double arrow

Государственный строй ранней республики


Римская традиция о ранних годах республики, представленная, главным образом, в трудах историков Тита Ливия, Дионисия Галикарнасского и Плутарха, основывается на позднейшей обработке исторического материала и потому должна приниматься с большой осторожностью. Особенно это относится к изложению событий до 464 г. до н. э., т. е. до предполагаемого начала летописи понтификов, которая сообщала основные факты истории Рима и устанавливала более твёрдую хронологию событий (даты освящения храмов, списки консулов и т. д.). Существенным коррективом служат некоторые данные историка Диодора, который в целом ряде случаев опирался на так называемых старших анналистов.

Традиционным годом установления республики считается 509 год до н. э. Однако для первых лет республики, как и для царского периода, мы располагаем более твёрдыми данными лишь при выяснении вопроса о формах общественного устройства.

Царская власть в Риме была заменена теперь властью двух ежегодно избираемых в центуриатных комициях должностных лиц (магистратов). Они сначала назывались преторами (предводителями), а затем консулами и избирались только из среды патрициев. К консулам перешла высшая власть (империй) и основные функции царей, за исключением жреческих обязанностей.




Постепенно наряду с этой высшей магистратурой начали возникать и другие, первоначально ей подчинённые: квесторы, которые, видимо, были помощниками преторов по судебным делам, а позже приобрели функции казначеев, и эдилы, которые были помощниками преторов по городскому хозяйству.

Сенат не только не утратил своего значения, но, наоборот, стал центральным органом Римской республики. Он обсуждал все важнейшие вопросы как внутренней, так и внешней политики. До середины IV в. даже законодательные решения народных собраний, видимо, также утверждались сенатом.

Избрание высших магистратов только из среды патрициев и патрицианский состав сената — всё это придавало ранней Римской республике ярко выраженный аристократический характер. Патрицианская знать всё более и более замыкалась в привилегированное сословие, противопоставлявшее себя неполноправному плебсу.







Сейчас читают про: