double arrow

Б. Библейские данные. 2 Более подробно об этом см.: Millard Erickson, Christian Theology, pp


2 Более подробно об этом см.: Millard Erickson, Christian Theology, pp. 524—527.

3 Обзор различных взглядов, которых христиане придерживались в истории церкви, см.: Louis Berkhof, Systematic Theology, pp. 191,192.

Прежде чем говорить отом, рассматривает ли Писание «тело» и «душу» как различные составляющие человеческой природы, мы с самого начала дол-жны подчеркнуть, что в целом Писание подчеркивает единство человека в том виде, в каком его сотворил Бог. Когда Бог создал человека, Он «вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2:7). Здесь Адам пред-стает как единая личность, наделенная телом и душой, которые действуют совместно. В такое изначальное цельное и гармоничное состояние человек вернется, когда возвратится Христос, и мы будем полностью искуплены как телом, так и душой, и будем жить в Нем вечно (см.: 1 Кор. 15:51—54). Кроме того, мы должны возрастать в святости и любви к Богу в каждом аспекте на-шей жизни: в теле, вдуше, или вдухе (ср.: 1 Кор. 7:34). Писание призывает нас: «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 Кор. 7:1).

Но признав тот факт, что Бог сотворил нас в единстве тела и души и что каждое наше действие мы совершаем как нечто целое, в единстве тела и души, мы можем перейти к утверждению о том, что Писание ясно учит, что в челове-ческой природе есть нематериальная составляющая. И мы можем исследо-вать эту составляющую.

/. Слова «душа» и «дух» используются в Писании без различия в значении.

При исследовании употребления библейских слов, которые мы переводим как «душа» (евр. 2?Ы, греч. ψνχή) и «дух» (евр.רוח, греч. πνεΰμα)Α, создается та-кое впечатление, что они иногда используются без различий в значении. На-пример, в Ин. 12:27 Иисус говорит: «Душа Моя теперь возмутилась», а в еле-дующей главе, в очень схожем контексте Иоанн говорит, что «Иисус возму-тился духом» (Ин. 13:21). Мария говорит: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем» (Лк. 1:46,47). Судя по всему, здесь мы имеем дело с параллелизмом, поэтическим приемом, который состо-ит в том, что одна и та же мысль выражается с помощью разных, но синони-мичных слов. Эта взаимозаменяемость терминов объясняет также, почему люди, которые умерли и отправились на небо ил и в ад, могут быть названы либо «ду-хами» (Евр. 12:23: «...Кдухам праведников, достигших совершенства»; 1 Пет. 3:19: «...Находящимся в темнице духам»), либо «душами» (Отк. 6:9: «Душиуби-енных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели»; 20:4: «Души обез-главленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие»).

4 Читая эту главу, следует помнить, что во многих последних переводах Библии (осо-бенно в NIV) еврейские и греческие слова, означающие понятия «душа» и «тело», пере-водятся непоследовательно и иногда заменяются словами «жизнь», «разум», «сердце» или «человек». Версия RSV (как и русский синодальный перевод. — Примеч. пер.), которую я цитирую, если не уточняю, что использовал иной перевод, в большинстве случаев пере-водит эти слова буквально.

В каких-то контекстах эти слова, конечно, могут означать человеческую жизнь или человека в целом, но очень часто они используются и для обозначения отдельной состав-ляющей человеческой природы (многочисленные примеры см.: BDB, pp. 659—661,924, 925; BAGD, pp. 674, 675, 893, 894).

2. Когда речь идет о смерти, Писание либо говорит, что отходит «душа» человека, либо что отходит его «дух». О смерти Рахили Писание говорит: «И когда выходила из нее душа, ибо она умирала...»(Быт. 35:18). Илия молитсяо том, чтобы «душа» ребенка вновь вернулась в его тело (3 Цар. 17:21), а Исайя пророчествует о том, как Раб Господа «предал душу [евр. Е?ЕЙ] Свою на смерть» (Ис. 53:12). В Новом Завете Господь говорит богатому безумцу: «В сию ночь душу [греч. ψνχή] твою возьмут у тебя» (Лк. 12:20). С другой стороны, смерть иногда рассматривается как возвращение духа к Богу. Так Давид в молитве произносит слова, которые Иисус позднее повторит на кресте: «В Твою руку предаю дух мой» (Пс. 30:6; ср.: Лк. 23:46). После смерти «дух возвратился к Богу, Который дал его» (Еккл. 12:7)5. В Новом Завете говорится, что Иисус, умирая, «преклонив главу, предал дух» (Ин. 19:30). Также и Стефан перед смертью молился: «Господи Иисусе! приимидухмой» (Деян. 7:59).

В ответ на эти соображения трихотомист может возразить, что в процити-рованных текстах говорится о разных вещах, так как когда человек умирает, его душа и его дух отправляются на небо. Однако следует отметить, что Писа-ние нигде не говорит о том, что «душа и дух» человека отправились на небо или вознеслись к Богу. Если бы душа и дух были различными составляющи-ми человеческой природы, следовало бы ожидать, что подобное утверждение встретится нам где-нибудь в Писании, и читатель будет уверен, что в тексте не упущена из виду ни одна из важных составляющих. Но ничего подобного в тексте мы не находим: библейские авторы, похоже, могут говорить и о душе, и о духе, отходящих от тела во время смерти, так как оба слова, видимо, означа-ют одно и то же.

Мы должны отметить также, что процитированные выше ветхозаветные стихи показывают, что неверно утверждать, как это делают некоторые иссл е-дователи, что Ветхий Завет так подчеркивает единство человека, что в нем вовсе не содержится никакого представления о существовании души, отличной от тела. Очевидно, многие из этих ветхозаветных текстов подразумевают, что их авторы признавали существование личности после смерти тела.

5 Джордж Лэдд (George Ladd,/4 Theology of the New Testament [Grand Rapids: Eerdmans, 1974]) говорит, что в Ветхом Завете как душа, так и дух «считаются той составляющей частью человека, которая способна пережить смерть βασύρ [плоти]» (р. 459). В свете вет-хозаветных стихов, процитированных в предыдущем абзаце, это утверждение представ-ляется неверным. Свое рассуждение Лэдд в большой степени основывает на выводах Стейси: W. D. Stacey, 77ге Pauline View of Man (London: Macmillan, 1956); эту книгу он цитирует 14 раз (р. 458,459). Однако сам Стейси считает, что смерть — это конец чело-веческого существования (Ladd, р. 463). Лэдд также отмечает, что Рудольф Бультманн решительно отрицал существование у человека невидимой души или духа, но сам Лэдд отрицает взгляд Булыманна в применении к новозаветным данным (см.: р. 460, п. 17, and р. 464).

3. Человек характеризуется либо словами «тело и душа», либо словами «тело и дух». Иисус говорит: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могу-щих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Здесь слово «душа» явно обозначает ту часть личности, которая существует после смерти. Оно не может здесь означать «человек» или «жизнь», так как бессмысленно говорить о том, кто «губит тело, но не может погубить человека», или «губит тело, но не может погубить жизнь», если не существует такого аспекта личности, который продолжает существовать после смерти тела. Кроме того, когда Иисус говорит о «душе и теле», Он явно говорит о человеке в целом, несмотря на то что не упоминает о «духе» как об отдельной составля-ющей. Судя по всему, слово «душа» означает всю нематериальную сущность человека.

С другой стороны, о человеке иногда говорится как о «теле и духе». Павел повелевает членам коринфской церкви предать заблуждающегося брата са-тане, «во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5:5). Но это не значит, что Павел забывает о спасении также и души; он просто использует слово «дух» для обозначения нематери-альной сущности человека в целом. Также Иаков говорит, что «тело без духа мертво» (Иак. 2:26), но при этом не упоминает о душе. Более того, когда Па-вел говорит о росте личной святости, он одобряет женщину, которая заду-мывается о том, «как угодить Господу, чтоб быть святою и телом и духом» (1 Кор. 7:34), и предполагает, что такое описание учитывает все аспекты чело-веческой жизни. Еще более ясен текст 2 Кор. 7:1, где Павел говорит «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием». Очищение себя от скверны «души» или «духа» означает очищение всей немате-риальной части нашей сущности (см. также: Рим. 8:10; 1 Кор. 5:3; Кол. 2:5).

4. Грешить может и «душа», и «дух». Те, кто придерживается теории трихотомизма, обычно считают, что «душа» может согрешить, так как они по-лагают, что душа — это интеллект, эмоции и воля. (Подтверждение мысли о том, что наши души могут грешить, мы видим в таких стихах, как 1 Пет. 1:22; Отк. 18:14.)

Однако трихотомисты обычно считают «дух» чем-то более чистым, чем душу, свободным от греха и способным откликаться на воздействие Святого Духа. Такое понимание (которое иногда проникает в популярные христиан-ские проповеди и книги) на самом деле не находит подтверждения в библей-ском тексте. Когда Павел призывает коринфян очиститься «от всякой сквер-ны плоти и духа» (2 Кор. 7:1), он явно подразумевает, что в нашем духе может присутствовать скверна (или грех). Он говорит также о незамужней женщи-не, которая размышляет о том, как «быть святою и телом и духом» (1 Кор. 7:34). В других стихах также можно найти схожие утверждения. Например, Господь ожесточил «дух» Сигона, царя Есевонского (Втор. 2:30). В Пс. 77:8 об изра-ильском народе говорится, что он неверен «Богу духом своим». «Гордый дух» (в русском синодальном переводе — «гордость». — Примеч. пер.) предшеству-ет падению (Прит. 16:18), а грешные люди могут быть «высокомерны духом» (в русском синодальном переводе — просто «высокомерные». — Примеч. пер.) (Еккл. 7:8). Исайя говорит о «блуждающих духом» (Ис. 29:24). О Навуходо-носоре сказано: «Дух его ожесточился до дерзости» (Дан. 5:20). Тот факт, что «все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души» (в еврей-ском тексте — «дух»,רוח. — Примеч. пер.) (Прит. 16:2), означает, что наш дух можетбыть виновен в глазах Бога. Существуют и другие стихи, в которых под-разумевается возможность греха в нашем духе (см.: Пс. 31:2; 51:10). Наконец, тот факт, что Писание одобряет того, кто «владеет своим духом» (в русском си-нодальном тексте — «владеющий собою». — Примеч. пер.; Прит. 16:32), подра-зумевает, что наш дух — это не духовно чистая часть нашей сущности, к кото-рой надлежит прислушиваться во всех случаях, но что в нем также могут быть греховные желания или устремления.

5. Все, что говорится о душе, говорится также и о духе, и все, что гово-рится о духе, говорится также и о душе. Сторонники трихотомизма сталки-ваются с серьезным затруднением, когда оказываются перед необходимое-тью четко определить, какова разница между душой и духом (с их точки зре-ния). Если бы Писание давало ясное свидетельство о том, что дух — это та составляющая человека, которая непосредственно общается с Богом в по-клонении и молитве, тогда как наша душа — это наш интеллект (мышле-ние), наши эмоции (чувства) и наша воля (принятие решений), то позиция трихотомистов была бы очень сильной. Но Писание не дает оснований для таких выводов.

С одной стороны, о процессах мышления, чувств и принятия решений не говорится, что они осуществляются только нашими душами. Дух также может испытывать эмоции, как, например, в том случае, когда Павел «возму-тился духом» (Деян. 17:16) или когда Иисус «возмутился духом» (Ин. 13:21). Можно быть также «унылым духом», что осмысливается как противополож-ность «веселого сердца» (Прит. 17:22).

Кроме того, о духе говорится, что он осуществляет функции познания, восприятия и мышления. Например, Марк говорит об Иисусе: «...Узнав [έπιγινάσκω] духом Своим» (Мк. 2:8). Когда Святой Дух «свидетельствует духу нашему, что мы—дети Божий» (Рим. 8:16), наш дух принимает и осознает это свидетельство, что, несомненно, означает его способность воспринимать. Наш дух даже, судя по всему, достаточно глубоко знает наши мысли, так как Па-вел вопрошает: «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа чело-веческого, живущего в нем?» (1 Кор. 2:11). (Ср.: Ис. 29:24, где говорится о «блуждающих духом», которые «научатся послушанию».)

Суть этих стихов заключается не в том, что именно дух, а не душа чувст-вует и мыслит, а в том, что и «душа», и «дух» обозначают нематериальную со-ставляющую человеческой природы в целом и провести различие в употреб-лении этих терминов просто невозможно.

Нам не следует впадать в заблуждение, полагая, что наше мышление или какие-либо иные процессы (ощущение, принятие решений) осуществляются только одной какой-либо нашей частью. Эти процессы осуществляются всей нашей личностью в целом. Когда мы мыслим или чувствуем, наши физические тела, безусловно, также в этом участвуют. Когда мы думаем, мы используем физический мозг, данный нам Богом. Наш мозг и вся нервная система задей-ствованы и тогда, когда мы испытываем те или иные эмоции, и иногда эти эмоции связаны с физическими ощущениями. Все это лишь вновь подчерки-вает мысль, изложенную в начале этой главы, которая гласит: Писание под-черкивает единство человеческой природы, в которой физические тела и не-материальные составляющие наших тел действуют совместно.

С другой стороны, утверждение трихотомистов о том, что наш дух — это тот элемент, который общается с Богом наиболее непосредственно в поклоне-нии и молитве, похоже, не имеет оснований в Писании. Мы часто слышим о том, что наши души поклоняются Богу, общаются с Ним и задействованы в других духовных процессах. «КТебе, Господи, возношу душимою» (Пс. 24:1). «Только в Боге успокоивается душа моя» (Пс. 61:2). «Благослови, душа моя, Господа, и вся внутренность моя — святое имя Его» (Пс. 102:1). «Хвали, душа моя, Господа» (Пс. 145:1). «Величитдуша Моя Господа» (Лк. 1:46).

Эти тексты показывают, что наши души могут поклоняться Богу, славить Его и благодарить Его. Наши души могут молиться Богу, как это видно из слов Анны: «Изливаю душу мою пред Господом» (1 Цар. 1:15). Ведь величай-шая заповедь гласит: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими» (Втор. 6:5; ср.: Мк. 12:30). Наши души могут стремиться к Богу и жаждать Его (Пс. 41:1,2) и могут уповать на Бога (Пс. 41:12). Наши души могут наслаждаться и радоваться в Боге, ибо Давка говорит: «А моя душа будет радоваться о Господе; будет веселиться о спасе-нии от Него» (Пс. 34:9; ср.: Ис. 61:10). Псалмопевец говорит: «Истомилась душа моя желанием судов Твоих во всякое время» (Пс. 118:20); «Душа моя хранит откровения Твои, и я люблю их крепко» (Пс. 118:167). Похоже, нет ни одной сферы жизни или отношений с Богом, о которых бы Писание гово-рило, что в них участвует наш дух, а не наша душа. Оба термина употребляются для описания всех аспектов наших взаимоотношений с Богом.

Однако в свете этих текстов неверно было бы утверждать, что только наша душа (или дух) поклоняется Богу, так как наши тела также участвуют в по-клонении. Мы представляем собой единство тела и души/духа. Наш физи-ческий мозг мыслит о Боге, когда мы поклоняемся Ему и когда мы любим Его всем нашим «разумением» (Мк. 12:30). Давид, в своем стремлении пребывать в присутствии Божьем, говорит: «По Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (Пс. 62:2). Мы читаем также: «Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому» (Пс. 83:3). Когда мы молимся вслух или поем хвалу Богу, в этом задействованы наши губы и голосовые связки; иногда поклонение и молитва в Писании связаны с хлопаньем в ладоши (Пс. 46:2) или воздеванием рук к Богу (Пс. 28:2; 62:5; 133:2; 142:6; 1 Тим. 2:8). Кроме того, игра на музыкальных инструментах во славу Божью — это действие, в котором участвует тот физический материал, из которого сделаны эти ин-струменты (см.: Пс. 149:3—5).Мы поклоняемся Богу как совокупные лич-ности.

И в заключение следует сказать, что Писание, как представляется, не про-водит различия между душой и духом. Судя по всему, на вопросы, которые мы можем адресовать сторонникам трихотомизма: «Что из того, что совершает дух, не может совершить душа? Что душа может совершить такого, чего не мог бы совершить дух?» — ответа не существует.


Сейчас читают про: