double arrow

Е) Защита теории эволюции



Эволюция имеет неизбежные последствия, в случае: 1) потомство похоже на своих родителей, 2) изменения окружающего мира подчиняются каким-либо законам и 3) индивидуальные различия действуют с той вероятностью, к какой отдельный индивидуум подходит к размножению. При этих обстоятельствах неизбежен даже адаптивный процесс, то есть приспособление живых существ к условиям окружающего их мира. (Wickler, 1970, 180)

Прямые доказательства дают только попытки выведения новых пород и экспериментальная генетика, но даже и они делают это только в области микроэволюции, то есть между породами одного и того же вида или между близко родственными видами. Однако непрямые доказательства поставляются частными биологическими дисциплинами в большом количестве 46. Здесь очень плодотворной становится способность теории эволюции к ретросказаниям (не к прогнозам).

Палеонтология находит примеры изменений форм организмов, иногда непрерывные ряды предков (например, лошадей) и особенно «ископаемые переходные формы животных», которые объединяют в своих признаках резко различные сегодня группы (пра-птица имела, например, признаки рептилий и птиц).




Эмбриология указывает на эмбриональные структуры, которые излишни для современных видов и могут быть поняты только как родоисторические остатки. Они подтверждают Геккелевский основной биогенетический закон об эмбриональном повторении филогенетических стадий развития.

Мощную поддержку дают морфология и сравнительная анатомия, указывая на ранее образованные структуры, ставшие функционально непригодными. Вследствие изменения окружающих условий, селекционное давление на какие-либо жизненно важные конструкции ослабевало и они хирели. Так, кит, как морское млекопитающее имеет остатки тазового пояса, хотя больше не имеет задних ног.

Биохимия указывает не только на общее происхождение всего живого (универсальность клеточной структуры, правосторонность ДНК, генетический код); сравнение органического материала позволяет заключать об уровне биологического родства. Пример: таксономия протеина. Серьёзным пробным камнем учения Дарвина стало открытое Бейтсом в 1862 году явление подражания у животных и растений: мимикрия и маскировка (Wickler, 1973). В обоих случаях система, воспринимающая сигнал, обменивается посредством ложного сигнала, который имеет для неё определённое (отпугивающее или притягательное) значение. Исследования мимикрии являются идеальным полем проверки эволюционной теории, потому что здесь просто можно показать, куда идёт эволюция (так как известен образец имитации) и как работает селекция (что она, например, в определённых обстоятельствах благоприятствует даже «более глупым» животным с меньшими разрешающими возможностями).



Важные доказательства дают также систематика, сведения о паразитах, исследование крови, психология и биогеография.

Распространение многих форм инстинктивного поведения также можно понять только родоисторически. Сходство в поведении — как структурное сходство — пропорционально (с определёнными ограничениями) филогенетическому родству. Эти наблюдения приобретают особое значение в качестве критерия биологической систематики и во многих случаях являются решающими, когда другие доказательства являются двузначными или противоречивыми. (Roe/Simpson, 1969, 237). Этой проблеме посвящены, особенно с 1930 года, сравнительные исследования поведения или этология. О них и пойдёт речь в следующей главе.



Сейчас читают про: