double arrow

Статистическая оценка различий между средними показателями фона ЭЭГ для групп с высокой и низкой динамичностью возбудительного процесса


Показатели Частота, кол/с Суммарная энергия, уел ед Индекс
тета альфа бета тета альфа бета тета альфа бета
Средние для группы с высокой динамичностью возбуждения (6 человек) 6,10 10,28 19,2 11,3 93,2
Средние для группы с низкой динамичностью возбуждения (6 человек) 6,48 10,23 19,9 17,1 95,2
Разность средних 0,38 0,05 0,7 5,8 1,0 2,0
Критерий t 10,54 2,85 2,10 3,07 2,98 10,13 3,69
Вероятность нулевой гипотезы Р <0,001 <0,05 >0,05 <0,05 <0,05 <0,001 <0,01

Nelson, 1960; G.L. Mangan, C.J. Adcock, 1962; В.П. Богаченко, 1960), так что можно было предполагать, что высокие значения показателей, относящихся к бета-полосе, возможно, будут связаны с высокими значениями динамичности возбудительного процесса.

Анализ корреляций показывает, что эти предположения в общем не оправдываются (табл. 6): частота бета-ритма (в данной полосе) с индикаторами динамичности возбуждения не коррелирует, суммарная энергия бета-полосы, подобно суммарной энергии в диапазоне альфа-ритма, имеет с этими индикаторами отрицательные, но далекие от значимости корреляции; и только бета-индекс, совершенно не коррелируя с показателями динамичности торможения, обнаруживает некоторую связь с показателями динамичности возбудительного процесса, а именно: со средним условным эффектом (r = -0,423; р < 0,1) и с длительностью блокады альфа-ритма на первый звук (r = ‑0,303; р> 0,1).




Динамичность возбуждения мы связываем главным образом с деятельностью ретикулярных образований мозга (В.Д. Небылицын, 1964 б). В то же время бета-активность часто рассматривается как функция активирующих ретикулярных влияний. Исходя из этого, можно было ожидать выявления положительной связи между показателями бета-активности и показателями динамичности возбуждения, однако проблема заключается в том, что эта связь является скорее отрицательной, чем положительной. Это видно и из сопоставления групповых средних. При разделении испытуемых на группы по динамичности возбуждения (табл. 8) оказывается, что и частота, и суммарная энергия, и индекс бета-ритма в среднем выше у испытуемых с малым условнорефлекторным эффектом, т. е. с низкой динамичностью возбуждения, причем различия по всем трем индикаторам статистически значимы.

Кроме того, сравнивая группы испытуемых, различающихся динамичностью тормозного процесса (табл. 7), можно найти, что и частота, и энергия, и индекс бета-ритма выше отнюдь не у тех лиц, у которых низки показатели динамичности торможения, а, напротив, у испытуемых с высокими показателями этого свойства (правда, разность средних величин бета-индекса статистически незначима). Этим фактам в настоящее время затруднительно дать сколько-нибудь эффективное объяснение. Если бы речь шла только о суммарной энергии и индексе бета-ритма, можно было бы предположить, что бета-ритм, являясь, возможно, второй гармоникой альфа-ритма, следует своими параметрами за параметрами альфа-активности, для которой указанное направление отношений является «нормальным». Однако частота бета-ритма связана с частотой альфа-ритма вовсе не прямой зависимостью, как можно было бы ожидать при допущении между ними гармонических отношений, а, скорее, обратной (табл. 7 и 8). Поэтому вопрос о причинах описанного характера отношений между параметрами бета-активности и показателями динамичности должен остаться пока открытым.



Что касается показателей, относящихся к тета-ритму, то при корреляционной обработке оказалось, что из них только суммарная энергия имеет устойчивую тенденцию к отрицательной связи с рядом показателей активации (табл. 6). Однако при сопоставлении средних обнаруживается еще одна любопытная зависимость: испытуемые с высокой динамичностью возбуждения обладают в среднем заметно меньшей частотой тета-ритма, чем лица с низкой динамичностью возбуждения, и то же можно сказать об испытуемых с низкой динамичностью тормозного процесса в отличие от индивидов с высокодинамичным торможением; разность средних, особенно в первом случае, статистически высоко значима (табл. 7 и 8). Переводя это на язык традиционных терминов, можно сказать, что испытуемые с преобладанием возбуждения имеют тенденцию к более медленному тета-ритму по сравнению с испытуемыми с преобладанием торможения. Эта тенденция противоположна той, которая характерна для альфа-ритма, но аналогична уже отмеченной выше тенденции, найденной для частоты бета-ритма.



Резюмируя данные о связи между динамичностью нервных процессов и показателями электроэнцефалографического фона, можно отметить, что такая связь, видимо, существует, но она большей частью весьма далека от функциональной и выявляется главным образом при статистической оценке различий между средними. При этом некоторые ритмы тяготеют к одному виду динамичности, другие – к другому, например, альфа-ритм обнаруживает большую связь с динамичностью тормозного процесса, а бета-ритм, – скорее, с динамичностью возбуждения. В некоторых случаях такое противоположное направление зависимостей бывает свойственно отдельным показателям одного и того же ритма, например, частота тета-ритма обнаруживает, судя по сопоставлению средних, большую зависимость от динамичности возбуждения, а тета-индекс – от динамичности торможения. В целом проблема кажется слишком сложной, чтобы в ней можно было полностью разобраться в течение одной-двух серий экспериментов. Но в то же время она, по-видимому, слишком богата потенциальными выводами как для вопросов, касающихся структуры и природы самой ЭЭГ и ее составляющих, так и для проблематики свойств нервной системы, чтобы пренебрегать ее тщательным изучением.







Сейчас читают про: