double arrow

Убивали ли в Освенциме нетрудоспособных заключённых?


Ф. Брукнер: Согласно версии официальной истории, в Освенциме производились два вида отбора: первый, как правило, по прибытии в лагерь состава с еврейскими заключёнными, причём утверждается, что нетрудоспособных евреев без регистрации сразу отправляли в газовые камеры; во-вторых, регулярно производился отбор и среди зарегистрированных заключённых. Вот отрывок из обоснования приговора Франкфуртского суда по делу над персоналом Освенцима (1963-65):

«В концлагере Освенцим в большом количестве убивали и находившихся в лагере больных заключённых, особенно евреев, признанных нетрудоспособными (…) В больнице для заключённых почти ежедневно из тех заключённых, которые заявляли о своей болезни и после осмотра врачом из рядов заключённых показывались лагерному врачу, отбирались те, кого лагерный врач признавал нетрудоспособными. Потом их убивали при помощи инъекций фенолина (…) Кроме того, периодически проводились т.н. лагерные селекции. При этом заключённые (…) обследовались на предмет их трудоспособности (…) Заключённые должны были при этих селекциях раздеваться догола. Лагерный врач-эсэсовец определял их трудоспособность на глазок. Того, кто казался ему нетрудоспособным (…), отделяли от других заключённых и изолировали от них в отдельный блок. Через несколько дней отбракованных заключённых доставляли на грузовиках в газовые камеры и там убивали газом»[299].




Подробнейшая документация о медицинском обслуживании заключённых в Освенциме категорически опровергает эти утверждения, основанные, разумеется, только на показаниях свидетелей.

Студент: Значит, вы не верите, что в Освенциме практиковали «селекцию»?

Ф. Брукнер: Она, несомненно, проводилась, но целью этого отбора была не отбраковка нетрудоспособных для отправки их в газовые камеры или их убийства с помощью уколов фенола, а принятие решения, отправить ли отобранных в лагерь, и если да, то в какую его часть. Освенцим имел более 30 лагерей-спутников, в которых заключённые использовались на разных работах, например, в лагере-спутнике Райско — на сельскохозяйственных.

Студентка: А что происходило с теми, кого не принимали в лагерь?

Ф. Брукнер: По мнению ревизионистов, их направляли в другие места, доказательства чего я приведу завтра. А сначала поговорим о медицинском обслуживании заключённых Освенцима. Я буду опираться, в первую очередь, на рукопись ещё не опубликованной книги К. Маттоньо о селекции в Освенциме, в которой цитируются десятки относящихся к этому вопросу документов.

Начнём с датированного 20 марта 1943 года письма гауптштурмфюрера СС врача д-ра Вирта коменданту лагеря Рудольфу Гёссу, озаглавленного «Больница для заключённых ЛВП» (ЛВП — лагерь для военнопленных, имеется в виду Бжезинка), в котором говорится:



«После обсуждения этого вопроса с комендантом, для строительного участка 2 ЛВП за основу для расчёта необходимого числа больничных мест взято количество заключённых, равное 45 000. Соответственно при средней цифре 10% лежачих больных требуется 4500 коек»[300].

16 декабря 1943 года лагерным врачом концлагеря Освенцим I был составлен «Квартальный отчёт о санитарной службе концлагеря Освенцим I», из которого я хотел бы привести большие отрывки:

«Больница для заключённых имела в отчётном квартале следующие специальные секции: рентгеновский кабинет, химическую лабораторию, секцию отоларингологии, оптическую мастерскую, секцию светолечения, аптеку лекарственных трав, диетическую кухню, стоматологическую секцию. Умывальников, клозетов, а также ванн вполне достаточно и для большего числа больных. Заключённые моются минимум раз в неделю. Камер для дезинфекции и прачечных также достаточно. Бельё можно менять раз в 14 дней (…)

Для борьбы с угрозой сыпного тифа ежедневно проводится проверка на вшивость и на лихорадочное состояние, а также дезинсекция и дезинфекция всех лагерных блоков. Дальнейшее распространение заболеваний сыпным тифом удалось таким образом предотвратить (…)

В октябре в блоке 24 устроен бордель с 19 женщинами. Эти женщины были предварительно обследованы на реакцию Вассермана (сифилис) и гонорею. Такие обследования повторяются с регулярными промежутками.



В осенние месяцы в некоторых блоках в больших количествах появились клопы. Эти блоки были обработаны газом Циклон-Б и с его помощью очищены от вредных насекомых.

Снабжение мылом, по условиям времени, по-прежнему недостаточно, равно, как и средствами ухода за зубами (…) Продовольственное снабжение в целом не претерпело значительных изменений, и его можно считать достаточным. Не вполне достаточно в настоящее время снабжение картофелем. Добавочные порции хлеба и колбасы также остались прежними. Примерно дважды в месяц заключённые получают кроме того молочный суп (…)

С наступлением холодной погоды соответственно утеплена одежда заключённых. В настоящее время все команды снабжены суконной одеждой, шинелями, шапками, чулками, шерстяными жилетами, рукавицами и закладками для защиты ушей»[301].

Студентка: Всё это совсем не похоже на лагерь уничтожения.

Ф. Брукнер: В самом деле, не похоже.

Студент: Может быть, медицинским обслуживанием пользовались только заключённые-неевреи?

Ф. Брукнер: С еврейскими заключёнными обращались, в принципе так же, как и с другими, и с конца 1943 года также их в случае необходимости лечили в больницах вне лагеря. 9 декабря 1943 года инспектор концлагерей Рихард Глюкс писал в циркуляре комендантам всех лагерей, включая Освенцим:

«По согласованию с Главным ведомством безопасности Рейха приказываю, чтобы еврейские заключённые, которым срочно необходимы операции, переводились в ближайшую больницу. Такой перевод возможен лишь в том случае, если операцию будет проводить врач-еврей, тоже переведённый для этой цели»[302].

Пять дней спустя комендант Освенцима Рудольф Гёсс, по согласованию с Главным ведомством безопасности Рейха, сделал дополнение, согласно которому операцию мог проводить и врач-нееврей из числа заключённых, если не найдётся врача-еврея[303].

Ещё на тему операций. Согласно данным польского историка Генрика Свебоцкого, который опирается на сохранившиеся «Книги операций» врачей СС, в период с 10 сентября 1942 по 23 февраля 1944 года в Освенциме было сделано всего 11 246 операций[304]. Сборник, в котором напечатана статья Г. Свебоцкого, называется «Освенцим: Исследования по истории концлагеря и лагеря уничтожения». Это в «лагере уничтожения» за 18 месяцев были прооперированы более 11 000 заключённых!

Студент: У меня постепенно создаётся впечатление, что ортодоксальные историки Холокоста явно страдают умственным расстройством.

Ф. Брукнер: Не забывайте, что исторические исследования, противоречащие официальной версии, беспощадно пресекаются также в Польше. И в сегодняшней «демократической» Польше не меньше, чем во вчерашней, коммунистической. Тот, кто хочет в этих условиях изучать историю Холокоста и Освенцима, не должен выходить за политические рамки, продиктованные системой. Не желающий этого делать должен учитывать все возможные последствия: от запрета на профессию и общественного осуждения, до тюрьмы.

Студент: А историк, который не хочет лгать ради карьеры и при этом не потерять своё место и не оказаться за решёткой?

Ф. Брукнер: Пусть занимается темами, где есть свобода исследований, поскольку они не имеют значения для господствующей системы, например, византийской историей или Карлом Великим, существование которого оспаривает целая историческая школа, не рискуя иметь из-за этого неприятности с юстицией.

Но давайте продолжим. Перед вами датированная 27 июля 1944 года статистика «временно размещённых в лагере венгерских евреев». Из неё явствует, что к этому дню 3138 венгерских евреев лечились в лазарете. Причины:

· хирургические операции — 1426 случаев,

· понос — 327,

· запор — 253,

· ангина — 79,

· диабет — 4,

· сердечная недостаточность — 25,

· чесотка — 62,

· пневмония — 75,

· грипп — 136,

· опрелость — 268,

· прочие — 449.

Инфекционные болезни:

· скарлатина — 5,

· свинка — 16,

· корь — 5,

· рожа — 5[305].

Студент: Именно тогда, когда якобы происходило массовое убийство венгерских евреев!

Ф. Брукнер: «Доказательством» массового убийства служат одни свидетельские показания, тогда как приведённая статистика взята из официального документа. Обратите, кстати, внимание, что в заголовке доклада речь идёт о временно размещённых в лагере венгерских евреях; это подкрепляет тот тезис, что Освенцим для большинства депортированных был лишь пересыльным лагерем, как давно утверждают ревизионисты.

Наконец, я хотел бы указать ещё на то, что число нетрудоспособных заключённых в Освенциме всегда было очень высоким. На 22 сентября 1942 года там находились 16 459 заключённых мужчин и 11 748 женщин, из них 5481, т.е. 20%, были нетрудоспособными[306]. На 31 декабря 1943 года число заключённых составляло 85 298 человек, из них нетрудоспособными были 19 699, т.е. около 23%[307].

Студент: Неработоспособные могли при надлежащем лечении снова стать трудоспособными, так что убивать их с экономической точки зрения было бы нецелесообразно. Возможно, убивали только инвалидов, которые и в будущем не смогли бы работать.

Ф. Брукнер: И эта гипотеза опровергается документами. Инвалиды в Освенциме относились к особой категории. 24 июня 1942 года оберштурмбаннфюрер СС Герхард Маурер, начальник ведомства Д-II, писал в циркуляре комендантам лагерей:

«Нетрудоспособные заключённые. Указывать их число в ежедневных сообщениях (…) в такой последовательности:

1) Больные а) на амбулаторном лечении б) на стационарном лечении.

2) Инвалиды»[308].

Так что инвалиды регулярно указывались, как особая группа в сообщениях о численности заключённых.

Студент: Значит, Вы считаете все утверждения об убийстве нетрудоспособных заключённых в Освенциме ложью и фальсификацией?

Ф. Брукнер: Я полагаю, что в ряде случаев убийства неизлечимых тяжелобольных с помощью инъекций имели место, причём, в свидетельствах о смерти причиной называли «остановку сердца», не уточняя, чем была вызвана эта остановка сердца. Как вы знаете, в Третьем рейхе практиковалась т.н. «эвтаназия»; под этим понимали, большей частью, медицинское умерщвление психически больных, но часто и физически неизлечимых больных. С учётом этого я считаю вероятным, что и в Освенциме имели место такие случаи, но не думаю, что их было больше нескольких сотен, поскольку только болезнь сама по себе, нетрудоспособность или даже инвалидность никогда не были причиной для убийства. Одни лишь процитированные сегодня документы уже подтверждают это, а они — лишь ничтожная доля сохранившихся документов о медицинском обслуживании в Освенциме.

Студентка: А как вы оцениваете «убийства из милосердия» с моральной точки зрения?

Ф. Брукнер: Мы сегодня выясняем исторические факты, а не даём оценки. Но я отвечу на ваш вопрос. Я категорически против «эвтаназии», но считаю её менее отвратительным преступлением, чем поставленная в нашем современном либеральном обществе на поток варварская практика абортов: убийство миллионов здоровых детей во чреве матери.

Студент: А как обстоит дело с утверждением, будто в Освенциме убивали стариков и маленьких детей, поскольку это были «лишние рты»?

Ф. Брукнер: И это утверждение официальных историков опровергается документами. Если бы оно было верным, то не было бы никаких свидетельств о смерти таких людей, потому что их вообще не регистрировали бы в лагере. Но в действительности всё выглядело иначе.

В 1991 году немецкий журналист Вольфганг Кемпекнс изготовил копии 800 свидетельств о смерти. Опираясь на эти документы, один американский ревизионистский журнал опубликовал статью на эту тему с копиями 30 свидетельств о смерти стариков[309].

Студент: Разве это не позор, что стариков отправляли в лагерь?

Ф. Брукнер: Разумеется, хотя причиной этого был не садизм, а нежелание отрывать этих людей от их близких. По данным компьютерной обработки «Книг умерших», в Освенциме было зарегистрировано такое количество смертей стариков и детей младше 10 лет:

· свыше 90 лет — 2.

· от 80 до 90 лет — 73.

· от 70 до 80 лет — 482.

· от 60 до 70 лет — 2083.

· от 0 до 10 лет — 2584 смертных случая[310].

Если бы версия официальной истории была бы верной, не было бы ни одного такого свидетельства о смерти, так как всех этих людей сразу же по прибытии в лагерь без регистрации отправили бы в газовые камеры.

Один показательный пример. Родившаяся 20 сентября 1874 года чешская еврейка Минна Гроссова была депортирована 19 октября 1942 года в Треблинку. Поскольку Треблинка считается «лагерем тотального уничтожения», её должны были бы там сразу убить. Но этого не случилось; госпожа Гроссова умерла 30 декабря 1943 года в Освенциме; то, что её смерть была зафиксирована документально, доказывает, что и там её сразу же по прибытии не отправили без регистрации в газовую камеру[311]. Кстати, подобные случаи подкрепляют ревизионистский тезис, согласно которому Треблинка была пересыльным лагерем.

После освобождения Освенцима четверо еврейских врачей, бывшие заключённые этого лагеря: Лебовиц, Рейх, Вейль и Блох — составили по заданию советских властей список имён более тысячи заключённых, почти сплошь евреев, которые на 27 января 1945 года находились в лагерной больнице. Среди них было 97 мальчиков и 83 девочки в возрасте от нескольких месяцев до пятнадцати лет[312].

Студент: Как же объясняют все эти факты ортодоксальные историки?

Ф. Брукнер: Вообще никак! Они замалчивают то, что невозможно опровергнуть. Понимаете теперь, почему эти господа никогда не вступают в дискуссию с более компетентными ревизионистами?

Студентка: С учётом всего сказанного, мы можем считать тему Освенцима закрытой и уйти домой раньше, чем планировалось.

Ф. Брукнер: В принципе, да. Но, учитывая огромное значение проблемы Освенцима, мы не можем не рассмотреть этот вопрос с судебной точки зрения.

«Орудие убийства»: циклон-Б[313]

Ф. Брукнер: При каждом нормальном процессе об убийстве должен быть налицо труп или, если такового не имеется, доказательство того, что человека убили, а от его трупа потом избавились. Кроме того, должна быть проведена экспертиза орудия убийства; например, при убийстве ножом судебный медик ищет на лезвии ножа следы крови, а на рукоятке — отпечатки пальцев.

Ни на одном процессе «нацистских преступников» этого не было проведено. Имелись лишь свидетельские показания, так что научные исследования были не нужны.

Студентка: Значит, ревизионисты впервые подняли этот вопрос?

Ф. Брукнер: Первые ревизионисты, как ни странно, нет. П. Рассинье в своих книгах, хотя и касается в ряде мест вкратце технических аспектов мнимых убийств с помощью газа, не останавливается на них подробно. Историческая заслуга осознания значения этого вопроса принадлежит его соотечественнику и последователю Роберту Фориссону.

Р. Фориссон, 1929 года рождения, профессор французской литературы, никогда не верил в истребление евреев по той простой причине, что во Франции слишком много евреев. Но при этом газовые камеры примерно до 1960 года он считал реальностью. Чтение книги Поля Рассинье «Ложь Одиссея» посеяло в нём сомнения, и он решил основательно изучить этот вопрос. Центральным вопросом исследований Р. Форрисона, наряду с изучением документов и анализом свидетельских показаний, стала технология убийств с помощью газа.

«Я хотел знать, как усыпляют газом племенных норок, как пускают его в лисьи норы, как осуществляются в США казни с помощью газа. При этом я установил, что в подавляющем большинстве случаев используется цианистый водород»[314].

Первая казнь осуждённого на смерть с помощью газа состоялась в 1924 году в штате Невада, последняя — в 1999 году в штате Аризона. Тогда казнили этим способом немца, осуждённого на смерть за убийство. Он мог выбрать смертельную инъекцию или газовую камеру и выбрал последнюю.

Студент: Почему американцы стали применять такой способ казни?

Ф. Брукнер: Два других практиковавшихся в США способа казней: электрический стул и повешение — могли быть очень мучительными при неквалифицированном исполнении. Если электрический стул работает неправильно, казнь на нём может превратиться в сожжение живьём, а если при повешении неправильно завязать петлю или если виселица слишком низкая, смерть наступает не быстро в результате перелома шейных позвонков, а медленно в результате удушения. Поэтому была изобретена газовая камера, как более гуманная альтернатива этим способам.

Студент: Почему приговорённых к смерти просто не расстреливали, как было у нас до отмены смертной казни?

Ф. Брукнер: Это загадка и для меня. Возможно, изобретение таких способов казней, как электрический стул и газовая камера, можно объяснить американским помешательством на технике.

Сейчас вы видите рисунок газовой камеры в городе Ралей, штат Северная Каролина. Казнь с помощью газа — сложный процесс. Газовая камера должна быть герметичной, иначе для персонала тюрьмы и свидетелей он превратится в игру со смертью. Процесс казни протекает следующим образом. Приговорённого привязывают к стулу. Потом шарики цианида опускают в сосуд с разбавленной серной кислотой. Шарики растворяются, и смертельный газ выходит. Если приговорённый глубоко дышит, он теряет сознание примерно через 45 секунд, но до его смерти проходит потом, минимум, 10 минут. Затем газовую камеру вентилируют в течение 15 минут; газ нейтрализуется очистителем воздуха и отводится через высокую трубу. Ещё через 30 минут врач и два помощника входят в камеру в противогазах и удаляют труп.

Студент: Но если приговорённый долго задерживает дыхание, этот вид казни тоже может быть весьма мучительным.

Ф. Брукнер: Такие случаи действительно были. Это, наряду с дороговизной и опасностью данного способа казни, было причиной того, что все штаты США, которые ранее практиковали этот способ, заменили его смертельной инъекцией или, по меньшей мере, допускают последнюю, как альтернативу.

Как вы думаете, почему я столь подробно остановился на этой мрачной теме?

Студент: Это каждому ясно. Если даже убийство одного человека цианистым водородом связано со столь большими проблемами, то одновременное убийство сотен или даже тысяч людей в Освенциме было бы несравненно более сложным делом.

Ф. Брукнер: Элементарно, мой дорогой Ватсон. Удивительно, что до Р. Фориссона эта нелепость никому не бросилась в глаза.

Цианистый водород чрезвычайно подвижен. Это причина того, что он регулярно используется для уничтожения вредных насекомых. Куда бы ни спрятались блохи, вши и тараканы, газ их достанет. Обратная сторона этого свойства данного газа — его способность проникать через щели и трещины и создавать угрозу также для людей, если подлежащие дезинсекции помещения недостаточно герметичны.

В одной книге о клинике и терапии отравлений описан несчастный случай со смертельным исходом, произошедший в Германии. Двадцатилетняя декоратор работала в подвале дома, на втором этаже которого производилась дезинсекция с помощью цианистого водорода. Из-за недостаточной герметичности газ проник в коридор, где задержался дезинсектор, а оттуда через воздушную шахту — в подвал. Декоратор и двое её сотрудников вдруг почувствовали головные боли, головокружение, першение в горле и покинули подвал. Через полчаса они вернулись туда, и декоратор упала в обморок. Сотрудники доставили её в больницу, где её удалось спасти. Дезинсектор же был найден мёртвым в коридоре[315].

Другой источник опасности — способность цианистого водорода прилипать к поверхностям.

И на этот счёт есть показательный пример. В 1998 году один студент колледжа в штате Айова совершил самоубийство, проглотив большое количество цианистого калия. Не менее девяти человек — двое служащих колледжа, три студента и четыре фельдшера — отравились, прикоснувшись к его трупу. Поднимавшиеся от трупа самоубийцы пары синильной кислоты вызывали у них приступы слабости и головокружение. К счастью, все девять человек остались в живых[316].

Насколько опасно касаться трупа жертвы синильной кислоты, описывает Билл Армонтраут, директор тюрьмы в Джефферсон-Сити, штат Миссури, в книге о смертных казнях в США:

«Цианистый водород проникает через поры кожи. Нужно надевать резиновые перчатки и потом обрызгивать из шланга труп (казнённого в газовой камере) для освобождения его от ядовитых веществ, прежде чем делать что-то другое»[317].

Студент: Разумеется, персонал тюрьмы, который после казни входил в газовую камеру, должен был надевать не только перчатки, но и противогазы.

Ф. Брукнер: Притом противогазы, оснащённые специальными защитными фильтрами, иначе они не обеспечивали бы абсолютной защиты. Теперь давайте вернёмся в теме Освенцима. В своих записках, сделанных в 1946-47 годах в краковской тюрьме, первый комендант Освенцима Рудольф Гёсс так описывает действия зондеркоманды, которая якобы обслуживала газовые камеры и крематории в Освенциме:

«Потом трупы вытаскивали из камер, удаляли золотые зубы, отрезали волосы и волокли их к ямам или к печам (…) Все эти работы они проделывали с тупым равнодушием, будто делали что-то повседневное. Перетаскивая трупы, они ели или курили»[318].

Что вы об этом скажете?

Студент: Члены зондеркоманды вряд ли могли есть и курить в противогазах. Поскольку они, в отличие от персонала американской тюрьмы после казни в газовой камере, перетаскивали не один, а сотни или тысячи трупов, да ещё вырывали у них золотые зубы и отрезали волосы, после чего все должны были вскоре рухнуть без сознания и умереть. Поляки явно заставили Гёсса написать то, чего он не мог видеть, поскольку это невозможно.

Ф. Брукнер: Это действительно единственное логическое объяснение. Посмотрите теперь на следующий рисунок. Его сделал Давид Олер, еврей, который зарабатывал в Освенциме дополнительный паёк, рисуя портреты эсэсовцев. После освобождения он изобразил ряд страшных картинок, которые периодически воспроизводятся в литературе о Холокосте и в СМИ. Рисунок, который вы видите, был помещён, например, в книге Ж.-К. Прессака «Освенцим. Техника и работа газовых камер», а также в статье об Освенциме в журнале «Шпигель» от 4 октября 1993 года. На нём изображены члены зондеркоманды, которые в крематории III Бжезинки волокут трупы из газовой камеры в печь. Что на этом рисунке бросается в глаза?

Студентка: Члены зондеркоманды не только работают без противогазов, но ещё и обнажены до пояса. Они бы мигом умерли, отравившись синильной кислотой.

Студент: И печь находится на одном уровне с газовой камерой, а в крематории III печь и морг находились на разных этажах.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Как видите, достаточно минимальных знаний об этом предмете, чтобы назвать рисунок Олера «причудливой сказкой» (Р. Фориссон). Но лишь один из сотни читателей знает свойства синильной кислоты и лишь один из тысячи — структуру крематория III в Бжезинке, а на «непосвящённых» такие картинки производят сильное впечатление.

В конце 1978- начале 1979 года Р. Фориссону удалось опубликовать в ведущей французской газете «Ле Монд» две статьи, отрывки из которых я хотел бы процитировать.

В первой из них, напечатанной 29 декабря 1978 года, Р. Фориссон сравнивал казнь в американской газовой камере с описанными свидетелями массовыми убийствами газом в Освенциме:

«Чтобы отравить газом одного связанного по рукам и ногам заключённого, американцы используют особый газ в небольшом помещении. После использования газ отсасывается и нейтрализуется. Как же могли, например, в Освенциме запихнуть две или даже три тысячи людей в помещение площадью 210 м2 (!), а сразу же после смерти жертв посылать в это насыщенное цианистым водородом помещение команду без противогазов, чтобы вытаскивать отравленные цианидом трупы?»[319]

Во второй своей статье, напечатанной 16 января 1979 года, Р. Фориссон указывал на то, что согласно запискам Рудольфа Гёсса, уже через полчаса после ввода газа, дверь открывали, и включали вентиляцию. Р. Фориссон утверждал невозможность этого и добавлял:

«Все свидетельские показания, какими бы туманными или противоречивыми они ни были в остальном, сходятся, как минимум, в этом пункте: команда открывала помещение либо «сразу же», либо «уже вскоре» после смерти жертв. Я считаю, что один этот пункт уже доказывает лживость свидетельских показаний»[320].

Студентка: Как вы объясняете, почему все свидетели в один голос рассказывали такие невероятные истории?

Ф. Брукнер: Вопрос ко всем! Дайте, пожалуйста, ответ сами!

Студент: В тот момент, когда давались эти свидетельские показания, все говорили о четырёх миллионах жертв Освенцима, из которых подавляющее большинство якобы погибло в газовых камерах. Если так, то газовые камеры в Освенциме должны были работать непрерывно, убивать людей в рекордно короткие сроки, и их нельзя было вентилировать на протяжении многих часов после каждого цикла.

Ф. Брукнер: Вы попали в самую точку.

Перейдём теперь к свойствам содержащего синильную кислоту пестицида Циклон-Б. Он был выпущен в продажу вскоре после Первой мировой войны и под фирменным названием «цианосил» используется и сегодня при сильном заражении паразитами. Этот пестицид имеет форму синильной кислоты, поглощённой пористой несущей субстанцией (обычно гипсом). Он поставляется упакованным в банках. При контакте с воздухом синильная кислота выходит из гранулята, причём скорость испарения зависит от температуры: чем выше температура, тем быстрей испарение. При 15°С проходит около двух часов, прежде чем вся синильная кислота выйдет из несущего материала[321]. Вы видите на этом графике корреляцию между температурой и скоростью испарения.

Кто из вас может мне объяснить, почему синильная кислота должна так медленно выходить из несущего материала?

Студент: Чтобы обеспечить безопасность дезинфекторов.

Студентка: Чтобы яд мог проникнуть в самые дальние уголки помещения и в самые глубокие складки одежды, в которой завелись вши.

Ф. Брукнер: Оба объяснения правильны.

Циклон-Б до конца Второй мировой войны распространялся фирмой «Дегеш» (Немецкое общество борьбы с паразитами) и служил главным средством борьбы с паразитами в силосных башнях, на кораблях, в поездах, в домах и т.д., а также при дезинсекции одежды. Для ускорения дезинсекции одежды были сконструированы специальные камеры, которые работали т.н. циркуляционным способом «Дегеш». В них банки с Циклоном-Б открывались расположенным снаружи механизмом и грануляты падали в корзину, куда веерное устройство поддувало горячий воздух, вызывавший быстрое испарение синильной кислоты и быстрое распространение ядовитых паров по всей камере[322].

Студент: Говорится ли в литературе о Холокосте об убийствах людей газом в этих камерах для дезинсекции фирмы «Дегеш»?

Ф. Брукнер: Нет, ни одного свидетельства такого рода не существует.

Причиной, вызвавшей поставки Циклона-Б в Освенцим, был сыпной тиф, вспышки которого в этом лагере были регулярными. Первая большая эпидемия разразилась в начале июля 1942 года. Своего пика эпидемия достигла в период с 7 по 11 сентября 1942 года, когда в среднем ежедневно умирало 375 заключённых[323].

Для борьбы со вшами — переносчиками сыпного тифа — в Освенциме, кроме Циклона-Б, использовались и другие средства: горячий воздух, горячий пар, а с лета 1944 года — короткие волны. Последняя технология оказалась самой эффективной[324].

Вернёмся к мнимым убийствам людей газом в Освенциме I и Бжезинке. Как видно из графика, при 15°С проходит около двух часов, прежде чем синильная кислота выйдет из несущего материала. В моргах крематориев II и III Бжезинки, где якобы было убито подавляющее большинство жертв, температуры, особенно в холодное время года, были ниже, значит, испарение синильной кислоты должно было длиться дольше двух часов. Какие последствия это повлекло бы за собой при убийстве людей газом в данных помещениях?

Студент: Было бы совершенно бессмысленно начинать вентиляцию до полного испарения синильной кислоты. Если свидетели говорят правду и двери газовых камер открывались «сразу же» или «вскоре после» смерти жертв, то зондеркоманде приходилось входить в помещение, где грануляты продолжали испускать ядовитый газ. Это привело бы не только к смерти членов зондеркоманды, но и к тому, что газ устремился бы в открытые двери и отравил всё здание, а также местность вокруг него.

Ф. Брукнер: Яснее сказать нельзя. Познакомимся теперь с типичными по своему содержанию свидетельскими показаниями и сравним их с теми голыми фактами, которые мы знаем.

Рудольф Гёсс: «Требовалось от 3 до 15 минут, в зависимости от климатических условий, чтобы убить людей в камере смерти. Когда прекращались крики, это означало, что люди умерли. Мы ждали обычно полчаса, прежде чем открывали двери и вытаскивали трупы»[325].

Филип Фридман: «Газ действовал быстро. Через три­пять минут никого не оставалось в живых. Потом трупы вытаскивали, помещение вентилировали и заводили новую группу жертв. В таком темпе газовая камера могла уничтожать 4000-5000 человек в час»[326].

Карл Сигизмунд Бендель: «Слышались крики и стоны, и они [заключённые в камере] начинали драться друг с другом, причём они стучали в стены. Это длилось две минуты, а потом наступала полная тишина. Через пять минут двери открывали, но ещё 20 минут в них нельзя было войти. Потом зондеркоманда приступала к работе»[327].

Ваши комментарии?

Студент: Описанное этими свидетелями совершенно невозможно и никогда не могло происходить.

Ф. Брукнер: Человек со здравым человеческим рассудком к иному выводу прийти не может.

Вопрос о следах цианида в стенах «газовых камер»[328]

Ф. Брукнер: В 1988 году в Торонто состоялся кассационный процесс над жившим тогда в Канаде немецким ревизионистом Эрнстом Цюнделем, который за три года до этого был приговорён судом первой инстанции к 15 месяцам тюрьмы.

Хотя в Канаде не было закона против ревизионизма, Цюндель был обвинён еврейкой Сабиной Э. Цитрон, председательницей «Ассоциации памяти Холокоста», на основании устаревшего закона о «Распространении ложных сведений». Разумеется, адвокат Цюнделя подал апелляцию.

Есть две прекрасных книги о втором процессе над Э. Цюнделем. Одну написала Барбара Кулашка[329], другую — Роберт Ленски[330]. Первая из них представляет собой настоящий кладезь информации для каждого, кто интересуется темой Холокоста.

В качестве эксперта со стороны защиты на кассационном процессе 20-21 апреля 1988 года выступил американский инженер Фред Лейхтер, который сконструировал газовые камеры для казней в нескольких американских тюрьмах для каторжных. Ф. Лейхтер по заданию Э. Цюнделя и Р. Фориссона в конце февраля вместе со своей женой Каролиной, фотографом Юргеном Нейманом, художником Говардом Миллером и переводчиком Тюдором Рудольфом вылетел в Польшу, где обследовал предполагаемые газовые камеры Освенцима I, Бжезинки и Майданека. По возвращении он написал свой, ставший впоследствии знаменитым, доклад.

Нас интересует сейчас только та часть, которая посвящена Освенциму I и Бжезинке. Ф. Лейхтер пришёл к выводу, что именуемые газовыми камерами помещения по конструктивно-техническим причинам не могли служить таковыми. Кроме того, он утверждал, что мощности этих крематориев были недостаточны для сжигания трупов якобы убитых газом людей. Наконец, он сослался на анализы проб со стен мнимых газовых камер, сделанные по его заданию в одной химической лаборатории штата Массачусетс. Опираясь на результаты этих анализов, он пришёл к выводу, что в данных помещениях не могли происходить убийства с помощью газа.

Студент: Об экспертизе Ф. Лейхтера вы вкратце упоминали уже в первый день нашего семинара. Вы сказали тогда, что эта экспертиза содержала ряд ошибок. Не могли бы вы привести примеры?

Ф. Брукнер: Во-первых, Ф. Лейхтер недооценил мощность крематориев — к этому пункту мы ещё вернёмся. А, во-вторых, он предположил, что из-за опасности взрыва газовые камеры, где использовалась синильная кислота, не могли располагаться в одном здании с печами крематория. Цианистый водород действительно взрывоопасен, но лишь в том случае, если концентрация достигает минимум 67,2 г на кубометр воздуха. Такая концентрация при дезинсекции никогда не достигалась[331] и могла быть достигнута лишь в том случае, если бы использовалось нереально огромное количество Циклона. Согласно Рудольфу Гёссу, который, насколько мне известно, единственный приводит эти данные, при убийстве газом в моргах крематориев II и III использовалось от пяти до семи банок Циклона. Как подсчитал К. Маттоньо, максимальная концентрация синильной кислоты при этих условиях составляла 15 г на кубометр воздуха — слишком мало, чтобы опасаться взрыва[332].

Студентка: Значит, правы те, кто называет экспертизу Ф. Лейхтера псевдонаучной?

Ф. Брукнер: Не спешите. То, что работа содержит ошибки, далеко ещё не значит, что все её выводы ложны, и она «a priori» ненаучна. Ф. Лейхтер был пионером, а пионеры неизбежно обречены на ошибки. К тому же у Ф. Лейхтера было слишком мало времени на экспертизу: процесс над Цюнделем уже шёл к концу, а он должен был обязательно представить свои выводы до конца процесса.

Важнейшая часть экспертизы Ф. Лейхтера была посвящена следам цианида. Здесь я хотел бы задать кое-какие вопросы. Есть среди вас кто-нибудь, кто знает химию? Вы, Владимир?

Студент: Моя основная специальность — математика, а вторая — химия.

Ф. Брукнер: Хорошо, Владимир. Значит, вы знаете, что такое цианиды и ферроцианиды.

Студент: Конечно, знаю.

Ф. Брукнер: Тогда поделитесь с нами вашими знаниями.

Студент: Цианидами называются соли цианида водорода (HCN), а ферроцианидами — соединения железа с цианидами. Железо имеется в природе в небольших количествах повсюду, например, в глине и песке. Если содержащий железо материал вступает в контакт с цианистым водородом, образуются ферроцианиды, которые отличаются необыкновенной стабильностью. Синие пигменты ферроцианидов называются «берлинской лазурью».

Ф. Брукнер: Отлично. Если в каком-то помещении используется синильная кислота, на стенах обычно образуются синие пятна. Приведу пример. В 1977 году в протестантской церкви в Визенфельде, Бавария, на стенах во многих местах появились огромные синие пятна. Сначала не могли понять, почему. Позже выяснилось, что стены при реставрационных работах покрыли новым слоем известкового раствора, а потом всю церковь в целях борьбы с древоточцами опрыскали цианосилом — так сегодня называется Циклон-Б[333].

Если вы осмотрите газовые камеры концлагерей Майданек и Штутгоф, вам сразу бросится в глаза синяя окраска стен. В Штутгофе синие пятна заметны даже на наружной стене, т.е. по прошествии нескольких лет краска проступила сквозь стену. Согласно официальной версии, эти помещения, хотя были построены и использовались, как камеры для дезинсекции, использовались позже также для уничтожения людей, а согласно концепции ревизионистов, в них убивали газом только вшей и других вредных насекомых. С помощью только химического анализа, разумеется, нельзя доказать, кто прав. Вернёмся опять к теме Освенцима.

В Бжезинке было два здания, известных, как строения 5а и 5б. Они использовались в целях гигиены, и в них имелись, в частности, камеры для дезинсекции. Никто никогда не утверждал, что там убивали людей. Их стены, как внутренние, так и наружные, усеяны синими пятнами.

Студент: Даже сегодня, когда прошло более шестидесяти лет со времени использования газа в этих помещениях?

Ф. Брукнер: «Берлинская лазурь» не растворяется в воде, поэтому дождь и снег на неё не действуют. Так чего следует ожидать в газовых камерах, где якобы убивали людей, в Освенциме I и, прежде всего, в Бжезинке?

Студент: Разумеется, синей окраски стен.

Ф. Брукнер: Вот именно. Но если вы посетите самую знаменитую из всех «нацистских газовых камер», ту, что находится в базовом лагере Освенцим I, то не обнаружите там ни малейших следов синей краски. Морг I крематория II Бжезинки, где, согласно показаниям всех свидетелей, было убито газом самое большое число людей, частично можно осмотреть и сегодня. И там вы напрасно будете искать на стенах синие пятна.

Студент: Господин Брукнер, у меня нет слов! Как могло случиться, что столь элементарные вещи десятилетиями никому не попадались на глаза, даже ревизионистам?

Ф. Брукнер: Первые ревизионисты либо не могли ездить в тогда коммунистическую Польшу, либо, если могли, не уделяли внимания этим вопросам. Их аргументы были исключительно исторического, а не технического или химического характера. Представители официальной истории, понятно, остерегались поднимать эти вопросы, а критически настроенные посетители, которым эти пятна бросались в глаза, благоразумно помалкивали.

Вернёмся к мнимым камерам для убийства людей в крематориях Освенцима. Крематорий I базового лагеря был оставлен немцами нетронутым, четыре крематория Бжезинки были взорваны. Из них лучше всего сохранился крематорий II, контуры здания крематория III ещё ясно видны, а от крематориев IV и V остались лишь огромные груды развалин.

Фред Лейхтер и его коллеги взяли множество проб штукатурки в крематории I, в моргах крематориев II и III и на развалинах крематориев IV и V. Для контрольного сравнения была взята также проба в камере для дезинсекции. По возвращении в США они передали эти пробы в химическую лабораторию (Альфа Аналитикл Лабораториз, Эшленд, штат Массачусетс) для исследования на содержание цианидов, разумеется, не объяснив ответственному за анализы эксперту, д-ру Джеймсу Роту, откуда эти пробы.

Студент: Начиная с какой концентрации можно доказать наличие следов цианида?

Ф. Брукнер: Начиная с 1 мг на килограмм. Более низкие величины не имеют доказательной силы.

Вот результаты измерений, проведённых в массачусетской лаборатории. Я ограничусь величинами для крематориев I-III, так как в полностью разрушенных крематориях IV и V невозможно определить, из каких частей здания взят исследуемый материал.

Номер образца Происхождение образца Содержание цианида (мг на кг)
1-7 Крематорий II, «газовая камера» 0,0
Крематорий III, «газовая камера» 1,9
Крематорий III, «газовая камера» 6,7
10,11 Крематорий III, «газовая камера» 0,0
Крематорий III, «газовая камера» 0,0
Крематорий I, «газовая камера» 3,8
Крематорий I, «газовая камера» 1,3
Крематорий I, «газовая камера» 1,4
Крематорий I, ванная 1,3
Крематорий I, «газовая камера» 7,9
Крематорий I, «газовая камера» 0,0
Камера для дезинсекции 1050,0

Таким образом, самый верхний слой штукатурки на стене камеры для дезинсекции состоял более чем на 10% из ферроцианидов, тогда как максимальная величина, полученная на пробе из «газовых камер», была меньше более чем в 150 раз. Какие выводы следуют из этих результатов, должно быть ясно каждому.

Студентка: И всё же, величины некоторых образцов из помещений, считающихся газовыми камерами для убийства людей, превышают нулевые. Значит, там вполне могли совершаться убийства людей газом, хотя и не в таких масштабах, как утверждают.

Студент: Но примечательно, что величины проб из крематория II, на который якобы приходится наибольшее число жертв, нулевые. А как объяснял сам Ф. Лейхтер тот факт, что на пробах из крематориев I и III были получены величины до 7,9 мг на кг?

Ф. Брукнер: Он выдвинул гипотезу, что эти помещения один или несколько раз подвергались дезинсекции с использованием Циклона-Б. Это действительно не исключено.

Студент: Значит, нельзя исключить и убийство газом отдельных людей?

Ф. Брукнер: С помощью химического анализа, конечно, нельзя.

В качестве реакции на экспертизу Ф. Лейхтера музей Освенцима заказал Институту судебной медицины в Кракове контрэкспертизу, которая была проведена в сентябре 1990 года группой экспертов под руководством профессора д-ра И. Маркевича. Эти учёные объяснили отсутствие заметных следов цианида в «газовых камерах» тем, что атмосферные воздействия стёрли их на протяжении истёкших десятилетий, не объяснив, однако, почему эти воздействия не затронули следы цианида в стенах камер для дезинсекции[334].

Не могу не упомянуть одно особенно смехотворное объяснение, которое отдельные представители «холокостового лобби» дают по поводу отсутствия заметных концентраций цианида на стенах. Согласно их аргументации, всю синильную кислоту вдыхали жертвы, поэтому на стенах ничего не оставалось.

Студент: Боюсь, что молекулы синильной кислоты могли не подчиниться приказам СС лететь только в носы и рты жертв.

Ф. Брукнер: Р. Фориссон иронизировал в этой связи о «молекулах с наводящимися головками», как на ракетах, которые сами ищут цель. Этот аргумент совершенно нелеп ещё и потому, что грануляты Циклона-Б испускают синильную кислоту на протяжении минимум двух часов, а жертвы, согласно показаниям всех свидетелей, умирали быстро: одни говорят «мгновенно», другие — «через 15 минут». Мёртвые не могли дышать, даже в Освенциме.

Поскольку наука никогда не была сильной стороной апологетов «холокостового лобби», они направили большую часть своей энергии на травлю Ф. Лейхтера. «Охотница за нацистами» из Парижа Беата Кларсфельд заявила: «Пусть Лейхтер поймёт, что он не останется безнаказанным за своё отрицание Холокоста». А в США еврейка Шелли Шапиро со своей организацией «Пережившие Холокост и друзья справедливости» развернула яростную кампанию травли Ф. Лейхтера, в результате чего он потерял все заказы и был разорён.

Студент: Что и говорить, у лоббирующих Холокост сильные научные аргументы!

Ф. Брукнер: Силу этих аргументов ещё больше, чем Ф. Лейхтер, ощутил на себе немецкий химик Гермар Рудольф.

Осенью 1989 года Рудольф, будучи 24-летним студентом, прочёл книгу, в которой упоминался «Доклад Ф. Лейхтера». Г. Рудольф, как химик, сразу заинтересовался этим и вступил в контакт с ревизионистами. Весной 1991 года он познакомился с генерал-майором в отставке Отто Эрнстом Ремером, которого привлекли к суду за «отрицание Холокоста». Адвокат Ремера, Хайо Герман, искал специалиста, который мог бы проверить результаты Ф. Лейхтера, и Г. Рудольф вызвался это сделать. В августе 1991 года он поехал с одним коллегой-спутником в Освенцим, провёл конструкторско-техническое обследование крематориев и взял пробы штукатурки из «газовых камер», которые потом передал на анализ в Институт Фрезениуса.

Четыре пробы из морга 1 («газовой камеры») крематория II Бжезинки имели содержание цианида 7,2 мг, 0,6 мг, 6,7 мг и 0,1 мг на кг, а образцы со стен камер для дезинсекции — до 13 500 мг на кг[335]. Наличие небольших концентраций цианида в некоторых из проб из «газовых камер» он объяснял тем, что синильная кислота — природный элемент и в небольших количествах может встретиться в любом здании. Например, в стенах одного крестьянского дома в Баварии были обнаружены более высокие концентрации цианида, чем в «газовых камерах» Освенцима.

Первая авторизованная версия экспертизы Г. Рудольфа появилась в июле 1993 года[336]. В тех немногих случаях, когда критики не ограничивались руганью и угрозами, а приводили аргументы, Г. Рудольф легко доказывал их необоснованность.

Австриец Иозеф Байлер, доктор химических наук, попытался объяснить синий цвет стен камер для дезинсекции с помощью иной гипотезы: что стены были покрыты синей штукатуркой[337]. Но, во-первых, штукатурка на этих стенах белая, во-вторых, неясно, зачем надо было эсэсовцам покрывать стены камер для дезинсекции, куда никто посторонний не заглядывал, синей штукатуркой; в-третьих, в этом случае стены были бы сплошь синими, а не усеяны синими пятнами, и, в-четвёртых, штукатурка не проступила бы через несколько лет на наружной стороне. Да, Владимир?

Студент: А что, в Австрии степень доктора химических наук может получить любой осёл?

Ф. Брукнер: Я полагаю, д-ру Байлеру подсказала эту гипотезу его жена, Бригитта Байлер-Галанда, фанатичный идеолог антифашизма из «Центра документации австрийского Сопротивления». И. Байлер высказывался ещё по докладу Ф. Лейхтера и проявил прискорбное отсутствие профессиональных знаний[338].

Другие попытки опровергнуть Г. Рудольфа были также неудачными. Из-за недостатка времени я не буду на них останавливаться. В дополненном новыми данными английском издании своей экспертизы Г. Рудольф отвечает всем критикам; поскольку там указаны названия их работ, годы выпуска и издательства, каждый интересующийся может их прочитать и проверить аргументы обеих сторон.

Но в «самом свободном в немецкой истории государстве», как с оруэлловским цинизмом называет себя ФРГ, аргументы ничего не значат, если затронуты интересы евреев. В июне 1995 года в Штутгарте Г. Рудольф был приговорён за «разжигание расовой ненависти» к 14 месяцам тюрьмы без условного срока. Пока шёл над ним кассационный процесс, он в марте 1996 года эмигрировал. Девять лет и восемь месяцев он оставался свободным человеком и проделал за это время поистине сверхчеловеческую работу. Подробнее об этом я скажу послезавтра, в последний день нашего семинара.

«Газовые камеры»: конструктивно-технический анализ (I)

Ф. Брукнер: Крематорий I в базовом лагере Освенцима был построен в 1941 году. В июле 1943 года, после ввода в действие четырёх крематориев Бжезинки, он был остановлен и осенью 1944 года перестроен в бомбоубежище. В морге этого крематория с февраля 1942 года на протяжении нескольких месяцев якобы происходили массовые убийства евреев газом. Как это делалось, подробней всего описал Перри Брод, эсэсовец, который после войны попал в плен к англичанам и написал для них в июле 1945 года «памятную записку» о событиях в этом лагере. Вот отрывок из неё:

«Вдруг снабжённая резиновыми прокладками и железными запорами дверь закрывалась, и запертые внутри слышали грохот тяжёлой задвижки. Винтовые запоры делали дверь герметичной. Всех охватывал парализующий ужас. Люди бросались к двери и колотили в неё в бессильной ярости и отчаянии. В ответ они слышали издевательский смех. «Не обваритесь, когда будете мыться», — говорил кто-то через дверь. Некоторые замечали, что крышки шести отверстий в потолке открывались. Люди испускали громкие вопли ужаса, когда в отверстии появлялась голова в противогазе. «Дезинфекторы» приступали к работе (…) Вскоре после открывания отверстий в них высыпалось содержимое банок. Каждый раз отверстия быстро закрывали на запор (…) Примерно через две минуты крики стихали и переходили в глухие стоны. Большинство было уже без сознания. Ещё через две минуты (…) всё кончалось (…) Так всё началось в 1942 году»[339].

Если вы посетите морг крематория I, где якобы происходили эти страшные вещи, то сразу заметите, что на стенах нет ни малейших следов синей краски, что исключает возможность массового убийства людей газом Циклон-Б в этих помещениях.

Студент: Вы полагаете, англичане заставили П. Брода сделать такое признание?

Ф. Брукнер: П. Брода выпустили уже в 1947 году, тогда как многие его бывшие коллеги кончили на виселице. Естественно возникает подозрение, что он купил свою свободу, подписав показания, которые «работали на создание» официальной картины Освенцима.

Внимательному наблюдателю бросится в глаза не только отсутствие синих пятен. В «газовой камере» имеются сточные трубы двух туалетов; сами туалеты исчезли. Объяснение можно найти, изучив план крематория в первоначальном состоянии — см. первую книгу Ж.-К. Прессака[340]. Нынешняя газовая камера гораздо больше первоначального морга, потому что к ней присоединили примыкавшую к ней умывальную. После освобождения лагеря разделительную стенку между моргом и умывальной разрушили, чтобы «газовая камера» выглядела больше и страшней, но при этом забыли демонтировать две сточные трубы.

Студент: Похоже, посетителей мемориала в Освенциме держат за идиотов?

Ф. Брукнер: Вот именно. Но расширение морга — не единственная манипуляция. Например, дверь, через которую, как врут сегодня, якобы входили жертвы, была установлена только в 1944 году при перестройке этого крематория в бомбоубежище. До этого в морг входили либо через умывальную, либо со стороны печи. Ещё один свеженький обман — четыре снабжённых трубами и крышками отверстия в потолке «газовой камеры», которые проделали уже после войны. Это доказывается уже тем, что они распределены в расчёте на нынешнюю увеличенную площадь «газовой камеры»; если исходить из площади старого морга, их распределение совершенно нелогично.

Студент: Перри Брод говорил о шести, а не о четырёх отверстиях.

Ф. Брукнер: Поляки явно опирались на показания других свидетелей, которые упоминали четыре отверстия.

Студент: Похоже, в этой газовой камере всё — сплошная липа!

Ф. Брукнер: Того же мнения был и журналист Эрик Конан, французский еврей, ярый враг ревизионизма, который писал в 1995 году:

«Что делать с фальшивками, которые оставили после себя коммунистические власти? (…) Характерен пример крематория I (…) Там всё подделка: размеры газовой камеры, расположение дверей, отверстия для вбрасывания Циклона-Б, печи, которые, согласно показаниям некоторых выживших, были построены заново (…) В настоящий момент всё остаётся, как есть, и посетителям ничего не говорят. Это слишком сложно»[341].

Р. Фориссон так прокомментировал последние два предложения: «Лгали раньше, лгут теперь и будут продолжать лгать».

Молодой американский еврей Дэвид Коул, ревизионист, испытал особое удовольствие, когда в 1994 году, надев ермолку, взял интервью у тогдашнего директора музея Освенцима Францишека Пипера. Пипер признал, что газовая камера, которую показывают туристам, не подлинная[342]. А перед этим женщина-экскурсовод уверяла Д. Коула, что «газовая камера» находится в её первоначальном состоянии. Таким образом Дэвид Коул уличил руководство музея Освенцима во лжи. Кстати, позже Коул отрёкся от своих ревизионистских взглядов, после того как подонки из «Лиги защиты евреев» превратили его жизнь в ад, постоянно угрожая ему убийством. Ещё до того, как он снял свой видеофильм, еврейские экстремисты жестоко избили его в университете города Лос-Анджелес[343].

Студент: У тех, кто прибегает к насилию, нет других аргументов.

Ф. Брукнер: Перейдём теперь к крематориям Бжезинки. На плане, который я показываю, вы можете видеть в северной части этого лагеря крематории, обозначенные как «К-II», «К-III», «К-IV» и «К-V». Крематории IV и V, в которых, как говорят, было убито газом сравнительно мало людей, играют второстепенную роль. Гораздо важнее крематории II и III. Они имели одинаковую конструкцию и располагались друг напротив друга. Крематорий I, по версии официальной истории, считается главным объектом Холокоста. Еврейский профессор Роберт Ян ван Пельт так описывает в документальном фильме значение этого здания:

«На 2500 квадратных футах (210 м2) одного этого помещения погибло больше людей, чем в каком-либо другом месте планеты. Здесь были убиты 500 000 человек. Если нарисовать карту человеческих страданий, создать географию ужасов, здесь был бы её абсолютный центр»[344].

Сейчас вы видите изображение этого «абсолютного центра человеческих страданий», в котором якобы были убиты 500 000 человек, т.е. в четыре раза больше, чем при взрыве атомной бомбы над Хиросимой. Этот снимок был сделан 20 января 1943 года и помещён Ж.-К. Прессаком в его первой книге[345]. С помощью строительных планов, аэрофотоснимков и анализа нынешних развалин канадский специалист по аэрофотосъёмке Джон Болл изготовил чертёж крематория II, по которому можно судить о том, как могли происходить убийства газом в этом крематории и в крематории III, имевшем такую же конструкцию[346].

По лестнице (обозначенной на чертеже цифрой (4) жертвы спускались в полуподвальный морг (2), который служил раздевалкой (6). После того, как они раздевались, их под тем предлогом, что они должны принять душ, вели в морг (1), «газовую камеру» (7). После убийства трупы поднимали на лифте, который на чертеже не обозначен, в помещение (8), где находились пять трёхмуфельных печей.

Согласно утверждению Рауля Хильберга, за одну операцию убивали до 2000 евреев[347]. Поскольку морг 1 имеет площадь 210 м2, на одном квадратном метре должны были умещаться до девяти человек, что теоретически ещё возможно. Первый комендант лагеря Рудольф Гёсс пишет, что газовые камеры крематориев II и III могли вмещать по три тысячи человек, но на практике это число никогда не достигалось[348]. Поэтому мы будем исходить из максимума две тысячи жертв за один цикл.

В своих записках, сделанных в краковской тюрьме, Р. Гёсс так описывает процесс уничтожения:

«Раздевшись, евреи входили в газовую камеру, которая была оснащена душами и водопроводными трубами и производила полное впечатление бани. Сначала входили женщины с детьми, потом мужчины, которых всегда было меньше. Всё почти всегда происходило совершенно спокойно, так как испуганных или смутно подозревающих о своей судьбе заключённых успокаивали члены зондеркоманды, которые вместе с одним эсэсовцем до последнего момента оставались в камере.

Потом дверь быстро запирали, и стоявшие наготове дезинфекторы сразу вбрасывали газ через люки в потолке газовой камеры; он через шахту попадал на пол и сразу начинал действовать. Через глазок в двери можно было видеть, как те, кто стоял ближе всех к шахте, сразу падали мёртвыми. Остальные начинали шататься, кричать и жадно глотать воздух, но крики быстро переходили в хрип, и через несколько минут все лежали. Максимум через 20 минут никто больше не шевелился (…) Через полчаса после вбрасывания газа дверь открывали и включали вентиляционную установку. Сразу начинали вытаскивать трупы (…) Потом члены зондеркоманды вырывали у трупов золотые зубы и отрезали волосы у женщин. После этого трупы поднимали на лифте к нагревшимся тем временем печам»[349].

Это описание Рудольфа Гёсса. У вас есть десять минут для проверки этого свидетельского показания на достоверность… Так, десять минут истекли. Кто хотел бы высказаться? Как, все сразу? Какие наблюдательные cтуденты! Лариса, начните вы.

Студентка: То, что Р. Гёсс написал тогда в польской тюрьме, совершенно невозможно. Мы помним о рассказанном вами случае с американским студентом, который совершил самоубийство, приняв синильную кислоту, с тем результатом, что у девяти человек, касавшихся его трупа, появились симптомы отравления. Вы можете себе представить, что случилось бы с людьми из зондеркоманды, которые должны были перетаскивать по две тысячи трупов из переполненной, насыщенной цианидами газовой камеры в лифт и оттуда к печам?

Ф. Брукнер: Их шансы остаться в живых были не очень велики. К тому же, они должны были ещё вырывать у мертвецов золотые зубы и отрезать волосы.

Студент: Как это вообще было возможно, если газовая камера была забита трупами?

Ф. Брукнер: Вы все заметили, что описанный здесь сценарий невозможен, но официальных историков шестьдесят лет это не смущает. Кто ещё хотел бы высказаться? Вы, Кирилл?

Студент: Известно ли, каких размеров был лифт?

Ф. Брукнер: Да. Согласно планам, он имел площадь 2,10 х 1,35 м и максимальную грузоподъёмность 750 кг[350].

Студент: Если исходить из того, что этот лифт мог поднимать 12 трупов, он должен был курсировать вверх и вниз 160 раз, чтобы опорожнить газовую камеру. Только идиоты могли так неумело организовать процесс уничтожения.

Ф. Брукнер: Но идиоты не могли совершать технически совершенные массовые убийства. Это могли делать только очень умные злодеи.

Студент: Р. Гёсс говорил о вентиляции. Она действительно была?

Ф. Брукнер: Конечно, вентиляция в любом морге необходима. Ваш вопрос сразу указывает на следующую нелепость. Согласно документам, использовавшийся якобы, как «газовая камера» морг 1 имел более слабую вентиляцию, чем морг 2, о котором говорится, что он служил раздевалкой для жертв[351].

Из счёта, представленного 27 мая 1943 года фирмой «Топф», построившей крематории Бжезинки, явствует, что в морге 1 был установлен вентилятор мощностью 4800 м3/час, а в морге 2 — мощностью 10 000 м3/час[352]. Морг 1 имел объём 506 м3, морг 2 — 902,7 м3. При таких условиях вентилятор, установленный в «газовой камере», мог производить 9,49 замен воздуха в час, а вентилятор в раздевалке — 11,08 замен. В одной стандартной работе о крематориях говорится, что в морге требуется минимум пять, а при интенсивном использовании — 10 замен воздуха в час[353]. Так как морги Бжезинки действительно работали с большой нагрузкой, мощность заказанных и установленных вентиляторов в точности соответствовала той, какая требовалась.

Студент: А сколько замен воздуха в час требовалось бы в газовой камере?

Ф. Брукнер: При использовании установок для дезинсекции «Дегеш» в одном специальном журнале времён Второй мировой войны указана цифра 72 замены воздуха в час[354]. Если бы морг крематория II планировался, как газовая камера для убийства людей, там, конечно, была бы установлена такая мощная вентиляционная система.

Студент: Но даже самая мощная вентиляция была бы бесполезна в условиях, описанных Р. Гёссом. Если верить ему, вентиляция включалась уже через полчаса после вбрасывания газа. Но грануляты Циклона испускают яд на протяжении, минимум, двух часов. Совершенно неправдоподобно, кстати, и утверждение Р. Гёсса, будто те, кто стоял ближе всего к шахте, сразу падали мёртвыми. В одной газовой камере американской тюрьмы, куда при казни сразу подавали большую концентрацию паров синильной кислоты, проходило минимум десять минут, прежде чем осуждённый умирал.

Студентка: По Гёссу, одновременно с включением вентиляции открывали двери. Неужели эсэсовцы хотели наполнить весь крематорий ядовитым газом? А может быть члены зондеркоманды были невосприимчивы к воздействию синильной кислоты?

Студентка: Кстати, о членах зондеркоманды. Почему они не предупреждали своих единоверцев-евреев о грозящей им судьбе? Или они все были добровольными помощниками палачей?

Студент: И наконец: как могли умирающие и мёртвые падать в помещении, где на одном квадратном метре стояли девять-десять человек? Трупы должны были стоять плотно прижатыми друг к другу.

Ф. Брукнер: Да, действительно странно, какие нелепости вынужден был писать Р. Гёсс по приказу польских тюремщиков. Последние явно были вдохновлены показаниями членов зондеркоманды, а Гёсс вынужден был повторять эти нелепости.

Перейдём теперь к следующему пункту. Сколько времени требовалось на сжигание трупов 2000 жертв? Р. Гёсс пишет:

«Два больших крематория I и II [т.е. крематории II и III: Гёсс в своей нумерации не учитывает остановленный крематорий I базового лагеря] были построены зимой 1942-43 годов и вступили в действие весной 1943 года. Они имели по пять трёхкамерных печей и могли сжигать за 24 часа по 2000 трупов»[355].

Названная Р. Гёссом пропускная способность крематориев совершенно нереальна. Сожжение одного трупа в муфеле — я расскажу вам об этом позже, когда мы займёмся вопросом кремации, — длится в среднем около часа. При круглосуточной работе пропускная способность из-за всё большей закупорки печи шлаками, постоянно уменьшалась бы, и, рано или поздно, процесс сжигания пришлось бы приостановить. Рациональная организация работы предполагала бы ежедневную очистку печей с их предварительным выключением и охлаждением. При таких условиях в одном муфеле можно было сжигать за день не более 20 трупов, и то, при условии бесперебойной работы печей.

Прошу подсчитать, сколько времени потребовалось бы при этих условиях на сожжение 2000 жертв за один рабочий цикл.

Студент: При 5 печах по 3 муфеля мы получаем 15 муфелей, которые за 24 часа могли сжечь 15 х 20 = 300 трупов. Для сожжения 2000 трупов потребовалась бы целая неделя.

Ф. Брукнер: Может быть, немного меньше, если исходить из того, что среди гипотетических жертв было много детей. Что же должны были делать эсэсовцы, если через день или два после операции приходил следующий состав с обречёнными на смерть евреями?

Студент: Новым жертвам пришлось бы ждать пару дней, пока подойдёт их очередь, или их убивали бы в другом крематории.

Ф. Брукнер: Логичный ответ, но тут есть одна загвоздка. Согласно литературе о Холокосте, в определённые периоды во всех четырёх крематориях Бжезинки ежедневно убивали газом людей и сжигали их трупы.

Перейдём теперь к следующему аспекту вопроса. Даже когда пошла на спад смертоносная эпидемия сыпного тифа, имевшая место летом и осенью 1942 года, её вспышки продолжали повторяться. Это было главной причиной того, что смертность в Освенциме и в 1943, и 1944 годах была очень высокой. Согласно «Книгам умерших», в 1943 году умерли около 36 000 заключённых, т.е. за день умирали почти сто человек. Что делали с трупами жертв эпидемии и других умерших в лагере заключённых?

Студентка: В моргах крематориев трупы хранить было нельзя, так как они постоянно использовались, как газовые камеры, а сжигать в печах их было тоже нельзя, так как там круглосуточно сжигали трупы убитых газом.

Ф. Брукнер: При том условии, что массовые убийства действительно имели место, а не являются лишь плодом больной фантазии пропагандистов ужасов нацизма.

Дамы и господа, я хотел бы теперь предложить вашему вниманию три документа, которые цитируются в напечатанной в 2003 году статье К. Маттоньо[356], после чего все утверждения об убийстве людей газом в крематориях Бжезинки безо всяких «но» и «если» отойдут в царство легенд.

К сожалению, события, с которыми связаны эти документы, очень мрачны, но их значение настолько велико, что я не могу их от вас скрыть. Речь идёт о крысах в Освенциме. 20 июля 1943 года лагерный врач, гауптштурмфюрер СС д-р Виртс письменно попросил Главное строительное управление срочно построить морги в разных секторах лагеря. Перед тем, как отправить трупы умерших заключённых в крематории, их хранили в деревянных сараях, что привлекало полчища крыс. Крысиные блохи, писал д-р Виртс, могут быть переносчиками чумы, а эта эпидемия имела бы «невообразимые последствия как для охраны, так и для заключённых». Избежать её можно лишь с помощью «гигиенически безупречного хранения трупов и одновременной интенсивной борьбы с крысами»[357].

Две недели спустя, 4 августа 1943 года, Карл Бишофф, начальник Главного строительного управления, написал в ответном письме д-ру Виртсу, что строительство моргов не требуется, так как:

«Штандартенфюре







Сейчас читают про: