double arrow

Молодая соседка, лет семнадцати, перед спектаклем.


(Несмотря на духоту в зале сидит в основательном, длиннющем шарфе.

Ни на минуту не расставаясь с планшетом, говорит своей подружке).

-А ты слышала, они развелись.

Наверное, обоим надоело изображать лавстори. А куда денешься?

-Слышала, что последний сезон играют Варшавскую...

После спектакля, та же соседка.

-Да они, похоже, опять вместе. Видела, как он на нее смотрит, как руку целует?

Может и не последний сезон играют...

Дама, явно после пятидесяти, театралка с опытом и биноклем.

- Данила хорош. Уршула прекрасна. Помню премьеру летом 2007.

Это же был дипломный спектакль. И режиссер не Додин, а студент его.

Сергей Щепицин, кажется. Он сейчас где-то в Самаре ставит.

Так интересно - спектакль меняется вместе с актерами.

Он уже не тот, что пять лет назад. Но этим и прекрасен.

Можно ходить только на эту пьесу и каждый раз как первый.

Мало, кто сейчас ТАК может...

Уже на выходе тусовщик с претензией на... и электронной сигаретой в...

после юбилейного спектакля, с кем-то по телефону:

- Нет, в клуб не пойду. Сегодня никак. Я только из театра. Реально накрыло.

Надо мысли - чувства в порядок привести. А ты иди-иди.

Если не остоп...ло (сорри) еще.

Моя циничная старая знакомая. Случайно столкнулись в театре.

- Ксения, это же событие! Я просто не могла его пропустить. Только Додина почему-то не было...

- Как спектакль?

(не без гордости) - Да я весь спектакль про-пла-ка-ла! Даже шефу на смс не отвечала.

Вот удивила... Впрочем, циники, как правило, слезливы.

Прошло целых пять лет после премьерной «Варшавской мелодии».

И каких-то десять дней с момента выхода на экраны страны фильма «Шпион».

С Данилой Козловским в главной роли.

Каких-то десять дней... По-хорошему, даже в отпуск не съездить.

А зритель МДТ резко в разы помолодел.

Что же будет твориться в театре после выхода «Духлесс»?

Девочки. Юные. Дерзкие. С букетами у сцены.

Может быть, первый раз в театре.

ТЮЗ, по школьной программе, не в счет.

Им уже разъяснили правила игры. На сцену не поднимаются.

Цветы на первом поклоне не дарят.

Нетерпеливо ждут своего «выхода». Щеки пылают.

Для меня - это еще одна картинка. Один сюжет. Для театра – как минимум кассовый успех.

Для нашего героя – новое испытание... Ведь такая едкая популярность для актера опасна

Одним – сбивает нюх. Потом и холодный душ не спасет.

Уже и термин в сетях мелькнул – «даниломания».

THE LORD OF THE FLIES

2009


Говорят в одну реку нельзя войти дважды. Не стоит и пробовать.

Это для тех, кто чтит правила. Никогда по встречной. С оглядкой на других.

Новая версия «Повелителя мух» была обречена стать событием-ремейком.

«На зрителя» ее сыграли в июне 2009.

Первый же спектакль, поставленный Додиным в 1986 году, стал легендой.

Откройте учебник новейшей истории русского театра или поверьте на слово

Все, кто помнит этот спектакль, в первую очередь рассказывают именно об актерах.

Семак, Осипчук, Бехтерев, Скляр... о той бешеной, мучительной, звериной энергетике, с которой играл тот легендарный состав.

В середине 90-х постановка неожиданно для всех прекратила свое существование. Со склада украли все декорации Давида Боровского из цветного металла. Спектакль пришлось снять из репертуара.

Спустя годы Додин решил вернутся к одному из главных своих сюжетов.

Судя по всему, история о Вельзевуле (таково в переводе с древнееврейского подлинное имя Повелителя мух) оказалась для него по-новому значимой.

«Прежний Повелитель мух у Додина, как и у Голдинга, выглядел типичной для искусства ХХ века морализаторской притчей, предостережением баланстирующему на краю бездны человечеству. Сегодня, по Додину, опасная грань, за которой люди превращаются в животных, успешна пройдена. Предостерегать уже поздно – настало время обличать»

Новая команда «Повелителя мух» играет пафосней, резче, грубее. Точно бутафорские обломки самолета, которые теперь валяются на сцене вместо прежних, настоящих, отразились на принципе актерской игры. Здесь никто

не срывает себе психику, изучая бездны души. Не перехватывает дыхание, точно из зала выкачали воздух, как это бывало двадцать лет назад.


Сейчас читают про: