double arrow

Скрытая запись


Напомним, что Закон о СМИ требует от журналиста получать согласие на распространение сведений о личной жизни гражданина от него самого или его законных представителей. При этом не запрещается, например, их сбор или хранение. Эта несогласованность была, вероятно, допущена сознательно с тем, чтобы позволить вести скрытую запись. Под скрытой записью обычно понимается негласная (незаметная, неочевидная) фиксация с помощью технических средств действия (бездействия) лица, который не осведомлён о её производстве.

Статья 50 («Скрытая запись») Закона о СМИ не запрещает вести скрытую аудио- и видеозапись или хранить полученную кино- и фотосъёмку. Но она в полном соответствии со статьёй 49 («Обязанности журналиста») того же Закона запрещает распространять (демонстрировать) эту скрытую запись, за исключением трёх случаев.

Первый случай – если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина. С учётом вышеназванных положений статей 23 и 24 Конституции РФ, практически в любом случае несанкционированного вторжения в частную жизнь человека можно говорить о нарушении его конституционных прав. При этом фактически дублируется также названное выше положение статьи 49 Закона о СМИ.

Второй случай – если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц. О защите общественных интересов мы говорили выше, тоже применительно к статье 49 (заметим, что во всех остальных статьях Закона о СМИ упоминание об общественном интересе отсутствует).

Необходимость предпринять меры против возможной идентификации посторонних лиц означает, что при распространении полученной скрытым образом информации нужно предотвратить визуальными и звуковыми средствами возможность узнавания людей, попавших в кадр случайно либо в идентификации которых нет нужды для защиты общественных интересов. Средства эти всем известны, их часто можно видеть по телевизору: глаза человека, закрытые черной полоской; затемнение силуэта либо искажение голоса и т.п. Если журналист считает, что есть необходимость защиты общественных интересов в демонстрации некой скрытой записи, это отнюдь не означает, что в результате такого показа в кадре должны оказаться те люди, которые очутились на месте съёмки совершенно случайно и вовсе не хотят попадать в кадр. И уж конечно, у зрителей не должно создаваться впечатления, что показ этих людей связан с необходимостью защиты общественных интересов.

Иногда затемнение лица может оказаться недостаточным. Наиболее интересный пример тому произошёл в одном сибирском городе, где местная телекомпания вела съёмку, в том числе и скрытой камерой, в роддоме для репортажа о состоянии медицинского обслуживания рожениц. Женщин снимали только с их согласия, были приняты меры по невозможности идентификации тех, кто не хотел, чтобы их показывали по телевидению. Но через месяц или полтора после того как репортаж увидели зрители, против телекомпании был подан иск. Одна из пациенток утверждала, что не давала своего согласия на распространение позволяющих её узнать кадров. Телекомпания в свою очередь утверждала, что предпринимала все необходимые меры по невозможности идентификации истицы: её показывали со спины. При разбирательстве в суде выяснилось, что в кадр попала часть обнажённой спины с характерной родинкой, по которой, как утверждала сама пациентка, её могла узнать, по крайней мере, половина мужского населения города. Истица не хотела, чтобы знали о её пребывании в роддоме. На этом основании она утверждала о незаконном разглашении в телерепортаже фактов её личной жизни и требовала компенсации морального вреда. Хотя в данном случае суд принял решение о том, что нарушения прав этой женщины со стороны телекомпании не было, легко представить ситуацию, в которой другой суд согласился бы с иском и постановил, что достаточных мер по невозможности идентификации не было принято. Поэтому журналистам чрезвычайно важно относиться к этому вопросу серьёзно.

Второй пункт статьи 50 Закона о СМИ имеет прямое отношение, пожалуй, к самым громким делам, связанным с нарушением тайны личной жизни в нашей стране и с вопросом защиты общественных интересов. Это – демонстрация по телевидению кадров скрытой записи министра юстиции в компании с сомнительными личностями в бане и кадры, изображающие человека, похожего на генерального прокурора, с проститутками. Насколько защита общественных интересов позволяла вмешательство в личную жизнь этих чиновников? С одной стороны, должностное лицо вправе заниматься чем угодно в нерабочее время, в семейной или в несемейной обстановке, и не дело журналистов вторгаться – скрытно или явно – в его личную жизнь. Но, с другой стороны, если чиновник в нерабочее время занимается чем-то неблаговидным, то этот факт способен повлиять и на его общественную жизнь, а стало быть, он является фактом уже его публичной деятельности. Например, такой факт может быть использован теневым миром, преступными кругами, для того чтобы оказывать на это должностное лицо давление.

Наконец, третий случай, когда может быть разрешено распространение скрытой записи, – если её демонстрация производится по решению суда. Этот довольно редкий случай, хотя о нём и говорится в Законе о средствах массовой информации, практически не имеет отношения к журналистике. В принципе он может иметь место, если судья узнаёт о том, что у телекомпании есть кадры, снятые скрытой камерой, возможно, показывающие обстоятельства преступления. Например, когда при съёмках того или иного сюжета в кадр случайно попадает обвиняемый в воровстве: допустим, журналисты снимают уличную сценку, а в этот момент некто вытаскивает у прохожего кошелёк. Суд вправе потребовать показать эти кадры в зале заседаний, если возбуждено уголовное дело, связанное именно с этим инцидентом.

Популярными являются телепрограммы, целиком и полностью основанные на демонстрации скрытой записи. Следует заметить, что у человека, которого невольно засняли в смешной и нелепой ситуации, всегда нужно спрашивать разрешение (естественно, после съёмки) на показ данного сюжета по телевидению. Как правило, такое разрешение журналисты получают, но во избежание конфликтов в дальнейшем желательно это разрешение тут же записать на плёнку встык с кадрами розыгрыша.

Следует также обратить внимание и на то, что скрытая аудиозапись и запись чужого телефонного разговора – не одно и то же. Во втором случае происходит нарушение тайны связи, что является уголовным преступлением.


Сейчас читают про: