double arrow

Глава 5.Условия проживания, занятия и быт.


После суда над декабристами царское правительство, чтобы обеспечить усиленную их охрану и опасаясь бунтов, вынуждено было поместить узников почти всех вместе. Неожиданное совместное заточение оказалось для декабристов очень важным обстоятельством, из которого они извлекли известную выгоду. Всех декабристов, осужденных на каторгу, сначала собрали в Читинском остроге, где они пробыли почти три года, ожидая, пока для них отстроят тюрьму в Петровском заводе.

Здесь им предстояло провести еще несколько лет, прежде чем арестанты были отправлены на поселение в различные районы Сибири - в Якутию, Бурятию, Иркутскую и Енисейскую, Тобольскую губернии.

Бурные двадцатые и тридцатые годы XIX столетия не прошли бесследно для Сибири. Годы массовой политической ссылки, - они несли особое значение в жизни сибирского общества.

По всей Сибири от Березова, Кондинска до вод Охотского моря, с одной стороны, от пограничных крепостей с Китаем и Монголией до Якутска и Нижне-Колымска - с другой, были разбросаны места поселения декабристов. В каторгу и ссылку были отправлены не только представители дворянских фамилий, причастных к восстанию 14-28-го декабря, во многих селах и деревнях были водворены и солдаты-декабристы, плоть от плоти народной.

Нарушая однообразные, серые будни хозяйственной возни селян, декабристы производили определенный эффект, заставляли крестьянина создавать предположения, отыскивать причины столь странных действий власти. Крестьянину было ясно, что сосланных декабристов, видимо, боятся, как людей опасных для государственного порядка. Все это заставляло селян внимательней присматриваться к жизни декабристов, интересоваться ими, говорить о них.

Деятельность в Сибири рассматривалась декабристами как ответственное и трудное поприще, достойное того дела, за которое сложили свои головы их товарищи, как непосредственная работа среди населения, как общественно-политическое служение своей Родине и своему народу, как подготовка светлого будущего Сибири и как продолжение борьбы с крепостничеством только иными путями, новыми средствами, выработанными на основании извлечения уроков из поражения восстания в период совместного пребывания в казематах.

В казематский же период жизни декабристами были организованы первые опытные участки, где теория прилагалась к практике. Им удавалось, несмотря на короткое лето, выращивать всевозможные овощи: цветную капусту, спаржу, дыни, арбузы, артишоки и т. д., которые не были в употреблении среди местного населения или имели очень ограниченное распространение. Причем в эту деятельность активно включились жены декабристов.

По выходе на поселение деятельность декабристов приобретает более многосторонний характер. Те из них, которые еще в каземате предметом своей будущей деятельности избрали сельское хозяйство, с выходом на поселение приступили к организации образцовых хозяйств, устройству всевозможных опытов с тем "...чтобы раскрыть, - вспоминал Завалишин, - что край в состоянии производить, если приложить к нему рациональную систему исследований и действий".

В 1836 году из Петровского каземата была освобождена большая партия декабристов и водворена на поселение, главным, образом, в деревнях Восточной Сибири.

Сосланные декабристы обязаны были в местах поселения "снискивать пропитание собственным трудом". Когда убедились, что рекомендуемое властью средство, без права выезда (без особого разрешения) даже за поскотину, хлеба дать не могло, декабристы, как Веденяпин из Киренска, Абрамов и Лисовский из Туруханска, Бестужевы из Селенгинска и др. Правительство, засыпанное письмами декабристов и донесениями краевой власти о тяжелом положении лишенных земли поселенцев, предоставило декабристам 15-ти десятинный надел. Крестьянские общества, в силу указа 1835 года, должны были "из лучших земельных дач" отвести сенокосную и пахотную землю водворенным среди них декабристам.

Получив земельные наделы, некоторые из декабристов, как, например, Трубецкой, тотчас же возвратили их крестьянам, составив и акт о добровольной передаче отведённой им земли крестьянскому обществу.

В лице декабристов, живущих в селах и деревнях Сибири, крестьяне увидели, прежде всего, людей, которые вместе с народом-пахарем поднимали новь в суровом краю, делили с новоселом его редкие радости, и зачастую мыкали с ним горе неудач и разочарований, щедро преподносившихся ему капризной природой.

Как хозяйственники, декабристы не только поднимали новь, улучшали земледельческую культуру, вводя, как братья Беляевы в Минусинске, посев гречи и гималайского ячменя, не только способствовали поднятию крестьянского хозяйства и усилению продуктивности крестьянского труда, но давали в этом направлении прекрасные мысли и местной власти, как, Волконский в 1840 году просил разрешить ему расчистку пустолежащих 55 десятин под пашню и пользоваться ею в течение 40 лет. Мысль, конечно, не нова.

Декабристы, поселенные в деревнях и селах Восточной Сибири, идя рука об руку с крестьянином, обсуждая с ним меры улучшения производительности труда, свое благополучие, прежде всего, строили на земледелии, главным образом некоторые из них им и жили. "Я полюбил хлебопашество и землю", писал Оболенский. С большим рвением отдавался агрономии Волконский.

Были, конечно, и исключения. В каком-нибудь Туруханске, где земледелием не проживешь, декабристы, как Абрамов, Лисовский, - занимались, глазным образом, торговлей.

Вот почему декабристы, как общинники-земледельцы, глубоко остались в памяти крестьян. Население Восточной Сибири отлично помнит не только их усадьбы в деревнях, но и наделы.

Капризная природа Сибири очень часто зло шутила над хозяйственными затеями земледельца, разбивая все его расчеты. Не мало горя и разочарований принесла она декабристам. Их письма к друзьям и родным полны подробностей их хозяйственной жизни, надежд и огорчений, связанных с земледелием. Декабристы принесли с собою в страну изгнания искреннее желание быт полезными приютившему их краю, принявшей их среде.

В процессе сельскохозяйственной практики, распространения грамотности, оказания медицинской помощи шло сближение декабриста с населением края.

В другом конце Восточной Сибири (под Красноярском), в деле улучшения и усовершенствования орудий труда на помощь крестьянам приходит Спиридов. Он не только усовершенствует земледельческие орудия, принятые в Енисейской губернии, но приготовляет новые, "здесь неупотребительные, но необходимые для разрыхления и углаживания пашен".

Андреев, поселенный в далекой Олекме, со всем рвением отдается служению крестьянскому люду. Он первый строит мукомольную мельницу и в поисках за жерновыми камнями, бродит по берегам Лены.

Еще в Чите и Петровском заводе декабристы, ведя артельное хозяйство, большое внимание уделяли, разведению овощей. Среди них были прекрасные огородники. Знание и опыт нескольких лет они принесли в села и деревни Восточной Сибири и поделились ими с крестьянами.

Декабристы выписывали огородные семена через своих родных и друзей из-за Урала, привезли их и из Петровского завода; "собранные с тюремных кустов" семена дали прекрасные овощи.

Урик, Усть-Куда, Хомутово, Разводные, Олонки с прибытием туда декабристов покрылись прекрасными огородами. Декабристы познакомили крестьян и с парниками, столь распространенными ныне во многих подгородных деревнях Сибири.

Добрый пример подавал населению северной части Восточной Сибири М.И. Муравьев-Апостол. Живя в Вилюйске, он принимается за огородничество и садит картофель. Опыт его увенчался блестящим успехом. Иначе у него обстояло дело с посевом проса; быстрый рост его порадовал предприимчивого хозяина, но наступившие нежданно заморозки зло подшутили над его затеей: всходы погибли.

Прожив немногим меньше года в Туруханской ссылке - с 8 сентября 1826 года по 12 августа 1827 года Ф.П. Шаховской, несмотря на тяжелые условия ссыльной жизни, стремился принести посильную пользу приютившему его краю, посвятить себя служению общественному делу. Его энергичная натура требовала активных действий, поэтому вскоре по прибытии на место заключения он включился в жизнь туруханской древни. Своими ценными агрономическими опытами по акклиматизации овощных культур он способствовал развитию сельского хозяйства края. Эта работа сблизила декабриста с простым народом, у которого он пользовался заслуженным уважением.

Одновременно с совершенствованием хлебопашества декабристы (Завалишин, Бестужевы, Нарышкин и др.) занимались выведением, более продуктивной породы молочных коров, лошадей и тонкорунных овец.

Опыты по разведению мериносов производились составившейся компанией в селе Бурети (Бодайской волости, Иркутского округа) и в Минусинске. Так как и в том и в другом месте не было человека, который был бы хорошо знаком с овцеводством, то председательствующий в Совете Главного Управления Восточной Сибири, просил генерал-губернатора Лавинского перевести М. Кюхельбекера из Баргузина в Буреть и разрешить как ему, так и Беляеву поступить на службу в компанию по разведению мериносов в Восточной Сибири. Лавинский посмотрел на дело с иной точки зрения. Он не нашел удобным допускать государственных преступников к "подобным занятиям, могущим открыть доя них связи с многими лицами" и вдали от полицейского надзора, быть может, влиять на крестьян, заинтересовавшихся новым делом Декабристы шли дальше и втягивали крестьян в занятие новыми для них промыслами. Крестьяне отлично учитывали значение в их хозяйстве новых подсобных промыслов и видя в лице декабристов людей широкой инициативы, пытались работать с ними сообща. Попытки же декабристов ввести среди крестьянства новые промыслы, зачастую разбивались о сопротивление властей.

Но, несмотря на введение правительством все новых и новых стеснений и ограничений, декабристы не прекращали своей деятельности и влияние их на сибирское общество и дела края с каждым годом увеличивалось и росло прямо пропорционально мероприятиям Николая. Его план - изолировать "государственных преступников" от трудящихся масс и замуровать их в сибирских пустынях - никогда не мог полной мере осуществиться.

Сибирская деревня поражала декабристов полным отсутствием в ней растительности. В этом сказалась вековая борьба крестьянина-землепроходца с тайгою. Ставя починок, село, он вырубал лес в округе и не оставлял деревца у своего дома.

Декабристы; поселившись в деревне, построив дома, в первую очередь убеждали крестьян в пользе разведения садов.

Живя среди крестьян, декабристы не подчеркивали своего культурного превосходства над ними. Большинство из них, живя в селах и деревнях Сибири, по костюму не отличались от крестьян.

Крестьянство увидело в лице декабристов не только изобретателей, давших ему молотилку, усовершенствованный плуг, не только носителей знания и опыта, которыми они бескорыстно делились с земледельцем, но и людей, ценивших в крестьянине прежде всего человека и считавших для себя незазорным не только сдружиться с пахарем, но и войти в его семью, породниться.

За все, что дали декабристы крестьянам Восточной Сибири в течение трех десятков лет тесного, сожительства с ними, они получили достойную награду.


Сейчас читают про: