double arrow

МУЖ ИЛИ ЖЕНА АЛКОГОЛИКА


Президенту маленькой компании был направлен правительственный запрос, в котором значилось: «Сколько на вашем предприятии человек, практикующих извращенный секс?» Он ответил: «Я не знаю ни одного. Наша большая проблема — это алкоголь».

Поскольку мы достаточно откровенно рассматриваем наиболее сложные семейные проблемы наших дней, то нужно упомянуть и о проблеме алкоголизма. Каждый третий американец — ближайший родственник алкоголика, и этот процент имеет тенденцию к росту. Это не болезнь белых или проблема черных, или слабость индейцев. Это общечеловеческое пагубное пристрастие, не зависящее от расы, национальности или пола. У французов, гордящихся низким процентом алкоголизма, частота заболевания циррозом печени выше, чем в любой другой стране мира. В России 22 миллиона граждан — алкоголики. Пьянство встречается среди протестантов, католиков и иудеев. Некоторые из них — бездомные бродяги, другие — на пике общественной популярности и власти, например Бетти Форд, Сид Цесар, сенаторы Вилбур Миллз и Харольд Хьюз. Каждый день мы сталкиваемся с людьми, чья жизнь подчинена бутылке, фляжке и стакану.

14«Д-р Добсон отвечает на ваши опросы» (Уитон, ИЛ: Тиндейл Хаус Паблишерз, 1982), с. 452.


Самая плачевная сторона алкоголизма — его воздействие на невинных членов семьи, особенно на детей, которые еще слишком юны, чтобы понять, что происходит с их родителями. По данным Национального Института Алкоголя и Злоупотребления Алкоголем, половина проблемных пьяниц в этой стране — женщины, многие из которых «тайные алкоголики», успешно прячущие свою зависимость за дверью своего дома. Но они не могут спрятать этого от своих детей. Я содрогаюсь при мысли о том, сколько малышей бесцельно бродят по дому, размышляя о том, почему мамочка так долго «спит» на полу. Сколько детей, подобных маленькому Полу Пауэрсу, будут несправедливо наказаны или останутся голодными, или еще как-то будут обижены родителем, которому все безразлично, потому что он слишком пьян. Трудно переоценить последствия воздействия алкоголизма на нестабильность современной семьи.

Из-за широты распространения данной проблемы я считаю, что ей нужно уделить больше внимания. Поэтому я пригласил четверых специалистов в свой офис, чтобы предоставить свежий взгляд на алкоголизм и методы его лечения. Один из приглашенных врач, другой — семейный и детский терапевт с двадцатипятилетним опытом консультирования, чей отец совершил самоубийство во время одной из своих пьяных пирушек. Также со мной «Боб», восстановившийся алкоголик, и его жена

«Полин», которые предпочли не называть свои настоящие имена.

Я не просил этих людей детально анализировать проблему, мы уже знаем, насколько она серьезна. Вместо этого я попросил их дать практические советы относительно того, как члены семьи могут распознать болезнь и как помочь человеку. Их ответы очень вдохновляют нас и проясняют ситуацию.

Врачу был задан вопрос: возможно ли сегодня успешно лечить алкоголизм. Является ли он неизлечимой болезнью или есть пути выхода для жертвы и его семьи? Вот его ответ:

Я специализировался в сфере внутренних болезней многие годы, но понял, что на меня это наводит тоску. Я мог помочь своим пациентам, страдающим от хронической болезни легких и диабета, и болезни сердца, но на самом деле все мои усилия лишь приглушали процесс. С течением времени состояние ухудшалось и болезнь прогрессировала. Я повторял интенсивную терапию и видел, как люди проигрывают борьбу за жизнь, в то время как мои

пациенты-алкоголики поправлялись. Вот почему сейчас я занимаюсь преимущественно алкоголиками и нахожу эту работу весьма полезной. Я вижу людей, которые приходят с такими ужасными проблемами, что невозможно представить, но они начинают реабилитационную программу, и через несколько месяцев уже видна разница, как между ночью и днем. Поэтому, да, алкоголизм не только излечим, но медицинское сообщество справляется с ним лучше, чем с другими хроническими заболеваниями. Алкоголики завершают реабилитационные программы более здоровыми, более сильными, чем до того, как они «заразились» болезнью.

Это и является темой всей дискуссии: для алкоголиков есть надежда! Но перед тем как начать лечение, проблему надо обозначить и осознать. Мы попросили моего гостя описать ранние признаки болезни, чтобы члены семьи могли обнаружить симптомы.

Врач выполнил нашу просьбу.

Первый тревожный сигнал — чувствительность к алкоголю. Человек обнаруживает, что ему нужно выпить больше, чтобы достичь того же результата. Он называет это способностью «владеть выпивкой» — заблуждение, известное всему миру. На самом деле это опасный сигнал, показывающий, что произошли химические изменения в организме. Во-вторых, человек достигает


стадии, когда больше не желает говорить о том, сколько он выпивает. Он знает, что потребляет больше алкоголя, чем другие люди, и хочет избежать разговоров об этом. Начинается процесс отрицания того, что может произойти с ним через несколько лет. В-третьих, человек начинает испытывать нарушение деятельности всей системы организма. Это значит, что у него случаются короткие периоды амнезии, которые удлиняются с течением времени. Происходит следующее: клетки мозга не помнят, что было сделано или сказано. Более того, это становится следствием даже малой дозы — потеря памяти наступает после двух-трех стопок. Я уже не говорю о том, когда люди становятся замертво пьяными от наркотического действия большого количества алкоголя. А человек, думая о прошлом вечере, говорит: «Послушай! Я не помню ничего, что было после второй стопки». Это настораживающий момент. В-четвертых, человек начинает замечать, что не может определить, сколько он выпьет после того, как начнет. Для меня это самый важный признак, позволяющий определить алкоголизм как болезнь. Это происходит, когда человек постоянно выпивает больше, чем намеревался, потому что не может с этим справиться. Он садится, чтобы выпить пива, и просыпается на следующий день. Может быть, людям трудно в это поверить, но у алкоголиков нет намерения напиваться. Они просто хотят выпить стопку-две. Вот почему они могут поклясться, что никогда больше не будут напиваться, — они действительно верят в это. Они не намереваются нарушать это обещание. Тем не менее они садятся, чтобы выпить по кружке пива с другом — и уже утро.

С этого места мы слушаем Полин, которая делится своим собственным опытом:

Я не могла сосчитать, сколько раз Боб обещал, что больше никогда не будет напиваться. Было трудно спокойно пережить

это — когда Боб смотрел мне прямо в глаза и говорил: «Я вижу, как ты и дети страдаете от того, что я делаю. Я обещаю, что больше никогда не буду пить!» Но спустя день-два он снова был мертвецки пьян. Я думала, что он мне лгал. Как он мог любить меня и лгать мне прямо в глаза столько раз? Но он не лгал. Он не мог сдержать обещание. Боб думал, что может победить проблему с помощью силы воли, но невозможно преодолеть психологическую проблему с помощью силы воли. Это словно пытаться остановить понос, принимая решение сделать это.

Мы попросили Боба выразить, что он чувствовал, когда раз за разом терпел неудачу.

Он сказал, что был в замешательстве по поводу своей неспособности справиться со своей привычкой.

Я подумал, что, может быть, проблема в водке, я переключился на виски, а затем на бурбон. Я пытался медитировать. Ничего не помогало. Я перепробовал дюжину подходов, чтобы контролировать выпивку, но опять к ней возвращался. Затем я попытался маскировать это

чем-либо. Я носил бутылку Бинаки в кармане и постоянно ходил с зеленым языком. Я пил в течение шести месяцев, а Полин даже не знала об этом. Каждую субботу с утра она мыла голову, а затем в течение получаса сидела под шумящим феном. Я едва мог дождаться, когда она займется этой своей процедурой, потому что в шкафчике на кухне у меня стояла бутылка водки. Я хватал баночку лимонада из холодильника, выливал половину в раковину и наполнял ее водкой. Затем я попивал ее перед телевизором с нимбом над головой. Вам придется изощряться, чтобы придумать, как прятать проблему выпивки от тех, с кем вы живете. Это продолжалось месяцами. У меня была зависимость от наркотика, а я даже об этом не задумывался.

Уверен, что это знакомо моим читателям, которые живут с алкоголиком. Насущный вопрос в том, что они могут сделать, чтобы помочь? Давайте начнем с описания вредных подходов, которых следует избегать, а затем рассмотрим рекомендации наших специалистов.


1. Не ворчите, не жалуйтесь, не кричите, не плачьте, не упрашивайте, не ставьте в неудобное положение, не обзывайте, не браните жертву. У него болезнь, которую он не может контролировать. Не в его силах преодолеть ее в одиночку.

2. Не ведите жизнь алкоголика вместе с ним, говоря ложь его начальнику, покрывая его безответственность, вызволяя его из тюрьмы, оплачивая его счета. Такой спаситель называется пособником, и он на самом деле может усугубить проблему.

3. Хотя мнения различны, большинство специалистов не рассматривают алкоголизм как слабость характера или проблему морали. Когда человек избирал чрезмерною выпивку это было моральной проблемой. Но впоследствии он не хочет причинять вред своей семье, лежать в пьяном оцепенении, тратить деньги и т. д. Он становится алкоголиком с тех пор, как теряет свою способность к добровольным действиям.

4. Не увековечивайте проблему алкоголика из своих собственных эгоистических намерений. Довольно распространенным является то, что члены семьи сопротивляются лечению по каким-то неосознанным причинам. Например, женщина, чей муж пьет, имеет благодаря этому власть в своей семье. Она непревзойденный начальник, контролирует деньги и принимает семейные решения. По мере того как ее

муж-алкоголик начинает восстанавливаться, она может осознать, что теряет эту власть, и начнет мешать его реабилитации. Берегитесь таких тайных сил, которые могут подорвать восстановление в ваших домах.

Теперь мы подошли к самой важной части нашего обсуждения. Что могут сделать члены семьи, чтобы помочь себе и своим находящимся в зависимости возлюбленным? Во-первых, практически невозможно разрешить эту проблему без посторонней помощи. До известной степени вся семья страдает болезнью алкоголика. Они склонны впадать в гнев, депрессию, разочарование, отчаяние, финансовые страхи, отвержение, имеют низкую самооценку и несметное количество других чувств, сопровождающих эту болезнь. Они ранены духовно и нуждаются в любящем понимании тех, кто прошел через это. Как сказал Джерри Батлер, «если алкоголик справляется с восстановлением, он почти наверняка снова вернется к зависимости, кроме тех случаев, когда его семья также пройдет курс лечения».

Но где может быть найдена эта посторонняя помощь? Наши специалисты были единодушны в рекомендации для этих целей Аланона, существующей там программы поддержки для семей алкоголиков. Полин говорит, что они спасли ее семью и, возможно, ее жизнь. Она сказала: «Около года я отказывалась их посещать, но затем пришла в Аланон в отчаянии и наконец начала получать ответы, в которых нуждалась. Я никогда не забуду первый вечер. Присутствующие там не проявили сочувствия и не дали никакого совета. Они просто делились своим опытом, своей силой и своими надеждами. Я ухватилась за это, как только могла, и в течение нескольких недель многое стало меняться. Аланон направил меня к Богу и помог перевести взгляд с себя на Него. И затем они научили меня, что делать с Бобом».

Я спросил Боба, какие изменения он начал замечать дома, и его ответ был впечатляющим.

Если вы действительно хотите испортить удовольствие алкоголика от выпивки, просто позвольте его супруге заниматься в Аланоне. Полин изменила свое отношение ко мне в трех направлениях, и это просто сводило меня с ума. (1) Если раньше она выливала мою выпивку в


раковину, то теперь прекратила делать это или что-либо другое, чтобы удержать меня от выпивки. Я действительно думал, любит ли она еще меня. (2) По понедельникам я просил ее звонить в офис и говорить, что у меня простуда. Она всегда делала это для меня. Но после того как пошла в Аланон, она просто улыбалась и говорила: «Нет уж, тебе придется самому это сделать». (3) Она казалась более спокойной, контролирующей себя. Раньше я приходил после выпивки и искал повода, чтобы снова уйти. Все, что нужно было сделать, это выдержать скандал с Полин, а затем сказать: «Хорошо, если ты гак поступаешь, я ухожу». Когда же она освоила новую тактику, вместо того чтобы пытаться удержать меня дома, она улыбается и говорит: «Пока. Я иду на собрание».

Конечно, получить помощь для семьи — это всего лишь первый шаг к восстановлению. Вторая стадия труднее. Как мужу или жене пьющего человека направить его в общество «Анонимных Алкоголиков» или другую программу восстановления? Он упирается, и его мыслительные процессы затуманены выпивкой. Вы просто не можете ожидать от него, что он примет рациональное решение даже для спасения собственной жизни. Просьбы о сотрудничестве также неэффективны.

Означает ли это, что мы заблокированы? Неужели мы снова подошли к старому непреодолимому барьеру, стоящему веками, — нежеланию алкоголика искать помощи? Наши специалисты говорят «нет».

Джерри Батлер прояснил, что существует обходной путь противостояния пьянице. В действительности, если вы будете ожидать, что он признает нужду в помощи, то смерть придет к нему быстрее. Тысячи людей, отвергающих свои проблемы, умирают каждый год. Поэтому Аланон обучает членов семьи, как противостоять в любви. Там учат, как удалить систему поддержки, которая подпирает болезнь и позволяет ей разрастаться. Им показывают, как выдвигать ультиматумы, которые заставят алкоголика признать его нужду в помощи. И иногда они рекомендуют разделение до тех пор, пока жертва не будет нуждаться настолько, что не сможет удержаться в своем отрицании. В сущности, Аланон обучает членов семьи своей версии философии любви, которая должна быть твердой.

Я спросил Боба, заставляли ли его посещать Анонимных Алкоголиков, программу, которая поставила его на путь восстановления. Вот что он ответил:

Позвольте объяснить это следующим образом. Никто не приходит в «АА» только потому, что нет ничего лучше, что можно было бы сделать вечером. Всех, кто там есть, первоначально принудили посещать этот центр. Нельзя просто сказать, «в понедельник вечером мы смотрели футбольную игру, а во вторник ходили в кино. Что ты делаешь в среду? Как насчет того, чтобы сходить на собрание ''АА"?» Так не бывает. Да, меня заставила, буквально заставила моя собственная нужда. Полин позволила мне почувствовать эту нужду для моего же блага. Это было любящее давление, которое заставило меня посещать занятия.

Хотя может казаться, что этого достичь легко, но на самом деле любящее противостояние, которое привело Боба в чувство, — дело тонкое. Я должен снова напомнить, что не следует пытаться применять это по собственной инициативе. Без обучения и поддержки профессиональных групп это дело может перерасти в полную ненависти, мести и ругательств борьбу, которая только укрепит позицию пьяницы.

Таким образом, моей целью является представить моим читателям философию любящей твердости в отношении алкоголизма и направить их в организации, которые помогут им в частностях.


Телефоны Семейных групп Аланон и «Анонимных Алкоголиков» можно найти в телефонных книгах. Также там можно найти телефон Совета по алкоголизму, который может обеспечить дальнейшую поддержку. Наконец, существуют региональные программы по алкоголизму, предоставляемые больницами, правительственными агентствами и частными организациями. Они могут вам помочь. Большинство из них не будут оскорблять вас как христианина и на самом деле могут усилить вашу зависимость от Бога.

Если вы или член вашей семьи боретесь с болезнью алкоголизма, вам не нужно бороться в одиночку. Обратитесь за помощью сегодня.


Сейчас читают про: