double arrow

Понятие «духа законов» у Ш. Монтескье


История политических и правовых учений

Одним из первых французских просветителей был Шарль-Луи Монтескье (1689-1755) - правовед, философ, писатель. Классическое формулировки теория разделения властей получила в трудах Монтескье "Персидские письма" и "О духе законов". Цель этой теории - гарантировать безопасность граждан от произвола и злоупотребления властей, обеспечить политическую свободу.

Исходные понятия Монтескье отличались риционализмом и натурализмом. Однако это не помешало ему развить общее учение о зависимости юридических норм государства и общежития от законов, определяемых типом государственного строя - республиканским, монархическим или деспотическим. Вообще Монтескье считал, что основная задача законодателя - это предложить обществу такие законы, которые бы историческом уровню развития духа народа.

В разработке учения о законах общежития Монтескье не ограничивался натуралистическими абстракциями, а использовал широкое поле сопоставления политического строя и законодательства Англии и Франции с императорским Римом. Этим Монтескье начал сравнительный метод изучения философии права. Это позволило ему обосновать свое понимание главных типов государственного устройства, условий их развития и упадка. Однако возможность существования различных типов государственного устройства Монтескье объяснял основном зависимостью образа правления от физических особенностей страны (расположение в пространстве, возможностей климата). То есть подход Монтескье подвергся сильному влиянию натуралистических взглядов на причины общественных явлений.

Во всех типах правления Монтескье исследовал условия, при которых они обеспечивают личную свободу и могут вырождаться в деспотизм. Итак, по Монтескье, свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушения законности разделением верховной власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, и которые взаимно сдерживать друг друга. Основная гарантия свободы - учреждения, сдерживающие и ограничивающие произвол.

Следовательно, по этой теории, право есть мера свободы. Поэтому, если в конституциях умеренных государств не будут предусмотрены гарантии обеспечения верховенства права, что ставило бы преграды для злоупотребления властью и нарушения законов, политическая свобода в них также будет потеряна. Свободное государство, по Монтескье, теоретически должно основываться на принципах разделения властей, взаимного сдерживания властей от произвола, доступа к верховной власти выходцев из различных социальных слоев общества.

Вместе принцип верховенства права, закрепленный в теории Монтескье, не означает, что речь в ней идет о равновесии властей. Законодательная власть должна доминирующий характер: она создает законы, являющиеся выражением общей воли, права в государстве, а обе другие ветви власти лишь реализуют и исполняют законы, их деятельность имеет подзаконный характер.

Как просветитель Монтескье усматривал в праве общечеловеческую ценность, а цель права - в свободе, равенстве, безопасности всех людей. В отличие от Гоббса, Монтескье объявил важнейшим законом естественного права не войну всех против всех, а мир.

Он утверждал, что законы государства - не продукт произвольной деятельности законодателей, не простая проекция природных законов, вытекающих из разумной природы человека, а результат закономерного влияния различных факторов общественного развития на законодательный процесс, на них должен считаться законодатель и которые проявляются в том, что мыслитель называл "духом законов".

"Эти законы должны быть в такой тесной зависимости от особенностей народа, для которого они установлены, что только в чрезвычайно редких случаях законы одного народа могут стать пригодными как законы для другого народа".

Законы должны соответствовать физико-географическим особенностям государства (ее климату, качеству ее почв, ее состояния, ее размерам и под.) Кроме того, они должны находиться в определенных отношениях друг с другом, с целями законодателя, с положением вещей, на которые они опираются. Совокупность всех этих отношений Монтескье называл "духом законов".

Философ попытался с помощью категории "духа законов" решить проблему соотношения "право-закон", осветить внутренний взаимосвязь этих понятий. Право, по Монтескье, - это то, что предшествует закону и определяет его. Право является выразителем справедливости. Только справедливое может быть правом. А общество неизбежно ждет хаос, если оно не станет на принципах справедливости. Справедливость, по его мнению, имеет двойной характер. С одной стороны, он наделял справедливостью людей от природы, считая, что люди рождены, чтобы быть добродетельными, и что справедливость - черта, присущая им так же, как и само существование. Кроме того, Монтескье усматривал проявление справедливости в конкретной исторической действительности и характеризовал справедливость как некое вечное, врожденное соотношение между вещами.

Правом в концепции философа есть справедливые отношения между явлениями и вещами, оно имеет субъективный характер, что познается чувством и разумом. Люди для своего блага могут познать справедливые отношения между вещами и потом создать позитивные законы, соответствующие праву.

Цель учения Монтескье о праве заключалась в том, чтобы справедливое право стало основой положительного законодательства. Для реализации этой цели он считал необходимым дать людям основы необходимых знаний, методы и способы познания справедливых отношений. Эти задачи решаются в процессе длительного развития человека и общества посредством воспитания и образования людей, прежде законодателей.

Умный законодатель, зная факторы, определяющие "дух законов", и его соотношение с законодательством в государстве, может создать и периодически менять соответствующую "духу законов" модель законодательства, которое адекватно отражает справедливое право государства.

Указания Монтескье о множественности факторов, влияющих на содержание и применение законов, сейчас, по-прежнему служат основой для построения либеральных и конституционных теорий права, которые нашли свое концентрированное выражение в учениях о правовом государстве.


Сейчас читают про: