double arrow

Технологичность метода


Восьмилетний (1991-1999 гг.) опыт работы с реографическими комплексами разных поколе­ний показал, что они достаточно просты в работе. Функции оператора даже наиболее совре­менного реомонитора, работающего в ОС Windows-95, осваиваются студентами и врачами, ранее не владевшими компьютером, за 2-3 ч работы. Навык визуальной оценки кривой ИРГТ приобретается обычно через одну-две недели и иногда проявляется даже у оперирующих хи­рургов.

На развертывание, подключение и ввод в действие реомонитора в операционной уходит от 7 до 10 мин, что позволяет использовать его для нужд экстренной службы. Важнейшим техническим параметром является устойчивость работы монитора. Качество мониторирования мы считали удовлетворительным при условиях

а) доступности информации о СИ и ОПСС в любой момент анестезии в течение ближайшей минуты,

б) возможности визуальной оценки кривой ИРГТ (отсутствие грубых артефактов, искажающих сигнал) в течение не менее чем 50% времени анестезии и

в) стабильной работы программы при расчетах и накоплении данных.

Неудовлетворительным качество мониторинга оказалось в 42 из 642 (6,5%) случаях. Наибольшую проблему составляли артефакты (29 случаев), делавшие невозможным расчет показателей или приводившие к ошибкам в расчете. Основными причинами артефактов (18 случаев) были ненадежное заземление какого-либо из элементов комплекса или операци­онного стола (4) и работа электрохирургической аппаратуры (12). Если последняя использовалась непрерывно (в частности в эндовидеохирургии), то для получения данных приходилось прерывать манипуляции на 10-15 с. В 9 случаях источник артефактов установить не удалось. Редкими причинами неудач были ошибка в наложении электродов (2) и случайное выключение комплекса (1).




В случае относительно частых артефактов эффективным средством противодействия является оптимальный выбор длительности отрезка реосигнала, обрабатываемого монитором. Эта дли­тельность должна быть чуть меньше средней периодичности появления артефактов; таким об­разом, выбор ее в диапазоне 7-15 с позволяет эффективно обрабатывать сигнал даже при весьма интенсивных помехах.

Отметим, что мы часто работали с опытными или предсерийными образцами, "доводка" кото­рых осуществлялась разработчиком по ходу исследований. Кроме того, с учетом наших специ­фических требований в кратчайшие сроки модифицировались сами мониторы и их програм­мное обеспечение. С учетом этой оговорки надежность комплексов оказалась достаточно вы­сокой: имели место лишь 10 случаев отказа аппаратуры (3) или сбоев в работе программ (7). Мы не учитываем здесь повреждения аппаратуры по нашей вине, в частности: обрывы жил ка­беля пациента из-за раздавливания его оболочки колесами каталок, отрывы зажимов стыковки с электродами при неловком повороте больного на бок и т.п. Электроды и кабели оказались самыми уязвимыми элементами приборов; правильной прокладке кабелей по операционной и их фиксации мы вначале уделяли недостаточное внимание. К числу неудобств нужно также отнести необходимость ручного ввода в компьютер текущих показате­лей артериального давления, необходимых для расчета величин ОПСС. Создание интерфей­са, который позволил бы автоматически импортировать эти данные из стандартных мониторов, затрудняется закрытыми протоколами связи их цифровых и аналоговых выходов. Важно отметить, что совместная работа реомонитора и кардиостимулятора (в двух наблю­дениях — временного, в двух — имплантированного) не приводила к каким-либо отклонени­ям в работе обоих приборов независимо от зондирующей частоты реографа (30 или 100 кГц).



Техническими деталями, наиболее важными для эффективного использования реомониторинга, по нашим наблюдениям, являются:

1) тщательное заземление всего комплекса аппаратуры и операционного стола,

2) обеспечение низкого сопротивления перехода "электрод-кожа" (выдерживание времени не менее15 мин, смазывание кожи электролитным гелем или смачивание раствором),

3) расположение кабеля системы вне путей перемещения по операционной пер­сонала и оборудования и

4) оптимальный выборвремени осреднения, т.е. длины обрабатываемого отрезка кривой (в условиях операционной обычно 7-15 с, в палате — до 1 мин).

Важ­ность тщательного соблюдения этих несложных требований иллюстрирует тот факт, что боль­шинство неудач в нашей практике относится к периоду, когда из-за появления второго комп­лекта реомонитора резко расширился объем работы и операторы комплексов стали упрощать подготовительный этап. Возврат к букве инструкции быстро решил проблему.







Сейчас читают про: