double arrow

До премьеры – чуть меньше двух месяцев».


Для театра Европы – это неслыханно короткие сроки.

Можно предположить, что к этому проекту действительно серьезно не отнеслись. Похоже, изначально, речь шла исключительно о постановке, уже существующего во Франции спектакля . Представлялась работа под копирку, только с другой труппой. В таком случае - сроки вполне объяснимы.

Костюмы и декорации уже есть. Их всего лишь нужно привезти из Лиона.

Актерам выучить роли. Ну и немного поработать над самой постановкой.

Петербург увидел премьерный спектакль 11 декабря 2010 года.

За такой «смелый» эксперимент досталось не только режиссеру.

«Всю эту пышную несуразицу «забабахала» на сцене МДТ французская постановщица Клаудия Стависки – имя, прямо скажем, не на слуху, и не видать бы мадам своих трех часов славы, кабы не год Франции в России...»

«Исполнитель роли Лоренцо Данила Козловский старается, как может. Он даже умудрился сломать руку прямо на сцене, но героически доиграл спектакль.

Героизм его, однако, ситуацию не спасает. Режиссер решительно не понимает,

как перевести на сегодняшний язык романтический демонизм героя, и его монологи

о любви к Флоренции кажутся пустой словесной рудой»

Несмотря ни на что, спектакль живет, развивается, крепнет.

Становится дорогим сердцу.

Это как недоношенный ребенок. Только со временем, сопровождаемый любовью, догоняет в развитии.

В Лион «Лорензаччо» добрался относительно недавно, лишь в марте 2012.

Достаточно было времени для работы над ошибками.

Лев Додин в этой истории благородно продолжает сохранять нейтралитет:

«Мы надеемся, что наша совместная работа будет, не только знаком внимания к знаменательной дате и важному культурному событию, но и явится взносом в нашу театральную историю».

Актеры же более эмоционально высказываются о постановке.

Владимир Селезнев:

Одно из главных, что не найдено в этом спектакле, это единый способ существования актеров на сцене. Все мы неверно существуем в заданном пространстве, но кто-то все же двигается в правильную сторону, пытаясь нащупать способ сценической жизни – для меня это Даня Козловский, Петр Семак, Уршула Малка.

Данила Козловский:

Однажды, меня буквально «накрыло» во время спектакля во Франции.

(Гастроли в Лионе состоялись в марте 2012 – прим.автора).

«Лампочка загорелась», как говорил великий режиссер Георгий Товстоногов.


Сейчас читают про: