double arrow

Постройка дома


В это время я начал осознавать, что нет необходимости отождествляться и становиться рабом любого дела или обстоятельств. Как будто что-то во мне изменилось, борьба и страдания прошедших двадцати лет начали приносить плоды. Я почувствовал новую и растущую свободу – внутреннею и внешнюю свободу. Я оставался далек от достижения совершенства или высшего сознания, но что-то произошло и нужны были какие-то особенные усилия, чтобы перенести меня в следующую октаву.

После длительных раздумий в моем уме начал проявляться план, который мог быть отголоском грядущих событий. Я решил построить дом на моем трехакровом поле возле Корфи Касл. С тех пор, как я в четырнадцать лет проводил выходные в Свонэйдже, Дорсет всегда сильно меня привлекал, особенно позже, когда я – юнец, учился вести хозяйство возле Уинтерборн Уайтчерч, где жил вместе с фермером и его работниками. Автобусы там в то время еще не появились, а дорога в долину Свонэйджа не существовала, машин было очень мало. Люди все еще ездили на рынок в повозке с «возчиком» (извозчиком) или в фургоне. Графства Англии до сих пор обладают собственной сущностью, личностью и индивидуальностью, свом собственным акцентом, обычаями и манерой одеваться. Дорсет все еще был пропитан вибрациями и атмосферой древних цивилизаций Друидов и более поздних монастырей, уже давно исчезнувших. Его сосед, Уайлтшир, похож на удаленный от моря Дорсет.

Даже когда я был молод и ничего не знал, прогуливаясь в определенных местах между холмами, я чувствовал это древнее влияние. Я, выросший во тьме образования девятнадцатого века, как и все верил, что древние бритты были варварами, которые раскрашивали себя синей краской вайда, а жестокие и суеверные жрецы - друиды, приносили жертвы и сжигали в клетях людей; и только после прихода римлян, дикари приобщились к благам цивилизации. Но почти всегда историческая правда противоположна тому, чему учит общедоступное образование. Религия друидов была в своих основах гораздо возвышеннее, чем римская, а их ненаписанная литература гораздо богаче. Позднее, когда их религия деградировала, друиды возможно и сжигали людей, принося жертвы богам плодородия. Но даже если и так, то настолько больше жертв приносили своему Богу христиане; пятнадцать веков они тысячами мучили и сжигали еретиков, достигнув апогея принеся в жертву шесть миллионов «еретиков» в течение шести лет богам Германии. Ни один язычник или языческий народ не могут с этим сравниться. Конечно же, у них не было таких возможностей, у них не было замечательного оружия и химии, убивающих людей. Даже римляне убивали друг друга собственными руками, - долгий и утомительный способ, - а сейчас два человека могут убить тысячу за несколько мгновений. В нашем замечательном мире, кажется, почитается за наивысшие достижения цивилизации наибольшее число людей, которых можно уничтожить в кратчайшее время с наименьшими возможными усилиями.

Итак, моя жена случайно получила хорошую и интересную работу в школе Хэнфорд в Дорсете, в пятнадцати милях от моего участка среди холмов. (Этот старый особняк хорошо описан в Лисице на чердаке Ричарда Хьюгса). Поэтому мы решили уехать из Челси и построить дом на нашей земле около Корфи Касла, я хотел завести небольшое хозяйство, а он преподавать музыку. Денег у нас не было, кроме небольшого дохода, обеспечивающего нам проживание, еду и обслуживание старенького автомобиля; чрезвычайно сложно и зачастую просто невозможно было получить разрешение Лейбористского правительства на постройку частного дома. Построить подходящий дом без денег и в то же время придерживаться всех правил и сопутствующих законов было непростой задачей. Предприятие выглядело безнадежным. Оставался только один способ – поставить себе задачу построить лучший послевоенный дом в Дорсете.

Труднейшие согласования по получению разрешения на начало строительства заняли почти год, официальное «нет» стало привычным для любой просьбы.

Пока строился дом, я жил в крохотной лачуге, десять на двенадцать футов, которую я соорудил около источника, в приятном, тихом, укромном месте; время от времени я уезжал в Лондон на неделю или около того.

Рабочей силы и финансов не хватало, но я сумел занять достаточно денег для начала, а когда возвели стены, ипотечная компания дала ссуду. Я нанял строителей, местного каменщика и подсобного рабочего в помощники, а также работал сам. Камень доставляли из каменоломен в Лэнгтон Мэтреверс, а дранку для крыши из Орегона, поскольку в округе не было кровельщика, ее я крепил самостоятельно. Я хотел построить самый лучший и современный дом в Дорсете и черпал свежие идеи, обсуждая его с городскими проектировщиками, посещая строительный центр в Лондоне, читая буклеты и книги. Тем не менее, возникали разнообразные затруднения и разочарования. Строительство заняло три года и обошлось в 2000₤, хотя местные строители говорили мне, что необходимо 4000₤. Получился практически совершенный дом.

Через год после начала строительства, когда дом был наполовину готов, заболела моя жена и, оставив свою работу, вернулась в Челси. Некоторое время она не могла работать, я тоже вернулся в Челси, и вскоре понял, что мы никогда не сможем заработать достаточно денег для жизни в Корфи Касл. Несколько раз мне делали хорошие предложения за недостроенный дом и землю, проще говоря, практичнее и выгоднее было бы выбрать одно из предложений и сдаться, но в жизни я так часто выбирал легкий путь и сворачивал с намеченного курса; теперь я твердо решил принять трудное задачу и довести ее до конца.

Физические и психологические трудности росли. Все происходило как тогда, когда моей задачей было найти в Приорэ источник, я рассказывал об этом в Учении Гюрджиева; и даже еще труднее, поскольку меня не подгонял Гюрджиев. Но теперь у меня было больше внутренней силы, и я мог преодолевать сопротивление своей отрицающей силы – приступов тяжелого уныния, разочарований и безнадежности. У меня было сознательное желание и, как говорил Гюрджиев, «с сознательным желанием все возможно».

Когда я прибил на крышу последний из десяти тысяч кусков дранки, я получил готовую комнату наверху, где я и жил, готовя себе еду на примусе. Однажды, холодным утром в конце декабря я проснулся, и увидел красивую и пустынную округу, запорошенную снегом; то, что мне было нужно, чтобы покончить с затянувшимся тяжелым унынием. Я оделся и начал готовить чай посреди расположившейся на полу кухонной утвари, и, наклонившись, обнаружил, что повторяю за св. Терезой: «Бог гуляет среди горшков и котлов»; как только я это произнес, свет наполнил все мое существо, мое уныние испарилось. Я сел и позволил свету струиться сквозь меня, и хотя я осознавал все, что меня окружало, время снова словно остановилось. Снова это было нечто большее, чем состояние самовоспоминания – мгновения объективной сознательности. Я неподвижно сидел и чувствовал, как меня наполняет сила, я понял значение слов Гюрджиева из главы о Чистилище в Рассказах Вельзевула: «Трехмозгные существа, достигшие уже большей осознанности, всегда для реализации таких своих мечтаний (само-воспоминания) во время своего обычного существенского существования охотно и даже с радостью предоставляют для своего наличия те неприятности, которые происходят от допускаемых лишений для их планетарного тела, потому что такие существа уже хорошо понимают и инстинктивно ощущают, что это низшее существенское тело в их собственном священном космическом законе Триамазикамно является непременным источником для известного рода отрицательных выявлений и, как таковое, конечно, всегда должно и будет выявлять только отрицательное для своей положительной части, т.е. выявление этой их низшей части должное быть обязательно всегда противоположно тому, что требуется для их высшей существенской части»[1].

Слова становились реальностью – я осознал объективную истину. Возможно, весь процесс постройки дома был организован только для этого осознания, которое я с самого начала инстинктивно предчувствовал. Оно стало кристаллизованной истиной. Воздействие этого переживания отчетливо сохранялось все утро; а когда благодать прошла, я снова взялся за свою задачу с возродившейся верой и надеждой.

_________________________________________________________________________________

[1] По Г.И. Гюрджиев. Рассказы Вельзевула своему внуку, Санкт-Петербург, Издательство журнала "Звезда», 2001г., стр. 797-798


Сейчас читают про: