double arrow

Спасти свою жену


Ульрик слез с коня. Он стоял на склоне под крепостной стеной. Его люди волокли к нему женщину, и Меллиора до боли закусила губу, узнав в ней Элинор из Тайна.

– Посмотри, кто сюда прибыл в поисках безопасности, миледи! Сейчас у меня нет времени ломать ворота, Меллиора Макадин. Я точно знаю, что твой муж близко! – крикнул он.

– Его нельзя поразить стрелами? – спросила Меллиора у Джона, который находился рядом с ней.

Джон покачал головой.

– Он вне пределов досягаемости.

– Выходи и поезжай со мной, чтобы я мог вести переговоры с твоим мужем, Меллиора! Если ты этого не сделаешь, я перережу ей горло!

«Перережет горло Элинор? С какой стати?»

Эта мысль мелькнула у нее в голове, но она не посмела задать этот вопрос. Однако на него ответил лорд Этьен Ренфрю.

– Питер и Элинор предали Англию и короля Стефана, миледи! И я с удовольствием сделаю то, чего она заслуживает! – выкрикнул Ренфрю.

– Ты умрешь медленной, мучительной смертью, Холлстедер! – прокричала в ответ Меллиора и затем поморщилась.

Не следовало показывать им свою обеспокоенность. Уорик не мог быть далеко, как и Даро. Если, конечно, Фагин добрался до них и они не убили друг друга.

– Все делается очень просто! – снова крикнул Ульрик. Он отошел от Элинор, которая по-прежнему стояла со связанными сзади руками, скрылся за рядами конницы и вновь появился, таща за собой мужчину, на одежде которого были заметны цвета Питера из Тайна. Мужчина был средних лет, с седеющими волосами, держался с достоинством. Он выпрямился и стоял, не глядя на Ульрика. – Меллиора Макадин! Это Вальтер из Тайна. Он служил у Питера и Элинор с того времени, когда те были детьми. Он сказал мне, что с радостью умрет за них.

Закончив свою речь, Ульрик ухмыльнулся, вынул нож и тут же перерезал мужчине горло. Стоявшая неподалеку от него Элинор вскрикнула и в ужасе отшатнулась. Меллиора жила в мире, полном насилия, и видела смерть не один раз. И все же она никогда не была свидетелем столь жестокого акта. Ей стало трудно дышать, она схватилась за живот и отпрянула от стены.

Мужчина упал. Ульрик подскочил к Элинор и притянул ее к себе.

– Вы все предатели! – крикнул он. – Я английский подданный, а эти люди – негодяи и предатели, в трудное время перешедшие На сторону шотландского короля! Леди, если ты не явишь мне своих красивых глаз через несколько минут, я перережу горло Элинор. Говорят, она любовница твоего мужа. Может, ты позволишь ей умереть за такой грех? Или дочь великого Адина настолько благородна, что не станет осуждать ее за это? – насмешливо заключил он.

«Уорик придет, Уорик придет очень скоро...»

Да, она способна удержать крепость. Меллиоре всегда хотелось показать, на что она способна, как бесстрашна. Но вот сейчас...

– Да, Ульрик, я выйду.

– Мадам, ты поступишь весьма мудро! Твое милосердие к тем, кто причинил тебе боль и обиды, достойно всяческих похвал. Я решил дать Элинор еще один шанс. Посмотри, кому я позволю сейчас умереть за нее.

Вперед вытолкнули Эвана. Он все еще был слаб и едва держался на ногах. Сердце у Меллиоры болезненно сжалось. Эван, верный, гордый Эван...

– И ты способен убить еле живого человека? – спросила она.

– Да, миледи, – ухмыльнулся Ульрик.

– Пусть убивает! – собрав последние силы, выкрикнул Эван. – Не сдавай крепость, Меллиора, не...

Кулак Ульрика опустился ему на голову, и Эван упал.

– Так как же, Меллиора Макадин? У леди Элинор такое нежное горло, его так легко перерезать...

– Я уже сказала тебе, что выйду. Но хочу, чтобы ты передал, кроме Элинор, и всех остальных пленников. Ворота не откроются до тех пор, пока ты не выполнишь это условие. Я не намерена наблюдать, как ты будешь хладнокровно убивать людей после того, как я сдамся.

Ульрик ухмыльнулся.

– Ладно, я сейчас направлю пленников к воротам. Элинор подойдет, когда я увижу, что ты вышла из ворот.

– Я буду ждать между воротами и решеткой. Когда все пленники войдут за решетку и она опустится, я выйду к тебе.

Меллиора отошла от стены. К ней подскочил Джон.

– Я не позволю вам это сделать.

Меллиора покачала головой.

– Он не собирается меня убивать. Джон. Он хочет использовать меня. Против Уорика.

– И он это сделает.

Стоящий рядом Мэллори раздумывал над тем, что делать.

– Мы предложим ему выкуп.

– Ему не нужны деньги, Мэллори. Он жаждет мести.

– Вы не можете идти к нему.

– Но если я отправлюсь туда, мы выиграем время. Нам нужно выиграть время!

– Я не могу отпустить вас, – снова начал Джон.

– А что мы можем противопоставить противнику? Он станет убивать снова и снова. Он приведет наших людей к стенам и одного за другим всех убьет на наших глазах. Мне вовсе не хочется идти к нему, Джон!

– Да, Меллиора, он очень опасен...

– Я знаю это, Джон, но я владелица острова. Один Бог ведает, кого еще он удерживает и кто ехал с леди Элинор, когда она направилась сюда.

Меллиора опустила голову. Эван снова готов умереть, чтобы защитить честь ее дома. Сейчас он почти оправился от полученных ран.

Но она беременна ребенком Уорика. Ульрик знает об этом. Она не думает, что он так уж хочет ее. У него другое желание – чтобы были открыты ворота. Это для него единственный шанс овладеть крепостью.

– Джон, послушай, это может сработать. Я могу остаться между двумя воротами, мы заполучим наших пленников, и ты закроешь ворота раньше, чем он войдет.

Джон вскинул бровь.

– Вы должны знать, что, хотя он и говорит, будто обменяет вас на пленников, он наверняка замыслил предательство. Когда решетка будет поднята, чтобы впустить пленников, он планирует ворваться в крепость.

– Да, но у нас больше способов защиты, чем он думает. Масло уже готово. Лучники прикрепят огненные наконечники к стрелам, и его люди начнут гореть, словно трут, им придется отступить. Ульрик не сможет проникнуть в крепость!

Джон вздохнул и посмотрел вниз.

Джон, я дочь своего отца и имею представление, как вести войны. Если бы я была лэрдом, ты бы стал во мне сомневаться?

Он посмотрел ей в глаза.

– Я не сомневаюсь. Я боюсь за вас. Она взяла его руку и сжала.

– Приготовиться! – скомандовал он лучникам.

– Леди Меллиора! Я убью Эвана Маккинни, если в самом скором времени не увижу перед собой твоего очаровательного личика! А после Эвана я прикончу красотку Элинор! – раздался голос Ульрика.

Меллиора увидела, что он снова совещается с Ренфрю. Ренфрю поднял руку, и она поняла, что он приказывает своим людям штурмовать ворота.

Она спустилась по лестнице к решетке, которую уже подняли. Решетка была тяжелая, ее поднимали с помощью лебедок.

– Нужно опустить решетку очень быстро, как только люди войдут. Будьте готовы помочь мне. Среди них могут быть раненые и напуганные.

Ворота открылись. Меллиора осталась стоять между решеткой и воротами, сохраняя внешнее спокойствие.

В крепость устремились крестьяне, ремесленники, деревенские жители с материка. Меллиора читала в их глазах благодарность и одновременно сочувствие.

За ними последовали мужчины. Гарт, Тайлер, Джеффри... Среди них был совершенно ослабевший Эван, которого буквально тащили волоком. Подойдя к Меллиоре, Тайлер сказал:

– Миледи, вы не должны этого делать.

– Тайлер, ради Бога, заходите в крепость. Помогите Эвану, другим...

Кое-кто из мужчин был ей незнаком. Должно быть, это были люди из эскорта Элинор.

– Давай сюда Элинор, немедленно! – крикнула она Ульрику.

Ульрик подтолкнул Элинор, и та направилась к воротам. На мгновение их взгляды встретились, и Меллиора прочитала в ее глазах благодарность и восхищение. Меллиора вдруг подумала, что она попадет в руки Ульрика и может умереть. А Элинор останется в крепости... Меллиора закрыла глаза.

– Выходи, Меллиора Макадин! – потребовал Ульрик. Меллиора услышала топот лошадиных копыт. Да, викинги готовы были штурмовать ворота.

– Опускайте решетку! – скомандовала она.

К ее огромному удивлению, из ворот вышел Мэллори и направился к ней.

– Мэллори, ты что, с ума сошел? Зайди внутрь!.. – начала было Меллиора.

Не говоря ни слова, Мэллори схватил ее за плечи. Хотя он целыми днями занимался лишь тем, что подсчитывал прибыль от ренты и каждодневные расходы, мужчина он был крепкий и сильный. Меллиору настолько ошарашили его действия, что она даже не пыталась сопротивляться. Лишь оказавшись за опускающейся решеткой, Меллиора все поняла. Она не знала, почему и с какой целью, но Мэллори подло и вполне сознательно ее предал. Значит, Мэллори каким-то образом передавал информацию Ульрику, и тому становилось известно о событиях в крепости.

– Негодяй! За что? – крикнула она, хотя и поняла, что уже слишком поздно. Викинги и норманны бросились мимо нее к воротам. Они застрянут под опускающейся решеткой. Что же касается ее...

– За твоего отца! За викингов! – ответил Мэллори.

– Только не за моего отца! Мой отец стал шотландцем!

Мэллори ухмыльнулся.

– В таком случае за богатство, миледи. Все эти годы я подсчитывал ваши доходы... Все эти годы. Сколько золота, серебра, монет... А теперь, леди, эти богатства станут моими. Я перехожу к викингам.

К ним подъехал на коне Ульрик.

– Я привел ее! – гордо заявил Мэллори. – Я заслужил награду...

Меллиора вскрикнула, увидев, как Ульрик взмахнул мечом и почти обезглавил Мэллори. На нее брызнула кровь. Меллиора бросилась бежать, однако решетка уже опустилась. Ульрик догнал ее и схватил за волосы. Она закричала от боли. Ульрик перехватил ее за талию, втащил на своего коня и помчался прочь от ворот.

До нее донеслись отчаянные вопли людей, зажатых решеткой. Она извивалась, пыталась вырваться, била Ульрика кулаками.

Она ощутила запах горелой человеческой плоти. Сверху донеслись крики ее людей. Лучники собрались стрелять в Ульрика, но Джон скомандовал:

– Не стрелять! Вы можете попасть в нашу леди!

Они продолжали скакать. Запах горелого мяса щекотал ноздри Меллиоры. Слышались вопли умирающих.

Меллиора поняла, что крепость спасена.

Зато сама она оказалась пленницей Ульрика.


Сейчас читают про: