double arrow

ОБЪЯСНЕНИЕ И ОБОСНОВАНИЕ В ПИСАНИИ. А. Мы вечно будем житьс Богом на новом небе и на новой земле


А. Мы вечно будем житьс Богом на новом небе и на новой земле

После суда верующие войдут в состояние полного наслаждения жизнью в присутствии Бога на вечные времена. Иисус скажет нам: «Приидите, благо-словенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25:34). Мы войдем в Царство, где «ничего уже не будет проклятого; но пре-стол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему» (Отк. 22:3).

Ссылаясь на этот стих, христиане часто говорят, что они вечно будут жить с Богом «на небе». Однако библейское учение богаче: оно говорит нам, что там будут новое небо и новая земля — полностью обновленное творение — и мы будем жить там с Богом.

Господь дает обетование через Исайю: «Ибо вот, Я творю новое небо и но-вую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы» (Ис. 65:17), и говорит о «новом небе и новой земле», которые Он сотворит (Ис. 66:22). Петр говорит: «Мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых оби-тает правда» (2 Пет. 3:13, курсив мой. — У. Г.). В описании своего видения тех событий, которые произойдут после суда, Иоанн говорит: «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Отк. 21:1, курсив мой. — У. Г.). Он продолжает, и говорит, что произойдет нечто, что еде-лает равными небо и землю, так как он видит святой город, «новый Иеруса-лим», сходящий «от Бога с неба» (Отк. 21:1), и слышит голос, объявляющий, что «скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его на-родом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (ст. 3). Итак, в этом новом творении произойдет соединение земли и неба, и там мы будем жить в присутствии Бога.




1. Что такое небо? В современную эпоху то место, где пребывает Бог, в Писании часто называется «небом». Господь говорит: «Небо — престол Мой» (Ис. 66:1), а Иисус учит нас молиться: «Отче наш, сущий на небесах» (Мф. 6:9). Иисус, «восшед на небо, пребывает одесную Бога» (1 Пет. 3:22). Итак, понятие «небо» можно определить следующим образом: небо — это то место, в кото-ром Бог наиболее полно являет Свое присутствие для благословения.

Ранее мы рассматривали вопрос о том, каким образом Бог присутствует всюду1, и, в частности, как в некоторых местах Он являет свое присутствие для благословения. Величайшее проявление присутствия Божьего для благо-Словенияпроисходит на небе, где Он являет Свою славу и где ангелы, прочие небесные существа и спасенные святые поклоняются Ему.

2. Небо — это определенное место, а не просто состояние разума. Одна-ко кто-то может спросить, каким образом можно соединить небо и землю? Ясно, что земля — это место, которое расположено на определенном участке нашего мира, существующего в пространстве и времени, но вероятно ли по-мыслить о небе как о месте, которое может быть соединено с землей?



Представление о небе как об определенном месте часто отрицается, в основ-ном потому, что его существование подтверждается только свидетельством Писания. В последнее время даже некоторые евангельские исследователи очень неуверенно говорили о том, что небо—это определенное место2. Можно ли отрицать, что небо — это реальное место, лишь на том основании, что мы о нем знаем только из Библии и не можем исследовать его опытным путем?

Новый Завет ясно и неоднократно учит о том, что небо расположено в опре-деленном месте. Когда Иисус вознесся на небо, тот факт, что Он отправился в определенное место, похоже, составляет основную суть повествования. Кро-ме того, Иисус хотел, чтобы Его ученики именно так восприняли Его вознесе-ние, когда Он постепенно возносился, все еще говоря с ними: «Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» (Деян. 1:9; ср. с Лк. 24:51: «И когда благословлял их, стал отдаляться от них»). Ангелы воскликнули: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы виде-ли Его восходящим на небо» (Деян. 1:11). Трудно яснее представить учение о том, что Иисус вознесся в некое место.

10 вездесущности Бога см. в гл. 10.

2 Миллард Эриксон говорит: «Хотя небо — это и место, и состояние, в первую очередь это все же состояние» (Millard Erickson, Christian Theology,^. 1232). Это утверж-дение очень трудно понять. Нечто может либо быть местом, либо не быть местом; ничто не может являться местом, но при этом «в первую очередь — состоянием». Еще более кате-горичен Дональд Гатри, который говорит о Новом Завете: «Однако нам не стоит пытаться найти описание места, кроме упоминания присутствия в нем» (Donald Guthrie, New Testament Theology, p. 875). Он говорит также: «Павел не мыслит о небе как о месте, он мыслит о нем в терминах присутствия Бога» (там же, р. 880). Однако какой смысл имеет такое разграни-чение? Если кто-то присутствует где-либо, то, по определению, там должно быть место, поскольку «присутствовать» означает «находиться в том или ином месте».



Тот же самый вывод можно сделать из повествования о смерти Стефана. Перед тем, как его побили камнями, он, «будучи исполнен Духа Святого, воз-зрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и ска-зал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную

Бога» (Деян. 7:55,56). Он увидел не просто символы некоего состояния. По-хоже, его глазам открылось то духовное измерение реальности, которое Бог скрыл от нас в этом веке, то измерение, которое тем не менее существует в нашем мире пространства и времени и в котором Иисус ныне живет в Своем воскрешенном теле, ожидая времени, когда Он возвратится на землю3. Кроме того, тот факт, что мы обретем воскрешенные тела, подобные воскрешенному телу Христа, указывает нам, что небо — это место, где мы в этих физических телах (ставших совершенными, не подверженными слабости и старению)4 будем населять определенное место в определенное время, как ныне Иисус в Его воскрешенном теле.

Представление о небе, как об определенном месте, в первую очередь бази-руется на обетовании Иисуса: «Я иду приготовить место вам» (Ин. 14:2, курсив мой. — У. Г.). Он совершенно определенно говорит о том, что уходит из этого Своего существования обратно к Отцу, а затем снова вернется: «И когда пой-ду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:3, курсив мой. — У. Г.).

Эти тексты подводят нас к выводу, что даже сейчас небо — это определен-ное место, хотя его расположение ныне нам неизвестно и мы не можем вое-принять его нашими чувствами. Это место, в котором пребывает Бог и кото-рое после суда будет каким-то образом обновлено и соединено с обновленной землей.

3. Физическое творение будет обновлено, и мы будем продолжать суще-ствовать и действовать в нем.Помимо нового неба Бог сотворит «новую зем-лю» (2 Пет. 3:13; Отк. 21:1). Многие отрывки из Писания указывают на то, что физическое творение будет значительно изменено: «Тварь с надеждою ожи-дает откровения сынов Божиих, — потому что тварь покорилась суете не доб-ровольно, но по воле покорившего (ее), — в надежде, что и сама тварь осво-бождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8:19—21, курсив мой. — У. Г.).

3 Вопрос о воскрешенном теле Иисуса и Его вознесении рассматривается в гл. 27.

4 О природе наших воскрешенных тел см. в гл. 41.

Однако возникает вопрос, будет ли земля просто обновлена, или же пол-ностью разрушена и заменена новой землей, заново сотворенной Богом? По-хоже, что в некоторых местах Писания говорится о совершенно новом творе-нии. Автор Послания к Евреям (цитируя Псалом 101) говорит о небе и земле: «Они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся» (Евр. 1:11,12). Далее он говорит о Божьем обето-вании: «Еще раз поколеблю не только землю, но и небо», и это означает «из-менение колеблемого, как сотворенного, чтобы пребыло непоколебимое» (Евр. 12:26,27). Петр говорит: «Придет же день Господень, как тать ночью и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Пет. 3:10, курсив мой. — У. Г.). Схожее описание есть и в Откровении, где Иоанн говорит: «И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места» (Отк. 20:11). Более того, Иоанн говорит: «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Огк. 21:1).

В протестантском мире существует разногласие по вопросу о том, будет ли земля полностью разрушена и заменена, или просто обновлена. Беркхоф говорит, что богословы-лютеране подчеркивают тот факт, что творение будет совершенно новым, тогда как богословы-реформаты особое значение придают тем стихам, в которых говорится о том, что творение будет просто обновлено5. Процитированные выше отрывки, повествующие о том, что земля будет потря-сена и что прежняя земля «прейдет», могут повествовать просто о земле в том виде, в каком она существует сейчас, а не о земле вообще. Даже во 2 Пет. 3:10, где говорится о разрушении стихий и о том, что земля и все пребывающие на ней дела сгорят, возможно, имеется в виду земля не как планета, а скорее как то, что находится на поверхности земли (т. е. большая часть почвы и то, что на ней расположено).

4. Наши воскрешенные тела будут частью обновленного творения. На но-

5 В данном случае реформатская точка зрения кажется предпочтительней, посколь-ку трудно представить себе, что Бог полностью уничтожит Свое первоначальное творе-ние, тем самым как бы оставляя последнее слово за дьяволом, отдавая на разрушение то творение, которое сначала было «хорошо весьма» (Быт. 1:31).

вом небе и новой земле будет место и возможность для занятий в наших вое-крещенных телах, которые никогда не состарятся и не станут слабыми или больными. В пользу этой точки зрения свидетельствует убедительный аргу-мент, гласящий, что первоначальное физическое творение было «хорошо весь-ма» (Быт. 1:31). Поэтому в физическом мире не содержится ничего наслед-ственно-греховного, злого или «недуховного», то же самое можно сказать и о творении, которое Бог облек в физическую форму, и о наших телах, в которых Он нас сотворил. Хотя все это было нарушено и повреждено грехом, Бог не уни-чтожит физический мир полностью (что свидетельствовало бы о том, что грех расстроил и нарушил планы Бога), Он просто сделает совершенным все тво-рение и приведет его в гармонию с теми целями, для которых оно было пер-воначально создано. Поэтому мы можем ожидать, что на новом небе и на новой земле возникнет полностью совершенная земля, которая вновь будет «хо-роша весьма». Мы можем ожидать также, что наши физические тела снова станут «хороши весьма» в очах Божьих, и они будут содействовать исполнению тех целей, ради которых человек первоначально и был помещен на землю.

Когда автор Послания к Евреям говорит, что мы «еще» не видим, что все покорено человеку (Евр. 2:8), он подразумевает, что в будущем все будет нам подчинено, ради царственности человека Иисуса Христа (отметим ст. 9: «За претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус»). Это будет исполнени-ем первоначального плана Бога, который состоял в том, что все должно быть подчинено человеческим существам, которых Он сотворил6. В этом смысле мы будем «наследовать землю» (Мф. 5:5) и править ею, как того изначально и хотел Бог.

Поэтому нас не должно удивлять, что в некоторых описаниях жизни на небесах мы видим черты, очень схожие с физическим или материальным тво-рением Бога. Мы будем пить и есть на брачной вечере Агнца (Отк. 19:9). Иисус будет вновь пить вино со Своими учениками в Царстве Небесном (Лк. 22:18). «Река воды жизни» будет течь «от престола Бога и Агнца... среди улицы его» (Отк. 22:1, курсив мой. — У. Г.). Нет никаких причин утверждать, что все эти выражения сугубо символические, без какого бы то ни было буквального зна-чения. Разве в плане Божьем символические пиры, символическое вино, сим-волические реки и деревья в каком-либо смысле более возвышенны, чем ре-альные пиры, реальное вино и реальные реки и деревья? Эти вещи — просто одна из прекрасных черт совершенства и благости физического творения, со-зданного Богом.

Конечно, в Книге Откровение есть символические описания, и мы не смо-жем абсолютно во всех случаях точно установить, что следует понимать бук-вально, а что — символически. Однако нетрудно представить себе, что описа-ние небесного города с воротами и стеной и с основаниями — это описание чего-то буквального и реального, «великий город, святый Иерусалим, кото-рый нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию: светило его подобно дра-гоценнейшему камню» (Отк. 21:10,11). «Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло. <.״> ...И цари земные принесут в него славу и честь свою. Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. И принесут в него славу и честь народов» (Отк. 21:21—26).

6 О первоначальном плане Бога, который заключался в том, чтобы человек правил всем творением, см. в гл. 14 и гл. 20.

Хотя мы можем испытывать определенную неуверенность в отношении тех или иных деталей, мы не вступили бы в противоречие с текстом, если бы сказали, что на новом небе и на новой земле мы будем есть и пить, а также осуществлять другие физические действия. В Откровении, в описании неба, огромную роль играет музыка, и мы можем предположить, что там музыка и искусство будут прославлять Бога. Возможно, люди будут трудиться над целым рядом всевозможных исследований по технологическому, творческому раз-витию творения, показывая таким образом всю полноту совершенства их тво-рения по образу Божьему.

Более того, поскольку Бог бесконечен и мы никогда не сможем постиг-нуть всю полноту Его величия (Пс. 144:3) и поскольку мы являемся конеч-ным творением, которое никогда не сравнится в познании с Богом7, мы мо-жем ожидать, что во всей вечности будем продолжать изучать Бога и Его отно-шения с творением. Так мы продолжим процесс изучения, который начали в этой жизни, ведь «поступать достойно Бога» — значит жить, постоянно «воз-растая в познании Бога» (Кол. 1:10).

5. Новое творение не будет «вневременным», а будет состоять из беско-печной последовательности мгновений. Хотя в известном гимне и поется о времени, когда «труба Господня прозвучит, и времени не будет больше», Пи-сание не подтверждает подобного представления. Несомненно, что небес-ный город, освещаемый славой Божьей (Отк. 21:23), никогда не будет по-гружен во тьму или ночь: «Ночи там не будет» (Отк. 21:25). Однако это не озна-чает, что небо — это такое место, где нет времени или что там невозможно сделать нечто после чего-то другого. И действительно, описания небесного поклонения в Откровении состоят из слов, которые произносятся друг за другом в связных предложениях, а действия производятся в определенной последовательности (напр., пред престолом Божьим падают старцы, и «по-клоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои»; Отк. 4:10). Когда мы читаем о том, как «цари земные... принесут в него славу и честь народов» (Отк. 21:24—26), мы видим действие, которое предполагает после-довательность событий, которые происходят одно после другого. Это, несо-мненно, следует также из того факта, что древо жизни, приносящее двенад-цать видов плодов, дает «на каждый месяц плод свой» (Отк. 22:2, курсив мой. — У. /.). (О тексте Отк. 10:6 см. в гл. 10.)

7 В 1 Кор. 13:12 не утверждается, что мы будем знать абсолютно все (Павел мог бы сказать, что мы будем знать все, τώπόϋτα, если бы имел в виду именно это). При правильном переводе в этом месте говорится о том, что мы будем обладать более пол-ным и насыщенным знанием «подобно тому, как мы познаны», т. е. без заблуждений и ошибок.

Поскольку мы существа конечные, то можно ожидать, что мы всегда бу-дем жить в последовательности мгновений. Как мы никогда не достигнем Божь-его всезнания или вездесущности, так и вечности Бога, в смысле равного вое-приятия всего времени, жизни вне последовательности мгновений, вне огра-ничения временем. Мы являемся конечными существами, которые будут жить в бесконечной последовательности мгновений.







Сейчас читают про: