в гра­ни­цах об­ще­го им го­су­дар­ст­ва к 1917 г. При этом хо­зяй­ст­во по­все­ме­ст­но ве­лось на ос­но­ве об­ще­рос­сий­ско­го руб­ля; обес­пе­чи­ва­лось един­ст­во управ­ле­ния (т.е. внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки) в пре­де­лах это­го мно­го­куль­тур­но­го раз­но­на­цио­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния.

Сохранность и развитие культур и народов означает, что обвинение в “русификации” по существу — пузырь клеветы, раздутый из имевших место злоупотреблений властью на местах. “Русификация” затронула только национальные “элиты”, что позволило им влиться в кадровую базу общеимперской системы управления. Борцами с “русификацией” были не столько те, чье национальное достоинство действительно было унижено и оскорблено, сколько те, чьи спесь и великодержавные националистические “элитарные” притязания оказались в России неуместны. Примером тому сподвижники Т.Костюшко, одного из лидеров восстания в Польше c целью отделения от России во времена Екатерины II, не пожелавшие освободить своих крепостных, вследствие чего восстание выродилось в шляхетскую “бузу”. Они бузили потому, что лишены были возможности пановать на Украине, как это было несколькими веками ранее. Атавизмы этого дожили даже до 1945 г., когда Войско Польское разпевало на марше строевую песню “Една Польша еднакова от Киева до Кракова” в тылах Советской Армии (на передовой не до строя, а в бою не до песен).

То есть до 1917 г. в России несколько столетий, хотя и преодолевая кризисы, но в целом устойчиво делали то, что Запад ещё только намеревается проделать на основе Маастрихтских соглашений, во многом, кстати, повторяющих Хартию СС 1944 г., когда внутри СС возникла оппозиция Гитлеру. При этом ещё — особый вопрос, удастся ли народам Европы сохранить их национальные культуры, или тамошние международники-интернацисты (не обязательно марксисты) сумеют их извести в целях упрощения миграции рабсилы и заместить национальные культуры “пролеткультом” — масскультурой — попкультурой: культурой трудящихся масс — лишенной корней в историческом прошлом, и потому — безнациональной, скроенной на основе какого-нибудь хеви-металл-рок-“эсперанто”, над которой якобы возникнет некая общевселенская (космополитичная, универсальная) культура “эли­­тар­ного” псевдочеловечества. В России же интернацисты-марксисты, пришедшие к власти в 1917 г., в своём большинстве не пережили 1937 г. вследствие того, что устойчивость общероссийского управления превзошла возможности “тайных” доктринеров Запада по её уничтожению.

Это тоже не “случайность” и не ошибка Истории. Ещё в период кризиса Золотой Орды было два центра консолидации русских земель: Москва и нынешний Вильнюс. Вильнюс действовал столь успешно, что Калуга (около 190 км к юго-западу от Москвы) была крепостью на границе с Литвой. То есть Вильнюс в древности имел реальные шансы стать со временем “столицей СССР”. Но с отказом от самобытности развития и принятием западной ориентации, Вильнюс потерял власть над обширными территориями, ставшими современной Россией. Они отошли к Москве потому, что самобытное Московское качество устойчивого управления было выше, чем альтернативное ему самобытное западное качество управления.

И соответственно этому западничество расцветало в России изключительно как эксплуататор возникавших кризисов самобытного развития многонационального российского общества — смута, наполеоновцы, декабристы, марксисты, диссиденты, современные “демократизаторы” — возникали как внешняя или внутренняя, но одинаково крайне поверхностная реакция на кризисы самобытности. В глубине же кризисов и в предистории их возникновения можно проследить деятельность западных агентов влияния, так или иначе насаждавших мнение о том, что общечеловечность это и есть Запад, как единственно передовая региональная цивилизация: Лефорт при Петре I; “гувернеры” декабристов; университетская зубрежка западной литературы при собственном бездумье (марксисты), — разрешая одни кризисы несостоятельности западенства в России, порожденные западниками в прошлых поколениях, сами сеяли семена будущих кризисов.

Всё сказанное позволяет понять, что Запад — всего лишь региональная цивилизация, от рождения своего зараженная экспансией разпада империи древнего Рима. В прошлом она включала в себя многие национальные государства, непрестанно враждовавшие между собой, и только теперь в ней начинают строить систему внутренне бесконфликтного управления жизнью людей в общей им всем цивилизации.

Россия же, — по крайней мере, со времени взятия Казани — региональная цивилизация многих нардов в границах одного, общего им всем многонационального государства, в котором внутренние войны — эпизоды, а не норма существования: “100-летняя война”, “30-летняя война” — это из истории Запада, а не России. Россия-цивилизация развивалась внутренне мирно потому, что уже давно имела иерархически эшелонированную систему управления цивилизацией, устойчивую ко внешним вторжениям, как к силовым, так и к информационным. Государственность в ней — только один из эшелонов управления, причем не наивысший в потоке осуществления полной функции управления, по какой причине преобразования государственности в Российской цивилизации имеют только видимость аналогий с возникновением и разпадом империй в Западной цивилизации.

Заодно укажем, что не вполне общепонятному латинскому слову “цивилизация” есть однозначно понимаемые русские эквиваленты: самобытность, самобытный образ жизни, естественно — народа, поскольку человек существо общественное.

Соответственно этому, православной интеллигенции следует понять, что Россия вообще — не государство, а тем более не православное государство в её исторической особенности. И жизнь в России народов, исповедующих иные вероучения, только видится им как выражение превосходства православного вероучения. В несостоятельности православного самомнения все могли убедиться в 1917 г., когда господствовавшее православное — псевдо-христианское мировоззрение властной “элиты” — не смогло разрешить без катастрофы очередной кризис развития региональной цивилизации России: Бог поругаем не бывает, а праведность не искореняет. Точно также и все мусульманские государства, в прошлом влившиеся в Россию, рухнули вследствие уклонения их правящих “элит” от рекомендуемого Единым Заветом в его кораническом изложении, а не по причине превосходства “пра­во­славия” над “исламом”.

Россия — региональная цивилизация многих народов в границах одного общего им всем единого государства. России свойственен некий предопределённый смысл её развития, и потому она обладает глобальной значимостью, как и любая другая региональная цивилизация, не изжившая себя внутренне. При этом в организации общецивилизационного управления Россия более совершенна, чем Запад. Последнее непонятно только при паразитически потребительском отношении к жизни всей планеты Земля.

Объективно: люди — часть биосферы планеты. Если внутрисоциальные отношения в пределах допустимого, то биоценозы устойчивы при смене поколений организмов в них, а среда обитания не является угрозой для жизни общества во многих поколениях людей, ибо здоровье обретается в Природе, а не в клинике, не в аптеке или гермоблоке с протезом среды обитания.

Но Запад, а не Россия и не Восток, ещё к концу XIX в. (!!!) своим способом существования общества поставил всё человечество на грань военного или биосферно-экологического самоубийства по причине того, что изначально самоуправление обществ в целом в цивилизации Запада осуществляло принцип «после нас — хоть потоп!», вследствие чего технико-технологический прогресс в нём так же был и есть вне морально-этического контроля. В XX в. этот способ “жизни” разразился биосферно- экологическим и социальным кризисом глобальных масштабов, к которому библейский Запад неуклонно вёл дело около 2000 лет, не взирая на многочисленные предостережения. Это несовместимо с притязаниями Запада на культурное лидерство в человечестве: такого рода притязания — стадная шизофрения — мания величия в психиатрическом понимании этого термина.

Преодолевать кризис и его последствия придётся на основе покаяния в содеянном, отказа от западного образа “жизни” и выработке иных жизненных идеалов: то есть не Россия, а Запад — длящееся более 2000 лет знамение ошибочности избрания целей и способов жизни

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7