double arrow

Дворянская защита абсолютизма В.Н. Татищев


Василий Никитич Татищев(1686 - 1750 гг.) был гос-ым деятелем, организатором горного дела на Урале, географом, историком, ученым, внесшим значительный вклад в развитие отечественной науки.
Т. - сторонник теории естественного права; он ссылался на Гроция, Пуфендорфа, Вольфа. Вместе с тем он отрицательно отзывался о сочинениях Макиавелли, Гоббса, Локка, содержащих мысли, "более вредительные, нежели полезные".

Естественное состояние, по Татищеву, - это состояние "вольности"; по природе человеку нужна и полезна лишь воля, "с разумом и рассуждением употребляемая". Поскольку человек не может обойтись без др. людей, он вынужден подчиняться внешним ограничениям. Эти ограничения(узда неволи) бывают трех видов: по природе(власть родителей), по договору(отношения найма между хозяином и слугой), по принуждению (рабство или невольничество). Первые две узды имеют отношение к происхождению и сущности гос-в: власть монарха подобна родительской (природной), "общенародия или республики" основаны на дог.
Дог. вообще рассматривается Т. как основа всякого гос-ва, в т.ч. и монархического. Ссылаясь на примеры избрания царей в русской истории, он утверждал, что "по закону естественному избрание д.б. согласием всех подданных, некот. персонально, др. через поверенных, как такой порядок во многих гос-вах утвержден".




Формы правления зависят от ряда объективных условий, к кот. относятся местоположение, размер территории и состояние населения.

Демократия - "общенародно" - осуществима только в гос-ве-городе или в маленькой области, где могут быстро собраться все домохозяева, "а в великой области уже весьма неудобна". "Голландия, Швейцария, Генуя и пр. изрядно правятся демократией и называются республиками".
Представительную систему Т. считал признаком аристократии (правление избранных - по избранию или по положению). Аристократия применима и полезна в областях (странах), состоящих из нескольких городов, защищенных от неприятельских нападений (на островах и пр.), особенно у просвещенного народа, привыкшего к соблюдению законов без принуждения и жестокого страха. Примером аристократии Татищев считал Венецию, называл также Швецию и Англию, государственный строй которых, однако, считал смешением монархии, демократии, аристократии.
Произвольно избранная форма правления не будет прочной; неизбежны смуты, нашествия, перевороты, в результате которых гос-во либо будет разрушено или порабощено, либо примет свою естественную форму.

Защита и обстоятельное обоснование самодержавия в концепции Т. соединялись с мечтой о внедрении в систему органов власти чего-то вроде представительных дворянских учреждений, чтобы наладить порядочное законодательство, компетентное решение дел центрального управления, пресекать фаворитизм, казнокрадство, взяточничество в верхних звеньях государственного аппарата.



Много внимания Т. уделял обоснованию сословной структуры, положению основных классов-сословий феодальной России. Для Т. сословное деление обусловлено исторически сложившимся разделением труда, предопределившим правовое положение каждого из сословий.

Гл. показателями гос-ной мощи Т. считал "многолюдство и богатство","а богатству корень - купечество и рукоделие". Купечество д.б. поставлено в гос-ве на почетное место: оно подобно сердцу в человеческом теле.

Теоретическим камнем преткновения для Т. явилось крепостничество. Рабство или невольничество (третий вид узды неволи) Т. признавал противоестественным, противоречащим природе человека, естественному праву защищаться и обороняться от насильственного порабощения. Введение крепостного права было ошибкой Бориса Годунова, считал Т.. Это нарушение древних обычаев вызвало большие смуты - сначала взволновались крестьяне, а затем, когда цари попытались вернуть крестьянам свободу, возмутились дворяне.

Осудив крепостное право в теории, в истории и отчасти на практике, Т. выдвинул против его отмены ряд доводов. Он утверждал, что освобождение крестьян породило бы "смятение, распри, коварства и обиды" и потому опасно, "дабы ища в том пользы, большего вреда не принести". Кроме того, вольность крестьянства, писал Татищев, "с нашею формою правления монаршего не согласуется, и вкоренившийся обычай неволи переменить небезопасно".



Т. разделял убеждение своего века о всесилии просвещения, законов, разумного правительства. Он порицал рассуждения, что непросвещенным народом легче управлять, чем просвещенным; именно темнота, невежество народа создают распри и возмущения. Исходя из мысли, что народ недостаточно просвещен, Т. и предлагал определить законами, инструкциями, предписаниями все, что представляет интерес для государства. Т. неоднократно выступал за обновление законодательства, за тщательную подготовку проектов законов.







Сейчас читают про: