double arrow

Число жертв Освенцима


Ф. Брукнер: Сохранившиеся немецкие документы позволяют историку точно подсчитать число зарегистрированных в Освенциме заключённых. Францишек Пипер, начальник исторического исследовательского отдела музея Освенцима, указывает в своей работе «Число жертв Освенцима»[269] цифру 400 207 человек. К. Маттоньо, ведущий ревизионистский специалист по Освенциму, в статье «Францишек Пипер и число жертв Освенцима», немного увеличивает эту цифру до 401 500 человек[270]. При этом около 205 000, т.е. более половины зарегистрированных заключённых, составляли евреи.

Студентка: Известно ли количество мёртвых из этих зарегистрированных?

Ф. Брукнер: Не точно, так как в документации есть пробелы. Важнейшим источником для определения числа жертв среди официально зарегистрированных в лагере заключённых являются т.н. «Книги умерших», которые заполнялись в Освенциме по тому же принципу, что и в других концлагерях. Объём каждой книги достигал максимум 1500 страниц, причём на каждый смертельный случай отводилась одна страница, где указывались имя и фамилия умершего, дата рождения, происхождение, категория заключённого и причина смерти.




В 1990 году Советский Союз предоставил в распоряжение Международного Красного Креста 46 книг умерших в Освенциме, которые до тех пор считались пропавшими. Они охватывают, с некоторыми пропусками, отрезок времени с августа 1941 по декабрь 1943 года и содержат в общей сложности 68 751 имя. В 1995 году были опубликованы результаты обработки этих документов с помощью ЭВМ[271].

К сожалению, «Книги умерших» за 1944 год, наиболее важный для истории, полностью отсутствуют.

Студент: Сразу возникает подозрение, что немцы «помогли» исчезнуть «Книгам умерших» за 1944 год.

Ф. Брукнер: Мне очень жаль, но «Книгам умерших» за 1944 год «помогли исчезнуть» совсем другие люди. Ю. Граф и К. Маттоньо обнаружили в московском Государственном архиве Российской Федерации относящуюся к 1948 году переписку между некими С. Козыревым из 1-го европейского отдела Министерства иностранных дел СССР и П. Богоявленским, руководителем Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК). По запросу П. Богоявленского С. Козырев 19 февраля 1948 года уполномочил Комиссию ознакомить посольство Голландии с 80 книгами, содержащими списки «убитых» в Освенциме, находящимися в распоряжении Комиссии[272]. Речь могла идти только о «Книгах умерших» из Освенцима, причём «утерянные» позже дополнительные 34 книги должны были целиком или большей частью относиться к 1944 году.

Студент: Невероятно, чтобы эти 34 книги были просто утеряны в советских архивах. Почему их не передали в 1990 году вместе с остальными 46 книгами Красному Кресту?

Ф. Брукнер: Об этом лучше всего спросить МИД вашей страны.



Кроме «Книг умерших», есть и другие немецкие документы военного времени, которые позволяют приблизительно подсчитать число жертв среди зарегистрированных заключённых, в том числе т.н. «сообщения о численности», которые дают сведения о численности обитателей лагеря в определённые дни. Эти документы за 1944 год большей частью сохранились. На их основании Ф. Пипер называет цифру 202 000 умерших в лагере зарегистрированных заключённых, К. Маттоньо — приблизительно 135 500.

Студент: Но это весьма существенная разница!

Ф. Брукнер: Вот именно. Но я не буду описывать вам, каким путём эти два автора получили такие цифры, что заняло бы слишком много времени. Вы можете сами прочитать названные тексты и решить, чья аргументация более точна, Ф. Пипера или К. Маттоньо.

Студент: По данным Ф. Пипера, умерла половина, по К. Маттоньо — более трети заключённых. Как трактуют это ревизионистски настроенные историки?

Ф. Брукнер: Причиной большинства смертей были болезни, прежде всего, постоянные вспышки сыпного тифа, с которыми с лета 1942 года никак не удавалось справиться полностью. Правда, официальные историки утверждают, что большая часть умерших зарегистрированных заключённых — это люди, признанные нетрудоспособными, которых убили в газовых камерах или путём инъекций, а причины смерти, указанные в «Книгах умерших», во всех этих случаях «липовые». Вопрос, насколько верны эти утверждения, мы вскоре рассмотрим, но сначала желательно определить число депортированных, но не зарегистрированных в Освенциме заключённых. Для этого надо взять число жертв этого лагеря согласно официальным утверждениям, и проследить, как это число за последние десятилетия пересматривалось в сторону уменьшения.



Газета «Правда» от 7 мая 1945 года утверждала, будто в Освенциме нашли смерть четыре миллиона человек. Если исходить из цифры максимум 200 000 погибших зарегистрированных заключённых, это означало бы, что 3,8 миллиона депортированных были убиты в газовых камерах без регистрации. Я лишь вкратце расскажу вам, каким образом была получена эта смехотворно неправдоподобная цифра, которую советская сторона даже оглашала на Нюрнбергском процессе[273].

Вскоре после освобождения Освенцима там начала работать польско-советская следственная комиссия, которую возглавляли поляки Давидовский и Долинский и представители СССР Лаврушин и Шуер. Определяя число жертв лагеря, эта комиссия исходила не из списков транспорта и «Книг умерших», а из пропускной способности крематориев. Четырём крематориям Бжезинки она приписала пропускную способность, в восемь раз превышавшую реальную, тогда как в случае с крематорием-I в базовом лагере она, по непонятным причинам, довольствовалась завышением всего в два раза. Кроме того, эти «эксперты» исходили из положения, что крематории работали бесперебойно и произвольно назвали совершенно фантастический средний коэффициент их загрузки — 0,9. С помощью таких дешёвых трюков они вычислили, что в крематориях было сожжено 3 263 тысячи трупов. К этому добавили ещё 795 000 убитых газом в «бункерах» Бжезинки и сожжённых под открытым небом, получив 4 058 тысяч жертв, округлённо — четыре миллиона[274].

Студент: Но это совершенно ненаучная методология!

Ф. Брукнер: Безусловно, но всё равно западные СМИ десятилетиями повторяли, как попугаи, эту цифру — четыре миллиона. Западные историки, в том числе еврейского происхождения, такие как Рейтлингер и Хильберг, никогда её не признавали. После публикации первого издания «Календаря…» (1958-64) невероятность этой цифры стала ещё более явной, так как общая численность железнодорожных составов, указанная Данутой Чех, никак не дотягивала до четырёх миллионов. Опираясь на это первое издание «Календаря…», французский еврей Жорж Веллерс опубликовал в 1983 году исследование о числе жертв Освенцима. Хотя он тоже часто прибегал к жульничеству, тем не менее снизил цифру жертв с четырёх миллионов до полутора[275].

Студентка: А в чём заключалось жульничество Ж. Веллерса?

Ф. Брукнер: Из-за ограниченности во времени, я приведу лишь один пример. Согласно телеграммам посла Германии в Будапеште Эдмунда Везенмейера, с мая по июль 1944 года были депортированы 438 000 венгерских евреев[276]. Поскольку лишь около 28 000 из них были зарегистрированы в Освенциме, как утверждал Ж. Веллерс, остальные 410 000 были уничтожены в газовых камерах. При этом Ж. Веллерс не мог не знать, что в Бжезинке был пересыльный лагерь, в котором размещались незарегистрированные евреи перед отправкой в другие лагеря. Но именно об этом сообщала Д. Чех в первом издании «Календаря…», на которое опирался Ж. Веллерс. Так, 22 августа 1944 года в пересыльном лагере временно находились 30 000 венгерских евреев[277].

Студент: Итак, были евреи, которых не регистрировали и не убивали в газовых камерах, потому что Освенцим был для них пересыльным пунктом.

Ф. Брукнер: Это подтверждается документами, и официальная история не может об этом умолчать, но всячески преуменьшает число тех, для кого Освенцим был лишь местом пересылки.

После краха коммунистического режима в Польше новое правительство в Варшаве решило избавиться от балласта невероятных преувеличений. В 1990 году на территории Бжезинки были сняты мемориальные доски, на которых на 20 языках были высечены надписи о четырёх миллионах жертв Освенцима, и заменены новыми с цифрой в полтора миллиона. Я хотел бы процитировать слова, сказанные по поводу этой исторической ревизии польским журналистом Эрнестом Скальским:

«Что касается меня, то я, как поляк, испытываю, прежде всего, смущение, потому что ситуация чрезвычайно неприятная. Заблуждение, хотя и допущенное давно и другими, остаётся тенденциозным (…) Я допускаю, что часто приходится скрывать истину, т.е. лгать, иногда даже по возвышенным мотивам, из сострадания или деликатности. Но всегда следует знать, почему это делается и что даёт такое отклонение от истины (…) Даже если правда — не всегда добро, то ложь гораздо чаще — зло»[278].

Студент: Поучительная цитата. Этот журналист открыто высказывает мнение о лжи вокруг истории Освенцима.

Ф. Брукнер: Но этот же журналист пишет также, что ложь часто бывает оправдана «возвышенными мотивами». Такой «оправданной возвышенными мотивами ложью» несомненно была, по логике Э. Скальского, и указанная на новых мемориальных досках цифра — полтора миллиона жертв. Примерно тогда же, когда были установлены новые доски, Францишек Пипер из музея Освенцима опубликовал польскоязычную версию своего исследования о числе жертв этого лагеря, где он пишет, что в Освенцим были депортированы около 1,3 миллиона человек, из которых погибли примерно 1,1 миллиона[279]. Таким образом, цифра на новых досках на 200 000 больше числа всех заключённых, которые, согласно Пиперу, за всё время были доставлены в Освенцим. Но и новая цифра Ф. Пипера ни что иное, как элементарная фальсификация или, говоря словами Э. Скальского, «ложь по возвышенным мотивам».

При власти коммунистов Ф. Пипер рьяно защищал цифру «четыре миллиона», хотя, имея доступ ко всем документам, лучше всех должен был знать её абсурдность. В своей вышедшей в 1992 году на польском, а год спустя — на немецком языке книге он допустил целый ряд мошеннических передёргиваний, на которые К. Маттоньо указал в вышеупомянутой статье, развенчивающей версию Ф. Пипера.

Во-первых, Ф. Пипер, как и все ортодоксальные историки, догматически исходит из того, что всех незарегистрированных убивали, хотя нет никаких документальных доказательств этого. Исключение он делает только для тех заключённых, кто временно находился в пересыльном лагере, но определяет их количество в 25 000, хотя доказано, что их было, как минимум, 96 000. Кроме того, он выдумал 180 000 депортированных в Освенцим евреев, в том числе 112 000 польских. Ф. Пипер высосал из пальца версию о целой веренице составов из польских гетто, люди из которых якобы прямо без регистрации направлялись в газовые камеры, хотя в «Календаре…» о них нет ни слова. Число попавших в Освенцим венгерских евреев он завысил, как минимум, на 39 000, как завышает в почти каждом случае число составов с евреями, прибывших из других стран.

Студент: Но для чего все эти жульничества?

Ф. Брукнер: Чтобы нагрузить совесть немецкого народа наибольшим количеством жертв и одновременно, как можно ярче высветить, роль евреев, как народа-мученика.

Если подвергнуть цифры Ф. Пипера необходимой корректировке, мы получим максимум 611 000 евреев, которые были отправлены в Освенцим, но не были ни зарегистрированы, ни размещены временно в пересыльном лагере. Предположительно, и эта цифра завышена. Дополнительный пересмотр этой цифры в сторону её уменьшения может потребоваться, если обнаружатся новые документы о точках назначения, куда направлялись депортированные в 1944 году венгерские евреи. Из 438 000 высланных из этой страны евреев 39 000 были отправлены не в Освенцим, но многое указывает на то, что фактическая цифра была больше.

Из архивов концлагеря Штутгоф, находившегося к востоку от Данцига, явствует, что туда во второй половине 1944 года прибывали составы из Латвии и Литвы с венгерскими евреями[280]. По всей вероятности, их депортировали в Прибалтику не через Освенцим, а через Львов. В Прибалтике они строили укрепления, а потом, по мере приближения Красной армии, их эвакуировали в Штутгоф. У меня нет доказательств, но подозреваю, что победители после войны уничтожили документы, по которым можно было бы судить о местах депортации венгерских евреев.

Студент: А сколько евреев вообще было в Венгрии в 1944 году?

Ф. Брукнер: Предположительно 800-900 тысяч. Депортация коснулась, главным образом, провинциальных евреев; столичных, которые составляли примерно половину всего венгерского еврейства, они большей частью не затронули. В июле 1944 года венгерский регент Хорти приказал прекратить депортацию, несомненно, под влиянием того, что всё более ясной становилась перспектива поражения Германии и её союзников, к числу которых принадлежала и Венгрия.

Студент: То, что немцы депортировали в 1944 году из Венгрии работоспособных евреев, я ещё могу понять: они отчаянно нуждались в рабочей силе для своих военных заводов. Но почему увозили также детей и неработоспособных?

Ф. Брукнер: Согласно официальной истории — с целью их убийства, согласно ревизионистской версии — немцы не хотели разбивать семьи.







Сейчас читают про: