double arrow

Глава 24. Утром небольшой катер был загружен снастями и снаряжением, чтобы плыть к входу в грот


Утром небольшой катер был загружен снастями и снаряжением, чтобы плыть к входу в грот. На море был полный штиль, что являлось хорошим началом для трудного прохождения между каменными рифами, испещрявшими дно моря.

Все преферити, Лотар и Магистр прошли на борт катера и разместились на корме, в то время как четыре профессиональных дайвера занялись инструктажем по правилам использования снаряжения и основам дайвинга. На первый взгляд все казалось простым, но когда дело дошло до погружения, всех охватила паника.

Наконец, удалось убедить всех в необходимости надеть костюмы, после чего началось первое погружение в катакомбы.

Первым, вслед за профессионалом, плыл Лотар, за ним – Магистр, устремляясь все глубже и глубже во мрак. Дальше плыли Лейла и Тимур, их сзади страховал еще один дайвер. Следом очень неуверенно и нервно плыли Ариадна, Одри и Мерьем, Жан, настоявший на том, чтобы взять с собой свою неизменную трость, и Лью, а дальше следовали профессиональные дайверы.

Колонна направлялась все глубже и глубже, пока солнечный свет совсем не померк. Тогда включили фонари, осветившие каменистое дно. Вокруг плавало множество рыб, проявлявших интерес к редким видам водоплавающих, которых здесь было крайне мало. По мере приближения ко дну грота паника среди первопроходцев росла. Наконец показался узкий проход между огромными валунами. Именно это и была средина их пути. Дальше дорогу будут то и дело преграждать камни, мешающие свободно плыть. Теперь начался самый сложный участок пути. Занырнув в каменную шахту, затопленную водой, даже профессионалы чувствовали себя скованными, не говоря о тех, кто панически боялся замкнутого водного пространства. Лейла отчаянно боролась с приступами паники, чтобы не застрять где-то в каменных выступах. Медленно, но уверенно отряд продвигался все выше и выше, но внезапный скрежет остановил всех и приковал взгляды к непонятному действу. Обильные пузыри воздуха вырывались наружу, заслоняя видимость. Где-то внизу, царапая баллонами с воздухом о камни, барахтался Лью Бовейн, чья нога накрепко застряла между двух каменных выступов.

Тщетные попытки вырваться лишь усугубили дело, ведь нога была ранена и обильно кровоточила. К счастью, мистер Бовейн плыл последним из преферити, и профессиональные дайверы смогли кирками разбить выступы и спасти беднягу. Его тут же вытащили из колодца и доставили к катеру, чтобы оказать первую помощь.

Событие отрицательно повлияло и на остальных членов группы. Страх обуял каждого, но пришлось продолжать путь, ведь половину колодца уже удалось проплыть.

Наконец, Жан Котлер, замыкавший колонну, ступил на твердые мраморные плиты пола катакомб. Они все были в сердце подземелья, где царила мрачная атмосфера, прорезанная редкими лучами солнца, проникающими через потолочные световые окна.

– Ну, что ж, поздравляю с первым погружением и удачным его завершением, господа, – сказал Магистр.

– Для мистера Бовейна его удачным не назовешь, – заметила Одри Кляйднер. – Мы изрядно переволновались, когда увидели барахтающегося Лью, закованного в каменные тиски.

– Надеюсь, с ним все в порядке. Наши лекари обеспечат ему достойный уход и залечат его раны. Наша же цель находится здесь, в огромных катакомбах Ордена тамплиеров, – ответил Магистр, осматриваясь.

– Каковы наши дальнейшие действия? – поинтересовалась Мерьем.

– Мы разделимся на группы и обследуем вот эту четверть, – Магистр указал на правый верхний угол схемы. – Если ничего не найдем, направимся обратно в лагерь, а завтра продолжим.

– Снова погружение, – дрогнувшим голосом сказала Лейла. – Мне и первого раза хватит на всю жизнь. Надеюсь, мы найдем, что ищем, сегодня.

– Тогда не будем откладывать. За дело! – призвал всех Магистр, снимая акваланг.

Длинный коридор вывел их из круглого зала в огромную галерею, пересекавшую коридор круглого зала перпендикулярно. Завернув направо и пройдя все расстояние до первого поворота, преферити остановились и разделились на группы. Четыре группы разошлись в разных направлениях и принялись обыскивать туннели, коридоры и галереи в поисках чего-то необычного, что могло бы походить на тайник, дверь или замочную скважину.

Войдя в одну из комнат тамплиеров, Лейла обнаружила боковую каменную нишу, закрытую деревянными прогнившими дверцами. Она подняла с пола ржавый меч и эфесом ударила по замку. Щеколда рассыпалась и дверцы открылись. На полках лежала всякая мелочь, покрытая пылью и паутиной, но в углублении находился какой-то рычаг, поржавевший от старости. Девушка попробовала сдвинуть его с места, но ничего не получилось. Когда Тимур, вошедший в комнату, надавил на ржавую железку, резкий скрип пронизал затхлый воздух в комнате. Рычаг сдвинулся с места, а в полу немного отъехала мраморная плита. Оказалось, что под плитой находится орнамент в виде герба тамплиеров – белая квадратная рамка, четыре кольца срезают углы квадрата, а в центре – восьмилепестковая роза.

Это было очень странно, ведь в остальных комнатах подобной ниши с дверцами не было. Мраморная плита открыла герб, но больше в половой нише не было ничего. Тимур отошел в сторону и продолжил разглядывать каменные плиты и мебель, в надежде отыскать еще что-нибудь, но Лейла присмотрелась к гербу и заметила нечто несимметричное в изображении розы. Один из лепестков был немного больше и указывал в сторону второго отсека, который сегодня не собирались исследовать. Еще немного поглядев на розу, Лейла вздохнула и отошла в сторону.

Комната за комнатой, камень за камнем, ниша за нишей – все было обследовано, но ничего, кроме одной половой ниши с гербом ордена не удалось найти. Лейла еще раз вернулась с Тимуром к этому гербу. Она рассказала о асимметрии, но Тимуру это не показалось странным. «Обычная ошибка скульптора» – объяснил он.

Никто не придал значения восьмому лепестку розы, а потому поиски ни к чему не привели. День клонился к вечеру, а всем пора было проделывать обратный подводный путь. Дайверы вернулись в подвалы с наполненными воздухом аквалангами. Все снова одели водолазные костюмы и погрузились в темные воды Средиземного моря.

Всего через час все были в своих шатрах, оживленно обсуждая абсурдность своих поисков. Никто не верил в то, что им удастся найти здесь потерянные сокровища тамплиеров, а версия о затонувшем в Атлантике корабле все крепла.

На рассвете следующего дня группа исследователей снова погрузилась в грот. На сей раз с ними был и мистер Бовейн, чьи раны оказались не так уж серьезны. Они довольно быстро добрались до круглого отверстия в полу подвала и снова ступили на мраморный пол.

Теперь перед ними открылись другие коридоры по левую сторону от центрального круглого зала. Лейла вспомнила примерное расположение герба в одной из комнат и провела мнимую линию по схеме. Казалось, что лепесток указывал на другую такую же комнату, параллельно той, в которой сам находился. Девушка решительно направилась туда и нашла такую же нишу в стене, которая открыла вторую половую нишу с таким же гербом, только здесь больший лепесток указывал на третий отсек.

Никто не стал спорить с ее мнением, что искать сокровища нужно не здесь. Вся группа направилась через длинную галерею и круглый зал к такой же комнате параллельно этой. И действительно, снова ниши и снова роза, лепесток которой указывал в сторону третьего выхода.

– Вы хотите сказать, что сокровища находятся снаружи? – спросил Лотар, разглядывая схему. – Там нет больше таких комнат, там стена и гранитная дверь, перекрывшая выход.

– Я и не говорю, что сокровища снаружи. Вероятно, нам нужно вернуться и пройти через большой коридор к дальней стене, ведь именно туда указывает лепесток, – сказала Лейла.

– Возможно, это просто совпадение, простая игра тамплиеров, чтобы сбить расхитителей гробниц с толку. Эти лепестки могут иметь другое предназначение, – заметил Жан Котлер, ведя по грани лепестка тростью.

– Вряд ли, мсье Котлер! Я бы согласилась с вами, если бы лепестки указывали в одном направлении, но здесь мы видим четкую концепцию, которая, возможно, приведет нас к искомому, – ответила Лейла.

– Она права, нам следует пройти туда, чтобы во всем разобраться, – согласился Тимур.

– Тогда не будем терять времени, – согласился Магистр, после чего все направились туда, куда указывал лепесток третьей розы.

Всем пришлось повернуть назад, чтобы через густую сеть коридоров попасть обратно в коридор круглого зала. Оттуда им удалось проникнуть в большой зал с комнатами высших рыцарей.

Миновав шесть спален, группа исследователей повернула в сводчатый туннель между гранитной колонной и стеной. Пройдя через три комнаты, они вышли к дальней стене, которую закрывала еще одна колонна.

Там они обнаружили то, что никак не ожидали увидеть. Большая глухая стена была облицована мозаичной плиткой на которой было четко выведено несколько символов:

Rose - la clé

– Вот вам и подтверждение, мсье Котлер, – улыбаясь, сказала Одри Кляйднер.

– Роза – ключ! Очень интересно, но здесь нет больше роз! Куда дальше? – спросил историк.

– Полагаю, нам следует поискать где-то еще один рычаг…

– Нет! Вот же она, роза! – указал Тимур. – На стене написано слово «Роза», а буква «о» изображает собой сплетение лепестков! Разве не видите?

– И правда, но изображение смыто, так что ничего не разберешь, – присмотрелась герцогиня.

– А мне все ясно, буква «о» наклонена в другую сторону, – заметила Лейла.

– Да, но и буква «а» наклонена не туда! – кивнула Мерьем.

– Но, буква «а» нас и не интересует, так как написана обычным способом, а «о» представляет собой еще одну розу. Идти нужно мимо ворот к противоположной части. Там на такой же стене мы найдем нужный нам ответ! – воскликнул Тимур, разворачиваясь обратно.

– Время позднее, – заметил Магистр. – Пожалуй, нам следует возвращаться.

– Бросьте, впереди разгадка величайшей тайны мира, а вы говорите о времени! Мы не сможем выдержать до завтра! – возразил Лью Бовейн, после чего все вернулись в круглый зал и перешли в четвертый отсек.

Подойдя к такой же стене в другом крыле, исследователи остановились перед целой линией мраморных гербов, расположенных прямо на полу. Три огромные розы лепестками указывали на стену.

– Вполне обычная стена. Ни фресок, ни надписей, ничего, – разочарованно заметил Лью Бовейн.

– Но ведь роза указывает именно на эту стену, мсье Бовейн, – покачал головой Жан Котлер.

– Да, но где здесь ответы на вопросы? Глухая стена! – буркнул историк.

– Постойте! Но по контуру стены построена мраморная арка, а это не просто так, – решила Ариадна.

– Ну, арка, и дальше что? – спросил Бовейн.

– А то, что арка на стене, не что иное, как рамка ворот, или огранка прохода, ведь так же? – спросила Ариадна.

– Верно, но ни ворот, ни прохода я не замечаю, – пожал плечами Лью Бовейн. – Неужели вы думаете, что эти колонны и есть хранилище сокровищ? – фыркнул он, ступая на одну из роз.

Произошел щелчок и перед всеми распахнулись гигантские гранитные ворота, которые открыли маленькую нишу. Такое несоответствие было странным, но в нише, высотой в два-три сантиметра, лежал маленький округлый предмет, поблескивавший в свете фонариков. Подойдя ближе, преферити заметили, что это не что иное, как…

– О, нет! Кто наступил на еще одну розу?..

Ворота быстро стали закрываться, а на пол откуда-то снизу полилась вода, ледяная вода!

Тимур выхватил в последний момент этот блестящий предмет, но никто и подумать не мог, что это повлечет за собой падение сверху массивной чугунной решетки, перекрывшей выход. Сводчатый проход между стеной и колонной был закрыт, а в боковой стене открылась гранитная дверь. Оставалось только бежать туда, ведь больше пути к спасению не было…



Сейчас читают про: