double arrow

Глава 187.


На помосте зала "Эриксдальсхаллен" перед тремя тысячами зрителей соревновались 135 атлетов из тридцати трех стран. Прошлогодний чемпионат мира в Будапеште собрал 120 атлетов из двадцати семи стран.

В тяжелом весе (свыше 90 кг) выступили семнадцать атлетов из четырнадцати стран (по двое атлетов из СССР, США, ГДР). М. Лахоуби из Алжира после нулевой оценки в рывке выбыл из соревнований.

Первые шесть мест заняли: Власов (СССР) – 557,5 кг, Шемански (США)-537,5, Жаботинский (СССР) – 527,5, Генри (США) – 517,5, Веселинов (Болгария) –485, Эчер (Венгрия) –485 кг.

Участники соответственно весили: Власов– 131,5 кг, Шемански – 117,55, Жаботинский – 149,2, Генри – 136,45, Веселинов – 109,3, Эчер – 127,35 кг.

Я получил пятую золотую медаль первого в мире атлета. В командном зачете первое место заняла сборная СССР, второе – Венгрия, отстав от советской сборной на тринадцать очков, третье – сборная Польши и четвертое – США.

Глава 188.

В "Эриксдальсхаллене" я был спокоен не напускным спокойствием, не нервной судорожной собранностью и вымороженностью чувств. Штанга вывешивалась мышцами точно. Мышцы работали на всю глубину силы. И ожидание не мучило: время в обычном развороте. Не замечал его.

Это было уже умение, хорошая форма, но главное – умение работать. Я наконец владел им. И уже не терял.

Мгновения слаженности во всем, испытываемые прежде от случая к случаю, становились нормой. Я владел природой спортивной формы и собой – на соревнованиях. Высшее мастерство – это отрешенность, подключение чувств по мере надобности, работа без сорных, ненужных чувств, холодное наблюдение за собой и четкое введение команд.

Это великое удовлетворение. Я был счастлив, познав его. Счастлив художническим удовлетворением. Выправление ошибок давалось не отчаянием, не яростью команд – сосредоточенностью внимания и направленностью заданных усилий.

Я полюбил эту податливость материала – мышцы. Здесь никто не нужен – лишь дело, одно дело, поглощенность делом…

Мой мир! Мой!..

Чарование таких часов привязывает к делу крепче, чем длинные годы сытости. Противиться этому яростно-взвешенному упоению невозможно. Я уже хлебнул от этого напитка подчинения себе цели и торжества воли…

Какое замечательное чувство, когда нужен людям!..

И город на четырнадцати островах – Стокгольм! От тебя забираю в память все мгновения того вечера.


Сейчас читают про: