double arrow

Формальная логика. Л., 1987


1.5. ИГРА КАК ОСНОВА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Содержание

Введение

1. Проблема игры в философии культуры, социальной антропологии

и культурологии

2. Игра как основа человеческих взаимоотношений в процессе общения и социализации личности

3. Концепция игры Э. Берна

Заключение

Литература

Введение

Игра - вид непродуктивной деятельности, мотив которой заключается не в ее результатах, а в самом процессе. В истории человеческого общества она переплеталась с магией, культовым поведением и т. д. Она тесно связана со спортом, военными и другими тренировками, искусством, особенно его исполнительными формами. Игра имеет большое значение в развитии детей как средство психологической подготовки к будущим жизненным ситуациям. Присущая игре быстрая смена ситуаций, - их нестандартный характер и необходимость приспособления кним играющего делает ее важнейшей составной частью обучения и воспитания.

Игра — это форма деятельности в условных ситуациях. Совершаемые во время игры реальные действия, часто требующие сложной умственной работы, специфических навыков и умений, происходят в ситуации условной реальности, осознаваемой в качестве таковой самим играющим.

Игра является одним из состояний внутреннего духовного мира человека. Наверное, игра есть одно из специфических бытийных состояний, хотя философы, психологи и особенно поэты издавна пытались найти аналогии игры в поведении животных и даже в явлениях неживой природы.

«Игра» красок, волн и звуков, забавы детенышей животных, любовные «игры» взрослых особей, - все это на самом деле лишь внешняя похожесть на игру, совершающуюся во внутреннем мире человека и объективирующуюся в специфических поведенческих действиях. На самом деле, играть может лишь человек, во всяком случае, в том смысле, который придает игре социальная антропология и культурология. Внешний антураж игры — лишь оформление и проявление того буйства внутренних духовных сил, которое и составляет подлинное содержание игры.

1. Проблема игры в философии культуры, социальной антропологии и культурологии

Концепция игровой культуры — одна из самых распространенных культурологических концепций нашего времени.

Игра как феномен была предметом исследования многих философов. По мнению И. Канта, двойственность реальности, присущая игре как виду деятельности, роднит игру с искусством, которое тоже требует одновременно верить и не верить в реальность разыгрываемого конфликта.

Ф. Шиллер считал игру специфически человеческой формой жизнедеятельности. Концепция Ф. Шиллера основывается на истолковании искусства из игры как спонтанной, незаинтересованной деятельности, которая приятна сама по себе и независима от какой-либо цели. Игра, имея эстетическую природу, определяется как наслаждение, связанное со свободным от внешней потребности проявлением избытка

Происхождение игр связывается разными исследователями с магико-культурными ритуалами или с врожденными биологическими потребностями организма и психики человека. Изучением игр занимаются историки культуры, этнографы и психологи. Существует несколько концепций в подходе к феномену игры:

а) немецкий философ и психолог К. Гроос полагает, что игра есть предварительная подготовка к условиям будущей жизни;

б) австрийский психолог IC. Бюлера, определяет игру как деятельность, совершаемую ради получения удовольствия от самого процесса деятельности;

в) голландский ученый Ф. Бейтендейк рассматривает игру как форму реализации общих изначальных влечений: к свободе, к слиянию с окружающей средой, к повторению.

3. Фрейд считал, что игра замещает вытесненные желания.

Г. Спенсер относился к игре как к проявлению избытка жизненных сил. Он внес в понимание игры эволюционный подход, отмечая ее упражненческую функцию в жизни человека.

Особое значение игре как феномену становления и формирования человеческой свободы придавал Ф. Ницисе.

Определенное внимание игре уделил в своих сочинения Г.В. Плеханов, который считал ее важным видом человеческой деятельности, возникающей в ответ на потребности общества в активизации и воспитании детей.

В работах отечественных психологов середины ХХ века Л. Выготского, Д Эльконина, А. Леонтьева и др. игра нередко рассматривается как фактор воспитания коллективизма.

Одним казалось, что они нашли источник и основу игры в потребности дать выход избыточной жизненной силе. По мнению других, живое существо, играя, подчиняется врожденному инстинкту подражания. Полагают, что игра удовлетворяет потребности в отдыхе и разрядке. Некоторые видят в игре своеобразную предварительную тренировку перед серьезным делом, которого может потребовать жизнь, или рассматривают игру как упражнение в самообладании. Иные опять-таки ищут первоначало во врожденной потребности что-то уметь или что-то совершать либо в стремлении к главенству или соперничеству. Наконец, есть и такие, кто относится к игре как к невинной компенсации вредных побуждений, как к необходимому восполнению монотонной односторонней деятельности или как к удовлетворению в некой фикции невыполнимых в реальной обстановке желаний и тем самым поддержанию чувства личности.

Существенный вклад в теорию игры как всеобщей характеристики человеческой деятельности внес нидерландский мыслитель и историк культуры Й. Хейзинга (1372 — 1945), предпринявший фундаментальное исследование игры («Homo 1udeiis» - «Человек играющий»). Хейзинга усматривает ее сущность в способности приводить s восторг, доставлять радость; он определяет ее как добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием «иного бытия», нежели «обыденная» жизнь». Игра, существующая не только в человеческом, но и в животном мире не поддается, по Хейзинге, логической интерпретации, это в самом полном смысле слова некое излишество.

Нидерландский культуролог выдвинул идею игры как всеобщего принципа формирования и функционирования культуры. Й. Хейзинга поднимает самые глубокие пласты истории развития культуры — игровые. «Культура, - пишет он, - не происходит от игры как от материнского тела, она развивается в игре и как игра. Все культурное творчество есть игра: и поэзия, и музыка, и человеческая мысль, и мораль и все возможные формы культуры» (Хейзинга Й. Homo ludens. М., 1992. С. 114.)

Согласно концепции Хейзинги, в определенные моменты истории игра выполняет роль драматургической основы в реализации социально- нравственной идеи. Целые эпохи «играют» в воплощение идеала, как, например, культура Ренессанса, стремившаяся к возрождению идеалов античности.

По мере культурного развития игровой элемент отступает на второй план, выражаясь главным образом в искусстве, правовых отношениях, формах политической деятельности. Но игровой инстинкт, по мысли Хейзинги, может проявиться в любой момент, вовлекая в процесс игры и отдельного индивидуума и человеческие массы.

Игра явилась предметом исследования отечественного эстетика и философа ММ Бахтина (1895 — 1975). В его эстетических работах игра рассматривается как форма бытия, как образ жизни широких народных масс — противовес официальному, социально и юридически общественно закрепленному порядку.

Игра, по Бахтину, - это праздничное бытие народа, выступающее неиссякаемым источником народной мудрости, свободы, фольклора, искусства. Она — источник профессионального искусства.

М.М. Бахтин раскрывает игровую культуру народа как адекватное выражение его внутреннего духовного мира. Римские сатурналии, средневековые карнавалы, русские игрища — они удваивают жизнь народа. В них она приобретает новый смысл и новые цели. Важнейшими атрибутами игры, по М.М. Бахтину, выступают юмор, смех, пародия, гипербола, открытость отношений между ее участниками, преодоление жесткости социальной иерархии, социальных ролей личности. По самой своей сути игра есть компенсация внешней необходимости жизни с ее императивностью, обязательностью, иерархичностью, жесткой структурированностью.

Исключительно место игра как одно из оснований бытия человека, занимает в творчестве немецкого философа-феноменалиста Загена Финка (1905 — 1975). Э. Финк полагает, что основными феноменами человеческого бытия являются труд, власть, любовь, смерть и игра. Философ рассматривает содержание, статус и формы игры, а также возможные способы ее постижения.

Игра, по мнению Э. Финка, - специфически человеческий феномен, общечеловеческая ценность. Финк констатирует: «Ни животное, ни бог играть не могут» . Животное не играет потому, что ему недоступен выход за пределы собственной природы и своего реального бытия, а бог не нуждается в таком выходе, ибо для него не существует нереального мира. Божественный разум безграничен, закончен, завершен и блаженно покоится в самом себе. Человек же в игре выходит за пределы отведенной для него природы. В игре он гигантски расширяет свои возможности, способности, потенции. Игра — это царство рафинированной свободы.

Определение игры у Финка весьма кратко и философично: игра - основной способ человеческого общения с возможным и недействительным. Без игры, утверждает мыслитель, человеческое бытие превратилось бы в растительное существование.

То обстоятельство, что игра есть способ становления личности и что она хронологически локализована в детстве человека, нимало не означает, что она не сопровождает человека всю жизнь. Подобно труду, любви, власти, смерти, игра есть общебытийное состояние человека. Более того, через игру человек «пропускает» всю свою жизнь и даже смерть. В игру о «проигрывает» и самое игру. Поэтому Э. Финк полагает, что игра есть более существенное основание человеческого бытия, чем труд, власть, любовь и смерть.

В игре человек осуществляет свою связь с действительным и нереальным. Поэтому главным полем реализации игры выступает духовный мир человека. Игра — один из способов осмысления человеком своей жизни. Так или иначе человек «проигрывает» в своем сознании любой свой поступок, любое событие, любую встречу и разговор. Только в игре человек может экспериментировать с самим собой со всеми возможными вариантами своего поведения, а также с другими участниками игры. Игра есть «инструмент» свободного выбора.

Игра тесно связана с творчеством — одним из самых активных состояний и проявлений человеческой свободы. Единство игры и творчества определяется следующими моментами:

- творчество в известном смысле есть продукт, результат игры духовных сил человека;

- игра представляет собой бытийное поле творчества;

- творчество — один из важнейших каналов выхода игры за свои собственные пределы в мир внешней продуктивной результативности человеческой деятельности.

Культуролог В.М. Розан отмечает: «...как языковое и художественное творчество культура есть диалог (одного субъекта с другим, одного культурного сознания с другим)... В культуре действуют индивиды, предопределенные культурой. Именно они, относясь к другим представителям культуры, вступают в диалог... » . (Розин В.М. Введение в культурологию. М., 1998. С. 35.) Следовательно, общение и диалог являются основой творчества.

Исходя из того, что творчество тесно связано с игрой, а общение и диалог — непременная принадлежность творчества, можно сделать следующий вывод: игра является необходимым условием взаимодействия людей в такой области, как художественная культура.

2. Игра как основа человеческих взаимоотношений в процессе общения и социализации личности

Игра — основа человеческих взаимоотношений. Эту мысль блестяще иллюстрируют строки В. Шекспира:

Весь мир — театр.

В нем женщины, мужчины — все актеры.

У них свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль...

В стихах Шекспира улавливается ироническое иносказание художественный прием автора, призванный подчеркнуть единообразие человеческих судеб. Вместе с тем, в них — выражение самой сути сложных взаимоотношений между людьми. Существует так называемая ролевая теория личности, согласно которой каждый человек играет определенную роль, как в театре, причем, не одну, а несколько ролей. Сегодня научно обоснованная ролевая теория личности является общепринятой в социальной психологии. Основные ее положения были сформулированы американскими социологами Дж.. Мидом и Р. Минтонои.

Социальная роль — это выработанная обществом программа действий человека в определенных обстоятельствах. В этом смысле социальная роль в какой-то мере действительно напоминает театральную. Прежде всего тем, что, приняв на себя определенную функцию, человек начинает действовать по заданной программе. Эта «заданность» в зависимости от характера деятельности может быть более или менее жесткой, зафиксированной в официальных документах или закрепленной только обычаем, традицией, осознаваемой человеком или не осознаваемой. Но она всегда существует, и окружающие четко контролируют выполнение программы.

Собственно говоря, роль может быть полноценной только тогда, когда есть перед кем и для кого ее играть: нельзя быть женой без мужа, начальником без подчиненных, актером без зрителей. Вступая в контакт с окружающими, человек неизменно начинает играть ту или иную роль (поэтому-то игра и является основой человеческих взаимоотношений).

Ролевая теория личности описывает ее социальное поведение двумя основными понятиями: «социальный статус» и «социальная роль». Любой человек в социальной системе занимает несколько позиций. Каждая из них, предполагающая определенные права и обязанности, называется статусом. Человек может иметь несколько статусов, но, как правило, лишь один определяет его положение в обществе. Этот статус называется главным (например, студент, профессор, рабочий, директор). Социальный статус отражается и на внешнем облике и на внутренней позиции (установках, ценностных ориентациях и т. д.). Он обозначает конкретное место, которое занимает индивид в данной социальной системе. Совокупность требований, предъявляемых человеку обществом в зависимости от его положения в социальной системе, образует содержание социальной роли.

Одна из первых попыток систематизации ролей была предпринята американским социологом T Парсонсом. Он считал, что любая роль описывается пятью основными характеристиками:

1. Эмоциональной — одни роли требуют эмоциональной содержательности, другие — раскованности.

2. Способом получения — одни предписываются, другие завоевываются.

3. Масштабом — часть ролей сформулирована и строго ограничена, другая — размыта.

4. Формализацией — действие в строго установленных правилах, либо произвольно.

5. Мотивацией — на личную прибыль, на общее и т. д.

Любая роль, по Парсонсу, характеризуется набором этих пяти свойств.

Социальная роль рассматривается в двух аспектах: ролевого ожидания и ролевого исполнения. Между ними никогда не бывает полного совпадения. Но каждый из них имеет большое значение в поведении личности. Однако каждый из них имеет большое значение в поведении личности.

Поскольку игра является основой человеческих взаимоотношений и через них реализуется, то и наши роли определяются прежде всего тем, что ожидают от нас другие. Эти ожидания ассоциируются со статусом, который имеет данная личность. Если кто-то не играет роли в соответствии с нашими ожиданиями, то он вступает в определенный конфликт с обществом, и к нему могут быть применены социальные санкции (моральные, юридические, политические и т. д.). Так, родитель должен заботиться о детях, близкий друг должен быть неравнодушным к нашим проблемам.

Общество, ради своей устойчивости и стабильности, заставляет человека «играть» ту или иную роль. Поэтому понятие «игра» в применении к исполнению социальной роли достаточно условно. Социальная роль — формальная роль, и ее исполнение не есть притворство, «лицедейство».

Наряду с понятием «социальная роль» существует понятие «психологическая роль». Психологические роли могут быть внутригрупповыми, межличностными и индивидуальными.

У одного человека может быть несколько внутригрупповых ролей. В одной группе (коллег по работе) он может исполнять роль Лидера, а в другой (кругу друзей) — роль Мудреца или Рубахи-парня. Внутригрупповая роль — это поведение, которое мы строим с учетом ожиданий, предъявляемых нам участниками данной группы на основе сложившихся в ней взаимоотношений. Мы можем сознательно идти на неподтверждение таких ожиданий, но при этом учитываем возможности реакции группы и готовимся к ним.

Еще одна категория психологических ролей — межличностные роли (Друг, Враг, Завистник, Насмешник, Спаситель, Губитель и т. д.). В отношениях двух людей как бы существует предыстория, которая подсказывает одному, чего ждет от него другой. Межличностная роль- это поведение, которое мы строим с учетом ожиданий, предъявляемых нам знакомым человеком на основе сложившихся между нами отношений.

Важной категорией психологических ролей является индивидуальная роль. Ее мы строим в соответствии с собственными ожиданиями.

В каждой ситуации мы интуитивно предъявляем определенные ожидания к собственному поведению, которые в значительной мере определены тем, что от нас в подобной ситуации ожидали другие, а также тем, в каком стиле мы когда-то подтверждали ожидания окружающих. «Набор усвоенных данным человеком индивидуальных ролей для разных жизненных ситуаций, - отмечает А.Б. Добрович, - набор исполнительских «красок», интуитивно при этом реализуемых, - вот что, наряду с убеждениями и интересами, определяет личностную индивидуальность, неповторимость любого из нас. И чем богаче этот набор, тем богаче индивидуальность. «Богатый» в этом отношении человек также незабываем, как крупный актер». (Добрович А.Б. Психология и психогигиена общения. М., 1987. С. 224.)

Комбинация ролей в данную минуту определяет то, каким человек выглядит и каким позволяет себе выглядеть в настоящий момент общения. И в этом смысле человек непрерывно играет, взаимодействуя с окружающими.

Понятие «игра» в отношении исполнения психологических ролей индивида, как правило, не имеет негативной окраски. Последняя появляется в том случае, когда человек стремится к исполнению несвойственных ему психологических ролей, не подтвержденных внутренними убеждениями и мотивацией. Говоря о роли игры в человеческих взаимоотношениях, необходимо отметить тот факт, что одним из уровней человеческого общения является игровой уровень. Он обладает полнотой и человечностью, тонкостью содержания и богатством оттенков.

Игровой уровень общения целиком подтверждает свое название. Субъекту хочется быть интересным для своего партнера, и он непроизвольно «играет», чтобы «интересно» выглядеть. Кроме того, в общении на игровом уровне партнеры «играют друг друга», «отражаются друг в друге», подобно актерам. В их контакте непременно возникает «второй план» — то, что чувствуется, но не называется словами. Владение игровым уровнем контакта требует немалого артистизма, духовной утонченности. В умелом владении им, возможно, заключается загадка обаяния человека.

Игровое общение имеет важное значение для преподавательской деятельности, для обучения. Так возникла такая форма обучающего общения между людьми, как деловая игра. Деловая игра — это «форма воссоздания предметного и социального содержания профессиональной деятельности, моделирования систем отношений, характерных для данного вида практики». (Психология, Словарь / Под общ. ред. А.в. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1990. С. 128.) Как видно из определения, деловая игра выступает как основа человеческих взаимоотношений в процессе профессиональной социализации личности.

Социализация тем более характерна для детской игры. Игра— ведущий тип деятельности ребенка дошкольного возраста. Л.Ф. Обухова отмечает, что игра есть такая деятельность, «в которой ребенок сначала эмоционально, а затем интеллектуально осваивает всю систему человеческих отношений». (Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы.М., 1995. С. 233.)

В игре нужен товарищ. Если нет товарища, то действия, хотя и имеют значение, не имеют смысла. Линия развития действия: от операционной схемы действия к человеческому действию, имеющему смысл в другом человеке: ребенок ест ложкой — кормит ложкой — кормит ложкой куклу — кормит ложкой куклу, как мама; на этом пути действие все более схематизируется, все кормление превращается в уход, в отношение к другому человеку. Таким образом, в игре происходит рождение смыслов человеческих действий (они для другого человека) — в этом величайшее гуманистическое значение игры.

3. Концепция игры Э. Берна

Игра стала предметом исследования американского психолога и психиатра Эрика Берна (1902 — 1970). Много внимания уделявшего проблеме человеческих взаимоотношений. Развивая идеи психоанализа, Э. Берн сосредоточил внимание на межличностных отношениях, лежащих в основе типов человеческих «трансакций», представляющих собой три эго-состояния:

«взрослый»,

• «родитель»,

«ребенок».

По Берну, в каждый данный момент взаимоотношения с другими людьми индивид находится в одном из этих состояний. Эго-состояние «родитель» обнаруживает себя в таких проявлениях, как контроль, запреты, идеальные требования, догмы, санкции, забота, могущество. Оно содержит в себе нормы и предписания, некритически усваиваемые индивидом, как в детстве, так и на протяжении всей жизни, и диктующие ему линию поведения. Таким образом, эго-состояние «родитель» - это совокупность устоявшихся стереотипов.

Эго-состояние «ребенок» содержит в себе аффективные комплексы, связанные с ранними впечатлениями и переживаниями. Это эмоциональная часть Я каждой личности.

Эго-состояние «взрослый» включает в себя вероятностную оценку ситуации, рациональность, компетентность, независимость. Оно функционирует «здесь-и-теперь» и независимо от прошлого, хотя и использует информацию, заложенную в «родителе» и «ребенке». Состояние «взрослый» — «трезвый весовщик», соизмеряющий «хочу— нужно».

Согласно Берну, в поведении и переживаниях индивида могут одновременно проявляться более чем одно эго-состояние. Каждый человек представляет собой хранилище стереотипов, обусловленных спецификой воспитания в самом широком смысле этого слова. Одновременно в каждом человеке есть что-то такое, что толкает его на спонтанные поступки и действия, обусловленные детским «хочу» или «не хочу» (эмоции, импульсы и т. д.).

Понятие «игра» — фундаментальное понятие трансактного анализа Берна. Игры трактуются им как формы поведения со скрытым мотивом, при которых один из взаимодействующих субъектов добивается психологического или иного превосходства над другим: «Игрой мы называем серию следующих друг за другом дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом. Она представляет собой набор порой однообразных трансакций, внешне выглядящих вполне правдоподобно, но обладающих скрытой мотивацией; короче говоря, это серия ходов, содержащих ловушку, какой-то подвох. Игры отличаются... двумя основными характеристиками: 1) скрытыми мотивами; 2) наличием выигрыша (...) Игры могут быть нечестными и нередко характеризуются драматичным, а не просто захватывающим исходом» (Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы: Пер. с англ. / Общ. ред. М.С. Мацковского; Послесловие Л.Г. Ионина и М.С. Мацковского. СПб., 1992. С. 37.)

Игры могут быть «хорошими», когда другой субъект не страдает от выигрыша первого, и «плохими», когда маневры и обманная стратегия первого субъекта приводит к ущемлению благополучия второго.

Э. Берн и его сотрудники типологизировали более сотни различных игр: «супружеские игры», «игры в кабинете врача», «игры преступного мира», «игры жизни» и др. Самой страшной игрой на Земле, по выражению самого Берна, является война.

В основе многих игр лежат скрилты или «скрипт-программы» жизненного пути человека, заложенные в него с раннего детства под воздействием социальных факторов и воспитания. Скрипты содержатся в эго-состоянии «ребенок», плохо осознаются и потому делают человека психологически зависимым, несвободным. Психотерапия, разработанная Э. Берном на основе трансактного анализа, призвана освободить человека от скриптов, программирующих его жизнь, через их осознание, через противопоставление им непосредственности, спонтанности, близости и искренности в межличностных отношениях, через выработку разумного и независимого поведения.

Все три эго-состояния самым сложным образом переплетены в каждом человеке. Общение с людьми (другом, членом семьи, начальником, продавцом в магазине) может строиться по-разному, в зависимости от психологического состояния человека, от темы общения и, наконец, от того, является ли общение бескорыстным или корыстным. При этом включаются различные психологические механизмы, вызывающие доминирование у человека того или иного состояния, каждое из которых «пользуется» своим «языком» слов, жестов, поступков.

Общение может быть эффективным, если оно ведется на одном и том же языке: когда «ребенок» разговаривает с «ребенком», «родитель» с «родителем», «взрослый» со «взрослым». В противном случае конструкция общения приобретает хаотические черты. Например, если один из собеседников (типичный бюрократ) говорит на языке «родителя», а другой — на языке «взрослого», то, естественно, врозникает взаимное непонимание. Оно может быть разрешено двумя способами:

- оптимистический вариант: «родитель» понимает, что язык стереотипов не годится и пытается приблизить свое мышление и высказывания креальности;

- пессимистический вариант: «взрослый» во избежание конфликта ищет в себе «родителя» и, чтобы благополучно выйти из ситуации, пытается на родительском языке закончить беседу. (Ионин Л.Г., Мацковский Л.С. Послесловие / Э. Берн. Указ. соч. С. 386.)

Согласно концепции 3. Берна, крайне важные для культурного общения аспекты включают в себя эго-состояния «родителя» и «ребенка». Если бы не было твердо установленных жизненных правил, начиная с христианских заповедей и кончая поведением за столом, человечество, вероятно, не могло бы существовать. Культурные традиции так же необходимы, как и их постоянное обновление. Ни одно общество не может существовать без прописных истин и устоявшихся правил.

Определяя культурное значение игр, Э. Берн пишет: «Воспитание детей в большинстве случаев сводится к процессу обучения их тому, в какие игры они должны играть. Различные культуры и социальные классы имеют свои излюбленные игры, а различные племена и семьи предночитают разные варианты игр. В этом состоит культурное значение игр» (Берн Э. Указ. соч. С. 147.)

Заключение

Подводя итоги необходимо отметить следующее.

- Игра сопутствует человеку на протяжении всей его жизни, начиная с самого раннего возраста и до последнего вздоха.

- Игра лежит в основе духовного освоения человеком мира, общества, другого человека (его духовного мира), собственного духовного мира.

- Игра — основа творчества, в котором происходит взаимодействие личностных культур творца и зрителя.

- Наконец, игра — основа человеческих взаимоотношений, как в процессе человеческого общения, так и в процессе социализации личности.

ЛИТЕРА ТУРА

1. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Возрождения. М., 1990.

2. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Пер. с англ. / Общ. ред. М.С. Мацковского; Послесловие Л.Г. Ионина и М.С. Мацковского. СПб., 1992.

3. Добрович А.Б. Психология и психогигиена общения. М. 198Z.

4. Ионин Л.Г., Мацковский Л.С. Послесловие / Э. Берн. Указ. соч.

5-. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы.М.„

6. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, МХ. Ярошевского. М., 1990.

7. Розин В.М. Введение в культурологию. М., 1998.

8. Финк Э. Основные феномены человека // Проблемы человека в западной философии. М., 1988.

9. Хейзинга Й. Ношо ludens. М., 1992.

1О. Шиллер Ф. Письма об эстетическом воспитании человека / Ф. Шиллер. Собр. соч. в 7 т. Т б. М., 1957.


Сейчас читают про: