double arrow

Волшебного рисования


Судьба, колоду тасуй, тасуй, А ты, художник, судьбу рисуй.

Рисуй волшебным карандашом, Поправь «неважно» на «хорошо», Исправь слезинки на просто блеск, А шторм житейский — на тихий всплеск.

И сделай подвиг из неудач!

Рисуй, художник —

Рисуй, не плачь!

Отговорки типа: не понимаю я ничего в искусстве, карандаш держать не умею, имею руки-крюки и т. п. — не принимаются!Рисовать умеют все, только не догадываются об этом. А отговорками этими пользуются люди, которые просто не пробовали рисовать. Поверьте мне, приготовившей не один десяток студентов к вступлению в художественные вузы, а ведь были случаи у меня в практике, когда человек с нуля за полтора месяца проходил такой путь, что его брали в Академию без экзаменов посреди учебного года.

Итак. На октябрьском семинаре я показала народу практику волшебного рисования, которую придумала и использую сама довольно давно, еще со студенческих пор. Я сейчас приведу несколько примеров, а потом мы придумаем к ним обоснование для тех, кому необходимо объяснение, почему это работает.

Ситуация первая — экзамен по истории в художественном училище. То есть мы сейчас сдадим экзамен, и эта оценка идет уже в диплом. Впереди в перспективе Строгановское училище, поэтому балл желательно повыше. Пока я иду хорошо — все четверки. Но история — не мой предмет. Вопрос — битва при Курской дуге, я знаю только, что это событие было в районе Курска — и все, война не укладывается в моей голове — все события и даты выпадают из ума сразу же.

На листочке, выданном для подготовки к ответу, рисую в уголке свою мечту — я, радостная и беззаботная, с громадным кульком, из которого торчит вожделенная четверка, бутылка шампанского, плюшка, цветок. Рисунок крошечный, сантиметр или полтора в высоту. Потом на этом листке начинаю выписывать слова, подходящие, как мне кажется, к моему вопросу: Курск, дуга, война, генерал, танки, атака, битва — что на ум пришло. Пришло немного. Выхожу на лобное место. Стою и не знаю, с чего начать свои враки. Преподаватель наш, строжайший Глеб Александрович, берет листок мой, разглядывает его, поднимает вдруг глаза на меня и спрашивает: «Ты все сказала?»

Я, совершенно сбитая с толку, киваю, а он продолжает издеваться: «Четыре сразу ставлю, или будешь вопросы отвечать дополнительно на «пять»?» Я, выпучив глаза, бормочу: «Сразу...», представляя, как он меня сейчас будет разносить в клочья. Он же, вместо всех придуманных мною ужасов, выводит «четыре» и протягивает мне зачетку.

Ситуация вторая — наше семейство разъезжается из гнезда. Дети уже достаточно взрослые, и расселение нашего дома на Солянке — просто подарок судьбы. Каждый рассчитывает на отдельную квартиру. А расселение идет самым гадким образом: никто из соседей не остается в Центре — всех переселяют в Марьино, Бутово, еще куда-то за Кольцевую автодорогу — в ТьмуТаракань. Мы же хотим остаться в Центре, но шансов у нас нет. Уже заведено судебное дело, и нас пытаются выселить в крохотную трешку у города Долгопрудного.

Не имея ничего особенного в виду, не придавая значения своим действиям, рисую картинку-мечту: мы разъезжаемся от своего дома в разные стороны на грузовиках с сияющими лицами. Эта картинка висела в прихожей, пришпиленная булавками к обоям. Я про нее и думать забыла, потому что растянулась эта история на три года.

Сначала перестали нас тормошить из суда. Затем очень быстро выехали все соседи, и мы прожили незабываемых три года в собственном доме: подъезд я запирала на ключ, одну квартиру (6 комнат — почти 200 метров) заняла под мастерскую и собственный выставочный зал — телевидение несколько передач сделало — настолько колоритная атмосфера была там. В другой — четырехкомнатной жили дети и был спортзал. Потом нам совершенно неожиданно дают три!!! желаемые квартиры — все в Центре — Арбат, Чистые Пруды, Бауманская! При этом никаких просьб от нас, никаких денег и безо всяких хлопот! Только при переезде я нашла свой старый рисунок — и все совпало в точности — и наши счастливые рожицы, и грузовички, и разные стороны!

Ситуация третья: моя старшая сестра, вырастившая любимую дочку, отдала ее замуж и загрустила. Потому что она осталась без цели. До свадьбы дочери она все силы тратила на воспитание и устройство судьбы своей Лизочки, а теперь ей было грустно и одиноко. И задумала она завести кавалера. А вот только как это делается, она уже позабыла. Попросила меня придумать ей что-нибудь волшебное для привлечения любви. И сели мы с ней рисовать. Раз уж сестра ищет пару, то рисовать стали парные вещи — варежки, ботинки, чулки, пару лебедей. Вот так определили ей задачу, и она с неделю покрывала рисунками большой ватманский лист, придумывая все новые и новые пары.

А история расправила крылья вот как: зашел к ней как-то старинный приятель ее мужа, спросить, нет ли вестей от Толи, который уже лет 15–17 жил в Америке. Увидел ее старания и стал помогать ей придумывать картинки, не спрашивая даже, зачем она это делает. И предложил рисовать такие предметы, где половинки друг без друга не существуют — колготки, брючки, персики. Да так и рисуют до сих пор — уже пятый год вместе.

Рисунки свои хотела изобразить здесь, да передумала — нужно, чтобы воображение ваше само работало, не опираясь о чужие костыли.

Есть несколько подводных камней, когда решаете, что именно будете рисовать. Вот, например, барышня, мечтающая о квартире, рисует себя в своем доме сидящей на чемоданах. Она рисует себя так, как будто хочет просидеть на чемоданах, промечтать. Или вот о поездке в Индию: человек рисует себя в аэропорту с рюкзаком. То есть на полпути рискуют оказаться и человек, и рюкзак. Продумайте свой рисунок и рисуйте результат, а не путь.Или уж, если такой рисовальный пыл случился, то рисуйте весь процесс — получится что-то типа комикса. Но обязательно нарисуйте ваш победный финал!

ДОКТОР, ПОКИНЬТЕ СТУДИЮ!

О болезнях вообще. Поговорим начистоту?

Разговоры за Круглым Столом

О депрессии вообще. Поговорим?

Разговоры за Круглым Столом

Антидепрессанты


Сейчас читают про: