Студопедия
Обратная связь


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации


Наука и другие способы познания

Из сказанного могло создаться впечатление, что наука — это некоторый изолированный от других способ познания мира, обеспечивающий при этом наибольшую достовер­ность и эффективность познания.

Это так лишь до определенной степени; во многих от­ношениях наука связана с другими формами познания; что же касается достоверности, то в ряде случаев наука — в сложившейся традиции подхода к ней — вынуждена при­знать их приоритет.

Рассмотрим это подробнее.

Помимо научного способа освоения действительно­сти, принято выделять обыденное познание, художествен­ное познание и религиозное познание.

Обыденное познание — это познание, осуществляемое нами в повседневной жизненной практике. Американ­ский психолог Д. Келли вообще полагал возможным упо­добить любого человека ученому: чтобы жить, мы должны опираться на определенные выявленные нами закономер­ности жизни; при взаимодействии с чём-то новым мы опираемся — хотя и не всегда их формулируем — на опре­деленные гипотезы.

Например, при встрече с новым человеком бессознательно можем исходить из того, что он добр или, напротив, хочет нам навредить.

Эти гипотезы мы проверяем практикой, при непод­тверждении меняем их и действуем соответственно. Дей­ствительно, сходство есть; более того, иногда полагают, что наука и родилась из обыденного опыта и представляет собой своего рода «упорядоченный здравый смысл».

Есть, однако, и существенные различия. В житейском опыте мы опираемся преимущественно на эмпирические обобщения,то есть на обобщения, основанные на непо­средственно наблюдаемых или переживаемых свойствах предметов и явлений, тогда как наука ориентирована на теоретические обобщения,опирающиеся на скрытые суще­ственные свойства, выходящие за рамки непосредствен­ного наблюдения и требующие введения некоторых до­полнительных принципов (тех самых гипотез обобщаю­щего характера, о которых мы говорили).

Несколько огрубляя ситуацию, можно привести такой пример: кит и акула для нас ближе, чем кит и дикобраз, хотя в зоологической систе­матике, основанной не на внешних признаках (форма тела, наличие плавников) или общности среды обитания, а на теории происхождения видов, это не так.

Следующее отличие: житейский опыт по преимущест­ву индивидуален, наука же стремится к универсальности знания.

Далее, житейский опыт ориентирован в первую оче­редь на практический эффект; наука же в значительной мере (особенно это касается так называемой «чистой» нау­ки) ориентирована на знание как таковое, на знание как самостоятельную ценность.

Наконец, в жизни мы, как правило, не вырабатываем и не обсуждаем специально методов познания; в науке же это, как уже говорилось, принципиально.

Сказанное не означает жесткого противопоставления; мы обозначили лишь общие тенденции, хотя можно найти примеры, в которых это различие весьма условно.

От искусства(художественного метода) науку отличает то, что она, как правило, стремится к максимально обез­личенному знанию (хотя оговорим сразу, что в психологии это не всегда так), тогда как для искусства основным явля­ется ориентация на уникальную личность творца, его субъективное видение мира — именно это чаще всего со­ставляет основной интерес художественного творения.

Кроме того, принято подчеркивать рационализм, ин­теллектуализм науки в противоположность образно-эмо­циональному характеру художественного творчества.

Вместе с тем и эти несомненные различия во многих случаях достаточно условны. Многие ученые (например, А. Эйнштейн) подчеркивали роль образно-эстетических переживаний в процессе совершения научных открытий и построения теорий. В том же, что касается наук о челове­ке, искусство часто давало непосредственный импульс на­учным размышлениям (не случайно, например, экзистен­циализм формировался во многом как художественная ли­тература), равно как и наука открывала новые грани для возможностей художественного освоения мира (напри­мер, психоанализ, о котором речь пойдет ниже, повлиял на таких классиков искусства, как писатель Г. Гессе, ху­дожник С. Дали, кинорежиссер Ф. Феллини).

От религии науку отличает, прежде всего, готовность (не всегда, впрочем, реализуемая) к самоопровержению — вплоть до базовых принципов, в то время как религиозное знание — в рамках той или иной конфессии обычно на­правлено на утверждение и подтверждение исходных дог­матов, символа веры. Вместе с тем на практике это проти­вопоставление не всегда очевидно: в основе научных пред­ставлений всегда лежат некоторые постулаты — положе­ния, принимаемые без доказательств и чаще всего недоказуемые, и часто ученые явно или неявно отстаивают их, за­щищая свои теории от критики так, как если бы истин­ность этих положений была бесспорна.

Важно и другое противопоставление: в религиозном знании мир рассматривается как проявление божествен­ных замыслов и сил, в то время как в науке он рассматри­вается — даже при условии религиозности ученого — как относительно самостоятельная реальность, которую воз­можно обсуждать как таковую (наиболее очевидно это проявляется, разумеется, в материалистической науке).

Отметим, однако, что в отношении наук о человеке, в частности, психологии, религиозные искания имеют осо­бое значение и часто оказываются глубже и тоньше, нежели традиционно-научный подход (достаточно вспомнить та­ких религиозных мыслителей, как В. С. Соловьев, Н. А. Бер­дяев, С. Л. Франк, Н. О. Лососий и др.). Укажем и на то, что проблемы веры, религиозного сознания чрезвычайно важ­ны для ряда крупнейших психологов мира не только в пла­не их личного существования, но и в построении психоло­гических теорий и психотерапевтических систем {У. Джеймс, К. Г. Юнг, К. Роджерс, В. Франкл и др.).

Таким образом, наука выступает как один из видов по­знания, обладающий своей спецификой. В дальнейшем о психологии мы будем говорить в рамках представлений о научном методе познания, хотя часто нам придется делать при этом многочисленные оговорки: грани между психо­логией и искусством, психологией и религией иногда на­столько условны, что при обсуждении некоторых психо­логических концепций «уход» от научной строгости неиз­бежен.

Разумеется, знания, вырабатываемые наукой, нельзя считать абсолютными. Законы формулируются в рамках определенных теорий;теории же представляют собой по­пытки целостного представления относительно законо­мерностей и существенных свойств определенных облас­тей действительности и возникают на базе гипотез,то есть предположений относительно этих связей и свойств. Строго говоря, гипотезы общего плана, претендующие на объяснения универсального характера, практически не­возможно подтвердить окончательно; даже если весь обо­зримый опыт человечества подтверждает правомерность гипотезы, это не означает ее универсальной достоверно­сти — всегда есть вероятность появления новых данных,

ей противоречащих, и тогда гипотеза должна быть пере­смотрена. То же и с теорией; она представляет собой сис­тематизированное описание, объяснение и предсказание явлений в определенной области на базе широко подтвер­ждаемой базовой гипотезы, она существует до тех пор, пока не накапливается определенное количество противо­речащих ей данных, требующих пересмотра теории вплоть до отказа от нее. Собственно, развитие науки в основном и представляет развитие и смену теорий; честный ученый (или группа ученых), создающий теорию, всегда осознает ее вероятностный, «неабсолютный» характер. Вместе с тем новые теории охватывают все большее количество яв­лений и все более надежно служат практике; это позволяет говорить о возрастающей достоверности знания, чем и определяется прогресс в науке. (При этом достаточно час­ты ситуации «возвращения» старых и уже как будто отвер­гнутых теорий — они переосмысливаются на новом уров­не и открываются новыми, дотоле потаенными сторонами и возможностями.)

Не следует думать, что наука ограничивается «чистым теоретизированием». Развитие научного знания означает выход на новые области явлений и их соотнесение с исход­ными представлениями, то есть новые взаимодействия с миром.

Невозможность объяснить данные в рамках имеющих­ся представлений порождает познавательное противоре­чие, составляющее проблему (обычно она формулируется в виде вопроса); далее формулируется гипотеза,то есть предположительный ответ на этот вопрос, обоснованный в рамках исходной теории; для проверки гипотезы органи­зуется получение эмпирических(то есть опытных) данных,в дальнейшем обрабатываемых и интерпретируемых. Обо­значенные пункты (постановка проблемы, формулирова­ние гипотезы, получение эмпирических данных, обработ­ка, интерпретация) представляют собой основные этапы научного исследования,в рамках которого реализуются ме­тоды исследования, то есть обоснованные нормирован­ные способы его осуществления. Совершенствованию ме­тодов исследования в науке уделяется специальное внима­ние, так как для продвижения в познании необходима уве­ренность в достоверности полученных данных, а значит, в оптимальности способа их получения.





 

Читайте также:

Психологическая помощь, психологическое содействие, психологическая поддержка и психологическое сопровождение

Психодиагностика как одно из направлений деятельности практического психолога

Из истории становления психологической профессии

Специфика психодиагностической и психокоррекционной работы с семьями

Краткая характеристика основных психотерапевтических направлений

Вернуться в оглавление: Введение в профессию «психолог»

Просмотров: 1356

 
 

© studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам. Ваш ip: 54.144.205.182