double arrow

Кор. 7:7


брак

безбрачие 1Пет. 4:11

говорит ли кто... (включает в се-бя многие дары)

служит ли кто... (включает в се-бя многие дары)

6 Строго говоря, апостольство — это не дар, а служение (об апостольском служении см. в гл. 48).

Все списки разные. Ни в одном не приведены все дары, и ни один дар, кроме пророчества, не упомянут во всех списках (пророчество не упомянуто в 1 Кор. 7:7, где речь идет только о браке и безбрачии, но пророчество явно под-разумевается в выражении «говорит ли кто» в 1 Пет. 4:11). В 1 Кор. 7:7 упоми-наются два дара, которых нет ни в одном другом списке: в контексте, пове-ствующем о браке и безбрачии, Павел говорит: «Каждый имеет свое дарова-ние στ Бога, один так, другой иначе».

Эти факты указывают на то, что Павел не стремился составить полный список даров, когда упоминал о них. Хотя иногда мы и наблюдаем признаки некоторой упорядоченности (в 1 Кор. 12:28 первыми он упоминает апостолов, затем пророков, третьими — учителей, а языки — в последнюю очередь), но в целом Павел приводит случайные примеры различных даров, которые прихо-дили ему в голову.

7 Здесь следует кое-что сказать о соотношении между дарами и различными цер-ковными служениями. Когда мы просматриваем эти списки, то в некоторых случаях ясно, что Павел называет конкретный дар (как, напр., исцеление, управление или язы-ки), а в других случаях он называет людей, которые обладают этими дарами (как, напр., апостолы, пророки или евангелисты). В некоторых списках названы только сами дары (как, напр.,в 1 Кор. 12:8—10),тогда каквдругих называются только люди, которые обла-дают этими дарами (как, напр., в Еф. 4:11 или 1 Пет. 4:11). При этом некоторые списки — смешанные, в них называются как дары, так и люди, которые ими обладают (как, напр., в Рим. 12:6-8 и 1 Кор. 12:28).




Кроме этого, следует провести еще одно разграничение: в тех случаях, когда Павел называет людей, он иногда имеет в виду официально признанное служение в церкви («апос-толы» или «пастыри-учителя»). Можно предположить, что люди начинают исполнять свое служение после того, как получают формальное признание всей церкви (в случае пасто-ра [или пресвитера] это называется «рукоположением» или «введением в должность»). Но в других случаях, хотя назван человек, нет необходимости считать, что здесь имело место официальное признание или введение в должность перед всей церковью. Это спра-ведливо в случаях «увешеваюшего», «раздающего» и «благотворителя» в Рим. 12:6-8. В Новом Завете нет определенных указаний на то, что евангелисты или пророки были утверждены в церкви на официально признанное служение, и, возможно, слово «про-рок» означает просто человека, который регулярно пророчествовал с явным благослове-нием для церкви. Слово «евангелист» также, вероятно, означает тех, кто регулярно и эффективно действовал в сфере проповеди (слово εϋγγελίστης, «евангелист», в англо-язычной традиции принято понимать как «проповедник», откуда и английское слово evangelism. — Примеч. пер.), а слово «учителя» могло обозначать как тех, кто нес формаль-



Кроме того, между этими списками есть пересечения. Несомненно, дар управления (κυβέρνησις, 1 Кор. 12:28) сходен с даром начальства (ότφοιστόμενος, Рим. 12:8), и, возможно, оба термина могли обозначать многих людей, кото-рые были также пастырями и учителями (Еф. 4:11). Кроме того, в одних слу-чаях Павел называет действие, а в других — соответствующее существи-тельное, которое обозначает человека (как, напр., «пророчество» в Рим. 12:6 и 1 Кор. 12:10, но «пророк» в 1 Кор. 12:28 и Еф. 4:11)7.

Другая причина полагать, что Павел мог бы составить и гораздо более пространные списки, если бы захотел, заключается в том, что некоторые из перечисленных даров получат разное выражение в разных людях. Безуслов-но, дар служения (Рим. 12:6) или вспоможения (1 Кор. 12:28) вразличных си-туациях будет принимать различные формы. Некоторые люди могут служить или помогать, давая мудрые советы, другие — приготовляя пищу, третьи — заботясь о детях или о престарелых, четвертые — давая профессиональные юридические, медицинские или финансовые консультации в церкви, когда в этом возникает необходимость. Эти дары весьма разнообразны. Среди тех, кто обладает даром проповедничества, некоторым особенно хорошо удается про-поведовать лично, в своем ближайшем окружении, другие служат через напи-сание исследований и христианской литературы, а третьи участвуют в мае-совых кампаниях и общественных встречах. Кто-то прекрасно проповедует по радио или по телевидению. Эти проповеднические дары не одинаковы, хотя все они подпадают под широкое определение «евангелист, проповедник». То же самое можно сказать о даре учительства и управления8. Все это означает, что один и тот же дар в разных людях проявляется по-разному.



Так сколько же существует даров? Ответ зависит от того, насколько да-леко мы зайдем в наших уточнениях. Мы можем составить очень короткий список из двух даров, как это делает Петр: «Говорит ли кто...» и « Служит ли кто...» (1 Пет. 4:11). В этот список, состоящий всего из двух пунктов, Петр включает все дары, упомянутые во всех других перечислениях, поскольку все они подпадают либо под одну, либо под вторую категорию. С другой стороны, мы могли бы исходить из ветхозаветных служений пророка, священника и царя и составить список из трех категорий: пророческие дары (в широком смысле) включали бы в себя учение, ободрение, увещевание и обличение. Свя-щеннические дары подразумевали бы все то, что связано с милосердием и за-ботой о нуждающихся или ходатайством перед Богом (такие, как говорение на языках). Царские дары включали бы в себя все, что касается правления и порядка в церкви.

Но признанное служение учительства в церкви, возможно, в сочетании со служением пресвитера, и тех, кто учительствовал в менее формальном смысле, но регулярно и ус-пешно учил в небольших группах.

Для удобства мы будем продолжать говорить об этих списках как о списках «ду-ховных даров», хотя и будем помнить, что в них включены как сами духовные дары, так и люди, обладающие этими дарами. Поскольку и сами дары, и люди даны Церкви Иисусом Христом, то вполне неуместно назвать и дары, и людей в разных частях этих списков.

8 См. прекрасное изложение этой темы: John R. W. Stott, Baptism and Fullness: The Workofthe Holy Spirit Today (Downers Grove, 111.: InterVarsity Press, 1964), p. 88,89.

Можно составить другую классификацию: дары знания (такие, как разли-чение духов, слово мудрости и слою знания), дары силы (такие, как исцеление, чудотворение и вера) и дары речи (языки, истолкование и пророчество)9. И вновь мы могли бы составить гораздо более пространный список, какприве-денный выше. Но даже этот список не включает в себя все возможные дары (ни водном из списков нет ходатайственной молитвы, напр., которая может быть отнесена к дару веры, но не является тем же самым, что дар веры; ни в один список не включены музыкальные дары, также ни в одном из них не упо-мянуто изгнание бесов, хотя Павел должен был знать, что некоторые христиа-не в этом более преуспели, чем другие). И если мы хотели бы выделить разные виды служения, управления, проповеди или учительства, то легко могли бы получить список из пятидесяти или даже ста пунктов10.

Суть здесь заключается в том, что Бог дарует Церкви поразительное раз-нообразие духовных даров, и все они являются признаками Его разнообраз-ной благодати. Вот что говорит Петр: «Служите друг другу, каждый тем да-ром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет 4:10; слово «многоразличный» — это перевод греческого ποικίλο , которое означает: «имеющий много граней или аспектов; очень раз-нообразный»).

9 Эта классификация заимствована из книги: Dennis and Rita Bennett, The Holy Spirit and You (Plainfield, N. J.: Logos International, 1971), p. 83. Беннетты основываются на дарах откровения, дарах силы и дарах вдохновения, или общения, и, в отличие от меня, перечисляют их в обратном порядке.

10 Тот факт, что дары можно классифицировать очень по-разному, позволяет нам утверждать, что для целей преподавания пригодны различные типы классификаций, но мы должны остерегаться утверждать, что только одна классификация или один способ перечисления является правильным, поскольку Писание не ограничивает нас одним образцом классификации.

Практический вывод из всего сказанного таков: мы должны признавать и ценить людей, чьи дары отличаются от наших собственных и могут отли-чаться от наших представлений о том, как должны практически выглядеть те или иные дары. Более того, в здоровой церкви будет очень много даров, и это разнообразие будет вести не к расколам, а, напротив, к большему единству верующих. Суть аналогии Павла между Церковью и Телом со многими чле-нами(1 Кор. 12:12—26) заключается в том, что Бог поместил нас в одно тело, в котором есть все эти различия, для того, чтобы мы зависели друг от друга. «Не может глаз сказать руке: „ты мне не надобна"; или также голова ногам: „вы мне не нужны". Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, го-раздо нужнее» (1 Кор. 12:21,22; ср. ст. 4—6). Мнение отом, что мы будем едины, если теснее сплотимся с теми, кто отличается от нас, противоречит мирским представлениям об общении. Но именно это хочет сказать Павел в 1 Кор. 12, показывая нам славу мудрости Бога, Который никому не позволяет обладать всеми дарами, необходимыми для Церкви, и требует, чтобы мы зависели друг от друга, чтобы Церковь функционировала должным образом.

4. Дары могут различаться по своей силе. Павел говорит, что если мы име-ем дар пророчества, то должны использовать его «по мере веры» (Рим. 12:6), указывая тем самым, что дар может быть более или менее развит у разных людей или в одном и том же человеке в различные периоды времени. Вот по-чему Павел напоминает Тимофею: «Не неради о пребывающем в тебе даро-вании» (I Тим. 4:14); «По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий» (2 Тим. 1:6). Вероятно, дар Тимофея ослаб, по-видимому, из-за нечастого упо-требления, и Павел напоминает Тимофею о том, чтобы он не оставлял свой дар в небрежении, но использовал его, и тем самым усиливал. И в этом нет ничего удивительного, если мы знаем, что многие дары возрастают в силе и эффективности, если их употребляют, — такие, как проповедь, учительство, ободрение, управление и вера. У Аполлоса был сильный дар проповеди и уче-ния — ибо мы читаем, что он был «сведущий [или „мощный", греч. δυνατό ) в Писаниях» (Деян. 18:24). Сам же Павел, вероятно, имел и часто использовал очень действенный дар говорения на языках, так как он говорит: «Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками» (1 Кор. 14:18)1'.

Все эти тексты показывают, что духовные дары могут различаться по силе. Если мы размышляем о том или ином даре: об учительстве или проповеди, о пророчестве или исцелении, то мы должны понимать, что в любой общине на-верняка найдутся люди, которые будут очень действенно применять эти дары (возможно, потому что они долго их использовали и приобрели определенный опыт); найдутся также и другие, умеренно сильные в том или ином даре, и та-кие, кто, вероятно, обладает этим даром, но только еще начинает использо-вать его. Это различие в силе духовного дара — результат сочетания боже-ственного и человеческого влияния. Божественное влияние — это работа Святого Духа, Который действует, «разделяя каждому особо, как Ему угод-но» (1 Кор. 12:11). Человеческое влияние заключается в опыте, тренировке, мудрости и естественной способности использовать тот или иной дар. Обыч-но невозможно узнать, в какой пропорции человеческое и божественное вли-яния сочетаются в том или ином случае, да этого и не нужно знать, поскольку даже те способности, которые мы считаем «естественными», — даны нам Бо-гом (1 Кор. 4:7) и находятся под Его властью (о Божьем провидении и челове-ческой ответственности см. в гл. 15).

11 См. также: 1 Кор. 13:1—3, где Павел приводит примеры некоторых даров, дове-денных до самого высшего предела, использует эти примеры для того, чтобы показать, что даже такие дары без любви не приносят никакой пользы.

37 Зак. 3605

Но тогда хочется спросить, насколько сильной должна стать способность, чтобы ее можно было назвать духовным даром? Например, насколько спо-собным учителем должен стать человек, чтобы о нем можно было сказать, что он обладает даром учительства? Или насколько действенным проповедником должен стать человек, чтобы признать, что он обладает даром проповеди?

Или как часто молитвы об исцелении должны получать ответ, прежде чем о человеке скажут, что он имеет дар исцеления?

Π исание не отвечает на этот вопрос прямо. Но Павел говорит об этих да-pax как о чем-то полезном для назидания Церкви (1 Кор. 14:12), а Петр счита-ет, что каждый человек, получивший дар, должен помнить о том, что дары еле-дует использовать, служа «друг другу» (1 Пет. 4:10). Следовательно, можно предположить, что и Павел, и Петр считали дары достаточно сильными спо-собностями, которые должны служить благу Церкви, — как всей общине (про-рочество и учение), так и отдельным людям (вспоможение или увещевание).

Вероятно, в этом вопросе не может быть проведена четкая линия, но Па-вел все же напоминает нам, что не все обладают всеми дарами или даже одним даром. Он достаточно четко это формулирует в серии вопросов, на каждый из которых предполагается отрицательный ответ: «Всели Апостолы? всели про-роки? всели учители? все ли чудотворцы? всели имеют дары исцелений? все ли говорят языками ?всели истолкователи?» (1 Кор. 12:29,30).

Из греческого текста (в котором перед каждым вопросом стоит части-цаμή) совершенно очевидно, что ответ на все вопросы должен быть отри-цательным. Поэтому не все являются учителями, например, и не все облада-ют даром исцеления, и не все говорят языками.

Но хотя и не все обладают даром учительства, верно, что все люди могут «учить» в определенном смысле этого слова. Даже те, кто и не мечтает о препо-давании в воскресной школе, читают библейские истории своим детям и по-ясняют им значение этих историй — ведь Моисей заповедал израильтянам (Втор. 6:7) излагать своим детям слою Божье, когда они находятся дома или идут по дороге. Поэтому мы должны сказать, что, конечно, не все обладают да-ром учительства, но некоторая общая способностьучить, связанная с даром учи-тельства, принадлежит всем христианам. Иначе эту мысль можно выразить так: нет такого духовного дара, который был бы у всех верующих, но существуют не-кие общие способности, сходные со всеми дарами, которые есть у христиан.

Это видно на примере целого рядадаров. Не у всех христиан есть дар про-поведи, но все христиане имеют способность поделиться Евангелием со сю-ими ближними. Не все христиане имеют дар исцеления (как мы увидим ниже, в наши дни многие даже утверждают, что подлинным даром исцеления теперь не обладает никто), и все же каждый христианин может молиться Богу об ис-целении своих больных друзей или родственников, и делает это. Не каждый христианин имеет дар веры, но каждый верующий в определенной степени обладает верой, и мы ожидаем, что она будет юзрастать в процессе нашей хри-стианской жизни.

Мы даже можем сказать, что другие дары, такие, как пророчество и гово-рение на языках, не только различны по своей силе в каждом конкретном слу-чае, но также имеют соответствия в некоторых общих способностях, которые мы обнаруживаем в жизни каждого христианина. Например, если мы понимаем пророчество (в соответствии с определением, данным в гл. 52) как «пере-дачу того, что Бог внезапно приводит нам на ум», то, конечно, не все обладают этим даром. Ведь не все осознают то, что Бог говорит нам, с такой ясностью и силой, чтобы свободно рассказать об этом в собрании христиан. Однако каж-дый христианин изредка чувствует, что Бог говорит ему о необходимости мо-литься задруга, находящегося вдали, или написать кому-то слово ободрения, или позвонить, а позже выясняется, что именно это и было необходимо как раз в тот самый момент. Не многие стали бы отрицать, что Бог неожиданно, Своей властью, дает нам эти мысли, хотя это и нельзя назвать даром пророче-ства. Скорее всего, это способность получить направление или водительство от Бога, присущая всем христианам, которая напоминает дар пророчества, хотя и действует значительно слабее.

С этой точки зрения мы можем рассматривать даже говорение на языках. Если мы считаем говорение на языках молитвой, заключающейся в произне-сении слов, которые не понимает сам молящийся (см.: 1 Кор. 14:2,14; этот во-прос рассматривается в гл. 52), тогда не каждый христианин имеет дар гово-рения на языках (и вновь следует сказать, что некоторые христиане утверж-дают, что в наши дни этим даром больше никто не обладает). Но мы должны согласиться, что каждый христианин иногда молится не только вразумитель-ными словами, но также вздохами, стонами или плачем, и, как это знает веру-ющий, Господь слышит и понимает те тревоги и заботы нашего сердца, кото-рые мы не можем выразить словами (ср.: Рим. 8:26,27). Но мы не должны на-зывать это даром говорения на языках. Скорее всего, это общая способность, присутствующая в нашей христианской жизни, которая каким-то образом связана с этим даром. Ведь идет речь о молитве, выраженной таким образом, что мы не можем понять ее полностью, и тем не менее Святой Дух делает так, что Бог слышит эту молитву.

Суть изложенных аргументов заключается в том, что духовные дары нельзя считать чем-то мистическим и «потусторонним», как иногда полага-ют. Многие из них — это просто усиленные или в высшей степени развитые способности, которыми обладает большинство христиан. Есть и еще один важ-ный вывод. Получая дары от Бога, мы должны совершенствоваться в их при-менении, чтобы церковь могла в полной мере пользоваться благами от тех да-ров, носителями которых нас сделал Бог.

И наконец, дар того или иного человека (напр., такой, как учительство или управление) может слабо проявляться в большой церкви, где уже есть люди, у которых этот дар хорошо развит, но в более молодой и менее много-людной церкви его дар будет активно действовать на благо всей общины.

5. Христиане обладают дарами временно или постоянно? Похоже, что в большинстве случаев в Новом Завете речь идет о постоянном обладании ду-ховными дарами. Аналогия с частями тела в 1 Кор. 12:12—26 подтверждает это, поскольку в ней глаз не становится рукой, а ухо — ногой, но все члены постоянно существуют в теле12. Кроме того, Павел говорит, что некоторых людей называют «пророками», или «учителями» (1 Кор. 12:29), или «еванге-листами» (Еф. 4:11), имея в виду их постоянные функции. Следовательно, эти люди обладают постоянным даром пророчества, учительства и проповеди, если только из-за каких-то необычных обстоятельств эти дары не утрачиваются. А когда Павел говорит об истолкователях иных языков (1 Кор. 14:28), он предполагает, что в общине есть человек, имеющий дар истолкования в те-чение определенного времени. Когда Павел говорит: «Если кто почитает себя пророком» (1 Кор. 14:37), он знает, что в Коринфе есть такие люди, которые пророчествуют достаточно часто. Все эти стихи указывают на постоянное или, по крайней мере, длящееся определенное время действие даров.

И в самом деле, в Рим. 12 Павел начинает фразу следующим образом: «И как, поданной нам благодати, имеем различные дарования...» (Рим. 12:6). АТи-мофею он говорит: «Не неради о пребывающем в тебе даровании» (1 Тим. 4:14), вновь указывая на то, что Тимофей обладал определенным даром в течение некоторого времени. Итак, в Новом Завете достаточно указаний на то, что люди обладали духовными дарами и использовали их в течение своей христи-анской жизни.

Тем не менее следует сделать несколько важных оговорок, поскольку в некотором отношении дары не являются постоянными. Есть такие дары, ко-торые непостоянны по самой своей природе, например, дар брака и безбрачия (1 Кор. 7:7). Хотя Павел и называет их дарами, в жизни большинства верую-щих существуют промежутки времени, в течение которых они неженаты (не замужем), и периоды, в течение которых они женаты (замужем). Кроме того, некоторые дары, хотя и используются весьма часто, не могут использо-ваться пожеланию. Действенность дара исцеления, например, зависит от вер-ховной власти Бога в ответ на молитву о выздоровлении. Также и пророчество зависит от дарования «откровения» (1 Кор. 14:30) от Бога и не может быть осу-ществлено по желанию человека, обладающего этим даром. То же самое мо-жет быть сказано даже о даре проповеди: ведь от Святого Духа зависит, будет ли человек перерожден и придет ли он к вере, поэтому проповедник может мо-литься и проповедовать, но только Бог может совершить жатву душ.

12 Мы, конечно, не должны заходить слишком далеко в нашей интерпретации ме-тафорытела, поскольку люди действительно получают новые дары, и Павел даже поощ-ряет верующих к тому, чтобы они стремились получить дополнительные духовные дары (1 Кор. 14:1). Но эта метафора предполагает определенную степень стабильности или по-стоянства в обладании даром.

В других случаях тот или иной дар может быть дан только в конкретной или специфической ситуации. Например, к Самсону в конце его жизни воз-вратились силы (хотя это и не является духовным даром в новозаветном смысле) ради одного решающего момента (Суд. 16:28). В Новом Завете удивитель-ное откровение Стефану, когда он, «будучи исполнен Духа Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:55), было проявлением Духа, дарованного ему только в этот конкретный момент.

Дар может быть потерян и по причине небрежения, когда человек таким образом печалит Святого Духа или впадает в серьезное доктринальное или моральное заблуждение. Павел предостерегал Тимофея: «Не неради о пребы-вающем в тебе даровании» (1 Тим. 4:14). И, возможно, о том же самом гово-рится в притче о талантах: «Всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25:29)13.

Кроме того, мы должны помнить, что Святой Дух свободен в распределе-нии даров: Он разделяет «каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:11). Сло-во, переведенное здесь как «разделяет», — это принцип, который обозначает деятельность, происходящую во времени. Можно перефразировать это выра-жение так: «Святой Дух всегда продолжает распределять или разделять дары каждому человеку лично так, как Он того желает». Это означает, что Святой Дух, руководствуясь своими причинами, может лишить человека дара на ка-кое-то время или сделать его более сильным или слабым.

И наконец, в 1 Кор. 13:8—13 (этототрывокбудетрассмотрен ниже) пока-зано, что те дары, которыми мы обладаем, будут длиться только в этом веке и впоследствии будут заменены чем-то гораздо более великим. Поэтому в дан-ной перспективе ни один дар не является «постоянным», поскольку любой дар станет бесполезным, когда возвратится Господь.

В дискуссии о том, являются ли дары постоянными, или временными, иногда упоминается Рим. 11:29: «Ибо дары и призвание Божие непрелож-ны». Однако использование этого стиха здесь кажется неуместным, посколь-ку Павел говорит о статусе еврейского народа, в том числе об их призвании как народа Божьего и о дарах или благословениях, которые являются след-ствием этого статуса. Здесь Павел доказывает, что Бог все еще думает о наро-де Израиля, но вопрос о дарах Святого Духа (в том смысле, как об этом сказа-но в 1 Кор. 12:14) в Рим. 11:29 не подразумевается. И вполне очевидно, что при неверном использовании даров, небрежении или огорчении Святого Духа Бог Своим решением может уменьшить действие дара или лишить его совсем.

13 Хотя главная тема этой притчи — воздаяние на последнем суде, все же здесь по-ощряется и использование всего того, что было дано человеку, так что мы можем наде-яться, что Бог будет относитьсяк нам именно таким образом ив этой жизни.

6. Дар это чудо или нет ?Ответ на этот вопрос зависит от определения слова «чудо». Если мы определяем «чудо» как «прямое действие Бога в мире», то все духовные дары чудесны, поскольку они усиливаются Святым Духом (1 Кор. 12:11; ср. со ст. 4—6). Но в этом смысле все, что происходит в мире, может быть названо чудом, поскольку все приводится в действие Божьим про-мыслом (см.: Еф. 1:11; Дан. 4:35; Мф. 5:45)'4. Поэтому слово «чудо» теряет свою полезность, так как очень трудно найти нечто, происходящее в мире и не чудесное в этом смысле слова.

Лучше определить понятие «чудо» в более узком смысле, как мы сделали это в гл. 16: чудо — это «менее частое действие Бога, которым Он вызывает страх и изумление в сердцах людей и свидетельствует о Себе». И тогда только некоторые дары, те, которые изумляют людей и о которых люди думают, что они даны Богом чудесным образом, можно считать чудом. Безусловно, к этой категории следует отнести пророчество (отметим изумление неверующего в 1 Кор. 14:24,25), исцеление (отклик людей в Деян. 3:10 и др.), изгнание бесов (см.: Деян. 19:11—13,17) и говорение наязыках, если это иностранный язык, который понимают другие люди (см. описание событий в Пятидесятницу в Деян. 2:7). Возможно, и другие исключительные явления могут быть отнесе-ны к чудотворным дарам (1 Кор. 12:10).

С другой стороны, с точки зрения этого определения, некоторые дары не воспринимаются как чудесные. Дары служения, наставления, увещевания, раздаяния и благотворительности (в Рим. 12:7,8) подпадают именно под эту категорию, как и дары тех, кто действует в качестве помощника и управителя (1 Кор. 12:28). Но все тот же Святой Дух дает эти дары и действует через них.

Суть этого анализа заключается в том, что нам не следует делить дары на естественные и сверхъестественные. В Библии подобное разграничение не про-водится. Опасность этого разделения заключается в том, что мы можем ре-шить, будто некоторые дары, которые мы считаем «сверхъестественными», более важны, и недооценивать те дары, которые считаем «естественными». Если мы будем так поступать, то перестанем видеть руку Божью в действии всех даров и не будем благодарить Бога за все дары без исключения.

С другой стороны, это может породить в нас недоверие к «сверхъестествен-ным» дарам, и мы решим, что вероятность действия таких даров в нашей жиз-ни очень мала. В этом случае мы будем с большим вниманием относиться к тем дарам, которые считаем «естественными», и не слишком надеяться наяв-ление «сверхъестественных» даров.

Писание же говорит, что «все» дары действуют в нас одним и тем же Свя-тым Духом и тем же Богом (1 Кор. 12:4—6). Картина мира, которую мы видим в Писании, — это постоянное взаимодействие между видимым миром, кото-рый мы можем видеть и осязать, и невидимым миром, о котором Писание го-ворит как о вполне реальном. Бог действует в обоих мирах, и мы оказываем себе и церкви очень скверную услугу, разделяя эти аспекты творения на «сверхъестественные» и «естественные».







Сейчас читают про: