double arrow

Поведенческий анализ


Поведенческие эксцессы: «жесткое самообладание», открытое болевое по­ведение, депрессивные когниции и чувство беспомощности («со мной всегда происходит самое худшее», «за что бы я ни бралась, все не получается», «кто знает, что произойдет в будущем»).

Поведенческий дефицит: социальная отгороженность, неспособность вы­разить свои чувства, неспособность расслабиться.

Поведенческие ресурсы: хорошая способность к интроспекции, высо­кий самоконтроль, указания на имеющиеся жизненные перспективы (пере­обучение).

Если говорить о компонентах, связанных с развитием, и социальных ком­понентах симптоматики (вертикальный поведенческий анализ), то необходи­мо отметить сформированный у пациентки в результате научения опыт обращения со своими чувствами и конфликтами. Особенно следует отметить спо­собность «жестко держать себя в руках», самообладание, которое было необхо­димо в детстве, чтобы справляться с «психическими травмами». Это самообла­дание было необходимо также в браке (создание фирмы), и, соответственно, было оперантно подкреплено. Представляется, что это самообладание также помогло справиться с горем, вызванным потерей мужа.




– 414 –

Негативные когниции (чувство беспомощности, брошенности на произвол судьбы, ненужности, чувство, что отвергнута всеми) сформировались в резуль­тате неправильного воспитания и активизировались после смерти мужа.

Предрасполагающим условием для депрессивной симптоматики была смерть мужа, для болевой симптоматики - органические изменения в результа­те несчастного случая. Неудачные попытки устроиться на работу и безработи­ца привели к усилению чувства собственной неполноценности, неконтролиру­емости (стимулов) и беспомощности.

На физиологическом уровне произошло снижение болевых порогов и по­вышение ноцицептивной чувствительности вследствие несчастного случая и комплексных терапевтических интервенций.

На когнитивном / эмоциональном уровне решающую роль в поддержании болевой симптоматики играли беспомощность, негативные когнитивные схе­мы и связанные с ними депрессивность и пассивность. Боль, депрессия и бес­помощность находятся в динамической взаимосвязи и взаимно поддерживают друг друга. Отсутствует адекватное противодействие заболеванию, а также факту смерти мужа; депрессивная отгороженность способствует болевой симптома­тике. Чувства скорби и разочарованности находят свое выражение в боли (ре­акции, когниции, эмоции, поведение). Соответственно, необходимо исходить из потери позитивных подкреплений.

Имеет значение оперантное подкрепление внешнего выражения боли (от­крытого болевого поведения) через повышенное внимание ребенка и осталь­ных членов семьи. Чрезмерное обращение внимания тесно связано с внешним выражение боли и, таким образом, ведет к его усилению (последствия).







Сейчас читают про: