double arrow

Повреждений одежды


При осмотре одежды на месте происшествия важным является соблюдение определенных правил в целях предупреждения изменений или утери ве­щественных доказательств.

Одежда осматривается послойно и последо­вательно, от предметов верхней одежды к нижней с обязательной проверкой соответствия повреждений одежды повреждениям на теле. Все повреждения и следы на одежде фотографируют с использованием масштабной линейки, осыпавшиеся частицы изымают для дальнейшего лабораторного исследования, а сами участки одежды с повреждениями для предохранения следов от посторонних воздействий закрывают лоскутом белой ткани, который рекомендуется прошить по краям.

При упаковке одежды зоны сгибов не должны располагаться в облас­ти повреждений. Если одежда влажная или пропитана кровью, то перед направлением на экспертизу она должна быть расправ­лена и высушена.

Проведение экспертизы включает в себя следующие стадии:

— предварительное исследование;

— детальное исследование;

— оценка результатов;

— оформление материалов экспертизы.

На первой стадии эксперт знакомится с материалами уголовного дела, поступившими на исследование. Изучает вопросы, поставленные на разрешение, производит предварительный осмотр вещественных дока­зательств.




Установив, что находящихся в его распоряжении вещественных доказательств достаточно для проведения экспертизы, эксперт решает, может ли он провести экспертизу самостоятельно или требуется проведение комплексной экспертизы (решение вопросов о виде материала орудия, глубине раневого канала и т. п. ).

Осмотр одежды выполняется с целью установления ее вида, разме­ров, состояния, обнаружения и локализации следов и повреждений. При этом указы­ваются наименование предмета одежды, материал, из которого он изго­товлен и его строение, его размеры, степень износа, наличие или отсутствие загрязнений, разрывов, разрезов, повреждений от термического или химического воздействия и другие особенности, имеющие значение для решения поставленных вопросов.

Загрязнения одежды чаще всего связаны с пропитыванием кровью, а также наслоениями различных веществ. Засохшие следы крови могут изменять вид повреж­дений и в значительной степени затрудняют их исследование. В этих слу­чаях одежду следует увлаж­нить водой, а область повреждения зафиксировать на куске картона, фанеры и т. п.

При обнаружении повреждений одежды указываются их вид, форма, размеры, количество и локализация. Если повреждения располагаются на различных предметах верхней и нижней одежды, то эти повреждения необходимо сопоставить между собой, а при возможности — и с повреждениями на теле погибшего с целью решения вопроса об одномоментности их образования. При повреждениях многослойной одежды наряду с изучением видимых отверстий следует осмотреть повреждения на внутренних слоях одежды.



Представленное орудие должно быть осмотрено также микроскопически. При этом могут быть обнаружены следы крови, прилипшие волосы, частицы ткани из раневого канала, текстильных нитей и волокон. В этом случае эксперту следует временно прекратить исследование орудия, так как данные следы могут быть утрачены, и выяснить у следователя, проводились ли судебно-биологическая, гистологическая экспертизы.

Заканчивается предварительное исследование фотографированием объектов экспертизы. Предметы одежды фотографируют на специальном стенде или на манекене. Особенно наглядными выглядят цветные фотоизображения, которые пе­редают цвет следов крови и посторонних загрязнений.

Описывая колюще-режущие орудия, указывают их основные час­ти и кон­ст­рук­цию. От­ме­ча­ют фор­му и раз­ме­ры ру­ко­ят­ки, ма­те­ри­ал, из ко­то­ро­го она из­го­тов­ле­на, на­ли­чие (от­сут­ст­вие) ог­ра­ни­чи­те­ля. За­тем пе­ре­хо­дят к опи­са­нию клин­ка (вид ма­те­риа­ла, его цвет, тип лез­вия). При на­ли­чии пят­ки клин­ка ха­рак­те­ри­зу­ют ее фор­му и раз­ме­ры. От­ме­ча­ют на­ли­чие за­круг­ле­ния лез­вия и рас­по­ло­же­ние ост­рия от­но­си­тель­но уров­ня обу­ха. При опи­са­нии обу­ха клин­ка ука­зы­ва­ют фор­му его по­пе­реч­но­го се­че­ния (за­круг­лен­ная, П-об­раз­ная), вы­ра­жен­ность ре­бер, на­ли­чие и фор­му ско­са обу­ха. Про­из­во­дят за­ме­ры дли­ны клин­ка и его ши­ри­ны, тол­щи­ны обу­ха, про­тя­жен­но­сти ско­са (от на­ча­ла ско­са до ост­рия лезвия). При описании ударно-раздробляющих объектов указывают предполагаемую природу их материала, форму, характер поверхности, наличие ребер, боковых граней и плоскостей, углов, рельефных дефектов, загрязнений и др.



Оценка орудий как следообразующих объектов для разных их видов различна. У режущих, колющих, колюще-режущих орудий очень мало признаков, которые могут отобразиться в следе при соответствующем механизме об­разования и использоваться для задач идентификации. У тупых орудий больше общих и частных признаков, которые, отобразившись в следе, могут быть использованы для идентификации. По следам разреза и колотого повреждения, как правило, нельзя провести идентификацию орудия, можно лишь установить его групповую принадлежность.

При решении вопроса, причинено ли повреждение представлен­ным на исследование колюще-режущим орудием, следует руководствоваться наличием или отсутствием в повреждении признаков, характерных для колото-резаных повреждений. При этом нужно обратить внимание на форму, размер повреждений, характер отобразившихся признаков обушка и степень остроты лезвия. Используя судебно-медицинские данные о глубине раневого канала, нужно сопоставить ширину клинка на уров­не погружения с размерами основного повреждения на одежде, а также принять во внимание данные химического исследования о виде металла клинка.

Если нарушено несколько слоев одежды и размеры повреждений на них различны, то наименьшее будет наиболее близким к поперечнику клинка ранящего орудия на уровне погружения.

Помимо характеристик материала одежды и лезвия при решении вопроса идентификации необходимо учитывать механизм следообразования.

Так, при колюще-режущих повреждениях характерные особенности клинка ножа отображаются в повреждении обычно на участке гораздо меньшем, чем реальная длина внедряющейся части лезвия.

Несмотря на определенные трудности при идентификации ножей по повреждениям на одежде, говорить о невозможности идентификации мож­но лишь тогда, когда исследовано каждое повреждение.

Прежде чем приступить к идентификации, следует установить характер повреждения и групповую принадлежность колюще-режущего ору­дия, которым нанесено повреждение.

В качестве частных признаков клинка и его отображения при идентификации ножа по повреждениям на одежде наиболее рационально исполь­зовать следующие:

1. Деформация клинка в продольном направлении (клинок может быть согнут и закручен).

В повреждении этот признак имеет форму сильно затупленного уг­ла или дуги, что в совокупности с указанным в заключении судебно-медицинской экспертизы колюще-режущим повреждением (без дополнительного разреза) позволяет отнести указанный приз­нак к частным идентификационным признакам.

2. Отсутствие точки встречи лезвия и обуха или скоса обуха клинка ножа, т. е. отлом верхушки острия и наличие на ее месте затупленного края пластины клинка, как правило, перпендикулярного его продольной оси.

В этом случае на колото-резаном повреждении имеется участок разрыва ткани. Если повреждение наносится однолезвийным ножом, такой участок располагается у затупленного (обухового) угла повреждения, если же удар наносился двухлезвийным ножом, он находится в середи­не повреждения.

3. Наличие зазубрин на лезвии клинка, их количество, располо­жение, размеры. При наличии дефектов на лезвии клинка ножа резко изменяется характер воздействия клинка. На крае повреждения образуются участки разрыва, которые характеризуются неровными краями, разволокнением и растяжением ни­тей по краям повреждения. Зазубрины и заусеницы, имеющиеся на лезвии клинка, могут вызы­вать устойчивое вытягивание нитей из краев повреждений.

Отображение дефектов клинка в повреждении прежде всего зависит от места их расположения на лезвии. Если дефекты располагаются на участках клинка одинаковых по ширине, то их отображения накладываются друг на друга и они практически не могут быть дифференцированы. Механизм следообразования оптимально отражается в месте встречи закругления лезвия со скосом обуха или сходящихся участков лезвий (у кинжалов). При таком расположении следообразующего дефекта на клинке ножа (при воздействии клинка под углом резания близким к 90°) точка с разрывом нитей находит­ся от концов повреждения на расстоянии, равном разнице между шириной клинка в месте погружения и в месте расположения зазубрин.

Знание особенностей механизма нанесения ножевых повреждений позволяет успешно идентифицировать ножи по повреждениям на тканях.

При решении вопроса, причинено ли повреждение представленным на исследование рубящим орудием, надлежит пользоваться признаками, характерными для рубленых повреждений. Необходимо также иметь в виду, что при разрубе таких материалов, как кожа, картон, по месту разруба иногда образуются следы в виде трасс от неровностей лезвия топора, по ко­торым можно его идентифицировать.

При решении вопроса, причинено ли повреждение представленным на исследование тупым орудием, нужно пользоваться соответствующими характерными признаками. Следует обратить внимание на общие и частные признаки конфигурации тупого орудия, которые могут отобра­зиться в повреждении, и результаты химического исследования.

Особое значение для разрешения этих вопросов приобретает экспертный эксперимент.

Экспериментальные повреждения обычно наносятся на отдельных участках одежды, на которой находится исследуемое повреждение. По окончании экспертизы экспериментальные повреждения помечают (обшиваются нитками) и описывают в заключении эксперта, чтобы в слу­чае повторной экспертизы они не были спутаны с исследуемыми.

Если по каким-либо причинам нанести на исследуемую одежду экспериментальные повреждения не представляется возможным, то их воспроизводят на аналогичном материале.

Подготавливая условия для экспертного эксперимента, подбирают нужную подложку. Тело человека и искусственные основы, на которых располагают одежду для нанесения экспериментальных повреждений (манекен, твердые и мягкие валики), имеют различную плотность и сопротивляемость, что неизбежно сказывается на характере образуемых повреждений. Наиболее близким к телу человека материалом по своим свой­ствам является поролон.

Механизм нанесения экспериментальных повреждений должен соответствовать механизму нанесения исследуемых повреждений, установлен­ному экспертом в результате изучения повреждений на исследуемой одеж­де и данных, содержащихся в материалах дела.

Экспериментальные повреждения наносятся неоднократно. Указан­ное условие вызвано необходимостью исследовать влияние вышеуказанных факторов, а также доказать закономерность появления того или иного комплекса признаков, характерного для исследуе­мого повреждения при определенных условиях его нанесения.

Эксперт изучает экспериментальные повреждения макроскопически и под микроскопом, анализируя и сопоставляя (предварительно) полученные признаки с признаками повреждений на ве­щественных доказательствах. Получив повреждения, наиболее близкие к исследуемому, он переходит к следующему этапу — сравнительному ис­следованию.

При сравнении повреждений клинковыми орудиями сопоставление начинается с признаков, отражающих механизм их образования. Данное требование соблюдается при сравнительном исследовании всех проникающих повреждений одежды, т. е. позволяет отнести их либо к группе повреждений, характерных для проверяемого орудия, и продолжать про­цесс сравнения, либо к иным группам и завершить на этом сопоставление признаков, так как подобных различий достаточно для отрицания тож­дества.

При сравнительном исследовании повреждений тупыми предметами устанавливают совпадения или различия таких признаков, как наличие отпечатка, его форма и размер. Далее сопоставляют признаки нас­лоения и внедрения частиц материала следообразующего объекта, изме­нения структуры переплетения материала одежды с учетом состояния поверхности нитей и волокон, пробоин, состояния их краев, нитей в них и концов волокон в нитях.

Если орудие на экспертизу не представлено, то экс­перт вправе сопоставить признаки, установленные в исследуемом объекте, с известными ему признаками, характерными для различного ро­да повреждений, и прийти к выводу о возможном виде следообразующего орудия.

Сформулированные выводы должны логически вы­текать из проведенных в ходе экспертизы исследований.

Категорический положительный вывод о тождестве делают в том случае, если при сравнительном исследовании усматривается достаточ­ное совпадение общих и частных признаков сопоставляемых объектов и нет существенных признаков различия. Чаще решение данной задачи ока­зывается возможным в отношении ударно-раздробляющих объектов, имеющих рельеф в виде выступов и углублений. Основное значение для формулиро­вания выводов имеют формы и размеры отпечатков, взаимное расположение пробоин и вмятин в них, степень размятости нитей и вмятин волокон в пробоинах.

Категорический отрицательный вывод делают в случае, когда экс­перт в результате сравнительного исследования не нашел совпадения в общих и частных признаках сопоставляемых объектов, но установил их качественное различие. Так, если при решении вопроса, яв­ляется ли повреждение разрывом, эксперт не обнаружил в нем характерного разрыва, то он должен дать категорическое отрицательное заключение.

Эксперт может прийти к вероятному заключению, если установлен­ные им совпадающие признаки по своим количественным и качественным данным недостаточны для категорического заключения. Например, при решении вопроса, образовано ли повреждение на одежде представленным на экспертизу ножом, эксперт установил признаки колото-режу­щего повреждения и определил, что ширине клинка на уровне погруже­ния в тело соответствует ширина повреждения на одежде. Однако ука­занных признаков недостаточно для дачи категорического положительного вывода, так как такое повреждение могло быть причинено и дру­гим ножом с аналогичными конструктивными характеристиками.

Все неидентификационные вопросы решаются в вероятной форме.

Последовательность изложения результатов проведенных исследований соответствует общепринятой методике, рекомендованной для криминалистической экспертизы.







Сейчас читают про: