double arrow

Картина 14. Монастырь Святой Урсулы

2

Марсела и Элеонора.

Марсела: А, может, все-таки, в гостиницу? Мои ноги отказываются идти дальше.

Элеонора: Не ной. Мы уже пришли. Вот этот монастырь.

Марсела: За сегодня это уже пятый монастырь, а всего мы обошли семнадцать.

Элеонора: Вот видишь, осталось немного. Во Флоренции всего двадцать четыре женских монастыря.

Марсела: И десять мужских.

Элеонора: Но не могла же его жена уйти в мужской монастырь!

Марсела: Почему нет? Если она умудрилась уйти в монастырь при живом муже, то, следуя такой логике, почему ей не отправиться в мужской монастырь?

Входит «кискающая» сестра Мария.

Элеонора: Этот монастырь точно женский, хватит рассуждать. Иди, спроси, мне кажется, мы пришли туда, куда нужно.

Марсела: Так она мне и скажет (подходит к сестре и тоэюе начинает «кискатъ») Как зовут кошку?

Сестра Мария: Пират.

Марсела: Странное имя для кошки.

Сестра Мария: Это кот.

Марсела: В женском монастыре?

Сестра Мария (вздыхает): Ах...

Марсела: Понимаю.

Сестра Мария: Да это аббатиса наша на котах после одной истории просто помешалась. А главное, она их заводит, а я за ними бегаю!

Марсела: А мой хозяин котов просто ненавидел. Царство ему небесное.




Сестра Мария: Понимаю... Вообще-то аббатиса у нас хорошая. Это она только в последнее время странная стала. Сама не знает, чего хочет.

Марсела: Моя тоже (кивает на Элеонору), особенно после того, как у нее взаправду муж умер.

Сестра Мария: И у моей ... но это тайна! (протягивает руку) Мария.

Марсела: Марсела (жмут руки). Мою замуж выдали и поначалу вроде все нормально было...

Сестра Мария: ... а потом он уехал по делам - и с концами!

Марсела: И так несколько лет. А недавно пришло известие, что его судно...

Сестра Мария: ... потерпело кораблекрушение, и никто не спасся. Только об этом никому. По правде, моя давно объявила супруга покойником, и все его огромное состояние пожертвовала монастырю. А иначе как бы она стала монахиней при живом муже? И вот уже три года, как она аббатиса монастыря святой Урсулы. Никто и не помнит, что ее имя Фелумена ди Креди.

Элеонора: Как Вы сказали?

Марсела: Фелумена ди Креди. Это она.

Элеонора: Как звали ее супруга?

Сестра Мария: Ринальдо ди Креди. Он был на двадцать лет ее моложе. Думаю, он никогда ее не любил. Ему нравились ее деньги.

Марсела: И умер так некстати.

Сестра Мария: Все мужчины одинаковы. На них нельзя положиться ни в жизни, ни в смерти. Мир его праху.

Элеонора падает в обморок.

Сестра Мария: Что с Вами?

Марсела: Поплохело. Она не знала, что Ринальдо умер.

Сестра Мария: Она его знала?

Марсела: И я тоже.

Сестра Мария: Какой он был? Красавчик?

Марсела: Еще какой. Была б я госпожой...

Элеонора: Пить...

Марсела: Уже бегу, уже несу. Где мне воды ей раздобыть?



Сестра Мария: Ну почему одним красавцы и богатства, а нам молитвы и посты?! Пойдем. Так ты говоришь, он был красавчик?..

Сестра Мария и Марсела уходят.

Элеонора: За все приходится платить. Я пренебрегла собственным мужем и отдала сердце чужому. И вот расплата. Мечты рассеялись. Впереди пустота. Остался только ты, красивый и богатый, но холодный и безжизненный. (обращается к перстню) На что ты мне теперь?

Входит Святой отец. Он видит главное. Перстень.

Святой отец: Не может быть! Я не верю своим глазам! Я почти перестал надеяться...

Элеонора: Здравствуйте, святой отец.

Святой отец: За эту красоту можно отдать все!

Элеонора: Не понимаю, что...

Святой отец: Можно предать, обмануть, убить...

Элеонора: Этого мне только не хватало!

Святой отец: Как мне тебя не хватало!

Элеонора (к небу): Это что, новая кара? Сколько можно! (прячет руку с перстнем за спину).

Святой отец (увидев-таки Элеонору): Ты кто... дочь моя...

Элеонора: Элеонора Альмансо.

Святой отец: А перстень, он у тебя? Ты не хочешь пожертвовать его церкви? А церковь будет вечно молить небо о спасении твоей души.

Элеонора: И да, и нет.

Святой отец: Выражайся яснее, дочь моя. Церковь тебя не понимает.



Элеонора: Я бы хотела пожертвовать этот перстень церкви, но не могу этого сделать.

Святой отец: Глупости, дочь моя! Глупости. Ты владеешь им не по праву. Откуда он у тебя?

Элеонора: Это память об одном человеке. Память о мечте, которой больше нет. Но Вы правы, святой отец, владеть им должна не я, а его законная супруга.

Святой отец: Какая еще супруга?! Владеть им должна церковь, дочь моя! Как много глупости в твоей хорошенькой головке!

Святой отец: Ты пожертвовать должна

Этот перстень!

Элеонора: Я сама

Разберусь, а помощь мне не нужна!

Святой отец: Как на солнце он горит!

Элеонора: Он другой принадлежит!

Вместе: И вернуть его владельцу надлежит!

Святой отец: Он вдове ни к чему!

Элеонора: А зачем он нужен церкви? Не пойму!

Припев

Святой отец и Элеонора поют одновременно.

Святой отец: Элеонора:

Помолись, дочь моя, и покайся! Помолюсь лучше я и покаюсь,

И покорна будь во все небесам! И покорна буду я небесам.

Перестань, дочь моя, не ломайся! Перестаньте кричать, убирайтесь!

Ну а с небом я улажу это сам! Ну а небу я свой перстень не отдам

Святой отец:Жадность - это тяжкий грех

И покаяться при всех

Ты должна здесь и сейчас!

Элеонора: Просто смех!

Значит так, отец святой!

Перстень будет отдан той,

Для которой предназначен он судьбой!

Святой отец: Он вдове ни к чему!

Элеонора: А зачем он нужен церкви? Не пойму!

Припев

Святой отец, пытаясь отнять у Элеоноры перстень,

который она прячет за спиной, обнимает Элеонору за талию.

Входит Марсела.

Марсела: Вот вода. Как Вы себя чувствуете? Сама вижу, что лучше. Уже ушла, уже не мешаю.

Сестра Мария (входит и объявляет): Ее преподобие аббатиса монастыря святой Урсулы.

Аббатиса (входит и «кискает»): Пират! Пира-ат!

Сестра Мария: Сеньора Элеонора Альмансо.

Элеонора: Ваше преподобие, я прибыла сюда, чтобы засвидетельствовать Вам свое глубочайшее почтение и выполнить данное мне поручение.

Аббатиса: Где Пират? (продолжает ходить и «кискатъ») Пират! Пират!

Марсела: И сколько с ней прожил Ринальдо?

Сестра Мария: Три месяца.

Марсела: Он святой.

Сестра Мария: Наша гостья прибыла издалека с поручением от Вашего покойного мужа.

Аббатиса: Ринальдо? (неожиданно заинтересовывается).

Элеонора: Незадолго до смерти он просил передать Вам это (передает аббатисе перстень).

Аббатиса: Ринальдо...

Сестра Мария: Он правда святой!

Аббатиса: Ринальдо... Он не забыл... Мой Ринальдо...

Сестра Мария: Аббатиса бесконечно признательна Вам. Несмотря ни на что, она любила покойного супруга.

Марсела (Элеоноре): Что Вы сделали?

Элеонора: Я сделала то, что должна была сделать - выполнила поручение покойного.

Марсела: Какое, к черту, поручение?! Он подарил перстень Вам!

Святой отец: Красота к красоте, красота к красоте! Но красота этой безделушки ничто рядом с Вашей, о несравненная! (пытается поцеловать руку аббатисы, но та поворачивается в сторону).

Аббатиса: Пират! Пират! Посмотри, что нам принесли! Пират! (уходит).

Святой отец: Пират! Пират! (спешит за аббатисой).

Элеонора(Марселе и сестре Марии): Отставьте меня. Я хочу помолиться.

Марсела и сестра Мария уходят.

Элеонора: Господи, на тебя одного уповаю. Упокой душу раба твоего Коррадо. Он был мне хорошим мужем. А я была ему верной женой. И буду стараться быть ею впредь. Но очень прошу, позаботься и о душе раба твоего Ринальдо. Я перестану думать о нем, но прошу, не оставь его своей милостью... Очень тебя прошу...

На последней фразе появляется Ринальдо,

который некоторое время остается незамеченным.

Ринальдо: Хорошо. Но ты должна пообещать, что прогонишь его из мыслей своих. Обещаешь?

Элеонора: Боюсь, что не могу этого обещать...

Ринальдо: А ты пообещай! Можешь не выполнять, но пообещай! Разве это трудно?

Элеонора: Но тогда я ведь обману...

Ринальдо: Обмани!

Элеонора: Но кто в это поверит?

Ринальдо: Я поверю!

Элеонора (наконец-то видя Ринальдо): Ринальдо, этого не может быть! (бросается к нему) А кораблекрушение?

Ринальдо: Я спасся потому, что Вы меня ждали.

Элеонора: Но я же сказала, что буду ждать своего мужа...

Ринальдо: Иногда движенье глаз говорит куда больше, чем движенье губ.

Элеонора: Но как Вы нашли меня здесь?

Ринальдо: Ваши слуги проговорились, что госпожа отправилась во Флоренцию на поиски какой-то дамы. Догадаться какой было несложно.

Элеонора: Я отдала ей тот перстень, что Вы прислали.

Ринальдо: Я знаю. Марсела мне все рассказала, и подсказала, где Вас найти.

Элеонора: Вот пройдоха! И здесь успела... А я теперь вдова.

Ринальдо: Не хочу сказать, что рад этому, но если я скажу, что не рад, то нагло совру.

Элеонора: Да, но Вы по-прежнему женаты!

Ринальдо: По моим сведениям, супруга похоронила меня уже дважды, так что я свободен как ветер! Правда, я и богат как ветер. Ведь официально я покойник, все унаследовала жена.

Марсела(вываливаясь): Так воскресните!

Элеонора: Ты откуда?

Сестра Мария (появляется за Марселой): Мы подслушивали.

Ринальдо: Если я воскресну, то снова буду женат.

Марсела: Ничего! Мужчина, нуждающийся в деньгах, лучше денег, нуждающихся в мужчине!

Аббатиса (входя): Котик, кис-кис-кис!

Святой отец (входит следом): Пират! Пират! Аббатиса (натыкаясь на мужа): Котик?!?

Ринальдо: Говорят, Вы похоронили меня уже дважды?

Аббатиса: Бог троицу любит. Вдова так вдова!

Аббатиса демонстративно берет под руку святого отца

и отходит с ним в сторону.

Входят Гвидо и явно беременная Лизетта.

Гвидо: Святой отец! Поздравьте нас! Все случилось, как Вы сказали! Скоро я стану святым, как Иосиф! И все благодаря милости Архангела Гавриила!

Лизетта: И бдительности нашего кума.

Святой отец: Сын мой, не стоит пока рассказывать всем об этом. Ведь знамения еще не было, а пока... а пока...

Сестра Мария: А пока поцелуйтесь, наконец!

Ринальдо и Элеонора целуются.

Марсела: Да здравствует любовь! А на деньги наплевать! Тем более что сеньора наследует все состояние своего покойного мужа, царствие ему небесное!

Гвидо: Лизетта! (целует живот супруги).

Святой отец: Фелумена! (целует перстень на руке аббатисы).



2




Сейчас читают про: