double arrow

Когда и как заканчивать работу с семьей


Это один из самых сложных вопросов любого психотерапев­тического подхода, не только системной семейной психотера­пии. В общем виде ответ такой: семейная система должна стать функциональной. Это означает, что семья становится способ­ной решать жизненные проблемы. Например, семья, состоящая из трех поколений одиноких женщин-алкоголиков, стала функ­циональной, когда женщины бросили пить, стали регулярно посещать занятия группы анонимных алкоголиков, младшая - студентка — восстановилась в вузе, старшие женщины стали ра­ботать. Исчезновение симптома, возникновение внутреннего ощущения удовлетворения, радости жизни не являются необ­ходимыми признаками терапевтического эффекта в этом под­ходе. Необходимый и достаточный признак — внешние поведенческие изменения.

Семья, жаловавшаяся на депрессию отца, стала функциональ­ной после того, как отец, несмотря на свое состояние, вернулся к работе, жена, которая последнее время занималась только му­жем, стала уделять время и дочери. Жалобы на депрессию при этом остались, но депрессия перестала использоваться системой. Депрессия стала личным делом отца, а не знаком общей беды, динамика его состояния перестала впрямую определяться семейными обстоятельствами, поведением жены и дочери. На этом фоне медикаментозное лечение дало быстрый эффект, и в течение двух лет депрессия не возвращалась, хотя раньше, несмотря на массивное лечение, семья узнавала о том, что наступила осень или весна, по состоянию отца.

Библиография

Минухин С., Фишман Ч. (1998) Техники семейной терапии. — М.: Независимая фирма «Класс».

Пэпп П. (1998) Семейная терапия и ее парадоксы. — М.: Независимая фирма «Класс».

Хейли Дж. (1998) Терапия испытанием. — М.: Независимая фирма «Класс».

Черников А. В. (1997) Интегративная модель системной семейной психо­терапевтической диагностики. Тематическое приложение к журналу «Семейная психология и семейная терапия». — М.

Шерман Р. Фредман Н. (1997) Структурированные техники семейной и супружеской терапии. — М.: Независимая фирма «Класс».

Bateson G. et al. (1969) Toward the communicative theory of Schizophrenia // Buss A. H., Buss E. H. (Eds.) Theories of Schizophrenia. — N. Y.

Carter E., McGoldrick M. (1980) The Family Life Cycle. — N. Y.: Gardner Press.

Erickson G. D., Hogan, T. P. (Eds.) (1972) Family Therapy. An introduction to Theory and Technique. — California: Brooks/Cole Publishing Com­pany.

Haley J. (1980) Leaving Home. — N. Y.: McGrow Hill.

Hennig K. (1990) Das Systemische Interview mil Einzelnen und Familien als Diagnostisches Instrument. — Oberschulamt, Tubingen.

Horne A., Ohlsen М. М. (Eds.) (1982) Family counselling and therapy. Handbook. — Illinois: F. C. Peacock Publishers.

Madanes C. (1981) Strategic Family Therapy. — San Francisco: Jossey-Bass.

Madanes C. (1984) Behind the one way mirror. — San Francisco: Jossey-Bass.

Mogoldrick M., Gerson, R. (1985) Genograms in Family Assessment. — N. Y: W. W. Norton & Company.

Palazzoli S. et al. (1980) Hypothesising — Circularity — Neutrality: three guidelines for the conductor of the session // Family Process. 19 (1), 3-12.

Palazzoli S. M., Boscolo L., Cecchin G., Pratta G. (1978) Paradox and counterparadox. — N. Y: Jason Aranson.

Spiegel J. P., Bell N. W. (1959) The family of the psychiatric patient // Apieti S. (Ed.) American Handbook of Psychiatry. — N. Y: Basic Books.

Тоmm K. (1981) Circularity: A Preferred Orientations for Family Assessment // Gurman A. (Ed.). Questions and Answers in the practice of Family Therapy. — N. Y.

Когнитивно-бихевиоральная психотерапия. А. Б. Холмогорова, Н. Г. Гаранян

Когнитивно-бихевиоральная психотерапия и психоанализ традиционно считаются двумя основными направлениями со­временной психотерапии. Так, в Германии лишь эти два направ­ления признаны при университетах и, чтобы получить государ­ственный сертификат специалиста-психотерапевта с правом оплаты через страховые кассы, нужно обязательно иметь базо­вую подготовку по одному из них. Гештальт-терапия, психодра­ма, системная семейная психотерапия, несмотря на свою попу­лярность, пока признаются лишь как виды дополнительной специализации.

Когнитивно-бихевиоральная, или когнитивная-поведен­ческая, психотерапия значительно моложе психоанализа. Хотя бихевиоризм как теоретическое направление психологии воз­ник и развивался примерно в то же время, что и психоанализ, то есть с конца прошлого века, попытки систематически при­менить принципы теории научения для психотерапевтических целей относятся к концу 50-х — началу 60-х годов. В это время в Англии в знаменитом госпитале Модcли Г. Айзенк впервые применил принципы теории научения для лечения психичес­ких расстройств. В клиниках США повсеместно начинает при­меняться методика положительного подкрепления желаемых реакций у больных с сильно нарушенным поведением, так на­зываемая техника «экономии жетонов». Все положительно оцениваемые действия больных (например, сам умылся, по­стелил постель и т. д.) получают подкрепление в виде выдачи специального жетона. Затем этот жетон больной может обме­нять на сладости или получить выходной для посещения се­мьи и т. д. В Южной Африке Д. Вольпе совместно со своими сотрудниками А. Лазарусом и Рахманом применяет павловский принцип формирования условного рефлекса для лечения па­тологических страхов и разрабатывает метод систематической десенситизации — разрушения условно рефлекторной реакции страха путем постепенного приучения к пугающему стимулу с использованием техник воображения и релаксации (Wolpe, Lazarus, 1966).

Однако в это время бихевиоризм как объяснительная модель человеческого поведения подвергается резкой критике за свой ме­ханицизм и игнорирование внутренней жизни человека. Стимульно-реактивная схема, описывавшая человеческое поведение как сумму реакций на различные стимулы и являвшаяся основ­ной теоретической парадигмой в работе большинства американ­ских психологов начиная с 20-х годов, явно исчерпала себя как средство изучения психики. В это время происходит когнитив­ная революция в психологии, доказавшая роль так называемых внутренних переменных, или внутренних когнитивных процес­сов, в человеческом поведении, появляются информационные модели человеческой психики, которые описывают человека как активно перерабатывающего поступающую извне информацию и создающего различные модели реальности, а не просто пассивно реагирующего на стимулы извне. Бихевиоризм был значительно видоизменен, а возникшая на его основе психотерапия была уже не бихевиоральной, а бихевиорально-когнитивной. Сегодня мож­но говорить лишь об отдельных техниках, базирующихся преиму­щественно на стимульно-реактивной схеме, которые активно применяются и по сей день; это прежде всего уже упомянутые техники модификации реакций страха, основанные на принци­пе десенситизации, и некоторые другие.

В настоящее время можно говорить о существовании различ­ных когнитивно-бихевиоральных подходов, которые различные авторы объединяют в группы по различным основаниям. Нам представляется возможным выделить три блока когнитивно-бихевиоральных подходов:

1. Методы, более близкие классическому бихевиоризму и ос­нованные преимущественно на теории научения, то есть на принципах прямого и скрытого обусловливания. Эти подходы используют техники систематической десенситизации, конф­ронтации с пугающим стимулом, парадоксальную интенцию, техники положительного и отрицательного подкрепления, тех­ники моделирования поведения, то есть научения на основе наблюдения за поведением модели. Из отечественных подхо­дов к этой группе методов можно отнести эмоционально-стрес­совую психотерапию Рожнова;

2. Методы, основанные преимущественно на теории инфор­мации, использующие принципы поэтапного построения внут­ренних моделей для переработки информации и регуляции по­ведения на их основе. Эти техники, хотя и уделяют большее внимание внутренним когнитивным схемам действия, так же, как первая группа техник, упрощенно рассматривают законо­мерности поведения человека, сводя их к модели компьютера. Сюда относятся различные техники решения проблем (problem-solving therapies) (Zurilla, 1988) и техники формирования совладающих навыков (coping skills therapies) (Rehm, Rokke, 1988);

3. Методы, основанные на интеграции принципов теории научения и теории информации, а также принципов реконст­рукции так называемых дисфункциональных когнитивных про­цессов и некоторых принципов динамической психотерапии. Это, прежде всего, рационально-эмотивная психотерапия Альберта Эллиса и когнитивная психотерапия Арона Бека. Сюда же можно отнести подходы В. Гвидано (Guidano, 1988) и Г. Лиотти (Liotti, 1988), а также М. Махони (Machoney, 1993). Эти интегративные когнитивно-бихевиоральные подходы, свободно используя техники первых двух блоков, ставят в качестве глав­ной задачи изменение дисфункциональных способов мышле­ния, которые, по мнению авторов, являются источником неадек­ватного болезненного поведения. При этом разными авторами большее или меньшее внимание уделяется прошлому опыту, в котором сформировались представления, верования и установки, обусловливающие поток дисфункциональных (например, тревожных или депрессивных) мыслей. Именно последнее за­ставляет методологов когнитивно-бихевиорального подхода го­ворить о недостаточной теоретической чистоте этих моделей и обвинять его представителей в скатывании в сторону дина­мической психотерапии (Dobson, 1988). Более нейтральные ме­тодологи говорят о пограничном статусе этой группы, называя эти подходы «мостом между бихевиоризмом и психоанализом» (Durssen, 1985).


Сейчас читают про: