double arrow

Символ Великого Города


Создавая проект перестройки Главного Адмиралтейства, Адриан Захаров решал комплекс сложных градостроительных и архитектурно-художественных проблем. В каждом элементе – в форме и фасадах, в портиках и павильонах, в центральной башне и во всех деталях художественного убранства, – мы видим стремление к прославлению важнейшего исторического этапа в укреплении державы: становлению флота в России и первых побед флота на морях. Парусный корабль, плывущий на самой вершине остроконечного шпиля, символизирует не только выход России к морю, не только "окно в Европу", но и непрерывность, и бесконечность человеческих исканий...
Таинственность и неизбежность приключений, героизм и самоотверженность "хождений по морю", как и радость победы над врагом, аллегорически выражены в скульптурном убранстве Главного Адмиралтейства.

Но значение Главного Адмиралтейства как символа морской славы нашей страны не исчерпывается архитектурно-художественным воплощением морской тематики в его облике и художественном оформлении. Оно слагается и из истории верфи, которая на протяжении полутора веков была центром отечественного судостроения и флота, и из традиций морского инженерного училища...




ДВОРЕЦ МЕНШИКОВА

Меншиковский дворец на Васильевском острове - первое монументальное жилое каменное здание в Санкт-Петербурге. Оно было построено для светлейшего князя А.Д. Меншикова, ближайшего сподвижника Петра I.

В 1868 году малограмотный сын конюха, Александр Данилович Меншиков, стал денщиком Петра I. С 1697 он - неразлучный друг государя, сопровождавший его во всех поездках. Благодаря своей преданности и усердию, незаурядным военным и административным способностям Меншиков приобрел большое влияние при дворе царя и получил титул князя. В 1703 году был назначен Петром I губернатором Ингерманландии, впоследствии названной Санкт-Петербургской губернией. В мае 1710 года после пятилетнего отсутствия Меншиков вернулся в Петербург как герой сражений на Балтике и Полтаве и занялся строительством своей официальной резиденции на Васильевском острове, который был пожалован ему Петром

Строительство дворца было начато в 1710 году по проекту архитектора Джованни Марио Фонтана и завершено в 1721 архитектором Иоганном Готфридом Шеделем. Архитектура дворца соответствовала стилю петровского барокко.

Первоначально дворец состоял из основного корпуса, выходившего своим фасадом на Неву - главный проспект того времени, и нескольких флигелей, ограничивающих небольшой двор. На прилегающей к дворцу территории был разбит регулярный сад, ныне не сохранившийся. Его украшали многочисленные скульптуры, изящные фонтаны, темные гроты и оранжереи с диковинными растениями. Со стороны Невы перед дворцом была устроена пристань, для того чтобы малые суда могли причаливать прямо перед парадным подъездом.



Дворец выглядел довольно внушительно: его главный фасад украшали три яруса пилястр и резные каменные капители.

Центральная часть дворца завершалась аттиком со скульптурой, боковые ризалиты - изогнутыми фронтонами, увенчанными княжескими коронами. В архитектурном убранстве дворца смешались разные стили: строго симметричная планировка и высокий сквозной вестибюль с аркадами, напоминающий палаццо, вызывают ассоциации с Италией, а раскрашенные кобальтом кафельные плитки,

которыми облицованы стены, потолки и печи являются характерными элементами голландского стиля.

В отделке внутренних помещений использовались золото, серебро, мрамор, самые дорогие сорта дерева, декоративная живопись и лепка, расписные голландские плитки, античная и современная итальянская скульптура, большие венецианские зеркала, хрустальные люстры, гобеленовые и шелковые китайские обои. Мебельные гарнитуры были не менее роскошны - стулья и диваны с княжескими гербами на высоких спинках, столы на золоченых ножках. Во дворце хранились богатейшие для



своего времени собрания живописи, скульптуры, предметов прикладного искусства, нумизматики.

В отличие от Петра I, предпочитавшего скромность в быту, Меншиков любил роскошь и жил на широкую ногу. Его дворец был самым большим и роскошным зданием Петербурга петровских времен, превосходившим даже царские хоромы.

Поэтому именно дворец светлейшего князя часто служил местом торжественных официальных приемов, знаменитых петровских ассамблей и празднеств.

Дворец был настолько великолепен, что поговаривали, что свои хоромы Меншиков построил на "сэкономленных материалах да на казенных деньгах", и будто бы Петр I, узнав об этом, вызвал к себе светлейшего князя и поколотил его своей дубинкой.

После смерти Петра I Меншиков помог Екатерине I взойти на престол, и в годы ее царствования был фактическим правителем России. Но в 1927 году князьям Долгоруким удалось восстановить против него Петра II: Меншикова обвинили в государственной измене и хищении казны и сослали сначала в Раненбург, затем в Березов. В 1728 году все имущество светлейшего князя, составлявшее на тот момент 90 тысяч душ, многочисленные деревни, 13 млн. рублей, несколько сотен пудов золота, серебра,

бриллиантов и др., было конфисковано, а сам дворец был передан Сухопутному шляхетному (впоследствии - Первому кадетскому) корпусу. Для нужд этого учебного заведения возводились новые здания и флигеля, а в бывшем дворце были проведены значительные переделки. В 1888 году значительную часть дворца занял Музей Первого кадетского корпуса.

Революционные события начала 20 века пагубно сказались на внутреннем убранстве дворца: его залы были разграблены, а музей разорен и закрыт. В советские годы в здании размещались различные учреждения, и лишь в 1967 году оно было предано Государственному Эрмитажу.

После реставрации, осуществленной в 1970-х годах, во дворце разместилась экспозиция Государственного Эрмитажа, посвященная русской культуре начала 18 века. В 1981 году музей принял первых посетителей. Дворец хорошо сохранился и имеет большую архитектурную ценность, как одна из самых первых построек петровского времени.

ЛЕТНИЙ ДВОРЕЦ ПЕТРА I

Для устройства своей резиденции Петр I выбрал обжитую и выгодно расположенную мызу на мысе между Невой и Безымянным ериком (ныне река Фонтанка), где располагалось имение шведского майора Эриха Берндта фон Коноу (Конау) - небольшой домик с хозяйственным двором и садом.

Первое время Петр мог использовать для проживания домик Конау, но, возможно, уже тогда для него построили собственный дом. В пользу этого свидетельствуют сохранившийся документ ("... Дом летний, а по ведомости от Светлейшего князя построен оный дом в 703 году") и пребывание в Санкт-Петербурге предполагаемого строителя дома - И.М.Угрюмова. С 1705 по 1707 год Иван Матвеев (Угрюмов) руководил всеми инженерно-строительными работами на бывшей шведской мызе.

По личному указанию Петра была "перебита" речка - сделана запруда на Безымянном ерике, прорыт гаванец - пристань Летнего сада, начаты работы по созданию фонтанной системы. Иван Матвеев построил и новые царские хоромы. Именно эту постройку видел в 1710-1711 годах автор "Описания Санкт-Петербурга и Кроншлота": "Вплоть у речки, - пишет он, - царская резиденция, то есть небольшой домик в саду голландского фасада, пестро раскрашенный с золочеными оконными рамами и свинцовыми орнаментами".

В 1710 году в городе начался период каменного строительства. Велось оно и на Государевом Летнем дворе. По указанию Петра на месте его прежнего дома возвели каменное здание по проекту архитектора Д.Трезини, завершив его отделку к 1713 году.

Двухэтажное кирпичное здание Летнего дворца с четырехскатной железной крышей увенчано медным флюгером в виде Георгия Победоносца, поражающего копьем змия. По углам крыши - водостоки в виде крылатых драконов, сделанные из прорезного железа.

Вход обрамлен порталом из черного мрамора, над которым - барельеф, изображающий Минерву с военными трофеями. Основным украшением фасадов дворца Петра I являются 28 барельефов, исполненных в редкой технике ручной намазки, расположенные в рамках между окнами первого и второго этажей. Тема изображений - прославление морской силы России. Возможно, эскизы этих композиций были предложены немецким скульптором и архитектором А.Шлютером, который воспользовался гравюрами европейских мастеров с изображением морских существ.

Как и любое жилье, отвечающее вкусам Петра I, его дворец невелик: 26,5 х 15,5 м; высота двух этажей - 8,1 м; высота до конька крыши - 13,3 м; высота комнат - 3,3 м. Планировка обоих этажей одинаковая. Первый этаж был жильем Петра I, второй - его жены Екатерины.

Дворец предназначался только для летнего жительства (с мая по октябрь), поэтому в нем тонкие стены и одинарные рамы. Во дворце всего 14 комнат, две поварни, два внутренних коридора. Расположение комнат - анфиладное, а служебные помещения сообщаются с внутренним коридором, что избавляло прислугу от необходимости появляться в парадных комнатах. В служебный коридор выходят: а) Гардеробная (сохранились подлинные сосновые шкафы для хранения одежды - специальными коваными крюками они прикреплены к стенам); б) Денщицкая (1-й этаж); Фрейлинская (2-ой этаж); в) поварни, туалеты, топочные отверстия печей; г) служебная винтовая лестница, скрытая за дубовой резной конструкцией, напоминающей шкаф (изготовлена в соответствии с указанием Петра от 2 мая 1714 года). Наружная дверь из коридора выходила на фасадную невскую галерею.

В начале XVIII века Летний дворец с трех сторон омывался водой: с севера к фасаду подступала Нева, с востока - Фонтанка, с юга перед входом располагался гаванец. При археологических раскопках на этих фасадах были обнаружены пазы для балок деревянного настила - галереи с "балясами" (по типу эти балясины были аналогичны корабельным).

Линией сопряжения восточного и северного фасадов дворец "врезался" в толщу воды, как бы отделяя воды Фонтанки от вод Невы, которые обтекали дом-корабль, создавая иллюзию его движения. Лодки и ялики подходили к дворцу с Невы и пришвартовывались у фасадов, как у бортов корабля (на южном и восточном фасадах сохранились причальные кольца).

Расположение дворца на полуострове было использовано для устройства в нем проточно-промывной канализации. Идея архитектора Ж.Б.Леблона, по тому времени - последнее слово техники, не могла не увлечь Петра. Под фундаментом здания был проложен канализационный тоннель, соединивший Неву с гаванцем, по которому циркулировала вода. Посредством деревянных коробов с тоннелем были связаны 6 туалетов дворца (проточно-промывная канализация действовала только до 1777 года, так как после наводнения гаванец был засыпан).

По проекту Ж.Б.Леблона была оборудована нижняя поварня Летнего дворца - здесь появились очаг, разделочные столы, кладовые и мойка с проточной водой. "То, что составляет большое удобство и о чем можно только мечтать, - писал Леблон, - это иметь текущую воду, проведя трубы с водой из находящегося поблизости источника". Вода во дворец подавалась от фонтанной системы Летнего сада, насосами накачивалась в свинцовый бак на чердаке, откуда по трубам поступала в поварню.

Сохранилось уникальное описание интерьеров Летнего дворца, оставленное неизвестным автором в 1720 году: "... дворец, очень красиво убранный различной китайской обивкой. В трех комнатах стояли бархатные кровати с широким позументом, соответствующим всему убранству. Было много зеркал, много украшений, пол мраморный. При комнатах - кухня, стены которой обтянуты обивкой, как комнаты в других дворцах. В ней находились насосы, подсобки, шкафы для серебряной и оловянной посуды. Одна из комнат напротив была заполнена токарными и слесарными инструментами...".

Следует особо отметить отделку интерьеров дворца дубом - деревом, которое в петровское время использовалось почти исключительно для нужд флота (Петр даже собственноручно посадил дубовую рощицу). Дуб применяли не только для конструктивных частей судов, но и во внутренней отделке кораблей. В петровском дворце двери, стенные панели, лестницы изготовлены из дуба.

Исключение составляют два кабинета - Зеленый (на 2-ом этаже) и личный Кабинет Петра (на 1-ом этаже), где двери и стенные панели отделаны орехом (имеется в виду комната, ранее называвшаяся исследователями Токарной - здесь демонстрировались токарные станки Петра I, которые ныне хранятся в Государственном Эрмитаже). Смежные с Кабинетом комнаты - столовая и спальня царя. На филенке двери, ведущей в спальню - изображение Голгофы (предположительно работы Петра I). Со стороны коридора к Кабинету примыкает туалет с сохранившимся участком канализационного тоннеля. Одна из дверей кабинета выходит на галерею со стороны Невы, другая, через столовую, на южную галерею со стороны гаванца.

В Кабинете находится уникальный ветровой прибор. В резную раму, резьба которой выполнена на тему морской символики, заключены три диска со шкалой: верхний - часы со стрелками (часовой, минутной и секундной), нижние диски - "ветровые указы", соединенные с флюгером на крыше дворца. Прибор с "ветровыми указами" - прибор навигационный, позволяющий определять силу и направление ветра в Балтийском регионе. Он был заказан Петром I дрезденским мастерам Динглингеру и Гертнеру в 1713 году. В 1714 году ветровой прибор привезли в Санкт-Петербург и установили на месте, выбранном самим Петром - в его Кабинете.

Хорошо сохранилась отделка Зеленого кабинета в верхнем этаже. Это один из первых образцов украшения интерьера в духе новой французской моды, привезенной в Россию архитектором Ж.Б.Леблоном, которая предполагала украшение стен панелями с декоративными росписями, зеркалами, десюдепортами. В этом кабинете, в стенных шкафах, дверцы которых до сих пор застеклены квадратиками "лунного" стекла начала XVIII века, помещались предметы первой петровской Кунсткамеры.

Тема триумфа в декоре фасада дворца позволяет считать его первым памятником победам России в Северной войне. Сцены, представленные на барельефах - мифологические, но заключенный в них смысл оторван от контекста мифов и становится понятным лишь в связи с основной коллизией в жизни России и самого Петра I - борьбой со Швецией за выход к морю. Сюжеты барельефов, несомненно, выбраны государем, и не случайно некоторые из них совпадают с сюжетами корабельной резьбы ("Триумф Нептуна и Амфитриты", "Персей, побеждающий Медузу", "Амуры на дельфинах", "Амуры на гиппокампах"). Толкование этих аллегорий можно найти в печатных описаниях триумфальных врат, воздвигавшихся по случаю побед над шведами, где Нептун и Амфитрита являются олицетворением морской славы России и символом ее роста, в образах античных божеств и героев (Марса, Геракла, Персея) представляется сам Петр, а противник царя - Свейская держава, именуется "гидрою, химерою, змеею прехитрой".

Крышу Летнего дворца венчает флюгер: Св. Георгий Победоносец поражает копьем змея. Нет сомнения, что для Петра и его современников это был зримый образ победы государя с его "... православным воинством" над "химероподобными дивами" - шведами. Приведенные сравнения взяты из "Описания Триумфальных врат в Москве по возвращению Петра после Полтавской битвы в 1709". В этих словах - ключ к пониманию дворца-символа: победа под Полтавой прославляется как определяющая в ходе Северной войны, успешное завершение которой дарует России господство на Балтике.

Летний дворец - свидетель всей жизни Петра I, сохранился до наших дней без существенных изменений. Это подтверждается и историческими планами Летнего сада первой половины XVIII века, и фиксационными чертежами М.Г. Земцова 1727 года.

Поэтому Летний дворец - не только одно из первых каменных зданий Петербурга, с которого "начинался город", но и уникальный образец архитектурного творчества его основателя, отразивший в себе своеобразие личности Петра I.

В начале XIX века Летний дворец служил дачей для высших государственных чиновников. Музейная история здания начинается в 1903 году, когда к 200-летнему юбилею Санкт-Петербурга в его стенах была развернута выставка, посвященная Петру I.

После 1917 года дворец сохранялся как исторический и архитектурный памятник. В 1934 году в Летнем дворце Петра I был открыт историко-художественный мемориальный музей.

ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ ПЕТРА I

Строительство Зимнего дворца (другое название «маленький домик, выстроенный на голландский манер»), было начато осенью 1707 и закончено к весне 1709 года. Это был одноэтажный деревянный с мезонином дом с треугольным фронтоном, состоящий из шести покоев, крытый черепицей. Он строился в ряду выстроенных вдоль берега Невы домов адмиралтейских и морских чинов, рядом с домом корабельного мастера Ф.М. Скляева и под его руководством.

В 1711 году этот дом был перенесён на Петровский остров, а на его месте в июне началось строительство каменного дворца. Первый Зимний дворец – «Свадебные палаты» - был построен по проекту Д. Трезини в 1712 году в средней части квартала Верхней набережной и представлял небольшое двухэтажное здание, в тринадцать окон по фасаду, «на погребах» (высоком цокольном этаже), с тремя ризалитами, мезонином с треугольным фронтоном и парадным крыльцом на два фронта. Главный фасад дворца, находившегося в глубине участка, был обращён к Неве. В этом Зимнем дворце 19 февраля 1712 года праздновалась свадьба Петра I и Екатерины Алексеевны. Это здание, оказавшееся во дворе нового, второго по счету, Зимнего дворца, было разобрано в 1726 году.

Комнаты в первом Зимнем дворце были убраны скромно, но комфортабельно, обставлены мебелью, выписанной из Англии и Голландии, стены были украшены шпалерами, ткаными во Франции и на шпалерной фабрике Петербурга. На шпалерах изображались победы русских войск над шведами, различные мифологические сюжеты. Здесь же находилось множество живописных полотен (преимущественно морские пейзажи), купленных в Голландии по выбору самого Петра.

Первый Зимний дворец простоял недолго. В нем царю Петру было тесно: для приема гостей и многолюдных пиршеств ему нередко приходилось использовать аппартаменты своих вельмож. Кроме того, возведение нового здания один из современников Петра I объясняет тем, что из окон прежнего петровского дома царь мог видеть Неву, корабли на реке, крепость на Заячьем острове. Но после того, как ранее раскрытая к Неве деревянная набережная застроилась жилыми домами, они заслонили царю обзор прилегающей местности. Из окон петровского Зимнего дома «вовсе не стало вида, и потому царю на набережной построили другой дом».

В 1716-1720-х годах по проекту архитектора И.С.Маттарнови был возведен Второй Зимний дворец, выходивший фасадами на Неву и Зимнюю канавку. Этот большой дом с набережной задумывался государем как личная резиденция, как нельзя лучше соответствующая его вкусам и образу жизни. Он был больше Первого Зимнего дворца имел высокую покатую крышу, подчеркнутый центр и украшенный пилястрами скромный фасад.

Главный фасад, выходящий на Неву, был далёк от парадной репрезентативности дворцов петербургских вельмож, напоминая солидное бюргерское жилище. Центральный ризалит с четырьмя окнами на первом этаже рустован, а на втором украшен пилястрами дорического ордера. В треугольном фронтоне две аллегорические фигуры поддерживали картуш для герба, увенчанный короной. Боковые части фасада с широкими лопатками между окнами украшены филёнками с гирляндами. Крыша - голландского типа (с переломом), над ризалитом - в виде шатра с декоративной вазой. Комнаты не превышали 18 кв. м]], и только в лицевом выходящем на Неву корпусе Большой зал имел площадь 75 кв. м, а угловой к Зимней канавке - 41 кв. м. Обращают внимание Г-образный коридор, отделяющий комнаты царя. Строительство дворца было решено отдать на подряд «вольным» каменщикам и столярам.

Работы по устройству фундаментов и возведению стен заглубленного цокольного этажа продолжались до наступления зимы. Весной 1717 года был заключен договор с другими каменщиками - Петром Козлом и Василием Обросимовым, продолжившими кладку стен корпуса,выходящего на Неву. Каменщик Василий Ростворов начинает строительство «малых палат», обращённых к проектируемому каналу[4].

Вернувшись в марте 1718 года после поездки по Европе, Пётр I вносит корректировки в проект нового дворца приказывая «зделать ... восемь камор верхняго жилья» в «малых палатках»[5]. Перестройки были значительными. В 1718 году началась внутренняя отделка и оштукатуривание дворца снаружи. «Малые палатки» имели следующую отделку: «низенькие шесть маленьких каморы подле каналу сделать, как царское величество приказал, галанскими плитками хорошею работою, как покажет галанский мастер, потолки и стороны»[6]. Согласно эскизам Маттарнови дворец был великолепно отделан с использованием красного мрамора на стенах Большого зала, гипсовых рельефов, дубовых дверей и оконных рам. Дворец имел четыре дубовые лестницы и полы - «французским манером с рамами». В феврале 1720 года дворец был готов.

В изолированный от соседних построек (в том числе Свадебных палаток) дворцовый комплекс также входил служебный корпус с галереей, эллинг для хранения и ремонта парусного ботика Петра I. Между эллингом и жилыми покоями дворца помещался гаванец (7,5х16 м) и был устроен крохотный (16х19 м) партерный цветочный сад с фонтанчиком на пересечении диагональных дорожек. Внутренний дворик был выстлан голландским жёлтым кирпичом.

Архитектор Георг Иоганн Маттарнови внезапно скончался 2 ноября 1719 года, когда дворец находился в разгаре строительства.

После смерти Маттарнови (1720) строительство третьего Зимнего дворца продолжил Д. Трезини.

В период с 1719 по 1722 годы возводятся центральная и восточная части лицевого корпуса парадных залов, выходящих на Неву. Матарнови отказался от какого-либо выделения промежуточных частей, связывающих три ризалита, и сделал их предельно малыми — всего в три окна. Однако зрительно они кажутся бо́льшими благодаря ещё двум окнам, композиционно относящимся к боковым выступам. В новый протяжённый и в целом торжественный фасад органично вошла западная часть дворца, построенная раньше и уже представляющая собой одно целое. Для достижения единства этот западный «бюргерский» фасад Зимнего дома Маттарнови повторяет в качестве восточного ризалита.

Весь эффект царской резиденции архитектор сосредоточил в центре с повторением известного эффекта трёхпролётной триумфальной арки римских цезарей. Мощные колонны коринфского ордера на высоких пьедесталах примыкают к парным пилястрам и образуют баро́чный, устремлённый ввысь портик из четырёх опор, несущих сильно раскрепованный антаблемент. Главный пластический элемент - аттик с эффектным завершением. Высокий, сложный с многочисленными выступами и запа́дами, подчёркнутыми филёнками он также несёт три пышных барочных картуша на продолжении оконных осей. Центральный картуш, украшенный фигурами и возвышающейся на пьедестале большой короной, имеет усложнённые очертания, характерные для немецкого искусства. На осях колонн, на аттике размещены четыре статуи с характерными для аллегорий петровского времени атрибутами.

С постройкой Зимнего дворца Петра I заканчивается пора скромных царских жилищ - этот дворец становится самым торжественным в Петербурге. При этом всеми своими членениями, масштабнностью, размерами окон и высотой карниза дворец органично связан с окружающей застройкой по набережной Невы, что даёт основание говорить о закладке основ ансамблевого зодчества, характерного для петербургской архитектуры последующей эпохи.

К осени 1723 года новая часть дворца была готова. 24 ноября здесь, в новом Кавалерском зале, происходил большой пир, закончившийся прекрасным фейерверком на льду Невы[7]. А 9 декабря в Большой дворцовой зале, в присутствии всего двора и множества приближённых, состоялось обручение герцога Голштинского со старшей дочерью Петра I Анной. Большой зал был весьма велик - 17,95 на 11,56 метров, высота - 6,69 метров. Стены завершал фриз и карниз, которые венчала падуга. С прямоугольного панно на потолке свисали пять больших паникадил. Именно этот зал стал «Печальной», или «Погребальной салой» Петра Великого.

В 1725 году в этом дворце Пётр I скончался.







Сейчас читают про: