double arrow

Глава 14. Морин думала, что вернуться в свою комнату будет так же легко, как и выскользнуть из нее, но, перелезая через подоконник


Морин думала, что вернуться в свою комнату будет так же легко, как и выскользнуть из нее, но, перелезая через подоконник, увидела Люси, смотревшую на нее широко открытыми глазами.

Вечно болтливая служанка стояла, потеряв дар речи от удивления. Наконец она заговорила:

— Мисс Морин, вы же могли сломать шею. Неужели никто не сказал вам про черный ход? Это гораздо удобнее, чем водосточная труба. — Девушка улыбнулась.

— Ты ведь не выдашь меня, Люси? — спросила Морин, вытирая испачканные руки о штаны.

— Нет, мисс, ни к чему расстраивать ее светлость. — Люси положила стопку белья на комод и взяла у Морин ее штаны. Затем продолжала: — С вашим появлением в доме хозяйка стала по-настоящему счастлива. Она даже не ругается, если я не вычищу столовое серебро или выглажу не все белье.

Подмигнув Морин из-под кружевного чепца, она пошла к двери, а на пороге оглянулась.

— Ее светлость, капитан и тот человек сидят в гостиной. Они там уже давно и спрашивали о вас. Я сказала, что вам нездоровится, но ее светлость настаивает, чтобы вы спустились. Что мне ей передать?

По тону Люси Морин поняла, что «тот человек» — Не кто иной, как лорд-адмирал.

— Скажи им, что я сейчас спущусь.

Люси кивнула.

— Да, Люси, и еще… Спасибо тебе.

Служанка пожала плечами:

— Я вернусь через несколько минут и помогу вам надеть платье, на котором настаивала леди Мэри. Простите, но оно гораздо больше подходит для общества, чем костюм, который на вас сейчас. — С этими словами Люси закрыла за собой дверь.

Морин облегченно вздохнула и принялась приводить себя в порядок. От нее пахло так, словно она только что вылезла из дока.

С помощью Люси Морин очень быстро была одета и причесана. Спускаясь по лестнице, она услышала взволнованный голос лорд-адмирала, доносившийся из гостиной:

— Уилл, повторяю вам, девушка должна найти Де Райза незамедлительно.

Морин остановилась и прислушалась. В голосе лорд-адмирала сквозило отчаяние. Похоже, она действительно нужна ему. Морин крадучись приблизилась к дверям гостиной.

— К чему такая спешка, милорд, — послышался голос капитана Джонстона. — Мэри сопровождает Морин на каждое значительное событие в городе. Она непременно найдет этого пирата. Уверяю вас. Конечно, для этого потребуется время.

— У меня нет времени!

Морин подошла к дверям почти вплотную. Если она собирается воспользоваться помощью Джулиана, то ей необходима еще неделя. Но лорд-адмирал не намерен ждать так долго.

Высокий гость прокашлялся и продолжал, понизив голос:

— Это конфиденциальная информация, Уильям, но я всецело доверяю тебе и Мэри. «Боудил» отплывает из Портсмута в конце следующей недели. Он должен быть подготовлен, чтобы беспрепятственно пересечь Атлантику и не быть узнанным.

— «Боудил»? — переспросил Джонстон. — Им командует капитан Фрей. Но ведь «Боудил» — обычный пакетбот. Вряд ли кто-то обратит на него внимание. К чему такие предосторожности?

— Он везет жалованье офицерам на американские блокпосты, а также золото военным поставщикам в Галифаксе. Эти торгаши заявили, что не будут снабжать наши корабли продовольствием, пока им не заплатят, причем золотом. Наглые черти! Придется заплатить им, иначе они, чего доброго, восстанут и присоединятся к своим родственникам в южных колониях.

Услышав все это, Морин ошеломленно отшатнулась от двери. Корабль с деньгами и золотом — заветная мечта каждого капера.

Британский флот ежедневно отправлял пакетботы во все части света. Эти маленькие суденышки обычно перевозили только официальные документы и почту, чтобы не искушать каперов или другие неприятельские суда. Но изредка на таких пакетботах доставляли жалованье и платежи поставщикам. Золото, перевозимое на таком корабле, может обеспечить до конца жизни любого, взявшего этот трофей.

Захватить подобное судно было очень непросто. На них оставляли минимум вооружения и малочисленную команду, полагаясь лишь на скорость. Догнать такой пакетбот в открытом море практически невозможно. А при выходе из гавани…

Морин глубоко вздохнула, стараясь сдержать волнение. Так вот зачем Джулиану потребовалась неделя. Он наверняка знал о готовящейся отправке золота и теперь пытался выяснить, какой корабль и когда его повезет. Это было единственным объяснением его решения остаться в Лондоне.

Вероятно, Джулиан неспроста рискует головой и доверяется жаждущей мщения жене. Игра стоит свеч! Ведь он готов был пообещать ей все, что угодно, даже свое вероломное сердце.

— А вот и Морин, моя девочка! — радостно воскликнула леди Мэри.

Следом за Морин шла Люси с тяжеленным чайным подносом. Пользуясь щедротами лорд-адмирала, леди Мэри старательно пополняла свои запасы.

Морин не раз слышала, как та ворчит себе под нос:

— Больше никаких черствых пирожных!

С усилием изобразив улыбку, Морин произнесла:

— Да, леди Мэри. Извините, что заставила себя ждать. Я такая разбитая…

Леди Мэри протестующе замахала рукой:

— Люси сказала мне.

Бакстер подбежал к Морин, весело виляя хвостом. Но, понюхав подол ее платья, так резво шарахнулся назад, что едва не сшиб с ног Люси с подносом.

— Бакстер, — вскричала его хозяйка, — что с тобой сегодня?!

Песик укоризненно взглянул на Морин и поплелся к леди Мэри, смешно шевеля носом и жалобно скуля.

Морин поняла, что от тонкого обоняния собачки не ускользнул запах Темзы. Она ласково улыбнулась маленькому предателю, в душе порадовавшись, что тот не умеет говорить.

— Бедная девочка, — посочувствовала леди Мэри. — Я думала, что ты хорошо отдохнешь, отправившись спать так рано. Но вижу, ты и глаз не сомкнула.

Леди Мэри повернулась и величаво поплыла к центру гостиной, где сидели лорд-адмирал и капитан Джонстон.

— А вот и наша милая Морин, Питер. Взгляните, как утомили ее ваши задания. — Она укоризненно посмотрела на его светлость и жестом показала Люси, куда поставить поднос, хотя в убогой гостиной был один-единственный столик.

Учтиво поприветствовав лорд-адмирала и капитана Джонстона, Морин села на маленькую скамеечку рядом с креслом своей наставницы.

— Мэри, дорогая, — произнес капитан после того, как его жена закончила разливать чай, — Питеру потребуется твоя помощь в этом рискованном деле. — Бросив нервный взгляд в сторону лорд-адмирала, он поспешно продолжил: — Мисс Хоторн согласится, что завершить это дело не откладывая в долгий ящик — в интересах всех нас. Не так ли, девочка?

— Да, сэр, — ответила Морин, — я хочу покинуть Лондон как можно быстрее. Думаю, что моя команда примкнет ко мне. — Она повернулась к Котуэллу: — О них ведь хорошо заботятся, сэр?

Лорд-адмирал напустил на себя оскорбленный вид.

— Конечно, хорошо. Ваши люди дожидаются возвращения своего капитана в условиях гораздо лучших, чем те, в которых находится большинство честных моряков его величества.

Морин посмотрела ему прямо в глаза и спросила:

— Они на борту «Возмездия»?

— Разумеется. Где же им еще быть? — Произнес его светлость не моргнув глазом.

Морин улыбнулась в ответ:

— С трудом представляю это, хотя мне очень нравится, что команда под рукой и можно будет отплыть в любой момент. — Немного помолчав, Морин добавила: — Я могу их навестить? У меня душа болит за них. Думаю, вы поймете меня как капитан капитана.

Но тут, к ее великой досаде, вмешалась леди Мэри.

— Пойти в порт? Да ты сошла с ума, Морин! — воскликнула она тем же менторским тоном, которым отчитывала Бакстера за плохие манеры. — Об этом не может быть и речи.

— Леди Мэри, предоставим решать это лорд-адмиралу, — сказала Морин.

Но ее наставница не сдавалась:

— Питер! Я категорически против! Я не хочу, чтобы Морин болталась в доках, сводя на нет мою непростую работу! Пробыв там несколько минут, она снова станет такой же дикой, как тогда, когда вы привезли ее сюда. Я не переживу этого.

Лорд-адмирал поспешно кивнул, охотно соглашаясь с леди Мэри.

— Хорошо, хорошо, дорогая. Вы смыслите в этом гораздо больше, чем я. — Он вновь обратился к Морин: — Очень скоро ты будешь вместе со своими людьми. Сразу же после поимки Де Райза ты получишь все, что заслужила.

Морин стало интересно, что он имеет в виду — ее корабль и команду или исполнение приговора.

— Мэри, что ты запланировала для Морин на сегодняшний вечер? — спросил Уильям, возвращаясь к прерванной теме. — Как говорит лорд-адмирал, время не ждет.

Морин подняла глаза на покрытое лихорадочным румянцем лицо капитана и заметила неуверенность в его быстро отведенном взгляде. В его голосе тоже слышалось сомнение.

Она поняла, что Джонстон не доверяет лорд-адмиралу. Похоже, что капитан не впервые попадает в расставленные Котуэллом сети. И так же, как и Морин, не знает, как выбраться из западни. Морин потерла неожиданно озябшие ладони. В комнате словно повеяло зимней стужей.

— Действительно, Мэри, — произнес лорд-адмирал, — скорейшее решение этой проблемы будет благом для всех нас.

Леди Мэри нахмурила брови. Она очень хотела, чтобы разгадка этой шарады продлилась до конца сезона, позволяя ей использовать щедрость лорд-адмирала и занимать то положение в обществе, о котором она мечтала годами.

— Мы сможем кое-что добавить к нашему расписанию, но нельзя перегружать бедную девочку. — Леди Мэри взволнованно посмотрела на Котуэлла. — Она принесет вам немного пользы, если простудится или свалится от переутомления.

Как будто в подтверждение ее слов Морин поднесла кулачок ко рту и деликатно кашлянула. Лицо леди Мэри озарилось радостью от понятливости «крестницы».

Лорд-адмирал поджал губы.

— Мэри, девушка будет бесполезна для меня, если не найдет этого типа. Я обеспечу вас приглашениями на сегодняшний бал у леди Уэстон. Скорее всего Де Райз появится. Все, кто дорожит связями, будут там.

— Не утруждайтесь, сэр, — ответила леди Мэри, гордо подняв подбородок, — виконтесса прислала нам приглашения еще вчера, извинившись, что не сделала этого раньше.

Котуэлл недоверчиво посмотрел на леди Мэри, но не стал высказывать своих сомнений.

— Судя по счетам, которые я получаю ежедневно, Морин есть в чем пойти на бал.

Леди Мэри тяжело вздохнула и наклонилась погладить Бакстера.

— Мы найдем что-нибудь подходящее случаю. Хотя я все еще не могу сделать правильный выбор для маскарада у Траернов.

— Не думайте о костюмах для вечеров, которые ей не придется посещать. У меня предчувствие, что сегодняшний вечер будет последним для капитана Де Райза. — Он повернулся к Морин: — Мы ведь оба ждем этого с нетерпением, не правда ли?

Она молча кивнула, хотя уже не была в этом так уверена.

Подъезжая к дому леди Уэстон вечером того же дня, Морин подумала, что лорд-адмирал возлагал на этот бал слишком большие надежды. В этой толпе яблоку негде упасть, не говоря уже о поимке преступника.

Морин очень нервничала, когда ее знакомили с леди и лордом Уэстонами — сестрой Джулиана и ее мужем. Леди Лили Уэстон высоко задирала свой аристократический носик и не особенно привечала тех, кто занимал нижние ступеньки социальной лестницы. Но сейчас она отступила от своих правил и подошла, чтобы лично приветствовать леди Мэри и ее неизвестную «крестницу». Видимо, в этом была немалая заслуга леди Дирсли.

Леди Уэстон доводилась племянницей леди Дирсли и по указанию тетки разыскала леди Мэри и Морин и представила их своей семье.

К своей немалой досаде, Морин была очарована сестрой Джулиана. Ей будет трудно планировать казнь человека, у которого такая прелестная сестра. Еще труднее было поверить в то, что у такой женщины столь гнусный брат.

Стоявшая невдалеке София Траерн была обезоруживающе красива. В общении она оказалась именно такой, как описывала ее леди Мэри по дороге на бал. «Крестная» была возбуждена и обрадована, что они едут на этот праздник.

Морин держалась в стороне, чтобы не вступать с родственниками Джулиана в излишне близкие отношения. Ведь волею судеб они были и ее родственниками, но она считала себя не вправе пользоваться их радушием и гостеприимством, так же как и материнской заботой леди Мэри.

— Леди Мэри, — говорила между тем леди Уэстон, — вы знакомы с моим племянником, графом Хоксбери? Он ужасный плут и повеса, но я души в нем не чаю.

Морин бросила мимолетный взгляд на молодого человека. Он не походил на сердцееда. Правда, одет был по последней моде, но больше ничем не напоминал легкомысленного фата.

— Леди Мэри, — сказал юноша, — ради Бога, простите тетю Лили. Говорят, что я унаследовал от нее способность нарываться на неприятности, а она, в свою очередь, очень гордится этим.

Он галантно поднес к губам руку леди Мэри, глядя поверх ее плеча на Морин.

Встретив взгляд его зеленых глаз, Морин была поражена сходством между Джулианом и его племянником.

Невольно она вспомнила тот день, когда впервые увидела Джулиана.

Должно быть, на ее лице отразилось удивление, потому что молодой граф, глядя на нее, произнес с улыбкой:

— Леди Мэри, эта прелестница с широко открытыми глазами, видимо, ваша крестница, о которой я так много слышал? — Он повернулся к своей тетушке: — Мисс, наверное, удивлена моим сходством с дядей Джулианом.

Подойдя к Морин, граф взял ее за руку:

— Не бойтесь, у меня нет коварных привычек моего дяди. Со мной вы в полной безопасности.

Она усомнилась в словах молодого Хоксбери, находя его манеры развязными, а рукопожатие — затянувшимся.

— Мы знакомы с вашим дядей, — сказала леди Мэри игриво, — он красивый и умный джентльмен. Не понимаю, почему вокруг него столько шума. Мне он кажется весьма привлекательным. А вот Морин повела себя с ним довольно неучтиво.

Тетя и племянник обменялись взглядами, значение которых не ускользнуло от Морин. Великосветские красавицы не часто обходили своей милостью Джулиана Дартиза.

— Если мой дядя был причиной вашего беспокойства, я настоятельно прошу разрешения сопровождать вас в зал, мисс Феник, — сказал молодой граф и улыбнулся Морин. — Он где-то в зале и не упустит случая поскандалить. И еще, леди Мэри, мне обещан первый танец мисс Феник, не правда ли?

— Ну конечно, обещан. — Леди Мэри кокетливо обмахнулась веером. — Как вы узнали, что я люблю конфеты с миндалем?

— Их любят все красивые леди, — ответил Хоксбери, продолжая смотреть только на Морин.

Та искоса взглянула на молодого повесу. Интересно, с какой скоростью он бы ретировался, узнав, что ухлестывает за женой своего дяди? Забавное было бы зрелище.

Леди Мэри беззаботно и радостно болтала с леди Дирсли в углу зала.

Хоксбери повел Морин к танцующим, развлекая ее остроумными замечаниями о приглашенных. Она смотрела на такие знакомые черты и представляла, что это Джулиан в день их первой встречи.

Их знакомство могло быть именно таким — официальное представление друг другу… танцы… взаимное влечение. Возможно, тогда их любовь не привела бы к столь трагичным последствиям. Господи! О чем это она! Дочь контрабандиста, она и сама была контрабандисткой. Это общество никогда не признает ее своей. И все же перед глазами стояла строчка из старой книги.

Лорд Этан Хоторн.

Если бы отец имел титул, если бы она выросла в Англии, как сложилась бы ее жизнь?

Морин одолевали многочисленные вопросы. Кто она в действительности? Есть ли у нее родня, помимо тетушки Петтигру? Она огляделась вокруг. Любой из гостей на сегодняшнем балу может оказаться ее родственником.

Ей говорили, что тетя Петтигру — единственная родственница по материнской линии. Она даже не знала девичьей фамилии матери. Только имя. В Библии отца было записано:

Элен Хоторн. Умерла от лихорадки 21 сентября 1790 года.

Желание узнать о положении отца в лондонском свете вдруг пересилило жажду мести за его смерть, особенно когда она посмотрела на молоденьких дебютанток. Их щечки вспыхивали румянцем от мыслей о грядущей любви.

Интересно, смогла бы она влюбиться в кого-нибудь, кроме Джулиана? Наверное, смогла бы. Морин взглянула на племянника мужа. Хотя мужчины легко сошли бы за родных братьев, их все же многое отличало.

У графа Хоксбери отсутствовала та осторожность, к которой приучило Джулиана Де Райза море. Граф был наследником титула и понятия не имел о войне. От молодых ногтей он жил в роскоши и безопасности.

Морин и Джулиан понимали друг друга с полуслова. Она никогда не пыталась объяснить себе свои чувства.

Морин подняла глаза и увидела Джулиана на противоположной стороне зала. На мгновение ей показалось, что они одни в этом огромном помещении. Вокруг никого, а их разделяет только узкая полоска моря между «Судьбой» и «Забытой леди».

Они рядом, но не вместе.

Морин вдруг почудилось, что Джулиан увидел ее, однако его внимание тотчас переключилось на стоявшую подле него молоденькую мисс.

Зал был полон гостей, и Морин не могла рассмотреть его очередную «жертву».

— Вы заметили его, мисс Феник? — Голос графа Хоксбери вывел ее из задумчивости. — Не опасайтесь моего дяди. Он сейчас очень занят и, я полагаю, не освободится до конца вечера. А если верить слухам, эти маленькие кандалы удержат его до гробовой доски. — Он кивнул в сторону собеседницы Джулиана.

— Вы о ком? — спросила Морин.

— О мисс Котуэлл, разумеется. Книга пари у Уайта изобилует записями на эту тему. Похоже, дядю сразила наконец стрела Купидона.

Мисс Котуэлл?

В расступившейся толпе Морин увидела Джулиана, склонившегося над молоденькой леди. Конечно, они проводят много времени вместе, но чтобы он влюбился в такую жеманную, самонадеянную девицу? Едва ли.

— Я наслышана о похождениях вашего дядюшки, — сказала Морин, — и это его заболевание не кажется мне серьезным. Вряд ли оно приведет к фатальному исходу.

Граф Хоксбери рассмеялся:

— Хотите пари?

Его тон предполагал нечто большее, чем просто дружеский обмен монетками.

— Мне нечего поставить на кон, — ответила Морин дерзкому кавалеру.

— Быть может, поцелуй?

Морин едва не задохнулась. Поцелуй? Хорош племянничек! Все-таки интересно было бы посмотреть на него, если он узнает, что она доводится ему тетей.

— Это неподходящая ставка, — наконец нашлась Морин.

— Тогда — прогулка верхом. Бьюсь об заклад, что дядя будет помолвлен с мисс Котуэлл еще до полуночи на маскараде моей матери на следующей неделе.

— Помолвлен?

— Да, помолвлен. Так вы принимаете пари?

Джулиан будет помолвлен? Как он смеет! Он женат на ней! Неужели забыл, как восемь лет назад на борту корабля ее отца говорил: «…до тех пор, пока смерть не разлучит нас…»? Такие слова не бросают на ветер. Правда, в затылок ему смотрел пистолет, а в спину упиралась абордажная сабля. Но он произносил эти слова довольно охотно, по крайней мере ей так казалось.


Сейчас читают про: