Студопедия
Обратная связь


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации


Теория деятельности А. Н. Леонтьева

Из учеников и последователей Л. С. Выготского одной из наиболее примечательных и влиятельных в отечествен­ной психологии фигур был Алексей Николаевич Леонтьев (1903—1979), с именем которого связано развитие «теории 100

деятельности1». В целом А. Н. Леонтьев развивал важней­шие идеи своего учителя, уделяя, однако, основное внима­ние тому, что оказалось недостаточно разработано Л. С. Выготским — проблеме деятельности.

Если Л. С. Выготскому психология представлялась на­укой о развитии высших психических функций в процессе освоения человеком культуры, то А. Н. Леонтьев ориенти­ровал психологию на изучение порождения, функциони­рования и строения психического отражения реальности в процессе деятельности.

Общий принцип, которым руководствовался А. Н. Ле­онтьев в своем подходе, может быть сформулирован так: внутренняя, психическая деятельность возникает в процессе интериоризации внешней, практической деятельности и име­ет принципиально то же строение.В этой формулировке на­мечено направление поиска ответов на важнейшие теоре­тические вопросы психологии: как возникает психиче­ское, каково его строение и как его изучать. Важнейшие следствия из этого положения: изучая практическую дея­тельность, мы постигаем и закономерности психической деятельности; управляя организацией практической дея­тельности, мы управляем организацией внутренней, пси­хической деятельности.

Сложившиеся в результате интериоризации внут­ренние структуры, интегрируясь и преобразуясь, яв­ляются, в свою очередь, основой для порождения внешних действий, высказываний и т. п.; этот процесс перехода «внутреннего во внешнее» обозначается как «экстериоризация»; принцип «интериоризации-эк-стериоризации» — один из важнейших в теории дея­тельности.

Содержательно теория А. Н. Леонтьева связана с це­лым рядом теоретических и прикладных вопросов, отдель­ных из которых мы сейчас кратко коснемся.

Один из таких вопросов: каковы критерии психиче­ского? На основании чего можно судить о том, обладает ли некоторый организм психикой или нет? Как вы отчасти могли понять из предыдущего обзора, ответы возможны различные, и все будут гипотетичны. Так, идея панпсихиз-

В ином ключе проблема деятельности разрабатывалась G. Л. Рубинш­тейном, основателем другой, не связанной с Л. С. Выготским, научной школы; о ней речь пойдет дальше.

ма предполагает всеобщую одушевленность, в том числе того, что мы называем «неживой природой» («пан» означает «все»), и в собственно психологии встречается редко; биопсихизм наделяет психикой все живое; ней-ропсихизм — лишь те живые существа, что обладают нервной системой; антропопсихизм отдает психику то­лько человеку. Правомерно ли, однако, критерием пси­хического делать принадлежность к тому или иному классу объектов? Ведь внутри каждого класса объекты весьма разнородны, не говоря уже о сложностях с об­суждением принадлежности ряда «промежуточных» объектов к тому или иному классу; наконец, само при­писывание психического тем или иным классам объек­тов чаще всего весьма умозрительно и лишь обознача­ется, но не доказывается. И правомерно'ли судить о на­личии психики по анатомо-физиологическим характе­ристикам организма?

А. Н. Леонтьев попытался (как и ряд других авторов) найти такой критерий не в самом факте «принадлежно­сти к разряду» и не в наличии «органа», а в особенностях поведения организма (показав, кстати, что сложность поведения не соотносится напрямую со сложностью строения организма). Исходя из представлений о психике как особой форме отражения(философская основа для такого подхода содержится в произведениях классиков марксизма), А. Н. Леонтьев усматривает «водораздел» между допсихическим и психическим уровнями отраже­ния в переходе от раздражимости к чувствительности. Раздражимость он рассматривает как свойство организ­ма реагировать на биологически значимые (биотиче­ские) воздействия, непосредственно связанные с жиз­недеятельностью. Чувствительность определяется как свойство реагировать на воздействия, сами по себе не несущие биологической значимости (абиотические), но сигнализирующие организму о связанном с ними био­тическом воздействии, что способствует более эффек­тивной адаптации. Именно наличие чувствительности в представлениях А. Н. Леонтьева является критерием психического.

В самом деле, для объяснения реагирования на биоти­ческие воздействия нет нужды прибегать к представлени­ям о психике: эти воздействия непосредственно важны 102

для выживания организма, и отражение осуществляется на органическом уровне. Но на каком уровне, в какой форме происходит отражение воздействий, которые сами по себе нейтральны для организма?

Ведь, согласитесь, запах несъедобен, звук рычания хищника не опасен!

Стало быть, резонно предположить, что абиотическое воздействие отражается в виде идеального образа,что и означает наличие психики как «внутренней» реальности. На уровне чувствительности оказывается возможным го­ворить об особой форме активности, направляемой идеа­льным образом. Чувствительность в простейшей форме связана с ощущениями, то есть субъективным отражением отдельных свойств предметов и явлений объективного мира; первая стадия эволюционного развития психики обозначается А. Н. Леонтьевым как «элементарная сенсор­ная психика». Следующая стадия — «перцептивная психи­ка», на которой возникает восприятие как отражение це­лостных объектов («перцепция» означает «восприятие») ; третья названа стадией интеллекта, где происходит отра­жение связей между объектами.

Согласно идее А. Н. Леонтьева, новые ступени психи­ческого отражения возникают вследствие усложнения де­ятельности, связывающей организм с окружающей сре­дой. Принадлежность к более высокой эволюционной ступени (согласно принятой систематике) сама по себе не является определяющей: организмы более низкой биоло­гической ступени могут демонстрировать более сложные формы поведения, чем некоторые высшие.

В связи с развитием деятельности А. Н. Леонтьев об­суждает и проблему возникновения сознания. Отличи­тельная черта сознания — возможность отражения мира безотносительно к биологическому смыслу этого отраже­ния, то есть возможность объективного отражения. Воз­никновение сознания обусловлено, по А. Н. Леонтьеву, возникновением особой формы деятельности — коллек­тивного труда.

Коллективный труд предполагает разделение функ­ций — участники выполняют различные операции, кото­рые сами по себе в ряде случаев могут выглядеть как бес­смысленные с точки зрения непосредственного удовлет­ворения потребностей человека, их осуществляющего.

Например, в ходе коллективной охоты загонщик гонит животное от себя. Но ведь естественный акт человека, желающего добыть пищу, дол­жен быть прямо противоположен!

Значит, имеют место особые элементы деятельности, подчиненные не непосредственному побуждению, но ре­зультату, целесообразному в контексте коллективной дея­тельности и выполняющему в этой деятельности проме­жуточную роль. (В терминах А Н. Леонтьева, здесь цель от­деляется от мотива, в результате чего выделяется действие как особая единица деятельности; к этим понятиям мы об­ратимся ниже, при рассмотрении структуры деятельно­сти.) Чтобы осуществить действие, человек должен осоз­нать его результат в общем контексте, то есть осмыслить его.

Таким образом, одним из факторов возникновения со­знания оказывается коллективный труд. Другим выступа­ет включенность человека в речевое общение, что позво­ляет через овладение системой языковых значений стать сопричастным общественному опыту. Сознание, собст­венно, образуется смыслами и значениями (к понятию «смысл» мы также еще обратимся), а также так называе­мой чувственной тканью сознания, то есть его образным содержанием.

Итак, с точки зрения А. Н. Леонтьева, деятельность выступает исходным моментом формирования психики на различных уровнях. (Отметим, что Леонтьев в послед­них работах понятие «деятельность» предпочитал отно­сить к человеку.)

Рассмотрим теперь ее структуру.

Деятельность представляет форму активности. Актив­ность побуждается потребностью, то есть состоянием нужды в определенных условиях нормального функцио­нирования индивида (не обязательно биологических). Потребность не переживается субъектом как таковая; она «представлена» ему как переживание дискомфорта, неу- . довлетворенности, напряжения и проявляется в поиско­вой активности. В ходе поисков происходит встреча по­требности с ее предметом, то есть фиксация на предмете, который может ее удовлетворить (это не обязательно мате­риальный предмет; это может быть, например, лекция, удовлетворяющая познавательной потребности). С этого момента «встречи» активность становится направленной (потребность в чем-то конкретном, а не «вообще»), потреб-104

ность опредмечивается и становится мотивом, который мо­жет осознаваться или не осознаваться. Именно теперь, счи­тает А. Н. Леонтьев, возможно говорить о деятельности. Деятельность соотносится с мотивом, мотив — то, ради чего совершается деятельность; деятельность —■ это сово­купность действий, которые вызываются мотивом.

Действие — главная структурная единица деятельно­сти. Оно определяется как процесс, направленный на до­стижение цели; цель представляет осознаваемый образ желаемого результата. Вспомните теперь то, что мы отме­тили при обсуждении генезиса сознания: цель отделяется от мотива, то есть образ результата действия — от того, ради чего осуществляется деятельность. Отношение цели действия к мотиву представляет смысл.

Действие осуществляется на основе определенных способов, соотносимых с конкретной ситуацией, то есть условиями; эти способы (неосознаваемые или малоосоз-наваемые) называются операциями и представляют более низкий уровень в структуре деятельности. Деятельность мы определили как совокупность действий, вызываемых мотивом; действие может быть рассмотрено как совокуп­ность операций, подчиненных цели.

Наконец, самый низкий уровень — психофизиологи­ческие функции, «обеспечивающие» психические процес­сы.

Такова, в общем виде, структура, принципиально еди­ная для внешней и внутренней деятельности, отличных, естественно, по форме (действия производятся с реальны­ми предметами или с образами предметов).

Мы кратко рассмотрели структуру деятельности по А. Н. Леонтьеву и его представления о роли деятельности в филогенетическом развитии психики.

Теория деятельности, однако, описывает и закономер­ности индивидуального психического развития. Так, А. Н. Леонтьевым было предложено понятие «ведущая де­ятельность», позволившее Даниилу Борисовичу Эльконину (1904—1984) в соединении ее с рядом представлений Л. С. Выготского построить одну из основных в отечест­венной психологии периодизаций возрастного развития. Под ведущей деятельностью понимается та, с которой на данном этапе развития связано появление важнейших ново­образований и в русле которой развиваются другие виды де­ятельности; смена ведущей деятельности означает переход на новую стадию (например, переход от игровой деятель­ности к учебной при переходе от старшего дошкольного к младшему школьному возрасту).

Основным механизмом при этом выступает, по А. Н. Леонтьеву, сдвиг мотива на цель — превращение того, что выступало как одна из целей, в самостоятельный мотив. Так, например, усвоение знания в младшем школь­ном возрасте первоначально может выступать как одна из целей в деятельности, побуждаемой мотивом «получить одобрение учителя», а затем становится самостоятельным мотивом, побуждающим учебную деятельность.

В русле теории деятельности обсуждается и проблема личности — в первую очередь, в связи со становлением мо-тивационной сферы человека. По словам А. Н Леонтьева, личность «рождается» дважды.

Первое «рождение» личности происходит в дошкольном возрасте, когда устанавливается иерархия мотивов, первое соотнесение непосред­ственных побуждений с социальными критериями, то есть возникает возможность действовать вопреки непосредственному побуждению со­ответственно социальным мотивам.

Второе «рождение» происходит в подростковом возрасте и связано с осознанием мотивов своего поведения и возможностью самовоспита­ния.

Концепция А. Н. Леонтьева, таким образом, распро­страняется на широкий круг проблем теоретического и практического плана; ее влияние на отечественную психо­логию чрезвычайно велико, в связи с чем мы и рассмотре­ли ее хотя и в общем плане, но несколько подробнее, чем ряд других концепций. Отметим также ее значение для практики обучения: в русле теории деятельности была раз­работана теория поэтапного формирования умственных действий Петра Яковлевича Гальперина (1902— 198 8): соот­ветственно принципу интериоризации, умственное — внутреннее — действие формируется как преобразование исходного практического действия, его поэтапный пере­ход от существования в материальной форме к существо­ванию в форме внешней речи, затем «внешней речи про себя» (внутреннее проговаривание) и, наконец, в форме свернутого, внутреннего действия.

Научная школа, у истоков которой стоял Л. С. Выгот­ский, — одна из ведущих в психологии. Помимо назван­ных А. Н. Леонтьева, Д. Б. Эльконина, П. Я. Гальперина, кней принадлежат замечательные ученые, работавшие в различныхобластях психологии — Александр Романович

Лурия (1902—1977), исследовавший проблемы мозговой локализации высших психических функций и основав­ший науку «нейропсихология»; Александр Владимирович Запорожец (1905—1981), исследовавший роль практиче­ских действий в генезисе познавательных процессов и роль эмоций в смысловой регуляции деятельности; Лидия Ильинична Божович (1908—1981), основные работы кото­рой посвящены проблемам развития личности ребенка; Петр Иванович Зинченко (1903—1969), исследовавший па­мять с позиций деятельностного подхода, многие другие. С работами этой школы непосредственно связаны иссле­дования ряда крупных современных ученых— В. В. Да­выдова, В. П. Зинченко, В. С. Мухиной, А. В. Петров­ского и др.





 

Читайте также:

Проблема профессиональных деструкции в развитии психолога

Сферы, «малодоступные» для практического психолога

Представление о практической психологии бизнеса, рекламы и менеджмента

Наука и другие способы познания

Культурно-историческая теория Л. С. Выготского

Вернуться в оглавление: Введение в профессию «психолог»

Просмотров: 7078

 
 

© studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам