double arrow

Глава 8


Леони пришла в себя, когда Уилда вскрикнула от изумления. Она готова была обругать девушку – та привела ее в чувство и тем самым заставила ощутить боль.

– Моя госпожа, что они сделали с вами? – запричитала Уилда. – Ваше лицо почернело и опухло. Пусть они поджарятся на адском огне! Пусть рука, посмевшая коснуться вас, сгниет и отвалится! Пусть…

– Замолчи, Уилда! – прикрикнула Леони, стараясь как можно осторожнее двигать челюстью. – Ты же знаешь, как легко у меня появляются царапины Просто я выгляжу хуже, чем чувствую себя на самом деле.

– Это правда, моя госпожа?

– Принеси мне зеркало.

Леони попыталась улыбнуться, чтобы успокоить девушку, однако ее подбородок и лопнувшие и покрытые кровью губы слишком болели, и улыбка ей не удалась. Посмотрев в зеркало из полированной стали, она убедилась, что выглядела так, будто побывала под копытами могучего боевого коня.

Один глаз Леони полностью заплыл, второй превратился в узкую щелку. На губах, подбородке и под носом засохла кровь, но ее едва было видно на фоне сине-черных кровоподтеков, покрывавших все лицо. Ей и думать не хотелось, на что стали похожи грудь и руки, ведь Ричер наносил удары не только по лицу.

Она была в одежде, в той самой, в которой ее застал Ричер. Должно быть, кто-то не впустил Уилду к ней в этот последний вечер, поэтому она не разделась. Леони поняла, что потеряла сознание сразу после ухода Ричера и только сейчас пришла в себя.

– Пожалуй, мне приходилось выглядеть и лучше, – промолвила Леони, положив зеркало. – Мне казалось, что он сломал мне нос, но теперь вижу он заживет, как и все остальное.

– Моя госпожа, как вы можете шутить?

– Потому что это лучше, чем плакать. А я бы действительно заплакала, если бы задумалась, чего они добивались при помощи побоев.

– Стало быть, вы станете его женой?

– Ты уже знаешь об этом?

– Моя госпожа, лошади уже оседланы и ждут. Все готово в дорогу… кроме вас.

Леони отдала бы все, что угодно, лишь бы избежать предстоящего, но коль скоро она дала слово, поклявшись всем святым, а заодно могилой матери, ей придется выйти замуж за Рольфа д'Амбера. Не важно, что ее согласие было добыто при помощи побоев – она произнесла необходимые в таких случаях слова и должна держать обещание.

Она была готова заплакать. Леони была уверена, что выдержит побои, но Ричер снова и снова наносил ей пощечины, и даже когда щеки ее приобрели пунцовый цвет, Леони не стала просить пощады. Однако Ричер начал избивать ее кулаками. Она держалась сколько могла, думая, что побои не могут быть хуже того, что уготовил ей Черный Волк. Но, поняв, что если Ричера не остановят, то он убьет ее, а остановить его было некому, она покорилась. Если отец допустил такое, он не станет спасать ее.

Никто не вмешался. Никто не пришел, даже когда она громко закричала. Она поняла, что помощи не дождется. Пришлось согласиться на то, чего от нее добивались.

Сэр Гиберт убьет Ричера из-за нее, но что это даст? Этот негодяй только выполнял приказ ее отца. И хотя Леони задыхалась от горя и ненависти к своему отцу, она боялась, что насилие будет продолжаться. Поэтому ей придется скрыть следы побоев.

– Уилда, принеси мои лекарства, потом найди подходящее для моей свадьбы платье. Меня не волнует, известно ли моему мужу, что меня силой вынудили стать его женой, но больше никто не должен этого знать. Ты поняла? Найди мне темную вуаль и перчатки. У меня опять началась детская сыпь, и некогда приготовить лечебную мазь. Ты поняла? Сейчас ты пойдешь и расскажешь это моей тете и сэру Гиберту.

– Но вы выросли и сыпи уже не может быть.

– Знаю. Но ведь я могла так разволноваться, ожидая встречи с моим будущим мужем, что она возобновилась. И вполне понятно, что мне хочется скрыть ее. Сделай так, чтобы сэр Гиберт поверил в это. Займись этим прямо сейчас, а потом возвращайся и помоги мне одеться. И возьми мои снадобья в Круел. Позже они мне еще понадобятся.

Оставшись одна, Леони опустила голову на руки и зарыдала. Весь этот день ужасы будут преследовать ее.

Ушибы и царапины она смазала смесью из корня болотного папоротника и розового масла. Чтобы успокоить нервы и ослабить боли, она выпила успокаивающий сироп из цветов ромашки. Она могла бы выпить еще и целебную смесь из белого мака, но побоялась, что от этого снадобья заснет во время брачной церемонии.

Когда Уилда вернулась, Леони уже почувствовала действие успокаивающего средства.

– Ты передала сэру Гиберту то, о чем я распорядилась?

– Да. Он очень жалел и сказал, что сам объяснит вашему мужу, почему вы закрыты вуалью. А ваша тетя заплакала. Она собиралась прийти к вам, но леди Джудит всю ночь и утро занимала ее разными поручениями. Кажется, она вообще не спала.

– Вот и хорошо. Не хочу, чтобы она видела меня в таком состоянии. – Открыто посмотрев в глаза своей юной служанке, она спросила:

– Уилда, скажи мне – у тебя когда-нибудь был мужчина?

– Госпожа! Я…

– Я не стану бранить тебя, Уилда, – быстро успокоила ее Леони. – Моя мать умерла, не подготовив меня, она думала, что успеет это сделать позже. И тетю Беатрису я не могла расспрашивать о подобных вещах. Мне хочется знать, с чем я сегодня столкнусь. Расскажи.

Уилда опустила глаза и тихо заговорила:

– Госпожа, в первый раз вы ощутите боль. Из-за разрыва вашего девичества вам станет больно и появится кровь, которую наутро покажут на простынях. Но боль не острая и пройдет быстро. А потом – очень приятно.

– Правда? Другие девушки при дворе говорили, что это ужасно.

– Они говорили не правду. Или же повторяли то, что слышали от своих матерей. – Она пожала плечами. – Некоторые женщины от этого всегда испытывают боль, потому что считают, что получать от этого удовольствие – грех. Но если питаешь к своему мужу хоть немного чувства… – Поняв собственный промах, Уилда задохнулась:

– Госпожа, простите меня. Я знаю, этот человек вам не нравится.

– Стало быть, я обречена всегда испытывать боль? Но и я ему не нравлюсь, поэтому, быть может, он не будет часто меня беспокоить. Уилда, благодарю тебя за то, что ты рассказала.

Леони подумала, что должна сохранять спокойствие. Она не могла уехать в Круел, сотрясаясь от страха. Если он рассчитывал на то, что она поддастся, ему предстояло узнать многое про Леони Монтвинскую.


Сейчас читают про: